на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

За семью печатями

по материалам эзотерических знаний


изм. от 26.04.2020 г ()

<< предыдущая

ПОДЗЕМНЫЙ ХРАМ СЕТА

 Войдя в зал и усевшись на свой старый добротный диван, дядя Ёша на несколько секунд задумался. Потом, найдя в старом потрёпанном атласе карту азиатского континента, сказал:

 – На примере истории Китая мы разбираем, Гера, взаимодействия полевой энергоцентрали Амона и национального эгрегора «Поднебесной». Сколько ни завоёвывала Сибирская Русь древний Китай, всё оказалось напрасным. Огромный поток энергии, вливаемый из эгрегора Амона в национальный эгрегор Срединной, свёл на нет все усилия русов. Проигрывая битвы на полях сражений, китайцы побеждали белых пришельцев демографически. Их этнос, имея огромный запас полученной извне жизненной силы, интенсивно размножался, плодился и растворял в себе волны всех завоеваний. То же самое произошло и после захвата Китая армиями Сибирской Руси в XIII веке. Поправила несколько веков русская династия Китаем, на том всё и закончилось. В наше время угроза такого вот демографического вытеснения и растворения белой расы нависла не только над Приморьем и Сибирью, но и над европейской территорией России. Восточный тигр ждёт не дождется своего часа. Детородной же силы у него хоть отбавляй, так же, как и у переселившихся в Европу негров, арабов, турок и т. д. Вот она какая, самая совершенная стратегия освоения чужих территорий. Для её успеха требуется совсем немного: всего лишь претворение в жизнь либерально демократической философии, где все народы генетически, духовно и нравственно равны, фактически – философии неминуемой смерти социума.

 – Ты хочешь сказать, что турецкий, арабский и многие другие этно национальные эгрегоры тоже подпитываются полевым монстром Амона? – спросил я.

 – Не просто подпитываются, но и управляются им. Вот в чём трагедия Земли, юноша. Это с Китаем ему несколько сложнее. Для переброски энергии требуются особые структуры. На их строении мы остановимся ниже. С мусульманами же всё намного проще. Как ты помнишь, эгрегориальная система Амона состоит из трёх мощных ветвей: одна ветвь курирует христианство, вторая ислам, а центральную ветвь дерева наполняет силой иудаизм. Ну, а корни, ты знаешь, произрастают откуда: из той самой древней цивилизации, дух которой, посредством влияния тёмного жречества, воплотился в нашей, так называемой Западной… Поэтому здесь проблем нет. Всего навсего перераспределение энергии из одной ветви в другую. Через ствол. Потому что иного пути нет.

 – Что опять всё завязано на иудеях? – спросил я.

 – И на иудеях. На их умении в глобальных масштабах управлять мозгами и вовремя кому надо платить, – застучал, как на фортепиано, пальцами по папке дядя Ёша.

 – Постой, постой! У меня возник образ! – остановил я невольно рассказчика. – Ты мне сейчас описываешь сказочного трёхголового огнедышащего Змея Горыныча. В какой-то из русских народных сказок прямо говорится, что главной у Змея была его средняя голова. Что она управляла двумя другими головами, и отрубить её было труднее всего. Потому, что она снова вырастала…

 – На эту тему русских народных сказок много, догадливый ты мой, – улыбнулся знаток тайного знания. – И ты сам не подозреваешь насколько прав. Попал не в бровь, а в глаз! Образ трёхглавого змея непросто сказочный образ. Это символ беды. И беды нешуточной.

 – Но с этой бедою, насколько я помню, лихо справился русский витязь…

 – Не лихо, а с великим трудом и с помощью белого святорусского жречества, – укоризненным тоном остановил мой пыл антрополог. – Ты, как я вижу, не очень-то знаешь наши русские сказки.

 Последние слова учёного меня опять рассмешили. Ну упорно считает себя русским этот евреище! Как тут не улыбнёшься?

 – Смешного тут ничего нет, – со строгостью в голосе проворчал лектор. – Речь идёт о пророчестве… О победе над мировым злом… Но давай вернёмся к теме. А то нас опять заносит. Теперь ты понимаешь, что происходит? Вся необходимая для переселения мусульман в Европу и интенсивного размножения их там энергия забирается из христианской ветви эгрегора, и национальные европейские эгрегоры с такой бедой ничего поделать не могут потому, что у них изначально всегда было подчинённое религиозному монстру положение.

 – Но до меня никак не доходит позиция Ватикана и глав протестантской церкви? – задал я вопрос.

 – Ни те, ни другие ничего от этого не теряют… – сдержанно проворчал дядя Ёша.

 – Как так? – не понял я.

 – Очень просто. Ты когда нибудь слышал слово «экуменизм»?

 – Нет, – признался я.

 – Так вот, экуменизм означает слияние в единое целое под водительством римского папы не только всех мировых религий (за исключением разве что иудаизма), но и всех более мелких конфессий, включая и церковь Сатаны!

 От услышанного у меня подступил комок к горлу.

 – Выходит, что церковью Сатаны заведует Ватикан?

 – И религией «Бон По», и шаманскими верованиями Африки, родственными Вуду, и японским синто, и, конечно же, китайским чань буддизмом. В какой-то степени, даже индуизмом… Экуменизм выступает пока только в качестве проекта. На уровне обсуждений и разговоров. Хотя в полевом плане процесс объединения конфессий и верований давным давно закончен.

 – Интересно, когда?

 – Где-то в середине XX столетия, – уверенно сказал историк. – Так что на энергетическом уровне ни папство, ни заправилы протестантской церкви фактически ничего не теряют. Из одного кармана всё перетекает в другой. Вот и вся операция.

 – Значит, экуменизм – воплощение силы эгрегора Амона в материальном плане… Всё к одному знаменателю? – наконец сообразил я.

 – Так так, именно так! Молодец, думать ты не разучился, – кивнул головой дядя Ёша. – Как видишь, искусственно созданная полевая энергоцентраль посредством религиозного фанатизма и человеческих страданий, накапливая в себе силу, умело её перераспределяет: этот процесс можно хорошо проследить по хронологическим колебаниям энергетических полей в социуме. Одни народы, ни с того ни с сего, подымаются, набираются сил, начинают вести активную политику захватов чужих территорий. Другие, наоборот, – свою внутреннюю энергию теряют, они хиреют и со временем сходят со сцены истории. Подобные энергетические всплески Лев Гумилёв назвал пассионарностью. Но он не смог объяснить её происхождение. Гумилёв считал, что в энерговоздействии на этносы повинно Солнце, но тогда, почему на одни этносы оно влияет, на другие – нет? И на этот вопрос Лев Николаевич ответ тоже не нашёл. Но исследователю надо отдать должное: камуфляж у эгрегора Амона, как известно, солнечный. Иначе бы этот божок никогда бы не пришёл к власти на Земле…

 От последних слов учёного мне стало тоскливо. На душу навалилось чувство безысходности и дискомфорта. Видя моё состояние, учёный перестал объяснять и, поднявшись с дивана, направился в свою библиотеку. Вернулся он оттуда нескоро. В руках у него была какая-то старая пожелтевшая от времени папка. Положив бережно папку на стол, он снова уселся на диван и сказал:

 – Чтобы понять, как происходит на нашей планете силовое манипулирование этносами и целыми нациями, надо уяснить одну немаловажную деталь: оказывается, самый могучий на Земле религиозный эгрегор управляем! Он всего лишь инструмент в руках тех сил, которые его создали. Как и любой эгрегор, он имеет своё собственное сознание. Но если другие национальные или религиозные эгрегоры идут на контакт с менталитетом человека, согласуясь с принципами своего сознания и воли, то с полевой энергоцентралью Амона всё обстоит иначе: он, этот специально созданный для организации на Земле процессов дегенерации волновой паразит, в своих действиях далеко не свободен. У него есть хозяева… Вот чем страшен этот Сет Амон, Иегова или Бафомет.

 – Ты говоришь такое, дядя Ёша, от чего кровь начинает стыть в жилах! – вскочил я с кресла.

 – Не нервничай, сядь. Сиди и слушай, – властным голосом сказал историк. – Я тебе рассказываю вещи, которые ты должен знать. Для того тебя ко мне и послал «пасечник»…

 Упоминание о старом меня в какой-то мере успокоило. А между тем странный еврей продолжал:

 – Что собой представляет любой эгрегор? Как ты знаешь – локальное, наделённое своим собственным сознанием полевое образование, точно так же устроен и эгрегор нашего Амона. С той лишь разницей, что он целиком и полностью зависит от тех, кто его создал. Как нам известно, волновая специализированная энергоцентраль наполняется силой посредством человеческих страданий. Последние, не важно, физические они или психические, когда становятся чрезмерны, то выжимают из человека все силы. В первую очередь, самое ценное – его творческий потенциал. Эта энергия и является пищей для искусственного полевого образования. Безотказной же технологией создания человеческих страданий всегда была и остаётся дезориентация сознания социума, проще – тотальная ложь. Теперь несколько слов о самой лжи: ты должен знать, что ложь бывает разной. Во «благо» чего-то и не во «благо»… Демагоги рассуждают именно так. Но суть лжи всегда одна и та же: увод человеческого сознания от истины. Если истина имеет обыденный локальный характер – тоже беда! Увод от неё куда-то – трагедия. Ну, а если идёт процесс подмены в человеческом сознании самого Творца? В нашем случае – на надоевший нам эгрегор Амона, как в иудаизме, христианстве или исламе. Что тогда? – с интересом посмотрел на меня знаток сакрального.

 – Думаю, что увод в глобальных масштабах сознания людей от высшей истины может привести человечество к таким последствиям…

 – О которых написано в Апокалипсисе! – закончил за меня дядя Ёша. – И кто от этого выиграет? Эгрегор Амона?

 – Нет! Да, он получит своё, но на этом его развитие и закончится…

 – Выиграют только его создатели. Те самые организаторы чудовищной лжи. Специалисты по дезинформации и уводу земного человечества от общения с первоосновой – источником всего сущего, к фанатичной вере неизвестно во что…

 – В то, что мы с тобой называем эгрегором Амона, – дополнил я рассуждения дяди Ёши.

 – Да, да, вот именно, – поднял свой указательный палец разгорячённый рассказчик.

 – Ну и кто такие эти суфлеры земного человечества? Неужто твои соплеменники? – с невольной иронией в голосе спросил я учёного.

 – И мои соплеменники тоже, – вздохнул он. – Но они всего лишь исполнители. Так же, как и их подельники по масонским ложам. Они не понимают, что делают.

 – Но если не понимают, то зачем так стараются? – задал я новый вопрос.

 – Потому что далеки от истинного знания. И те, и другие во власти эгрегора. Что что, а программировать мозги «он» умеет. Силы у него на такие дела предостаточно.

 – Тогда получается, что распоряжаются могучей полевой энергоцентралью иерофанты – тайная высшая масонская элита?

 – И у них «кишка тонка». Они тоже рабы обстоятельств, – заглянул в свою загадочную папку дядя Ёша.

 – Тогда кто же управляет эгрегором? Может потомки недобитков из Атлантиды? – задал я новый вопрос.

 – Последние входят в высший эшелон иерофантов, но они тоже ни при чём, – проворчал ученый, доставая из папки какой-то странный рисунок. – На, полюбуйся, они стояли у истока создания эгрегора и в какой-то степени эти твари им управляют, – протянул мне лист бумаги антрополог.

 Я взял в руки положенный передо мной рисунок и открыл от удивления рот. На нём в чисто египетском стиле был изображен идущий с поднятыми вверх руками ящероподобный монстр! Точно такой же, как на известных всему миру скульптурах, тех самых, которые были обнаружены на территории бывшего легендарного Эдема – месопотамской культуры Убайд! Хоть я и ожидал увидеть нечто подобное, но всё равно – изображение ошарашило! Больше всего меня потрясло то, что рисунок, по всей видимости, был сделан с натуры. Очевидно, с какой-то неизвестной большой статуи. Чтобы показать масштаб скульптуры, с которой было скопировано изображение, на низком постаменте, у самых ног человекодракона, художник нарисовал обычную тыквенную флягу. Благодаря ей мне стало ясно, что скульптура монстра, с которой художник сделал рисунок, была в пределах четырёх метров! Я внимательно стал рассматривать это странное изображение: змееподобная, вытянутая вперед голова, далеко выдающийся назад затылок, большие, щелеподобные, узкие, с непонятно какими зрачками глаза… Всё тело в мелкой чешуе, руки пятипалые… И хвост?! Короткий выходящий из под юбки плоский чешуйчатый хвост!

 – Такие хвосты на статуэтках из южной Месопотамии, помнится, отсутствовали, – заметил я.

 – Ты прав, – согласился учёный. – По каким-то неизвестным нам соображениям, древние скульпторы протошумера хвостов на своих статуэтках не изобразили… Но в остальном они не ошиблись: перед тобой такая же тварь, как и на их скульптурах.

 – Если не секрет, расскажи, где ты его взял? – показывая на изображение, спросил я прямо.

 – Перед тобой копия вот с этого, – протянул дядя Ёша второй лист бумаги.

 Я взял толстый, пожелтевший от времени, наклеенный на картонку лист какого-то не то папируса, не то пергамента и увидел того же самого, старательно прорисованного пером монстра. Рассмотрев новый рисунок, я вопросительно взглянул на специалиста по всему таинственному и загадочному. Было видно, что пожилой еврей колеблется: антрополог поднялся со своего места и, заложив руки за спину, стал медленно прохаживаться по комнате.

 – «Быть или не быть»? – констатировал я его поведение.

 – Да, «быть или не быть», юноша! И дело тут не в тебе, а в твоей молодости и горячности. Не дай Бог, если тебе придёт в голову заняться поисками того, о чём я должен тебе поведать! Не дай Бог! Дорога к тайне усыпана человеческими костями. И каких костей там только нет! Есть у берберов одна древняя сакральная легенда о драконах. В наше время её знают только колдуны и избранные, – преодолев себя, перешёл учёный к своему рассказу. – В ней говорится, что много тысяч лет тому назад на Земле властвовали драконы. Они были мудры, но жестоки. И все племена людей им подчинялись. Население Земли несказанно страдало под властью ящеров. Драконам принадлежали все лучшие земли. Люди же ютились по пустыням, горным ущельям и непроходимым джунглям. Везде, где они обитали, было плохо: негде было охотиться, разводить скот и сеять. И вот, чтобы избежать гибели, стали молить шаманы своих духов о помощи. И духи их услышали. Они послали на помощь гибнущему человечеству могущественных людей со звёзд. Звёздные люди победили драконов и вернули отобранные благодатные земли обиженным. После победы над ящерами одна часть из них снова ушла на звёзды, другая, чтобы не мешать людям заниматься своим хозяйством, поселилась далеко на холодном севере. Там, где сходится небо с землёю, и близко звёзды. Звёздные люди остались на Земле, чтобы держать в повиновении спасшихся от гибели по глубоким пещерам драконов. Но шло время, и живущие под землёй ящеры снова набрали силу. В бескрайней пустыне среди сыпучих песков они построили тайный подземный храм. Из этого храма, принимая облик людей и проникая во власть, они стремились опять подчинить себе человечество. Печально то, говорит легенда, что среди людей нашлись те, которые стали союзниками подземного воинства. И таких племен на Земле немало.

 – Интересно, кого имеет в виду легенда? – перебил я рассказчика.

 – А как ты думаешь? – опять по еврейски, вопросом на вопрос, прищурил свои глаза сливы учёный.

 – Неужели составители предания знали о Китае? О народе, где дракон является самым уважаемым из созданий? – Китай древних берберов не очень волновал. Их насторожили иудеи. На них и на тех, кто за иудеями пошёл, предание и указывает. Но более всего оно обвиняет в пособничестве тёмным силам правителей и жрецов города Но в стране Кеми.

 – Что это ещё за город? – удивился я.

 – Его называют Уасет или по гречески – Фивы, – поразился моей дремучести дядя Ёша.

 – Тогда почему ты его назвал – Но?

 – Это по библейски, юноша, так град Уасет назвали те, кто писал Библию.

 – Стоп! – остановил я лектора. – Уа Сет?! Это же переводится как град Сета? Не так ли?

 – Да, что-то в этом роде – град Сета, – кивнул головой знаток сакрального.

 – Всё ведь на поверхности, что ещё надо? – разволновался я. – В городе Сета возникает культ солнечной его ипостаси – Амона.

 – Не солнечной, – поморщился историк, – сначала Амон считался фиванским богом ветра, это потом его переделали в солнечного… По сути, как ты знаешь, он тот же самый Сет, только закамуфлированный.

 – На два раза?!

 – Да, на два раза, – согласился со мной историк.

 – Ничего себе предание ты мне рассказал, дядя Ёша, ему же цены нет! В нём всё сказано!

 – Важно то, что легенда эта была сложена сразу же после возникновения ортодоксального иудаизма и переселения евреев в Палестину,

 – прервал меня жестом историк. – В одно время с написанием Пятикнижия… Как видишь, документ серьёзный. Жаль, что о нём мало кто знает…

 – По причине мусульманского контроля над языческими предрассудками? – немного успокоившись, спросил я.

 – Ты угадал, Гера. Но нас должно в данный момент интересовать не предание, а подземный храм, на который оно указывает. Дело в том, что храм ящеров на самом деле на Земле существует. И этот четырёхметровый гранитный красавец, – показал дядя Ёша на рисунок странной двуногой рептилии, – стоит у его алтаря. Здесь в папке лежит план храма. Копию ты заберёшь с собой. Но не для того, чтобы залезть в пустыню и там погибнуть. А для того, чтобы передать его тем, кто ищет истину.

 – С чего ты решил, что я займусь поисками этого храма?

 – С того, юноша, что у тебя беспокойный русский характер. Такие, как ты, как правило, ничего не боятся и дело не дело лезут напролом, – снова взял свою папку антрополог.

 – Да меня никто из Союза и не выпустит, – заметил я.

 – Выпустят, ещё как выпустят. Совсем немного – и от империи мокрого места не останется. Что что, а я это хорошо знаю… И границы станут прозрачными, и всё будет «так как надо»…

 – Интересно, какая сорока тебе на хвосте всё это приносит? – с раздражением спросил я.

 – Сороку эту звать хабадом, юноша. Я лично знаком с Любавическим Ребе. Так сказать «общая» сфера деятельности… Ты о хабаде ничего не знаешь?

 – Так, мельком слышал.

 – Это плохо. Но у тебя всё ещё впереди, – сказал еврей загадочно. – Ещё увидишь…

 – Из всего, что ты мне сейчас наговорил, ничего толком не понимаю. Какой-то Ребе… Но твёрдо знаю, что надо многому учиться, – в очередной раз погрустнел я.

 – Полезное знание, – заключил, улыбаясь, «евреище». – Теперь запомни, – вытащил он из своей папки тетрадку. – Ты должен понять для себя вот что: из страны – никуда! Хотя бы два – три ближайших десятилетия, пока не поумнеешь… Так?

 – Согласен! – кивнул я головой. – А когда поумнею, тогда что?

 – Если поумнеешь, то искать таинственный схрон братьев по разуму тебе не захочется… Поймешь, что это значит, – сказал, подавая мне в руки, как я понял, копию подземного схрона ящероподобных, историк.

 – Ты, только что сказал, что эти твари, – указал я на рисунок ящероголового, – являются создателями той беды, которую мы называем эгрегором власти. Так?

 – Одни из создателей. Выше них стоит ещё кое кто. Но о тех поговорим позднее, – согласно кивнул, выделив своё «кое кто», дядя Ёша.

 – Так получается, что эти хвостатые в чешуе не последние в иерархии власти над искусственным полевым монстром?

 – Не последние, но одни из основных, – ответил на мой вопрос знаток всего таинственного.

 – Но тогда объясни, каким образом эта змееподобная братва умудряется управлять своим детищем?

 – А ты не догадываешься? – вытаращил на меня свои чёрные глаза собеседник.

 – Наверное, оккультно? – высказал я догадку.

 – Иногда ты сообразителен, – улыбнулся историк. – Имеется контакт и на информационном плане. Другого быть не может. Но такоеуправление, если учесть, что эгрегор имеет своё собственное сознание,мало что значит. Чтобы манипулировать могучей полевой сущностью, ментальных команд недостаточно. Эгрегор должен энергетически зависеть от своих создателей. Как мы с тобой только что разобрали, поток энергии на него идёт посредством технологии тотальной лжи. Если точнее, увода человечества подальше от понимания своего предназначения и сознания Создателя. Переориентирования его сознания в принятие только материальных ценностей. Как ты думаешь, кто последние тысячи лет занят такими делами? – задал мне вопрос собеседник.

 – Тайные общества, – выдавил я.

 – Наконец-то дошло! – перебил меня учёный. – Вот он механизм воздействия на сатанинский эгрегор! Тайные общества для того и были на Земле созданы, чтобы дезориентировать социум. Завести его в тупик. Заставить страдать и деградировать. Технологией дезориентации социума занята вся масонская пирамида власти. И, конечно же, искусственный, специально выведенный для этой цели народ. Понятно, что тёмное жречество, манипулируя масонами и богоизбранными, тем самым и влияет на эгрегор. Деструктивной энергоцентрали оно необходимо как воздух. Само же оно, жречество, управляется вот этими, – показал на рисунок негуманоида специалист по тайным знаниям. – Управляется умно: в основном бесструктурно или посредством дозированных порций якобы «забытого» на Земле древнего знания. Всё, что когда-то творилось в погибшей Атлантиде, происходит и у нас в социуме. С той лишь разницей, что эгрегор атлантов управлял одной Атлантидой. Сейчас же подобный полевой монстр занят почти всей планетой. Если учесть процесс экуменизма, то спорить не о чем. Видишь, какая зависимость?

 С этими словами новоявленный эзотерик нарисовал на листке бумаги окружность, а потом, посмотрев на неё, спросил:

 – Помнишь, как Иисус назвал Сатану?

 – Кажется, лжецом и отцом лжи, – высказался я.

 – На этот раз тебе повезло: вспомнил верно, – сдержанно улыбнулся учёный. – А теперь слушай: такую нелестную характеристику можно представить графически. Что у нас первично «лжец» или «отец лжи»?

 – Как я понимаю, чтобы солгать, надо эту самую ложь сначала породить. Получается, что первичен – отец.

 – Правильно мыслишь, – подбодрил меня дядя Ёша. – А формулировка «лжец и отец лжи» на что указывает, как ты думаешь: на линейность или на замкнутость?

 – Если было бы – отец лжи, а потом только – лжец, то прослеживалась бы линейность. А так похоже, что перед нами указание на замкнутость, – философски заключил я.

 – Или самая настоящая окружность, – показал на свой рисунок специалист по эзотерике. Как видишь, в высказывании Христа заложен немалый смысл. Ложь необходима для наполнения эгрегора Амона силой. Она основной источник человеческих страданий, так?

 – Допустим, – кивнул я.

 – Поэтому наш искусственный божок и поддерживает своей энергией всех без исключения на Земле лжецов: христианскую церковь, раввинат, подвижников ислама, иерархов многих сект, еврейских банкиров и, конечно же, профессиональных вралей политиков. По какой причине, я думаю, ты догадываешься: все вышеназванные «друзья приятели» являются инструментом для добывания той психической силы, которой он, эгрегор, и наполнен. Именно эта братия и организовывает на Земле самые изощрённые для людей страдания. Достаточно вспомнить, что все без исключения войны, включая и мировые, были спровоцированы именно их стараниями. Ты со мною согласен, юноша?

 – Как тут не согласиться, всё на виду… – вздохнул я, рассматривая рисунок учёного эзотерика.

 – С другой стороны, – продолжил свой рассказ собеседник. – Все вышеназванные злостные лжецы: из религий, экономики и политики да и все остальные, рангом пониже, чтобы пользоваться в своих личных интересах мощной энергией эгрегора, должны быть всегда у власти и при деньгах, вынуждены намеренно заниматься искажением истины. Вот он порочный круг, на который ты смотришь. Как говорится в народе: «рука руку моет», – закончил свою мысль новоявленный философ.

 На несколько секунд в комнате воцарилось молчание. Каждый из нас думал о том, что совсем недавно здесь прозвучало. На душе у меня было тревожно.

 – А теперь я тебе покажу кабалистический символ нашего «героя», – с этими словами дядя Ёша положил передо мной ещё один лист бумаги. С него на меня смотрела держащая себя за хвост какая-то неведомая мне змея.

 – Как видишь, всё на виду, – пояснил рисунок специалист по тайноведению. – Никто ничего и не скрывает. Всё рассчитано на человеческую глупость. Этот кабалистический масонский символ знают не только иллюминаты, раввины, хасиды и адепты хабада, но и простые масоны и ортодоксы иудеи. Только не многие понимают подлинноеего значение. Придумывают всякую чушь: типа цикличности времени во Вселенной или цикличности в последовательности событий. В некоторых масонских изданиях змею, пожирающую свой хвост, считают символом высшей мудрости. На самом же деле это сакральное символическое изображение эгрегора Амона. Кто стоял у истоков его создания? Негуманоиды – ящероподобные. Вот она их змеиная голова, – ткнул пальцем в рисунок знаток кабалистических символов. – Туловище указывает на власть над населением планеты.

 – На власть? – удивился я.

 – Да, на власть. Вообще любое кольцо является сакральным символом власти. Потому, при венчании и одевают друг другу кольца молодожены. Кольцо, звено цепи – символ принадлежности одного человека другому. Ты знаешь миф о Прометее? Помнишь, какое кольцо после его освобождения подарил ему Зевс?

 – Помню, кажется с камнем от той скалы, к которой титан был прикован, – блеснул я своим знанием мифологии.

 – Магический же смысл венчания таков, – продолжил специалист по тайному знанию, – жена владеет мужем, муж становится хозяином жены. Узы любви заменяются законом обладания друг другом. Любовь получает смертельный удар – очень скоро от неё не останется и следа. Но мы опять залезли с тобой «не в ту степь», здесь уже другая тема. Взаимоотношения полов… Как я вижу, тебе нужны ещё доказательства?

 – Если они у тебя имеются, то давай, я с удовольствием их послушаю, – поднялся я со своего места.

 То, что пытался поведать мне историк, захватывало. И я, загоревшись, подсел поближе к столу, где у рассказчика лежала развернутая географическая карта.

 – С картой поработаем позднее, – охладил он мой пыл. – А сейчас у меня к тебе вот какой вопрос: ты когда нибудь видел нагрудники сибирских или саамских шаманов?

 – Конечно, видел, – не понял я еврея. – Видел и в старинных заброшенных лабазах и, конечно же, в музеях.

 – А теперь припомни, какие кованые железные зверьки висят на шаманской атрибутике?

 Не понимая, зачем стали нужны дяде Ёше колдовские нагрудники, я стал припоминать:

 – На одном эвенкийском старинном шаманском костюме я видел изображение лося, щуки, нерпы, медведя, кажется, соболя и ещё какого-то странного зверька, что-то наподобие ящера.

 – Вот вот – ящера! – перебил меня историк. – Все звери известны и обычны, только ящер неведом и неизвестно откуда. А что он означает, знаешь?

 – Кажется, является духом подземного мира, – припомнил я.

 – Чем это не доказательство? Прямой намёк на то, что глубоко под землёй живут те, которые влияют на нашу земную жизнь! А теперь давай вместе вспомним, что означает образ ящера в нашей русской традиции?

 – То же, что и в сибирской! – невольно вырвалось у меня. – Ящер является символом подземного мира. Его властелином…

 – Властелином!! Именно властелином! – поднял свою маленькую руку специалист по мифическим зверюгам.

 – И у других народов Земли то же самое, ящероподобные живут под землёй. Как и в берберском предании о тайном храме змееголовых в пустыне. Но это ещё не всё. На вот, взгляни, – протянул мне историк очередной рисунок. – Это из книги Брайана «Анализ древней мифологии» называется «орфическое яйцо», – пояснил он.

 На листе бумаги было изображено обвитое змеёй здоровенное яйцо.

 – А что этот рисунок обозначает? – спросил я.

 – Масонский символ космоса, который окружен огненным творящим духом…

 – Творящим духом?! Ничего себе творящий дух! – удивился я. – Такое впечатление, что змея душит яйцо.

 – Так оно и есть, – грустно посмотрел на меня специалист по кабале. – Яйцо, как ты знаешь, является символом Вселенной. Так?

 Я, соглашаясь, кивнул.

 – В данном случае яйцо обозначает наш земной шар – локальную земную «Ойкумену». На что указывает сама змея: сколько раз она обвивает яйцо? Как ты знаешь, земное пространство четырёхмерно. Вот, пожалуйста, все четыре витка… Значит, дело не в космосе. Речь идёт о нашей несчастной планете. Видишь, кто подлинный её властелин?

 – Негуманоиды? – покосился я на рисунок.

 – Нужны тебе ещё доказательства присутствия на Земле тайной силы? – спросил меня историк.

 – Даже не знаю, вроде бы и так всё ясно.

 – Вот тебе ещё один масонский символ – это знаменитая Матерь Солнца, – положил передо мной новую репродукцию антрополог.

 На цветном рисунке была изображена стоящая в лучах света с маленьким ребёнком на руках высокая, одетая в греческую столу* молодая женщина. Вокруг неё по периметру располагались щиты со знаками зодиака. Над головой горели двенадцать звёзд, а под ногами в виде нарождающегося месяца Луна и планета Земля, обвитая той же самой змеёй!

 – Как тебе этот рисунок?! На нём, как ты видишь, и Луна, и Земля.

 – И змея, – заметил я. – Неужели рядовые масоны не понимают то, что видят? Что у них всегда на глазах? Тут и понимать-то нечего!

 – Согласен, понимать здесь нечего. Всё освещено до предела. Особенно вот здесь, – историк показал на изображение Матери Солнца. – Но ты должен знать, что масонские посвящения зомбируют психику. Видеть-то они видят, но понимают только то, что в их подсознание вкладывается. То же самое можно отнести и к богоизбранным. По их мнению, змея, обвивающая Землю, всего лишь символ огненного потока созидания…

 – У меня к тебе вот какой вопрос, дядя Ёша, что это за двенадцать звёзд над головой у Матери Солнца?

 – Ответ проще простого. Они символизируют все двенадцать колен израилевых. Тебе пора бы привыкнуть, что евреи в масонарии главнее. Без них никуда.

 – То же самое мне говорил и «пасечник», – вздохнул я.

 – Старик знал куда больше, чем сотня, таких как мы. Жаль, что у него не нашлось для тебя времени, – высказался историк загадочно. – Но давай вернёмся снова к нашей теме. Надо её закончить, мой юный друг. Как ты уже понял, самый мощный на планете религиозный эгрегор управляем. И управляем не столько людьми, сколько ненавидящей земное человечество нелюдью. В настоящее время ему полностью подчинены почти все земные религиозные и государственные эгрегоры. Он курирует три основные мировые религии и массу отпочковавшихся от них сект. Фактически эгрегор Амона, бесспорно, является планетарным, могущественным божком. Таковым его сделали негуманоиды, их союзники – тёмные фиванские жрецы, пособники иудеи и адепты тайных обществ. Вот ещё один масонский рисунок. Он полностью подтверждает мои слова, – развернул новую цветную репродукцию дядя Ёша. На красочном изображении всех мировых религий в левом углу был запечатлен Магомет, попирающий ногами идола, рядом с ним барельеф Митры, в центре первосвященник Израиля, обнимающий семисвечник, в правом углу египетские пирамиды, а в левом над всей композицией с бараньими рогами на голове Амон и в руках у него молния… Над Амоном – четыре зверя из видения Иезекииля и сцена Апокалипсиса.

 – Ну а где же здесь Иисус? Христианство, по моему, на картине не представлено? – невольно спросил я, обращаясь к всезнайке из Колы.

 – А зачем тебе Иисус? – улыбнулся одними глазами дядя Ёша. – Картина прямо говорит, что мессия к христианству не имеет никакого отношения. Если бы он, Иисус, создавал своё христианство, как например Магомет, то он на этом вот рисунке был бы непременно. О чём говорит сей рисунок? Прежде всего, что Иисус никаким христианином никогда не был. И это очень важно, юноша. Но любопытно не это, а то, что во главе этой «малины» восседает Амон. Именно он представлен в картине главою и христиан, и магометан, и, конечно же, иудеев. Видишь, где стоит иудейский первосвященник со своим золотым семисвечником?

 – В центре…

 – Вот именно, в центре всего этого безобразия, юноша, – назидательным тоном закончил свою мысль специалист по масонской символике.

 – Почему ты считаешь, что вот этот, – показал я на фигуру, обнимающую семисвечник, – является первосвященником? Мне думается, что это сам Моисей.

 – В костюме первосвященника, – кивнул головой историк. – Так оно, скорее всего и есть, это уже детали.

 – Но если нет на картине мировых религий Христа, то откуда мог взяться в христианской троице божий сын? – задал я внезапно пришедший в голову мне вопрос.

 – А ты подумай, на что похожа эта самая троица? В том, что Христа в ней нет, ты прав… – засмеялся эзотерик.

 – На три огненные башки сказочного Змея Горыныча! На энергетическую структуру самого мощного на Земле религиозного эгрегора! Я уже понял, кто такой бог отец: несомненно, имеется в виду иудаизм. Понял, что сыном выступает савловское христианство. Но до меня не доходит, кто такой святой дух? Неужели ислам? Что в нём святого? Почти тоже христианство!

 – Тут дело не столько в исламе, сколько в тех верованиях, которые в него влили, – мягко сказал историк. – На первых порах Аллахом у арабов стал их древний ведический бог Эл. По еврейски – Элохим. Семитам Аравии он был известен как дух добра и ненасилия. Именно его учение и породило коранический ислам. Ту религию, которой в наше время уже нет.

 – Как нет? – удивился я.

 – К сожалению, коранического ислама больше не существует, Георгий Гор. Эта ранняя религия умерла ещё в X веке. С ней произошло то же самое, что и с учением Христа. Написано одно, а на деле совсем другое. Старая надёжная технология изменения и перевода идеологии в иную плоскость. На месте её царствует подчинённый эгрегору Амона, так называемый, исторический, или современный ислам… Так то! – пояснил учёный. – Ну а святой дух – это всего лишь память о том чистом ведическом учении, которое когда-то было создано жрецами Эла…

 – Думаю, мне не надо больше ничего доказывать, всё более чем очевидно. Общая картина у меня сложилась, надо сказать, безрадостная…

 – Но я ещё не закончил, – прервал мою тираду специалист по эзотерике. – Наберись терпения и дослушай.

 – Я вовсе не против учиться, но, право, не знаю, что можно ещё добавить к услышанному и увиденному? – удивился я.

 – Добавить можно многое, – задумчиво сказал дядя Ёша. – Например то, что все другие земные эгрегоры: государственные, этнические, племенные и т. д. имеют то же циклическое или круговое строение. В них так же, как и в эгрегоре Амона, накапливается энергия и по мере надобности сбрасывается адептам. Всё то же самое, с той лишь разницей, что все вышеназванные эгрегоры в своих действиях куда более независимы от своих создателей, чем тот полевой монстр, о котором у нас вот уже несколько часов идёт речь. Они, все другие земные энергоцентрали или эгрегоры, больше подчинены эгрегору Амона, чем тем, кто их создал.

 – Теория экуменизма это как раз и подтверждает, – вставил я слово в рассуждения историка.

 – Да, теория экуменизма как раз и показывает подлинную реальность. Но от этого не легче: все полевые энергоцентрали нашей планеты подчинены эгрегору дегенерации и разрушения. Фактически им, Амоном, взят курс на неминуемую гибель нашей цивилизации.

 – Старик был уверен, что со временем, если ничего не изменится к лучшему, то на Земле человечество погибнет, – припомнил я рассуждения «пасечника».

 – Либо на планете появятся несколько новых видов человекообразных обезьян, – закончил за меня мысль дядя Ёша. – И такое предсказание вполне реально. И вот почему: эгрегор Амона был на Земле создан, прежде всего, для курирования нелюди. Если точнее, хищных человеческих особей. Это его усилиями, посредством иудаизма, христианства и исторического ислама, хищники прорвались к власти над социумом.

 – Это ведь ужасно! Шудры и неприкасаемые у власти! У кормила человечества!

 – Как тебе известно, для хищника и ущербной психологии все остальные люди – не хищники и не охищенные – всего лишь биомасса, расходный материал, не более. Естественная природная пирамида земного человечества перевернута. Как она ещё не рухнула и не рассыпалась? Примерно то же самое, если перевернуть вверх дном корабль. Он какое-то время будет на плаву. Но набрав воды – всё равно утонет! Ты должен осознать, мой юный друг, что с эгрегором Амона шутки плохи! Этот полевой урод является страшным оружием в руках, его создавших. Породили же его негуманоиды, и это, как ты видишь, легко можно доказать. Было бы желание разуть глаза. Мне хочется привести тебе ещё один факт присутствия на Земле этих вот бестий, – снова показал учёный на рисунок ящероголового. – Помнишь раскопки в Храме Надписей на Юкатане? В одной из столиц классических майя?

 – Ты имеешь в виду город Паленке? – спросил я.

 – Да, Паленке, – кивнул головой рассказчик. – Помнишь, кого там нашли под резной каменной плитой в самом низу храма?

 – Кажется, местного царя или жреца по имени Пакаль, – припомнил я. – Рядом с ним ещё была загадочная нефритовая маска…

 – Верно верно, – остановил меня поднятой рукой историк. – Маска была, ты, молодец, что всё это помнишь. Но я хочу от тебя услышать другое. Что ты знаешь о скелете этого Пакаля?

 – О скелете? – переспросил я.

 – Да, о скелете.

 – Кажется, его череп покрывала нефритовая маска, были ушные подвески из нефрита, ожерелья и кольца…

 – Не об этом я тебя спрашивал, – отвлёк меня от попытки что-то ещё припомнить дядя Ёша. – Нас с тобой интересуют кости. Кости того, кого нашли в склепе.

 – Если честно, о скелете я нигде ничего толком не читал.

 – Читал, читал! – засмеялся антрополог. – Если помнишь что было на костях надето, то наверняка читал. И читал ты вот что, – сделал историк паузу. – Что по надписям в храме был захоронен человек 80 лет, а судя по скелету, ему оказалось не больше сорока. Но есть ещё один нюанс: крышка саркофага говорит, что под ней должна быть мумия, а нашли всего лишь скелет. Налицо явный подлог: мумию убрали, а бросили на дно саркофага кости 40 летнего майя. Но получился прокол – толком не прочли иероглифы на стенах храма. Надпись, которая указывает на смерть 80 летнего правителя: родился он в 603 году, а умер в 683…

 – И кто же это всё проделал? – спросил я.

 – Естественно, тот, кто первый открыл гробницу в Храме Надписей. Знаменитый Альберто Рус Луилье. Этот исследователь три года занимался раскопками в Храме Надписей. Целых три года! За это время можно было проделать с захоронением всё что угодно. Скорее всего, устраивать подлог по своей инициативе учёный не стремился. Во всяком случае, хочется этому верить… По мнению современников, тех, кто знал Альберта Рус Луилье, он слыл человеком порядочным. Но его к этому могли принудить. За действиями всех крупных учёных, особенно археологов, всегда внимательно следят. Кто? Я думаю, ты догадываешься. С одной стороны, историки иудеи, с другой – масоны, а с третьей – придурковатые, боящиеся всего нового в науке ортодоксы. Но гадать, что эта весёлая компания скрыла от общества, не приходится: кое кто из рабочих, которые помогали археологу при вскрытии гробницы, всё таки проговорились. По их мнению, под резным каменным саркофагом, на котором, как ты знаешь, изображена фигура человека, лежали мощи неизвестно какого существа. У него была длинная вытянутая как у ящерицы морда, плоский покатый выступающий назад череп и круглые нечеловеческие рёбра. Морду зверюги покрывала нефритовая специально подогнанная для этой цели маска. Остатки её после замены трупа нашли на дне саркофага. Об этой странной маске разговоров было много, ты помнишь…

 Я молча кивнул. То, что сообщил мне историк, невольно наводило на такие мысли, от которых на лбу у меня выступили капельки пота. Если над жрецами классических майя стояла тварь, найденная в Храме

 Надписей (это, скорее всего, было именно так), то становится понятным, куда делся весь этот несчастный народ.

 – Неужели классические майя были в основной своей массе принесены в жертву? Тогда понятно, куда все делись… Но ведь это чудовищно! – посмотрел я на замолчавшего антрополога.

 – Я вижу, и ты думаешь о том же… – глаза у дяди Ёши были грустными.

 – Ну, а как тут не предполагать? – заволновался я. – Во первых, до сих пор наука никак не может объяснить гибель майской цивилизации. И, во вторых, становится понятным, почему мумию зверюги спешно и тайно поменяли на скелет 40 летнего человека. Хотя бы старика нашли для такого дела… Торопились – мать их за ногу! – выругался я. – Если бы лежал скелет старика, то было бы труднее доказать подлог.

 – Спокойно! – сказал учёный. – Бог их попутал и слава ему! Ну, а твоё мнение?

 – Неужели был принесён в жертву эгрегору Амона целый этнос? Хочешь сказать, пятому Солнцу? – застучал пальцами по столу спец по загадкам истории.

 – Да, пятому! Нашему Солнцу или Амону, не всё ли равно, дело не в Солнце, а в исчезнувшем неведомо куда народе.

 – Думаю, что такое вполне могло произойти. Ты же знаешь, что любая реформа всегда начинается с идеологии, а точнее, с подмены жречества. Если во главе клана правителей майя оказался Пакаль, один из архитекторов паразитического, создаваемого для разрушения земного социума эгрегора, то можно представить судьбу классических майя… Когда на жертвенные алтари пирамид повели тысячи и тысячи ни в чём не повинных людей. И этим занялись свои же жрецы, то в индейском обществе вполне могла начаться самая настоящая паника. Допускаю, что фанатики зомби за свои жизни бороться не стали, но людей с придурью всегда не так много. Остальное же население майских племён стало искать спасения от своей религиозной элиты. И нашло его на берегу Атлантики в той стороне, куда, судя по легенде, ушёл от индейцев их белый бог Кукулькан или Кецалькоатль. Там, на берегу океана, и возникло несколько городов государств поздних майя. Во главе со знаменитым Чичен Ица. Но, похоже, со временем и до них добрались «добрые дяди» с каменными ритуальными тесаками. Потому что к приходу испанцев от поздних майя почти ничего не осталось, – закончил своё грустное повествование историк.

 – Тебе бы диссертации писать на эту тему дядя Еша, – сказал я искренне.

 – И угодить в сумасшедший дом… Видишь, вон на полке за стеклом пять папок? – показал историк на противоположную стену комнаты. – Всё это мои диссертации. За каждую из них могут посадить в лучшем случае к психам, в худшем, сам знаешь куда…

 – Пятикнижие! – посмотрел я на дядю Ёшу, улыбнувшись. – Неужто Антибиблия?

 – Самая настоящая! – засмеялся учёный. – Но как ты догадался?

 – Право не знаю, просто пришло в голову… – развеселился я. – Если у тебя на полке в папках лежит Антибиблия, значит, ты, дядя Ёша, получаешься что-то вроде антиеврея! Так?

 – Как раз, наоборот! – выпятил свою грудь знаток альтернативной истории. – Я считаю себя евреем настоящим, таким, каким должны быть все евреи. Это иудеи являются антиевреями. Но хватит шутить. Пора бы нам закругляться с нашей темой. Мы уже целый день её мусолим. Теперь, я думаю, ты понимаешь, какая сила проталкивает шудр и неприкасаемых к деньгам и власти? Понимаешь, почему все эти хищники и охищенные столь цепки и живучи? Знаешь их Бога практически досконально: и откуда он взялся, и как устроен, что он хочет от своих хозяев… И что более всего ценно, кто им управляет…

 – И куда ведёт это вот управление, – вставил я от себя.

 – Да, – согласился антрополог.

 – Но я жду от тебя, дядя Ёша, рассказ о тех людях, которые побывали в храме вот этих, – показал я на рисунок рептилоида. – Ты же всё время переводишь разговор на другие темы. Если это секрет, то не рассказывай, если же секрета нет, то я весь во внимании.

 – Хочешь услышать о подземном храме Сета? – переспросил знаток эзотерических знаний. – Я грешным делом думал, что ты о нём уже забыл… Ну что же, тогда слушай.

 – Всё началось, юноша, с древней карты коптов, – приступил к своему повествованию историк. – Карту эту хранили когда-то жрецы бога Ра из Гелиополя. На ней был изображен путь от столицы Нового царства города Фивы в глубь Ливийской пустыни к очень древнему подземному храму бога покровителя части фиванского жречества. По сути, на карте был изображен участок кочевой дороги переселенцев из погибшей Атлантиды. На ней со временем и возник храм Сета – духа зла и разрушения. Фактически, научная лаборатория по созданию нового на Земле эгрегора и будущего «нового порядка». Этот эзотерический институт жрецы атлантов в стране Кеми организовывать не стали. В додинастическом Египте после великой войны и потопа правили потомки легендарных Шемсу Гор, враги атлантов – люди белой расы, пришедшие с севера. Их скелеты до сих пор приводят в изумление многих антропологов. Поэтому, как ты говоришь, недобитки из Атлантиды и выбрали уединенное место на старой кочевой дороге. Почему на дороге? Да потому, что вдоль неё были когда-то вырыты десятки колодцев. Посмотри, вот она эта самая дорога поздних атлантов, – повернулся к лежащей на столе карте Сахары рассказчик. – Крестиками отмечены на ней колодцы. Перед тобой, как ты понимаешь, копия, но это дело не меняет. Она предельно точна и ей можно вполне доверять. На тайной старинной карте коптов было изображено то же самое. Она, эта карта, и толкнула группу отчаянных безумцев на подвиг, равных которому практически нет. Представь, тысяча километров сплошных песков, и практически без воды!

 – Но ведь ты говорил, что по всей кочевой дороге было вырыто множество колодцев? – невольно задал я вопрос.

 – когда-то колодцы были. Тысячи лет назад. Но в наше время их почти что не осталось. Ты же знаешь, что такое сыпучие передвижные барханы, – оторвал от карты голову антрополог.

 – Кое что читал на эту тему, – ответил я.

 – На всём протяжении пути экспедицией было найдено всего шесть сохранившихся от песка колодцев. Всего шесть! Но трудности не остановили людей.

 – Ты говоришь какими-то загадками, дядя Ёша. Не сказал, кто снарядил экспедицию к храму, зачем и кто был участник этого беспримерного похода? – перевел я повествование историка в несколько иную плоскость.

 – Я думаю, ты уже догадался, Гера, что вышеупомянутый в берберском предании подземный схрон ящероголовых и построенный атлантами храм Сета одно и то же заведение.

 – Если честно, нет, – признался я. – Мне показалось, что ты говоришь о разных вещах.

 – Я говорю об одном и том же, юноша. Только рассматриваю тайну храма с разных сторон.

 – В первый раз ты мне говорил, что подземный храм в пустыне был построен ящероподобными, а теперь утверждаешь, что его возвело жречество погибшей Атлантиды…

 – Чтобы беспрепятственно общаться со своими союзниками и подельниками, – прервал меня учёный. – Эта подземная лаборатория стала тем тайным местом, где люди начали регулярно общаться с космической нелюдыо. Поэтому я и говорил о нём как о схроне вот эти, – обратил моё внимание на рисунок рептилоида эзотерик. – Речь идёт об одном и том же месте. А то, что у Сета голова осла, – всего лишь камуфляж. На самом деле перед тобой подлинное изображение твари, которая создала на Земле свою глобальную империю.

 – Плюс полевую энергоцентраль, от которой современное человечество не знает куда деться, – с умным видом подвёл я итог объяснению учёного. – До меня дошло, дядя Ёша, поэтому давай продолжай дальше, – принял я удобную за столом позу.

 – Кто выдвинул идею добраться до подземного логова ящероголовых и храма духа смерти, до проклятого берберами места, я не знаю. Меня в такие глубины не посвятили. Но возглавил экспедицию копт, один из современных жрецов бога Ра. Он и предоставил древнюю фиванскую карту, взятую для этой цели в одном из тайных хранилищ. Скорее всего, из архива жрецов города Ану или Гелиополя. Вторым участником необычной экспедиции был тоже копт – сильный, выносливый воин и телохранитель жреца. Он, как и его шеф представлял собой древнюю египетскую традицию, поэтому проблем с ним никаких не было. Третьим участником похода был армянин из Стамбула. В его обязанности входило финансирование экспедиции и помощь в её организации. Показал этот человек себя только с хорошей стороны. Жаль, что из песков к своей семье он так и не вернулся…

 На несколько секунд историк задумался, а потом сказал:

 – В экспедиции приняли участие три кавказских еврея. Все трое были наши гелиопольцы из отступников. И не фанатики, люди самой высокой пробы. Забегая вперед, скажу тебе, что они тоже погибли. Все трое. Погибли как герои…

 Слушая учёного, я молчал. Мне была понятна его боль по отношению к соплеменникам. К людям, которых в среде обманутого еврейского народа буквально единицы.

 – Были ещё три великие личности в составе экспедиции, – продолжал рассказчик. – Двое из донских казаков: один – есаул, второй – урядник. По именам они себя не называли. Общались по званию. Оба были из казачьего корпуса атамана Платова, который, по приказу императора Павла, должен был добраться до Индии и помочь индийскому народу освободиться от английской короны. За что, кстати, императора Павла Петровича и ухлопали, – добавил историк с нескрываемой горечью.

 – Так выходит, что экспедиция в Сахару была предпринята ещё в XIX веке?! – удивился я.

 – В начале XIX го, – уточнил историк. – Как раз во время нападения Бонапарта на Египет. Под военный шумок её и удалось организовать.

 – И про казаков до меня что-то не доходит. Они что, хорошо знали турецкий?

 – В совершенстве! И выдавали себя за турок, – улыбнулся антрополог. – Но самой загадочной личностью был последний член экспедиции: человек, который легко изъяснялся на любом восточном и европейском языке. Держался он всегда особняком, почти ни с кем не разговаривал. Обычно обращались к нему, но не он. Чаще всего с ним беседовал копт – тот, который жрец, и очень редко один из казаков.

 – Они что тоже погибли? – спросил я.

 – Из всей экспедиции уцелели только двое. «Загадочный» и есаул. И то только потому, что, придя в Каир, нигде не остановились. Сразу же купили какую-то рыбачью лодку, в ночь ушли вниз по Нилу. В дневнике экспедиции сказано, что в той лодчонке этим двоим удалось доплыть до Газы. Оттуда перебраться в Сирию, затем в Армению… Копт телохранитель, который уцелел в пустыне и вышел с казаком и «загадочным» к Нилу, был убит на постоялом дворе в первую же ночь.

 – А как остальные погибли? – спросил я. – Армянин, тройка твоих соплеменников, жрец организатор экспедиции и казачий урядник?

 – В дневнике о том, что происходило, написано очень скупо. У меня есть копия этого дневника. Треть в нем нацарапана по арабски. Очевидно, начал писать походный дневник кто-то из коптов. Потом дневник вёл армянин. Его часть повествования написана по турецки. После гибели армянина дневник писал один из евреев и тоже по турецки. По почерку и стилю это хорошо видно. Дописывал же дневник казачий есаул. Конец его был на русском.

 – И всё таки очень интересно, дядя Ёша, что в дневнике написано? – решил я «прижать к стенке» учёного.

 – Что что? Возьми и почитай, – проворчал последний, доставая из своей бездонной папки потрёпанную тетрадку.

 Я взял тетрадь в руки и понял, что передо мной опять копия…

 – Это тоже твоя работа? – спросил я.

 – А ты что, знаток арабского или турецкого? – прищурился учёный. – Если знаток, то могу дать тебе и подлинник. Вот он тут же в папке…

 – Настоящий дневник мне не нужен, дядя Ёша, хватит и копии, – успокоил я специалиста по тайной истории. – Сегодня займусь его изучением.

 – Ты быстро его прочтёшь. Написано в нём не так много, – поднялся со своего места лектор. – Мы прозаседали с тобой почти весь день. Пойдём, поедим, и я тебе покажу мою вечернюю Колу. Если честно, устал я сегодня, давно не читал лекций, – огорчённо сказал бывший учитель.

 – Гляжу на тебя, дядя Ёша, и невольно думаю, что по отношению к власть предержащим ты самый, что ни на есть, вредный из евреев. Я бы сказал – контра!

 – Контра?! – засмеялся учёный. – Пусть будет контра, я согласен. Только мало кто в таком качестве меня знает. А мне понравился твой эпитет, юноша.

 С этими словами, кое как разогнув спину, «контра» засеменил на кухню. Через час мы были уже в городе. Дядя Ёша водил меня по центральным улицам, рассказывал, как началось строительство рядом с ним Мурманска. Как бомбили Мурманск немцы во время войны и как отстаивали его наши войска. Рассказал гид о полуострове Рыбачий, который оказался в тылу врага, но так и не был им захвачен, о роли Североморска, о посёлке Полярном, о маленьком порте Владимире, построенном для завода «Никель» и многом другом. Я рассеянно слушал дядю Ёшу, делал вид, что мне его рассказы интересны, но мысли мои были совсем в другом месте. Я думал о дневнике добравшихся до подземного храма «безумцев». Что в том дневнике написано. И сколько осталось между строк того, о чём я могу только догадываться… После двухчасовой прогулки по вечернему городку мы решили наконец пойти домой. К тому же стало моросить, с моря подул холодный ветер. И притихший на дожде и ветру дядя Ёша, повернувшись ко мне, вдруг сказал:

 – Скоро ты уедешь, Гера, и неизвестно, вернёшься ли когда нибудь ещё в край сейдов, горных рек и наших таинственных озёр. Но я хочу тебе сказать, что эта земля, часть древней Гипербореи, должна быть святой для каждого русского. Да и не только для славянина, но и для других представителей белой расы, даже для таких евреев, как я. И мне хочется, чтобы ты это знал и всегда об этом помнил.

 – А как же «Святая земля» в Израиле? – чевольно вырвалось у меня.

 – В Передней Азии тоже – «Святая земля», только не избранных, не тех, кто цитирует Тору и считают себя хозяевами мира, а таких, как ты – людей великой северной расы. Ведь все древнейшие археологические памятники восточного Средиземноморья не семитские. И пора бы с этим фактом согласиться и нашим прикормленным. Но беда в том, что прав всегда тот, кто платит. Поэтому вся история Земли и вывернута наизнанку, мой юный друг.

 – О Южной Руси и о том, как она погибла, мне неплохо поведал «пасечник», – заметил я.

 – Поэтому запомни, – не услышал моей реплики антрополог. – Именно здесь, на Кольской земле, в её недрах, в древних тоннелях и подземельях спрятан ключ к тайнам Гипербореи. Потому она, эта земля, и священна…

 – Ты что-то знаешь такое, что мне пока неизвестно, – остановил я историка.

 – Возможно, – сказал он, поёживаясь, – но это моя догадка. Давай пойдём побыстрее, я тебе по дороге кое что расскажу.

ДРЕВНЯЯ ЛЕГЕНДА СААМОВ

 – Ты наверняка слышал, мой юный друг, о сибирском народе сииртя. О нём повествуют многочисленные сказки и предания ненцев, – начал свой рассказ историк. – Самодийские легенды рассказывают, что маленькие сииртя до прихода в тундру ненцев жили на побережье океана. Главным их занятием была охота на белых медведей, китов, моржей и тюленей. Иногда сииртя по рекам на своих кожаных лодках далеко проникали в тундру и даже в тайгу, где добывали себе пушных зверей, северных оленей и лосей. До прихода самодийцев на север (около 800–600 лет до н. э.) загадочный маленький народ был наверняка полным хозяином всего арктического побережья. Некоторые учёные считают, что древние сииртя занимали территорию от устья Печоры на западе до Таймыра на востоке. Но есть бесспорные доказательства, что культура арктических зверобоев была распространена на восток вплоть до Аляски. Но на восточных сииртя и родственных им племенах мы останавливаться не будем. У нас на это нет времени. Мне хочется тебе рассказать о судьбе тех сииртя, которые обитали в тундрах Ямала и приполярного Урала. Предания ненцев, энцев и таймырских нганасанов рассказывают о жестокой войне, которую вели их предки с жителями побережья. Эта война, то затихая, то снова вспыхивая, длилась не одно столетие. Обычно она начиналась летом, когда домашних северных оленей самоедам приходилось гнать в высокие широты поближе к океану, где мало гнуса. Здесь, на побережье, следуя своей традиции, на оленей начинали охотиться жители прибрежной зоны. Естественно, сииртя путали домашних оленей с дикими. Оба вида, как ты знаешь, очень похожи друг на друга. Понятно, что у ненцев гибель их собственности вызвала справедливый гнев. Как правило, начиналась война. И длилась она до осени, до времени, когда олени начинали перекочевку к югу. Ненецкие легенды рассказывают, что их предки стремились очистить от сииртя те участки побережья, куда направлялись стада их оленей. Сииртя и сами стремились уходить с таких вот бойких мест. От войны с ненцами маленький народ очень страдал. Но, с другой стороны, сииртя приходилось покидать свои излюбленные места морского промысла, куда зимой им волей неволей опять приходилось возвращаться. Такие перекочёвки были жителям прибрежной зоны просто не по силам. И вот тогда шаманы этого народа предложили вождям родов никуда от ненцев не уходить, а искать спасения под землёй. И сииртя, год за годом, постепенно ушли под землю. Ненецкие сказания повествуют, как внезапно опустели на побережье их селения. Остались только заброшенные обезлюдившие землянки, гнилые обрывки сетей и негодные пробитые лодки. Но предания ненцев говорят, что маленький народ не вымер. И на Гыданском полуострове, и на Ямале вплоть до нашего времени бытует поверье, что некоторые семьи сииртя до сих пор живут под землёй. Что там у них всё по другому: и теплее, и намного уютнее, чем на поверхности. Но самое интересное, что подземный мир сииртя освещён странным светом. И свет этот исходит от каких-то загадочных и вечных светильников. Есть одна ненецкая легенда, которая рассказывает, как однажды молодой оленевод, погнавшись за девушкой сииртя, которая рыбачила ночью на озере недалеко от его стана, оказался в её подземном обиталище. Там было тепло и просторно. С его слов, со стен подземелья лился странный свет, он освещал все уголки огромной галереи, по которой навстречу ему пришли соплеменники девушки. Интересно то, что обитатели подземелий не убили парня. Они пригласили его к себе в гости. Угостили мясом моржа и белого медведя, а потом, спросив парня, что он хочет от той, которую преследовал, и, узнав, что ненец намерен на девчонке жениться, подарили ему девушку как невесту, подарили с приданым. Я видел кое что из того приданого. Например, тонкой работы костяные гребни. Сделаны они были из моржового клыка. Явно не ненецкие – с оригинальным орнаментом.

 Помолчав, дядя Ёша добавил:

 – С саамским орнаментом, Гера, с саамским.

 – Некоторые учёные предполагают, что саамы и являются прямыми потомками легендарных сииртя, – блеснул я своими познаниями.

 – Да, предполагают, – согласился со мной антрополог, – только не понятно, как сибирские сииртя могли очутиться на Мурмане? Дело в том, что следов их кочевья на запад вдоль побережья наукой пока не обнаружено.

 – Может, со временем и обнаружат, – высказал я своё предположение.

 – Не обнаружат, – заверил меня историк. – Потому что никакого такого кочевья никогда не было.

 – Неужели ты всерьёз предполагаешь, что из за Урала до Кольского полуострова предки саамов, эти самые сииртя, протопали под землёй? Про гигантские подземные галереи арктов я от «пасечника» слышал, – сказал я.

 – Я так не предполагаю, – улыбнулся кольский этнограф. – Я тебе не поведал самого главного, юноша, рассказал про сииртя, про войну их с ненцами, но с древнейшей легендой саамов тебя я ещё не познакомил. А легенда такая есть, и она до сих пор хранится в коллективной памяти этого маленького народа. И повествует она о переселении предков саамов на Поной и Колу из за суровой горной страны на востоке. Я эту легенду услышал от того самого шамана, который мне поведал о продаже Кольского полуострова англичанам. Думаю, что доверять ей можно, тем более что она не противоречит преданиям ненцев. Начинается саамская легенда с того времени, когда от преследования ненцев их предки, или по ненецки – сииртя, вынуждены были на летние месяцы уходить под дневную поверхность. Там их шаманы нашли громадные сделанные неведомо кем пустоты. В них-то поначалу от ненцев и прятались предки саамов. Эти пустоты, как повествует миф, были соединены между собой длинными освещёнными вечным светом галереями. Квершлаги вели от океана в глубь тундры. Но на юг предки саамов не проникали. Они понимали, что там их ждёт верная гибель, поэтому они ютились под землёй рядом со спасительным морем, где осенью, после ухода на юг ненцев, можно было заниматься зверобойным промыслом и рыболовством. Понятно, что потеря летнего времени предков саамов не устраивала. О добыче китов и моржей не могло быть и речи. Вследствие этого общество морских зверобоев всё чаще и чаще стало страдать от голода. С такой бедой надо было что-то делать, но что, не знали даже шаманы. Правда, кое кто из старейшин предлагал начать переселение на ближайшие острова. Но чтобы сделать кожаные плавсредства, нужна была и кожа, и тёплое время года… Ни того, ни другого у предков саамов – народа сииртя, как ты знаешь, не было. И тогда решили маленькие люди попросить помощи и поддержки у своих предков. И «прадедушки» подсказали шаманам загнанного в тупик народа, что выход есть: что надо уйти на запад за море на пустующие земли древних «мандашей». Людей, которые некогда переселились на материк с гибнущей Похаалы, а затем откочевали на юг в страны «света и солнца». Но как добраться до далекой заветной земли, никто из потерявшего свою родину народа не знал. Далеко на закат уводили открытые шаманами подземные галереи. Но в них не было ни воды, ни пищи. Движения по ним сулило верную смерть. И тогда на собрании родов было решено отправить вверх по Великой реке посольство в страну белых могучих голубоглазых мандашей и попросить у их вождей о помощи. И вот весной, как только реки освободились ото льда, вверх по Великой реке, очевидно, Оби или Обской губе поплыли три кожаные байдары. В двух из них находились воины подземного племени, в третьей – старый, мудрый шаман. Духи помогли путешественникам, береговые ненцы не увидели лодок сииртя. И посольство через две недели пути добралось до устья какой-то реки, на берегу которой стоял город белых бородатых полубогов. Голубоглазые богатыри мандаши приветливо встретили делегацию подземного племени. И решили помочь несчастным людям. Для такого дела они отправили на побережье океана своих людей и десятки больших деревянных лодок. Эти лодки щедрые мандаши загрузили различными припасами, в том числе и домашними оленями. В устье Великой реки, где небо сходится с землёй, они пристали к берегу и забрали к себе на суда вышедших из под земли предков саамов. Предание говорит, что часть маленького народа побоялась покинуть свои подземные убежища. Вполне возможно, что их потомки до сих пор живут под землёй на побережье океана. Наверняка о них-то и рассказывают ненецкие, кстати, вполне правдоподобные сказания. Но основное население подземелий было эвакуировано добрыми мандашами на Мурман. На земли, где долгое время не было никаких врагов, кроме ветра и стужи, но последние не удручали прибывших. Здесь, на берегах Поноя и Иоканги, бородатые мандаши научили предков саамов оленеводству и речному рыболовству. Научили строить деревянные тупы и лодки. На новой земле в изобилии росли сосновые леса. Леса хватало и на дрова, и на постройки. Но это ещё не всё, мой юный друг, – войдя в квартиру и сняв верхнюю одежду, сказал знаток саамской мифологии. – Легенда о переселении саамов на Кольскую землю повествует, что их друзья – бородатые мандаши познакомили некоторых шаманов с тайнами подземелий Мурмана. Вот что захватывает. По убеждению их потомков, под горными кряжами Кольского полуострова скрыты огромные рукотворные пустоты. В некоторых галереях и залах до сих пор сохраняется освещение, там хранятся непонятные саамам артефакты. Возможно, древние книги или что-то в этом роде. Уходя назад в свои земли, мандаши поручили местным шаманам сохранить в тайне входы в Кольские катакомбы. Пользоваться же ими только в крайнем случае. И надо отдать должное вождям маленького народа. В Средние века, когда на земли Лапландии стали вторгаться разбойничьи шайки норвежцев, шведов, иногда финнов, и оленеводам снова, как и их предкам в Сибири, приходилось спасаться под землёй, тайны Кольских подземелий так и остались «за семью печатями». Непосвященные о них ничего не узнали. Как шаманам удавалось вычеркивать из памяти своих подопечных места входа в подземелья, до сих пор остается загадкой, но это им удавалось. Иначе бы никакой «подземной войны» на Кольском полуострове не было бы. И норвежцы, и шведы очень скоро обнаружили бы подземные укрытия саамов, и маленькому народу пришёл бы неминуемый конец. А так подземная война длилась ни много ни мало – 400 лет. Враги приходили в Лапландию и не встречали людей. Оленеводы буквально исчезали. Их следов враги не находили ни в горах, ни в лесах, но по ночам исчезнувшие внезапно появлялись. Появлялись с оружием в руках. И горе было тем, кто попадал им под руку. Ночью лилась кровь, но с появлением первых лучей Солнца нападавшие опять бесследно исчезали. Исчезали, чтобы внезапно объявиться в другом месте. Тебе бы почитать легенды о подземной войне. В них много интересного, – наливая свежезаваренный чай, заключил рассказчик. – Но ещё интереснее познакомиться с протоколами ОГПУ по допросам шаманов. Кое какие копии таких протоколов у меня имеются. Могу дать для изучения.

 – Ты лучше расскажи мне, что в них, своими словами. У меня на такие дела совсем нет времени. Хоть бы дневник экспедиции просмотреть за ночь.

 – Ты его прочтёшь за два часа, – отмахнулся историк. – А в протоколах охранки превалирует один и тот же вопрос: знают ли шаманы о входах в катакомбы полуострова… Шаманов пытали и расстреливали, но они так и не выдали вверенную им великую тайну. Помнишь, Сейдозеро, где мы недавно с тобой побывали? – спросил историк. – Рядом с ним в 1924 году экспедиция Барченко нашла подземный лаз. Но проникнуть в него никому из членов экспедиции не удалось. Людей сковывал непонятный страх. Таким же леденящим страхом защищены и пещеры с древними артефактами в Гималаях. В 1962 году в один из тайных гротов китайские власти попытались заслать батальон своих солдат. Знаешь, чем всё это кончилось?

 – Нет, конечно, о подобных делах я пока не наслышан, – пододвигая к себе чашку горячего чая, признался я.

 – Китайские военные под землёй все посходили с ума…

 – Ну, а как же подземная война? – спросил я. – Лопари, по всей видимости, в подземельях умалишёнными не становились…

 – Вопрос уместный, – нарезая ломтиками бисквит, кивнул головой дядя Ёша. – О чём это говорит? Да о том, что шаманы саамов знали, как снять и поставить психическую защиту, вот и всё. Очевидно, мандаши их этому научили…

 – А куда делся лаз, открытый Барченко? – спросил я.

 – Он внезапно исчез, – улыбнулся рассказчик. – Говорят, что его якобы засыпали агенты охранки. Но это не так. Лаз уничтожили сами лопари. И правильно сделали…

 На несколько минут за столом воцарилось молчание. На меня рассказ историка произвёл неизгладимое впечатление. Требовалось время осмыслить услышанное. О чём-то своём думал и дядя Ёша.

 – Почему ты веришь саамской легенде? – посмотрел я в сосредоточенное лицо учёного. – Может, её придумали грамотные саамы – для таких, как мы.

 – Верю я потому, Гера, что в легенде указаны конкретные места, где посланцы родов сииртя встретили светлоглазых мандашей. Судя по всему, это произошло в районе нынешнего Салехарда – там, где в начале XX столетия была открыта удивительная культура северных металлургов и оленеводов. Учёные её назвали Усть полуйской – по месту, где исследователи нашли первые находки. Очевидно, усть полуйцы и помогли предкам саамов обрести новую родину. Легенда же эта была известна русским поморам Терского берега ещё с XVIII века. Я это проверил. Так что сомневаться не надо, мой юный друг, предание достоверное. Это предки ненцев и палеоазиатов тысячу лет до н. э. всё ещё жили в каменном веке. Белая раса севера Азии хорошо знала металлы. Причём не только цветные, но и железо. Об этом говорят находки в устье Полуя и артефакты, найденные южнее, – на Иртыше. Имею в виду Потчевашкую культуру…

 На несколько секунд дядя Ёша замолчал. Он изучающе смотрел на меня. А потом, подымаясь из за стола, сказал:

 – Думаю, ты теперь понимаешь, Гор, почему земля Кольского полуострова, как и Таймыр, Ямал, устье Лены, священна для любого представителя белой расы. Она, без сомнения, является частью нашей погибшей прародины. Ты своими глазами видел на ней каменные курганы конусы, или по местному – пирамиды, видел развалины некогда погибших от чудовищных взрывов, лучевых ударов и давления ледника городов. Наблюдал до сих пор излучающие в своей глубине радиацию озёра воронки. Их по Мурману сотни… Какой из всего увиденного тобой можно сделать вывод? Только один: на Кольском полуострове тысячи лет назад бушевало пламя войны. Значит, она, эта земля, являлась частью великой Орианы Гипербореи. Доказательством могут служить многочисленные подземелья Мурмана. Да, они ещё не найдены, это так. Но подземная война саамов была, и это факт, юноша. Ну, а теперь, спокойной ночи! – закончил свой рассказ учёный. – Разберёшься с дневником и поспи, потому что завтра нам предстоит нелёгкий день, – сказал он на прощание

ДНЕВНИК ЭКСПЕДИЦИИ

 Я лёг на свою кровать, зажёг торшер, но минут 10–15 находился под впечатлением услышанного.

 «Сколько же он знает, этот дядя Ёша? – вертелось в голове. – Тихой сапой целых 30 лет заниматься исследованиями… Интересно, что у него в папках Антибиблии? Завтра обязательно надо об этом спросить, – заключил я. – А захватывающая история древних сииртя? Она одна чего стоит! Дядя Ёша же с ней познакомил играючи, как бы, между прочим… Сколько же разных мифов он собрал за свою долгую исследовательскую деятельность, этот антрополог? И данные об экспедиции в сердце Сахары тоже, – раскрыл я тетрадку с записями. – Каким же образом она его коснулась? Может, не его, а тех с кем он связан? Евреев отступников из его круга…. Так это или нет – не важно. Ясно одно, что дядя Ёша Солганик знает в тысячу раз больше, чем рассказывает. Но от меня у него тайн нет. Я это понял ещё из нашей поездки по Мурману. Значит, надо почерпнуть у него как можно больше. Тем более, что он и сам этого хочет».

 И я углубился в чтение дневника экспедиции. На первой странице тетрадки интересного для себя я ничего не нашёл. Писал его некий Салах из Александрии. Со слов историка, один из потомков жрецов Гелиополя. Речь шла о покупке хороших верблюдов, походной одежды, деревянных фляг для транспортировки воды, вьюков для зерна и оружия. На последнем я немного остановился. Все члены экспедиции приобрели по два французских пистолета, по хорошему ружью и по венгерской гусарской сабле.

 «Как будто на войну собрались», – подумал я.

 Но в пустыне без оружия в те тревожные времена, очевидно, было никак. Какой только сброд по ней не шастал. Начиная от разбойников арабов, кончая беглыми наполеоновскими солдатами. На одной из страниц я нашёл точную дату выступления. Экспедиция началась 3 октября 1801 года. Интересно, что все члены похода выступили в пустыню с разных мест и отдельно друг от друга.

 «Умно, – размышлял я, – очевидно, чтобы не привлекать внимания».

 Потом, собравшись все вместе, дождались песчаной бури и только после неё двинулись по намеченному маршруту.

 «И правильно, крайняя степень предосторожности», – отметил я про себя.

 Потом две страницы были заполнены одними датами. Сегодня такое-то число, прошли за день столько то, увидели то то и больше ничего. И только на восьмой странице я нашёл краткую запись, что колодец, который отмечен на карте, экспедиция не нашла. Он полностью засыпан песком, и что придётся с этого времени экономить воду. Потом опять пошли одни даты: число, во сколько выступили, какие миражи видели и время бивака. Я перелистал все эти отметки до новой записи, где прочитал, что экспедиция нашла среди песков маленький оазис. В нём решено было дать отдых и людям, и верблюдам. В оазисе экспедиция простояла пять дней. На шестой она снова двинулась вперед к своей цели. Дальше была запись, что отмеченные на карте колодцы экспедиция снова не нашла. Они были погребены под песком. Но потом случайно удалось натолкнуться на один чудом уцелевший колодец. Он и спас положение. Около него простояли три дня… На шестнадцатой странице я нашёл запись, где говорилось, что вода кончается, что верблюды второй день идут без воды и, что если не удастся её найти, экспедиция погибнет. Потом была страница, где говорилось ещё об одном найденном колодце. Что рядом с ним выросло несколько пальм, фактически образовался небольшой оазис. Здесь у колодца впервые за весь путь замечены следы людей. Но их тропа вела в другую сторону. Это членов экспедиции немного успокоило. Теперь на общем собрании решили: на отдыхе днем и ночью нести дежурство. Экспедиция прошла 2/3 пути, и надо было быть крайне осторожным. Потом я прочёл ещё одну любопытную запись, где говорилось, что караван ступил на проклятую людьми территорию, и что чем ближе он подходит к намеченной цели, тем больше люди и верблюды испытывают ничем не объяснимый панический страх. На двадцать седьмой странице дневника копт жрец написал, что экспедиция вышла ещё к одному колодцу. И что верблюды дальше идти отказываются. Чтобы они не разбежались, верблюдов пришлось привязать и рядом с ними оставить одного человека. У колодца остался Дживдет – молодой копт из Каира. Дальнейшие записи в дневнике были донельзя скудными. Похоже, что человеку, ведущему дневник, было не до них. Хронист кратко написал, что «им двоим», кого он имел в виду, я сразу не понял, очень трудно бороться с волнами накатывающего на экспедицию страха. Что люди идут вперёд только благодаря волевому неимоверному усилию. Что ни у кого не осталось и глотка воды. Но надо двигаться, идти до конца. После этих слов все записи прекратились. Они начались со следующей страницы с того, что наконец-то перед измученными исследователями возникло то, к чему они так долго и упорно стремились: выступающая из бархана довольно большая облицованная плитами серого камня пирамида и занесённая песком, плоская крыша гигантского полуподземного здания. Поле непонятного страха, по словам хрониста, исчезло, и пришедшие в себя люди наконец-то обсудили, что делать дальше. На собрании было решено незаметно присмотреться к постройкам. Проверить: обитаемы они или нет. Для такого дела оба казака посчитали нужным незаметно обойти комплекс. Убедиться, что никаких тропинок и дорог к нему нет. В следующей записи говорилось, что после возвращения есаула и урядника, которые никаких следов человека рядом со строениями не обнаружили, настроение у всех поднялось. Из изложенного в дневнике, настороженными остались: ведущий записи и тот Безымянный знаток тайного знания, который помогал жрецу копту в нейтрализации поля ужаса. Муки жажды заставили людей сразу же после разведки приступить к поискам входа в здание. Все были уверены, что внутри помещения обязательно должен находиться колодец. Жрец так и написал, что воду он почувствовал сразу же, как подошёл к гранитной стене строения. С его слов, вход искали долго. Но, благодаря высшим силам, его нашли. Каким образом, из торопливой записи копта – не ясно. Дальше на страницах дневника были написаны разобщенные короткие фразы:

 «Недалеко от входа в зал – отделанный камнем колодец. Вода великолепная!

 Зал небольшой, из него ведут три коридора. Идём по одному из них. Такое впечатление, что помещения тщательно кем-то убраны: нет ни песка, ни пыли. Это всех насторожило. Свет проникает с потолка через узкие щели. Полумрак. Света становится всё больше и больше. Впереди сплошной ряд щелей – окон.

 Перед нами гигантский квадратный зал. Свет проникает из круглого отверстия в крыше. Чисто. Все стены зала покрыты неизвестными письменами и фресками. Стиль похож на древнеегипетский.

 Видим такое, отчего сжимается сердце. На стенах изображены картины, рассказывающие о контакте людей и ящероголовых. Люди змеи выглядят господами. Их фигуры в два раза выше человеческих. Люди рядом с ними в подчинённых позах. Что хотят от людей рептилоиды, не ясно. Об этом надо читать, но алфавит нам неизвестен. Пространство зала заполнено резными, каменными скамейками. Они стоят ровными рядами. Внимательно оглядели барельефы. То, что изображено на них, не поддаётся объяснению. Попытаемся всё срисовать. Работы ещё много.

 Ещё один зал, поменьше. Он так же освещён, как и первый. Скамеек в нём нет, но виден алтарь, а рядом с ним громадная статуя. Мы рассматриваем гигантское изображение. У скульптуры голова чудовища – ящера или змеи! Тело всё в чешуе. Имеется даже хвост! Неужели это и есть тайное подлинное изображение создателя Хаоса? При виде статуи невольно охватывает тревога. Надо начать копирование, и как можно скорее. Изучаем остальные помещения, их много. Перед нами целый лабиринт. Залы и большие комнаты украшены росписями. Множество помещений без освещения. Несколько раз теряли ориентацию, еле находили выход, храм огромный. Чтобы с ним познакомиться, потребовался целый день.

 В помещении мы пока одни, но и я, и Он (предпочитающий не озвучивать своего имени гость с севера, буду называть его просто – Он) уверены, что это ненадолго. Вечером разбили два лагеря: один недалеко от входа в тени у бархана, второй – внутри, рядом с колодцем. Теперь опасность можно отследить как изнутри, так и снаружи.

 Сегодня целый день занимались копированием. Срисовывали письмена и фрески.

 Тревога не покидает. Скорее растёт. И Он, и я пытаемся успокоить возмущение. Но интуиция подсказывает, что нас скоро обнаружат. Наша защита начинает давать сбои. Один из казаков оказался незаурядным художником. Он в деталях изобразил ящероголового. Молодец! За три дня нам удалось скопировать все четыре стены центрального зала. Наши евреи: Хаим, Лоша и Гед – славные парни. Работают до изнеможения. На казаках лежит обязанность охраны. Завтра закончим с фресками большого зала и перейдём в зал посвящений.

 15 декабря 1801 года . Конец всем нашим работам. Останемся живы или нет? Их много! Они появились внезапно со стороны пустыни и из подземелий храма. В руках у них луки, копья и прямые берберские мечи. Судя по оперению и раскраске стрел, перед нами адепты какой-то неведомой нам сатанинской африканской секты. Только бы успеть Добраться до лагеря. У нас там маленькая крепость. Лагерь окружен со всех сторон. Надо прорываться к нашим верблюдам. Но может, их уже и нет.

 Утром казаки точными выстрелами уложили предводителя нападавших. В их среде началось замешательство. Уходим. Нас расстреливают из луков. Не ранены только есаул, Он и я. Поймал стрелу! Умираю! Прощайте, братья… Передаю дневник Шавашу.

 16 декабря 1801 года . Дневник, пока не убьют, буду теперь вести я – Шаваш из Стамбула. Благо хватает и пуль, и пороха! Днем отлеживались в песке и отстреливались. Среди окруживших нас масса убитых. Стрелять умеем. Каждая пуля в цель. Ночью попытаемся прорваться. Рядом со смертельно раненным Салахом останутся тоже раненые и потерявшие много крови Хаим и Гед. У Геда пробита стрелой печень. Он тоже скоро умрёт. У Хаима раздроблено колено. Хаим – не ходок. Оба еврея намереваются выстрелами отвлечь на себя противника. И этим прикрыть наше отступление. Никогда не думал, что среди еврейского народа могут оказаться такие отличные парни. Пишу после того, как час назад отбили штурм. Сражались плечом к плечу на саблях. То, что увидел, потрясает. Эта тройка – два казака и тот, что без имени, уложили десятка три нападавших! Кто нибудь из этих ребят непременно выживет. В этом я уверен. Значит, и моя смерть не будет напрасной…

 17 декабря 1801 года . Я ранен стрелой в лёгкое. Полный рот крови. Трудно дышать. Передаю свой дневник Лоше. Он тоже ранен, но легко. Писать сможет. Сам остаюсь на тропе. Со мной четыре пистолета и два ружья. Это будет мой последний бой. Прощайте, братья, прощайте, моя жена и мои ребятишки!

 18 декабря 1801 года . Мне Лоше – Лёве из Дамаска поручено дописать дневник нашей гибнущей экспедиции. Скорее всего, мы все обречены. Враги преследуют нас по пятам. А до колодца, где стоят наши верблюды, ещё далеко.

 19 декабря 1801 года . Утро. Сегодня ночью была предпринята попытка нового штурма. Враги подползли вплотную, но были обнаружены. Рукопашный бой нападавшим обошёлся более десятка жизней. У казаков и их предводителя в руках по две сабли. И действуют они ими молниеносно. Моя рана кровоточить перестала. В душе появилась надежда. Сразу после боя мы покинули свой лагерь.

 20 декабря 1801 года . Вот мы и у колодца. Все восемь верблюдов живы и здоровы. Здоров и наш Дживдет. Правда, этим утром ему пришлось открыть предупредительный огонь по двум маячившим на горизонте всадникам. То, что у преследователей появились кони, дело заметно осложнило. Значит, где-то есть и тайные колодцы, где эти люди (или нелюди) поят своих лошадей.

 21 декабря 1801 года . Караван уходит по своим следам на восток. Настроение у всех приподнятое. Отдохнувшие верблюды идут резво. Зимнее солнце сильно не печёт. Запас воды более чем достаточен.

 Во второй половине дня караван был окружен полусотней всадников. Молодчина Дживдет! Он тут же уложил верблюдов на песок и закрыл их от стрел нападавших.

 Пришлось отстреливаться до самого вечера. Наши пули мимо не летели. Почти все попадали в цель. Ещё раз отомстили за наших погибших. На ночь соорудили из песка укрепленный лагерь, спрятали верблюдов.

 22 декабря 1801 года . Перед рассветом снова двинулись в путь.

 23 декабря 1801 года . Очередь писать дневник экспедиции пришла мне, Фёдору Стрепетову – есаулу черкасского казачьего полка Войска Донского из станицы Ореховской.

 Пишу после гибели двоих наших друзей. Да примет с миром их души Всевышний!

 К вечеру 23 декабря караван опять догнали верховые. Мы как раз подошли к колодцу. У нас была вода. Преследователи же целый день, а может и больше, скакали не пивши. Силы у коней нападавших, как мы поняли, были на исходе. Поэтому и дрались они с отчаянием обречённых. Оба наших соратника: молодой бесстрашный Лоша и мой друг земляк, урядник черкасского полка Емельян Шанов, были ещё раз ранены. И тогда они оба приняли решение остаться у колодца и не дать воды нападавшим. Не допускать их к воде до тех пор, пока караван не отойдёт на такое расстояние, что его уже будет трудно догнать. Так наши враги остались привязанными к воде. Там у колодца и приняли свой последний бой наши братья.

 Теперь нас осталось трое: Он, я и коптский казак Дживдет.

 Сегодня 24 декабря 1801 года. Караван идёт своей дорогой. Нас никто не преследует. Настроение у всех подавленное. Не можем забыть дорогих нашему сердцу людей. Если останусь жив, что я передам матери и отцу Емельяна? Что их сын погиб за великое дело? Но они меня поймут только в одном случае, если я им скажу, что их сын отдал свою жизнь за нашу империю – за Россию.

 Сегодня 25 декабря 1801 года . Католическое и протестантское Рождество. На караван нападений нет. Идём прежним маршрутом.

 Сегодня 27 декабря 1801 года . Всё по прежнему. Врагов и преследователей не видать. На сколько же дней два раненых парня сумели задержать их у того колодца? Или может преследователи изменили тактику? Безымянный озадачен, он считает, что основные неприятности нас поджидают в Египте. Сегодня вечером решено было надолго не останавливаться».

 Я бегло перелистнул следующие страницы. На них есаул отмечал только самое главное: когда вышли, сколько примерно прошли и кто кого сменил на дежурстве.

 «У последнего колодца домой остановки не было. Караван запасся водой и двинулся дальше.

 В Египте у дороги, ведущей к Нилу, мы оба: и я, и Безымянный, попытались уговорить Дживдета следовать за нами. Ночью на берегу у реки отпустить на свободу верблюдов и уплыть на лодке вниз к Каиру, а потом и к морю. Дживдет от нашего предложения отказался. Он уверял, что друзья ему обязательно помогут. Но мы его уверенности не разделяем.

 Сегодня 12 января 1802 года . Время за полночь, очень темно. Верблюдов отпустили, но они толкутся рядом с нами и никуда не уходят. Очевидно, за время экспедиции к нам сильно привязались.

 Прощаемся с Дживдетом. На глазах у меня слёзы… Дживдет называет нас русскими братьями. Умный коптский казак понял, что Безымянный тоже из России… Дай Бог ему счастья и благополучия.

 Сегодня 21 января 1802 года . Плывём только по ночам. Днём прячем лодку и отлёживаемся в камышах. Где наш Дживдет, что с ним?

 Третьего дня ночью прошли Каир, впереди рукава дельты. Если повезёт, то вскоре окажемся в море…

 Сегодня 6 февраля 1802 года. Ветер свежий. Старенький парус ещё дюжит. Подходим к Газе. Кажется, все наши беды позади. Хочется в это верить! Мы среди друзей! Наконец то! Нашу радость омрачает смерть Дживдета. Те, кто нас встретили, сообщили, что копта, египетского казака и друга больше нет. Он был убит неизвестными сразу после нашего отъезда. Весть о его смерти пришла в Газу в один день с нашим прибытием».

 Вот и все записи. Я закрыл дневник.

 «Да, не густо! Ни строчки не сказано, куда подевались копии барельефов и фресок? Да и только ли это богатство было взято из подвалов тайного храма? В душе возникло странное чувство чего-то недоговорённого. Того, о чём надо просто догадаться. В голове одна за другой проплывали картины прочитанного… Рисунок статуи человека ящера и дневник экспедиции дядя Ёша каким-то образом получил… От кого? Кто ему всё это мог передать?

 В душе гнездилось такое чувство, что я где-то рядом с истиной. Но постичь её пока не в состоянии…

 – Вставай, проклятьем заклеймённый… – услышал я сквозь сон баритон своего хозяина. – Эдак спать, молодой человек, негоже. Нас ждут великие дела! Помнишь, какими словами поднимал с постели Сэна Симона его слуга и соратник?

 – Твоими, твоими словами, – проворчал я, сладко потягиваясь. – Сейчас встану и займёмся великими делами. Как я понимаю, под ними ты имеешь в виду, дядя Ёша, уже приготовленный завтрак?

 – И его тоже, – отозвался с кухни историк.

 Когда я оделся, привёл себя в порядок и подошёл к столу, ученый, хитро улыбаясь, спросил:

 – Ну, как тебе дневник экспедиции?

 – Какой-то он куцый. Многого того, что меня заинтересовало, в нём нет.

 – А что же тебя заинтересовало? – с ехидцей в голосе пробасил любитель мацы и народных еврейских песен.

 – Мне интересно, куда подевались рисунки, которыми участники экспедиции, если верить дневнику, занимались целых три дня?

 – А, вот ты о чём? – развёл руками специалист по загадкам. – Ты, как я понимаю, не догадался?

 – Н… нет! – с честным видом признался я.

 – Ты, оказывается, умеешь врать похлеще меня, еврея! Того, кого специально для такой цели создавали! – захохотал учёный.

 – Получается, что все зарисовки остались у Безымянного… – сконфуженно пробурчал я.

 – У кого же ещё! По дневнику ведь хорошо видно, что Безымянный во всем этом деле – ключевая фигура! – продолжал веселиться антрополог. – Ну и вопрос ты мне задал?! Не время быть наивным, Гера, детство твоё давным давно прошло. Да и было ли оно? – внезапно погрустнел специалист по тайному знанию. – Ты понимаешь теперь, зачем лезли во время Второй мировой на территорию Сахары фашисты? Сначала итальянцы, а потом и немцы. Имею в виду экспедиционный корпус Эрвина Роммеля.

 – Неужели и те, и другие стремились отыскать среди песков тайный храм змееголовых? – удивился я.

 – Сначала «странным делом» занимались англичане, – сказал историк. – Их авиация барражировала над песками Ливии и Алжира не один год. Но по какой-то неизвестной причине с осени 1941 года британцы свои воздушные рейды в пустыню прекратили. Вполне возможно, что получили запрет, никто не знает от кого, – развёл историк руками. – Может, от тех, кто этот храм сохраняет? А может, и от подлинных его хозяев.

 – Имеешь в виду тварей со змеиными мордами? – поинтересовался я.

 – Нет, скорее всего, предупреждение пришло от оккультного жреческого клана. Негуманоиды опускать себя общением с каким либо правительством не станут. Они ставят себя куда выше нашего земного. Но вслед за англичанами в Ливийскую пустыню и Алжир устремилась армия Италии. Останавливать же итальянцев пришлось промасоненным насквозь британцам и их друзьям – французам. Теперь и англичане, и французы волей неволей превратились в союзников Ордена и всего того, что с ним связано. Но за разгромленными итальянцами, в Триполи, высадились во главе с непобедимым Роммелем немцы. Тебе не кажется, что далеко неспроста, всей этой компании вдруг понадобилась западная Сахара? Именно та её часть, где среди песков скрыт этот тайный храм? – сверкнул глазами историк.

 – Может, перед нами всего лишь случайность? – высказал я своё мнение.

 – Случайность?! – переспросил учёный. – Ничего себе случайность! Три державы передрались между собой из за территории, где имеются в изобилии только песок и воздух. И ещё такой зной, от которого можно сойти с ума!

 – Но в учебниках истории написано, что и Италия, и Германия вели завоевание на севере Африки ради нефти.

 – Угля, руды и строевого леса, – съязвил историк. – То, что и итальянцы, и немцы «до нитки» ограбили города арабов, это правда. Чего стоила деятельность команды штурмбанфюрера СС Шмидта! Вся его моторизированная группа специально была создана Гейдрихом для мародёрства. Немцы без зазрения совести грабили банки, музеи, картинные галереи, частные коллекции. Словом забирали всё, что имело хоть какую-то ценность. Но не это являлось их главной задачей. Не поиск нефти и не выход к Суэцкому каналу, даже не разгром англичан в Палестине… Они искали для себя что-то другое. Потому и высадились в Ливии, а не в Суэце. Но англичане им сумели помешать. Теперь ты понимаешь, кто взял на себя ответственность в плане соединения тайной лаборатории, древнего оккультного института, по изобретению и созданию Дьявола?

 – Хочешь сказать, что британские спецслужбы? – насторожился я.

 – Кое кто из силовой элиты. Личности, про деятельность которых не знает ни одно правительство. Для того и выращены на Земле иудейские банкиры, чтобы содержать не только тайные общества, но и тайные спецслужбы Ордена, кстати, внутригосударственные. Потому я за тебя и боюсь. Это тебе не XIX век и не сатанинская секта африканских асасинов. В наше время всё намного серьёзнее.

 – Значит, мировое правительство имеет и свои спецслужбы…

 – И свои военные подразделения в НАТО, которые в нужный момент не подчинятся ни одному на Земле правительству, юноша.

 – То, что ты утверждаешь, пострашнее любого кошмарного сна! Из твоих слов получается, что все правительства на Земле, по сути, царствуют под дамокловым мечом? Чуть что – голова с плеч?!

 – А что тебя удивляет? – начал раскладывать по тарелкам свой нехитрый завтрак историк. – Даже Иосиф Виссарионович не смог себя уберечь! Его тоже убрали! И отвлекли умело, и яд со сладкой дружеской улыбкой подсыпали. Всё сделали грамотно. Старинная, как мир, технология… Торопились, надо было спасать несчастных своих рабов. Шутка ли, диктатор собрался 100 ООО богоизбранных, вместо Крыма, переселить на Шпицберген! Вот закончим с завтраком, и я тебе покажу ещё кое что любопытное. Ту речь Джона Кеннеди, за которую его так незатейливо ухлопали. Цинично, всё равно, что собаку.

 Из последних слов дяди Ёши я понял, что разговор за столом пора кончать. А после него меня ждёт что-то такое, чего я пока не знаю. Поэтому, позавтракав и допив чай, я быстро убрал со стола и поспешил за учёным. Когда мы уселись на диван, историк протянул мне развёрнутый лист какой-то распечатки.

 – На ка, почитай. Здесь Джон Кеннеди раскрыл свои планы. Сказал, что не надо, за что и поплатился, – указал на текст антрополог.

 Я взял в руки распечатку и прочитал:

 Несмотря на то что нам официально не объявляют войны, я знаю, что столкновения не избежать. На нас напали, атакам подвергся наш образ жизни, враг наступает всюду и, хотя государственная граница не нарушена вражескими вылазками и нет ракетных атак над нашими друзьями, во всем мире нависла смертельная угроза. Я лишь могу сказать, что угроза никогда не была настолько очевидна и реальна. Перед лицом этой опасности веемы: правительство, люди, бизнесмены, лидеры профсоюзов, владельцы средств массовой информации должны изменить свои взгляды, откорректировать свою тактику. Мы стоим на пороге монолитного, наглого, всемирного заговора, искусно маскирующего свои истинные цели и скрыто распространяющего своё влияние. Он просачивается, вместо вторжений. Свободные выборы подмениваются насильственным свержением власти, свободное волеизъявление – запугиванием, открытое противостояние – скрытыми выпадами, и эта система, мобилизовав большие человеческие и материальные ресурсы, создала крепкую, высокоэффективную машину, которая осуществляет военные, дипломатические, развлекательные, экономические, научные и политические операции. Их подготовка держится втайне от людей, их ошибки скрываются, а не оглашаются. Она молчаливо наступает, не считаясь с расходами и слухами, не разглашая своих секретов.
    Джон Кеннеди

 – Как видишь, – сказал историк, – Джон Кеннеди был лидером не только своей страны. Он мыслил в масштабах всей планеты. И я думаю, – сказал дядя Ёша, сделав паузу, – что придёт время и люди Земли подвижничество и подвиг американского президента оценят. Во многих странах мира поставят ему памятник и назовут его именем улицы и площади. Так должно быть – это справедливо. Кеннеди был вторым великим человеком после Сталина, который поднял бунт против мировой закулисы, и также, как Coco Джугашвили, был убит.

 – Из твоих слов сам собой напрашивается вывод, что все правительства мира являются всего лишь марионетками закулисы. По большому счёту, они ничего толком в своих странах не решают.

 – А чему ты собственно удивляешься? – достал ещё одну папку учёный. – Власть всегда была у того, у кого больше денег. Вспомни, так называемый Древний мир или Средневековье. Формально власть была у князей, царей и королей, а фактически у личностей, кто эти властные структуры финансировал. У купцов и банкиров. Не будь последних – не было бы и тех кровопролитных войн, которые мы знаем. Не много-то на пустой карман навоюешь.

 Историк развязал передо мной несколько листиков.

 – Вот, посмотри, – показал он на один из них. – Здесь у меня схема управления того, что мы называем земным мировым правительством над любым государством.

 Я взглянул на схему, и через минуту мне стала понятна вся её суть: некий мощный внегосударственный финансовый центр вкупе с глобальным ядром тайных сообществ создают в государстве сеть масонских лож. Центр всех этих лож, по понятным причинам, традиционно складывается из иудеев. Богоизбранные для таких целей и распылены по планете. Подручный расходный материал в любой её точке. Второй этап – это проникновение адептов тайных обществ во власти. Параллельно с ним идёт вербовка местных дегенератов управленцев. И завершающий этап – полный подкуп и подчинение всех силовых структур. Начиная со спецслужб и кончая высшим командованием армии. Внешняя внегосударственная власть действует всегда наверняка: в таком деликатном деле безотказно работает банальный шантаж и подкуп. После всех этих процедур правительство любой страны, как правило, становится полностью послушным. Малейшее сопротивление с его стороны, в лучшем случае, оборачивается полной потерей рычагов управления, а в худшем – очередным переворотом и заменой «своими людьми»…

 – Уж не хочешь ли ты сказать, что наше знаменитое КГБ убрало и Брежнева, и Андропова, а сейчас у них на очереди – Черненко? – посмотрел я на дядю Ёшу.

 – Когда один за другим начинают вымирать правители, значит, они кому-то неугодны, юноша. И ещё это означает, что идёт процесс продвижения к власти кого-то своего… Кого мы пока не знаем. Но думаю, скоро всё прояснится.

 – После смерти Черненко? – спросил я.

 – Да, после смерти Черненко! Потому что этот человек честный и по настоящему любит свою Родину. Вот увидишь, он долго не протянет… Теперь давай вспомним, кто у нас в СССР является рыцарем яда и кинжала? Естественно – КГБ, купленная с потрохами и прогнившая до основания спецслужба. Именно она сейчас решает, быть или не быть нашей империи. И так везде, в любом государстве. Официальная власть всего лишь вывеска, обёртка, не больше. Она полностью контролируется силовыми структурами.

 – За которыми, в свою очередь, присматривают господа из тайных обществ, – вставил я.

 – Да, да, из тайных обществ… – кивнул головой историк. – И если кто из деятелей Ордена в правительстве или силовых структурах не Удовлетворяет, то его тут же меняют на своего – послушного. Не Удовлетворяют же, понятно, те, кого нельзя купить или сломить шантажом. Своеобразный и надёжный фильтр приведения к власти недолюдков.

 – По словам «пасечника», шудр и неприкасаемых… – сделал я умную физиономию.

 – Одним словом, отбросов, или, по терминологии академика Поршнева, хищников, – дополнил меня дядя Ёша. – Вот и весь механизм управления любым правительством, – закончил свою мысль историк.

 – Ну, и кто, по твоему, движет банкирами, тем же Ротшильдом и компанией? – поинтересовался я.

 – Оккультная группа иудейской секты хабад, – невозмутимо ответил спец по тайному знанию.

 – А кто командует хабадом? – не унимался я.

 – Те, кто считают себя потомками и наследниками верховных жрецов Амона, над ними, как ты говоришь, недобитки из жречества Атлантиды, а над последними довлеет негуманоидный разум из бездны. Тот самый, который тайно распоряжается нашей планетой не один миллион лет. Как видишь, схема проста, и ты её знаешь не хуже меня.

 – Но мне не совсем ясна роль иллюминатов? Зачем нужно было Вейсгаупту вообще создавать это общество? – продолжил я допрос историка.

 – Чтобы максимально мобилизовать масонскую деятельность. Объединить все масонские ложи одной идеей и вдохнуть в движение тайных обществ утерянный в какой-то степени смысл. Теперь-то ты удовлетворён? – положил передо мной новые листки из своей папки дядя Ёша.

продолжение >>>

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15