на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Оглавление:

    Археология Земли
    Археология языка
    Мифология славян
    Инглиизм
    Веды
    О Вселенной
    О Человечестве
    Мироустройство
    Хроники Акаши
    Никола Тесла
    Космология Теслы
    Физика Д. Ларсона
    Праведы
    Фото космоса
    Уровни измерений
    Торсионные поля
    Эфир Атлантов
    Единицы Сознания
    Единство Одного
    Феномены Планет
    Материал Сетха
    Материал Ра
    Космология в Ведах
    Единство Октавы
    Гармоники Вселенной
    Эра Водолея
    ДНК
    Суть БытиЯ
    Суть Творения
    Жива

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript






РЕКЛАМА:

Построение материального атома

структура физической вселенной. ничего кроме Движения

ПОСТРОЕНИЕ АТОМА

изм. от 29.10.2013 г - ( )

Несколько глав 1 тома книги Дьюи Б. Ларсона "Структура физической вселенной" посвящались прослеживанию пути, которому следует материя, испускаемая в материальный сектор вселенной из обратного или космического сектора в форме космических лучей. Поэтому рекомендуется сначала ознакомиться с этой книгой или кратким изложением сути в этой статье. Как указывалось, космические атомы, составляющие космические лучи (трехмерные комбинации вращения с итоговыми скоростями больше единицы), распадаются на безмассовые частицы, то есть частицы с действующим вращением меньше чем в трех измерениях. Затем эти частицы вновь собираются в материальные атомы - трехмерные комбинации вращения с итоговыми скоростями меньше единицы.

Однако имеется еще один процесс прибавления, который реально происходит в достаточно широком масштабе, чтобы оправдать его рассмотрение прежде, чем мы обратим внимание на расширение масштаба объяснения процесса построения атома, начатого в томе 1. Процесс прибавления, который сейчас мы хотим исследовать, известен как “захват нейтрона”.

Наблюдаемая частица, известная как “нейтрон”, является частицей, которую мы определили как сложный нейтрон. Он обладает той же структурой, что и изотоп водорода с массой 1; то есть является двойной вращающейся системой, один компонент которой представляет вращение по типу протона, а второй – вращение по типу нейтрино. У изотопа водорода вращение нейтрино обладает материальным составом M 1/2–1/2–(1). У сложного нейтрона вращение нейтрино имеет космический состав C (1/2)–(1/2)–1. Итоговые смещения частицы составляют M 1/2-1/2–0, те же, что и смещения безмассового нейтрона. Сложный нейтрон полностью согласуется с базовым магнитным (двумерным) смещением вращения атомов. И поскольку он не несет электрический заряд, он способен проникать в атом намного легче, чем частицы, обычно взаимодействующие в заряженном состоянии. Следовательно, сложные нейтроны с готовностью поглощаются атомами. Таким образом, на первый взгляд, казалось бы, что захват нейтрона – это первый кандидат на определение первичного процесса построения атома. Тем не менее, физики сводят его роль к минимуму. Преобладающее принижение потенциала захвата нейтрона возникает за счет приверженности физиков к другим процессам, которые, по их мнению, ответственны за производство энергии в звездах. Как верят сейчас, если непрерывные прибавления к атомным массам рассматриваются как побочная характеристика процесса создания звездной энергии, захват нейтрона имеет лишь ограниченное значение. Некоторые физики поддерживают это заключение, выведенное из открытия, что стабильный изотоп с массой 5 отсутствует. Как указывается в учебниках, в этой точке закончился бы процесс захвата нейтрона.

Во вселенной движения этот аргумент неправомочен. Как мы уже описывали, устойчивость изотопа определяется уровнем магнитной ионизации. Отсутствие стабильного изотопа с массой 5 характерно для единичного уровня ионизации - уровня, существующего на поверхности Земли в настоящее время. В ранние века, когда уровень ионизации был ниже, препятствие для существования массы 5 отсутствовало или, по крайней мере, работало не в полную силу; и в будущем, когда уровень ионизации повысится, оно вновь сведется к минимуму или исчезнет.

Тем не менее приходится считаться с превалирующим мнением, что захват нейтрона не является первичным процессом построения атома, потому что, хотя препятствие к массе 5 можно обойти, нигде поблизости не имеется достаточного количества сложных нейтронов, чтобы позаботиться о выполнении требований построения атома. Эти частицы создаются в ограниченных количествах в реакциях особой природы. С другой стороны, построение атома – это широкомасштабная активность, которая непрерывно совершается во всех частях вселенной. Сложный нейтрон – это действительно весьма специфический вид комбинации движений. Причина его существования такова. Имеются определенные физические обстоятельства, при которых из материи испускается двумерное вращение. У материальных атомов двумерное вращение связано с массой из-за способа, которым масса встраивается в атомную структуру. Масса никогда не может исчезать, поскольку процесс, посредством которого она создается, - приведение безмассовой частицы в состояние покоя в фиксированной пространственной системе отсчета – неминуем. Поэтому двумерное смещение скорости принимает единственно возможную альтернативу – структуру сложного нейтрона, хотя такая структура весьма маловероятна.

Теперь давайте обратимся к процессу, который, согласно открытиям, приведенным в томе 1, на самом деле является первичным средством, с помощью которого достигается реальное построение атома. Как уже говорилось, главный продукт распада космических атомов, исходные составляющие космических лучей, - это безмассовый нейтрон, M 1/2-1/2–0. Эта частица может комбинироваться с электроном, М 0-0-(1), или испускать позитрон, М 0-0-1, чтобы образовать нейтрино, M 1/2-1/2–(1). На основании принципов, управляющих комбинацией движений, определенной в томе 1, простые комбинации движений не создают устойчивых структур до тех пор, пока прибавленное движение не обладает некоей характеристикой, противоположной характеристике оригинала. Однако подобное ограничение не относится к комбинации с нейтрино, поскольку эта частица обладает итоговым общим смещением, равным нулю, и, следовательно, прибавленное движение является единственной, активной единицей в комбинации. Отсюда к нейтрино может прибавляться безмассовый нейтрон. Это имеет весьма значимые следствия.

Все безмассовые частицы движутся наружу со скоростью света (единицей скорости) относительно традиционной пространственной системы отсчета. Но если нейтрино, M 1/2-1/2–(1), комбинируется с безмассовым нейтроном, M 1/2–1/2–0, смещения комбинации становятся М 1-1-(1). Это означает, что комбинация обладает действующим двумерным смещением вовнутрь в трехмерном виде структуры. Прибавление движения вовнутрь в третье скалярное измерение помещает уплотненную частицу в пространственную систему отсчета. Результат такого хода событий описан в томе 1. Как отмечалось, хотя безмассовый нейтрон и нейтрино не обладают действующими массами, они обладают двумерным аналогом, t2/s2, трехмерного свойства, t3/s3, известного как масса. Когда одна из таких частиц, движущаяся со скоростью света относительно пространственной системы отсчета, помещается в гравитационно связанную систему, представленную координатами отсчета, единица устраняющейся поступательной скорости обеспечивает необходимую энергию, t/s, для преобразования двумерной величины, внутреннего момента, как мы его назвали, в трехмерную величину – в массу.

Продуктом вышеописанного процесса со смещениями вращения 1-1-(1) и массой в одну единицу атомного веса является протон. В традиционной физике протон рассматривается как положительно* заряженная частица, составляющая ядро атома водорода. Мы находим, что на самом деле это частица, которая может или не может нести положительный* электрический заряд. Также мы находим, что как особый вид движения (а не частица), протон является составляющей атома водорода. Однако это не “ядро”. Масса одного изотопа водорода является двойной вращающейся системой, в которой движение по типу протона комбинируется с движением по типу нейтрино. Атом формируется непосредственной комбинацией протона и нейтрино, и если происходит комбинация, существование частиц как частиц прекращается. В этот момент движения, которые раньше составляли частицы, становятся составляющими движений структуры комбинации – атомом.

Сейчас удобный момент, чтобы высказать общие комментарии по поводу последовательных комбинаций разных видов движений, являющихся сутью процесса построения атома. Ключ к пониманию ситуации – осознание того, что все эти движения являются скалярными. Единственное неотъемлемое свойство скалярного движения – его положительная или отрицательная величина, и представление данной величины в пространственной системе отсчета подвергается изменению в соответствии с условиями, преобладающими в окружении. Одно и то же скалярное движение может быть поступательным, вращательным, вибрационным или вибрацией вращения; оно способно переключаться с одного на другое, чтобы приспосабливаться к изменению условий. Как уже установлено, такое изменение называется процессом нулевой энергии; это просто перегруппировка.

С таким видом ситуации мы столкнулись в связи с ионизацией. Как отмечалось, ионизация частицы может происходить посредством любого из ряда разных процессов – поглощения излучаемой энергии, захвата электронов, контакта с быстро движущимися частицами и так далее. Поскольку вовлеченные движения являются движениями разных видов, может показаться, что, пытаясь объяснить эти процессы как обмен движениями, мы столкнулись с трудной проблемой. Но ситуация проста, если рассматривается в скалярных терминах. Единственное неотъемлемое свойство скалярных движений – вибрационного движения фотонов, вращательного движения электронов, поступательного движения атома или частицы – величина. Отсюда следует, что величина – это единственное свойство, которое при взаимодействии обязательно передается неизменным. Присоединение к системе отсчета, которое отличает фотон от электрона или от поступательного движения, свободно приспосабливается к новому окружению. При ионизации оно принимает форму вибрации вращения, независимо от вида предыдущего движения.

Создание атомов водорода посредством вышеописанного процесса устраняет роль процессов непосредственного прибавления в построении атома. Существенный шаг в данном процессе – перевести безмассовые нейтроны из обычного движения со скоростью света (стационарного в естественной системе отсчета) в состояние покоя в фиксированной пространственной системе отсчета. Как указывалось в томе 1, это требует существования вращательного движения во всех трех скалярных измерениях, поскольку частица способна двигаться со скоростью света (относительно пространственной системы отсчета) в любом свободном измерении. Безмассовый нейтрон не обладает тремя необходимыми измерениями движения, но в комбинации с нейтрино обеспечивает необходимое прибавление к измерениям нейтрона. Такая комбинация, 1-1-(1), обладает итоговым общим трехмерным смещением вращения (массой) одной единицы.

Созданная таким образом частица - протон 1-1-(1) - не может принимать еще один безмассовый нейтрон из-за своей двумерной природы. Она не может принимать и комбинацию безмассового нейтрона с нейтрино, поскольку такая комбинация составляет другой протон. Уплотнению двух протонов препятствуют факторы, уже рассмотренные в связи с непосредственной комбинацией атомов. Поэтому выше водорода с массой 1 построение атома происходит в основном с помощью процесса ионизации, который мы и будем сейчас рассматривать.

Нейтрино в продуктах распада космических лучей вступают в контакт с другими частицами, особенно с фотонами излучения. Некоторые такие контакты выливаются в магнитную ионизацию; то есть, нейтрино передается двумерная вибрация вращения. Поскольку это одно единичное смещение, противоположное одной единице двумерного смещения вращения у нейтрино, итоговое результирующее смещение вращения в двух измерениях равно нулю. Как легко можно видеть, подобное изменение не могло бы применяться к безмассовому нейтрону. Эта частица уже обладает нулевым смещением в электрическом измерении, и если бы одна единица в магнитных измерениях нейтрализовалась, частица не имела бы действующего смещения скорости и свелась бы к статусу основы вращения, эквиваленту вращения ничего. Поэтому на примитивном уровне магнитная ионизация ограничивается нейтрино.

Процесс магнитной ионизации подробно обсуждался в этой статье, и шаги, через которые проходит исходная ионизация нейтрино на пути к атомам, описаны во всех деталях. Сейчас мы посмотрим на отношения массы с целью демонстрации того, что процесс, посредством которого по ходу уже описанных событий прибавляется масса, необратим (вплоть до пределов разрушения), и что магнитная ионизация является настолько широкомасштабным процессом построения атомов, что является преобладающим средством образования более тяжелых элементов.

Как уже объяснялось, поскольку магнитно заряженный нейтрино не обладает действующим смещением скорости кроме одной отрицательной единицы в электрическом измерении, он является вращающейся единицей пространства, вибрирующей в магнитных измерениях. Материальный атом - временная структура (итоговое смещение во времени) - может существовать в пространстве нейтрино, как и в любом другом пространстве. Такой атом непрерывно движется из одной единицы пространства в другую. Если он входит в пространство нейтрино, вибрация вращения единицы пространства (нейтрино) эквивалентна или пребывает в равновесии с аналогичной, но противоположно направленной вибрацией вращения атома. Когда атом вновь переходит в другую единицу пространства, переходит ли вибрация вместе с ним или остается в единице пространства (нейтрино) – дело случая. Именно так магнитные заряды, изначально переданные нейтрино в материальной совокупности, передаются от нейтрино к атомам.

Заряженные или незаряженные нейтрино движутся с единицей скорости относительно пространственной системы отсчета, и случайные периоды совпадения с атомами материи возможны лишь за счет конечной величины единиц пространства и времени. Если магнитный заряд остается с атомом, когда атом и нейтрино разделяются, заряд, движущийся с единицей скорости, пока связан с нейтрино, переносится в состояние покоя в пространственную систему отсчета. Удаление единицы скорости наружу обеспечивает единицу смещения, требующуюся для прибавления вращения в третье скалярное измерение, и позволяет единице магнитного (двумерного) смещения скорости поглощаться атомом. Ввиду того, что поглощенная единица обладает лишь половиной массы полной единицы вращения и совсем не обладает вращением в третьем измерении, она входит в атом как единица вибрационной массы. Если это помещает изотопный вес атома вне зоны стабильности, часть вибрационной массы преобразуется в массу вращения ранее описанным способом, сдвигая атом в более высокое положение в атомных сериях.

Переход из безмассового состояния (стационарного в естественной системе отсчета) к материальному статусу необратим в материальном окружении, поскольку в нем отсутствует доступный процесс для непосредственного перехода от вращения к поступательному движению. Субатомные частицы подвергаются реакциям нейтрализации, в которых противоположно направленные вращения уничтожают друг друга, вынуждая смещения скорости возвращаться к поступательному статусу. Но непосредственная комбинация двух много единичных атомов трудно достижима. Благодаря обратному направлению сил в регионе времени между двумя такими структурами, когда они приближаются друг к другу, возникает мощная сила отталкивания. Более того, каждый атом является комбинацией движений в разных скалярных измерениях, и даже если два атома обретают достаточную относительную скорость для преодоления сопротивления и вступают в эффективный контакт, они не могут соединиться до тех пор, пока смещения в разных измерениях одновременно не достигнут надлежащих состояний для комбинации. Поэтому, за некоторыми исключениями, прибавления к массам атома постоянны (вплоть до момента достижения пределов разрушения).

На этом первое применение процесса построения атома завершается. Посредством последовательных уже определенных шагов магнитное смещение скорости вращения безмассового нейтрона, созданного распадом космических лучей (единственное действующее свойство этой частицы), преобразуется в дополнение к массе атома. Последовательные прибавления такого вида двигают атом вверх в атомных сериях.

За счет низкой плотности материи построение атома в межгалактическом пространстве происходит очень медленно, и количество времени, потраченного на эту стадию так велико, что имеется достаточная возможность создания конечного числа всех 117-ти элементов, в пропорциях, определенных соображениями вероятности. После начального периода существующая материя быстро концентрируется в большие совокупности. Это ускоряет построение атома, но имеются и действующие процессы, разрушающие некоторые более тяжелые элементы.

Значимый аспект теоретических открытий этой и предыдущих работ – важная роль безмассовых частиц - сущностей, которые, за исключением фотона и нейтрино, не осознаются традиционной наукой. Как говорилось в начале обсуждения, характерной чертой данных частиц является то, что они не обладают независимым движением, и, следовательно, стационарны в естественной системе отсчета. Из этого следует, что они движутся с единицей скорости (скорости света) в контексте традиционной пространственной системы отсчета.

Согласно нашим открытиям, имеются три категории материальных частиц (комбинаций движения без достаточного смещения вращения для формирования структуры атомного типа). Это (1) безмассовые частицы; (2) частицы, обладающие обретенной массой; и (3) частицы со структурами, промежуточными между классом (2) и полной атомной структурой. Таблица 1 демонстрирует субатомные частицы материального сектора.

Изотоп водорода с массой 1 включен в таблицу потому, что является структурой промежуточного вида, хотя обычно он рассматривается как полномасштабный атом. Электрические заряды, которые могут присутствовать, не приведены, кроме случая одномерно заряженных частиц, если они обеспечивают вибрацию вращения, переносящую частицы в гравитационно связанную систему. Заряды, относящиеся к другим частицам в списке, не оказывают значимого влияния на рассматриваемые феномены.

Таблица 1: Субатомные частицы

Точная копия списка таблицы 1 существует и в космическом секторе, с обратными смещениями скорости. В данном случае частицы строятся на космической основе вращения, представленной как С 0-0-0, а не на материальной основе вращения, М 0-0-0. Частицы, не приведенные в таблице 1, на открытие которых претендуют физики, являются комбинациями космического типа, либо частицами из космического субатомного списка, либо полномасштабными космическими атомами. Возможно, некоторые события очень короткой продолжительности, приписываемой переходным частицам, порождаются космическими химическими соединениями.

Осознание места безмассовых частиц в эволюционном паттерне материи является одним из продвижений в понимании, позволившим нам предположить настоящее согласованное и, бесспорно, корректное объяснение перехода от космического к материальному (и наоборот). Публикация 1959 года выявила цикличную природу вселенной и предложила рассмотрение способа перехода между секторами. Однако в то время существование безмассовых частиц еще не было открыто теоретически, и думалось, что частица, сейчас определенная как сложный нейтрон, являлась промежуточной, посредством которой достигается межсекторный переход. Когда, наконец, осознали, что теория требует существования безмассового нейтрона, дверь к новому пониманию процесса перехода распахнулась. Стало очевидно, что переход от космического к материальному совершается не напрямую, а происходит от космического (движение вовнутрь во времени) к нейтральному (отсутствует движение относительно естественной системы отсчета), а затем к материальному (движение вовнутрь в пространстве).

Это открытие коренным образом изменило нашу концепцию положения безмассовых частиц в физической картине. Сейчас очевидно, что эти частицы – нейтрино (известное традиционной науке), безмассовый электрон и безмассовый позитрон (ранее определенные как движущиеся частицы в электрическом токе), основа вращения и гравитационно заряженный нейтрино (открытый теоретически) – являются составляющими до сих пор неизвестного подразделения физического существования, нейтрального состояния базовых единиц материи, промежуточного между состояниями космического и материального секторов.

Ввиду того, что процесс построения атома работает посредством последовательных прибавлений отдельных единиц, относительные пропорции разных элементов в материальной совокупности напрямую соотносятся с возрастом материи и обратно соотносятся с атомным номером. Однако имеется ряд сопутствующих факторов, изменяющих базовые отношения. Как мы видели, создание изотопа водорода с массой 1 – дело относительно простое, не включающее ничего кроме соединения двух простых частиц. Следующий шаг труднее, поскольку требует формирования двойной системы, в которой имеются действующие смещения вращения в обоих компонентах. Поэтому огромное большинство материальных атомов еще пребывает на стадии водорода. Как и следовало ожидать, на втором месте находится первая двойная система – гелий, с атомным весом 2. Выше этого уровня атомные вращения становятся более сложными, и факторы, кроме требующегося числа прибавлений единиц массы, вносят многочисленные нерегулярности в то, что, в противном случае, было бы регулярным уменьшением распространенности с атомным номером.

Очевидно, что одно прибавление к атомному вращению вносит степень асимметрии. Это уменьшает стабильность, поэтому нечетных элементов обычно больше, чем четных. Например, десять самых изобильных элементов выше водорода в земной коре включают семь нечетных элементов и лишь три элемента с четными атомными номерами. Похоже, что зона стабильности изотопов у нечетных элементов шире, чем у четных элементов, чего и следовало ожидать, если они неотъемлемо более стабильны. Многие элементы четной группы обладают лишь одним стабильным изотопом. Из 117-ти элементов земного окружения, всего 5 вообще не имеют стабильных изотопов (в этом окружении). С другой стороны, ни один из нечетных элементов, кроме бериллия, не имеет меньше двух стабильных изотопов.

Тот же вид влияния симметрии можно видеть при первых прибавлениях вращения в магнитных измерениях. Положительные элементы группы 2А, литий, бериллий и бор, относительно редкие, в то время как соответствующие члены группы 2Б, натрий, магний и алюминий, относительно изобильны. На более высоких уровнях эффект не так очевиден, возможно, потому, что последовательные прибавления к более тяжелым элементам меньше в пропорции к общей массе, в то время как более значимыми становятся влияния других факторов.

Одной из характеристик паттернов вращения элементов, вносящей изменения в восприимчивость к дополнительной массе и соответствующие изменения в пропорциях, в которых разные элементы появляются в материальных совокупностях, является изменение магнитного вращения, которое происходит в центре каждой группы вращения. Например, давайте вновь рассмотрим элементы группы 2Б. Первые три элемента формируются последовательными прибавлениями положительного электрического смещения до магнитного вращения 2-2. Кремний, следующий элемент, создается подобным прибавлением, и вероятность его формирования существенно не отличается от формирования трех предыдущих элементов. Однако еще одно такое прибавление создало бы смещение скорости 2-2-5, которое неустойчиво. Чтобы сформировать стабильный эквивалент, 3-2-(3), магнитное смещение должно увеличиться на одну единицу в одном измерении. Вероятность достижения подобного результата значительно ниже, чем простое прибавление единицы одного электрического смещения, и шаг от кремния к фосфору значительно труднее, чем предшествующие прибавления. Поэтому общее количество кремния в существовании создается до момента, где более низкая вероятность реакции следующего прибавления компенсируется большим количеством атомов кремния, имеющихся для участия в реакции. В результате, теоретически, кремний должен быть одним из самых изобильных элементов после гелия. Те же соображения должны применяться к элементам в центрах других групп вращения, когда должное соображение касается общего уменьшения изобилия, происходящего с увеличением атомного номера.

Как мы увидим в томе 3 (Дьюи Б. Ларсон "Вселенная движения"), есть основания полагать, что состав обычной материи в конце первой фазы ее существования в материальном секторе, фаза облака космической пыли, соответствует теоретическим ожиданиям. Однако изобилие разных элементов в регионе, доступном прямому наблюдению, регионе в поздней стадии развития, рисует иную картину. Общее содержание тяжелых элементов увеличивается с возрастом материи. Репрезентативная оценка выявляет, что процент элементов тяжелее гелия колеблется от 0,3 в сферических кластерах, теоретически самых молодых наблюдаемых звездных совокупностях, до 4,0 в звездах Популяции I и межзвездной пыли по соседству с Солнцем, теоретически самой старой материи в обычной области наблюдения. Конечно, это приближения, но общая тенденция очевидна.

Пики кривой изобилия, которые теоретически должны существовать в центрах групп вращения, также появляются в уместных положениях в более низких группах элементов. Ситуация с углеродом не ясна, поскольку наблюдения конфликтуют друг с другом, но кремний относительно изобилен по сравнению с соседними элементами. Теоретически так и должно быть, и железо, предыдущий член трио элементов в центре группы 3А, почти так же изобилен как кремний. Но когда мы обращаемся к соответствующим элементам группы 3Б, рутению, родию и палладию, мы обнаруживаем совсем другую ситуацию. Вместо относительного изобилия, которое следовало ожидать за счет положений элементов в атомных сериях вплоть до будущего увеличения магнитного смещения, они довольно редки. Это не обязательно означает, что влияние относительной вероятности за счет шага магнитного смещения отсутствует, поскольку все соседние элементы тоже редки. На самом деле, все элементы выше железа – группа никеля – существуют лишь в сравнительно небольших количествах. Оценки указывают, что всех этих элементов в существовании меньше, чем 1% существующего количества железа.

Представляется, объяснение относительного изобилия лишь в терминах концепции вероятности невозможно. Довольно значимое уменьшение изобилия по сравнению с железом было бы в порядке вещей, если бы возраст локальной системы был таков, чтобы поместить пик вероятности где-то поблизости от железа, но это все еще оставляет группу рутения в ряду относительно обычных элементов. Почти полное отсутствие тяжелых элементов, включая эту группу, которая теоретически должна быть в изобилии, требует существования какого-то дополнительного фактора: либо (1) почти непреодолимого препятствия к формированию элементов выше группы железа, либо (2) процесса, разрушающего эти элементы после создания.

Отсутствуют указания на существование любого серьезного препятствия, влияющего на формирование тяжелых элементов. Поэтому, насколько мы определили, процесс построения атома так же относится к тяжелым элементам, как и к легким. Построение тяжелых элементов эндотермическое, но это не должно быть серьезным препятствием; в любом случае это не относится к элементам ниже группы 4А, и, следовательно, не влияет на нехватку элементов группы 3Б и нижних делений группы 3А. Таким образом, представляется, что специфическое распределение изобилия требует существования процесса разрушения, препятствующего накоплению любых значимых количеств элементов тяжелее, чем группа железа, хотя они и создаются в обычных количествах.

Весь процесс построения атома, описанный в данной статье, дублируется в космическом секторе, в котором пространство и время меняются местами. Там с целью для сдвига элементов в космических атомных сериях прибавляется обратная масса.

МАССА И ЭНЕРГИЯ

Открытие отношения массы-энергии E = mc² Эйнштейном явилось значительным продвижением в физической теории и уже обрело некоторые далеко идущие физические применения. Конечно, оно полностью согласуется с теорией Обратной Системы. Эта теория представляет до сих пор отсутствующее объяснение этого соотношения. В свете современной физической мысли не всегда осознается, что это очень странное соотношение. Почему соотношение между массой и энергией должно выражаться в терминах скорости? Эйнштейн объяснения не представил. Он вывел соотношение из математического выражения своей теории относительности, но математическое выведение ничего не объясняет до тех пор, пока интерпретация математики не придаст выведению физического значения. Упущенная информация предоставляется Обратной Системой. Во вселенной движения и масса, и энергия обратные скоростям и отличаются только измерениями: масса трехмерна, а энергия одномерна. Поэтому единица энергии является произведением единицы массы на квадрат единицы скорости, скорости света.

Обнаружение истинной значимости соотношения масса-энергия оказывает важное влияние на применение. Оно указывает, что современная вера в то, что количество энергии всегда обладает определенной связанной с ней массой, ошибочна. Обратная скорость может существовать либо как масса, либо как энергия, но не обе одновременно. Величина массы (трехмерного скалярного движения) эквивалентна количеству энергии (одномерному скалярному движению) лишь тогда, когда трехмерное движение реально преобразовывается в одномерное движение или наоборот. Иными словами, существующая величина массы не соответствует любой существующей энергии, которая пришла бы в существование, если бы масса действительно превращалась в энергию.

По этой причине гипотеза Эйнштейна об увеличении массы, связанном с увеличением скорости, не согласуется с нашими открытиями. Приращение кинетической энергии могло бы увеличивать массу, только если бы превращалось в массу путем какого-то надлежащего процесса, и в этом случае перестало бы быть кинетической энергией; то есть, соответствующей скорости больше бы не существовало. Действительно, гипотеза Эйнштейна не согласуется с правомочной концепцией превращения массы в энергию, независимо от точки зрения, с которой подходят к вопросу. Масса не может быть дополнением кинетической энергии, величиной, возрастающей с увеличением энергии, а также сущностью, способной превращаться в кинетическую энергию, величиной, увеличивающейся с уменьшением энергии. Две концепции взаимно исключают друг друга.

В описываемой теоретической вселенной движения соотношение масса-энергия относится только к тем процессам, в которых масса исчезает, а энергия появляется, и наоборот. Самый известный процесс такого рода – взаимный обмен между массой и энергией, который происходит в результате радиоактивности или подобных атомных преобразований. Как мы видели, в этих реакциях первичная масса сохраняется. Например, при радиоактивном распаде Ra226 => Rn222 + He4 общая первичная масса исходного атома радия была 226. Первичная масса остаточного атома радона 222, и масса испускаемой альфа частицы 4, что в сумме дает 226. Поэтому любое превращение масса-энергия, включенное в атомные преобразования такого вида, ограничивается вторичной массой.

Современное научное мнение относительно компонента вторичной массы рассматривает вторичную массу как массу, которая, согласно принятой теории, связана со “связующей энергией”, удерживающей вместе гипотетические компоненты гипотетического атомного ядра. Следует признать, что концепция “связующей энергии” очень хорошо увязывается с превалирующими идеями относительно природы атомной структуры. Но следует помнить, что вся ядерная концепция атома чисто теоретическая. Ни одна из ее частей не подтверждена эмпирически. Даже оригинальный вывод Резерфорда, что самая большая часть массы атома сосредоточена в маленьком ядре, - гипотеза, из которой выведена вся современная атомная теория – не подтверждена, кроме как на основании допущения, что в твердом состоянии атомы пребывают в контакте. Мы считаем это допущение ошибочным. И каждый дополнительный шаг, предпринятый в долгих сериях приспособлений и модификаций, которым подверглась теория для избавления от трудностей, включал одно или более дальнейших допущений. Следовательно, факт, что концепция “связующей энергии” согласуется с совокупностью гипотез, не имеет физического значения. Все доступные свидетельства согласуются с нашим открытием, что разница между наблюдаемой общей массой и первичной массой является результатом влияния вторичной массы за счет движения в регионе времени, и что именно превращение вторичной массы в энергию отвечает за создание энергии в процессах радиоактивности и других преобразованиях атома.

Природа вторичной массы объяснялась в томе 1. Также были вычислены ее величины, относящиеся к субатомным частицам и изотопам водорода. На ранних стадиях исследования предпринимались изучения более высоких элементов. В первом издании показано, что в области от алюминия до лития происходит регулярное уменьшение вторичной массы самого изобильного изотопа элементов. Выше железа величины нерегулярны, но вторичная масса (отрицательная в этой области) остается вблизи величины железа вплоть до центра атомных серий, после чего значительно уменьшается и возвращается к положительным величинам у очень тяжелых элементов. Влияние паттерна вторичной массы – делать экзотермическими процесс роста у легких элементов и процесс распада у тяжелых элементов.

Отсюда следует, что вторичная масса у более низкой половины атомных серий, за исключением водорода, отрицательная. Это конфликтует с общим убеждением, что масса всегда положительная. Предварительное развитие теории показало, что наблюдаемая масса атома – это алгебраическая сумма эквивалентов массы смещений скорости составляющих его вращений. Если вращение отрицательное, соответствующий компонент массы тоже отрицательный. Общая итоговая масса материального атома всегда положительная лишь потому, что в материальном секторе вселенной магнитное вращение обязательно положительное, а магнитное вращение – главный компонент суммы. Почему минимум вторичной массы пребывает в или вблизи от центра атомных серий, а не на периферии, еще не известно, но подобный паттерн отмечался у некоторых материальных свойств, исследованных на страницах первого и второго тома, и похоже, имеется общая причина.

Многие исследователи предприняли значительное усилие с целью изучения и анализа атомных превращений, которые, возможно, могли бы служить источником энергии, вырабатываемой на Солнце и других звездах. Общий вывод таков. Это реакции, в которых водород превращается в гелий, либо непосредственно, либо посредством ряда промежуточных реакций. Водород – самый изобильный элемент в звездах и во вселенной в целом. Процесс превращения водорода, если он действительно работает, мог бы обеспечивать значительный запас энергии. Но, как уже говорилось, отсутствует реальное свидетельство того, что превращение обычного водорода, изотопа H1, в гелий – это естественно происходящий процесс, в звездах или где-либо еще. Даже без новой информации, представленной исследованием, есть много причин сомневаться, что процесс действительно работает, и что, работая, он обеспечивал бы достаточно энергии для удовлетворения звездных требований. Его, очевидно, не хватает, если рассматривать огромный выход энергии квазаров и других компактных астрономических объектов. Как выразился один астроном, проблема рассмотрения энергии квазаров “считается самой важной нерешенной проблемой в теоретической астрофизике”.

Катастрофическое влияние несостоятельности процесса превращения водорода как источника звездной энергии на астрономическую теорию, оставляя ее без какого-либо объяснения способа выработки этой энергии, устраняется тем, что развитие теории Обратной Системы открыло существование не только одного, а двух доселе неизвестных физических феноменов, каждый из которых намного мощнее, чем процесс преобразования водорода. Открытые новые процессы не только способны удовлетворять энергетическим требованиям стабильных звезд, но и гораздо большим требованиям сверхновых звезд и квазаров (если энергии квазаров определяются истинными величинами, в отличие от раздутых величин, основанных на современной интерпретации красных смещений этих объектов).

Конечно, многим читателям будет трудно принять мысль, что во вселенной могут работать до сих пор неизвестные процессы, которые намного мощнее, чем уже известный процесс. Могло бы показаться, что нечто такого масштаба должно было проявить себя наблюдению давным-давно. Объяснение таково. Результаты этих процессов наблюдательно известны. Крайние энергетические события – важные характеристики современной астрономии. А то, что до сих пор неизвестно, - это природа процессов, вырабатывающих такие огромные энергии. Именно эту информацию предоставляет теория вселенной движения.

Мы исследовали один из этих процессов - превращение массы в энергию, которое происходит, когда материя внутри звезды достигает разрушительного температурного предела. Это долговременный процесс, обеспечивающий относительно ограниченное (по астрономическим меркам) количество энергии, необходимой для удовлетворения требований стабильных звезд. Как мы увидим в томе 3, он также объясняет большой выход энергии одного вида сверхновых звезд. Сейчас мы рассмотрим, что происходит, когда звезда приближается к определенному виду предела разрушения.

Предел разрушения, определенный температурой, достигается тогда, когда смещения наружу (температурная и электрическая ионизация) достигают равенства с одним из смещения вращения вовнутрь атома, уменьшая итоговое смещение комбинации до нуля и разрушая характер его вращения. Подобный предел разрушения достигается тогда, когда смещения вовнутрь (вращение и гравитационный заряд) постепенно увеличиваются до уровня, который, с точки зрения вращения, эквивалентен нулю.

Концепция эквивалента нуля новая для науки и может смущать, но ее природа может иллюстрироваться рассмотрением принципа, на основе которого работает стробоскоп. Этот инструмент наблюдает вращающийся объект посредством серий фотографий с регулярными интервалами. Если интервал подгоняется к равному времени вращения, разные особенности вращающегося объекта занимают одинаковые положения на каждом снимке, поэтому объект представляется стационарным. Подобный эффект наблюдался в ранних кинофильмах, когда казалось, что колеса движущихся автомашин часто перестают вращаться или вращаются наоборот.

В физической ситуации, если вращающаяся комбинация завершает цикл за единицу времени, каждая из единиц смещения комбинации возвращается в одно и то же периферическое положение в конце каждого цикла. С точки зрения макроскопического поведения движения положения на концах единиц времени – это единственное, что имеет какое-то значение; то есть, то, что происходит внутри единицы, не влияет на другие единицы. Если условия определены, все положения лежат на прямой линии в системе отсчета. Это значит, что отсутствует какой-либо фактор, стремящийся удерживать единицы вместе как комбинацию вращений (атом). Следовательно, они отделяются как линейные движения, и масса преобразовывается в энергию. Однако следует понять, что преобразование на пределе разрушения не влияет на само движение. Скалярное движение не обладает никаким другим свойством, кроме положительной или отрицательной величины, и это остается неизменным. Меняется лишь присоединение к системе отсчета, которое подвергается изменению в конце каждой единицы, если условия в данный момент благоприятствуют такому изменению.

Ударение на концы единиц движения в вышеприведенном обсуждении – это отражение природы базовых движений, которые определяются в фундаментальных постулатах теории Обратной Системы. Согласно постулатам, базовые единицы движения дискретные. Это не значит, что движение осуществляется в виде последовательности скачков. Напротив, движение – это непрерывная последовательность. Новая единица последовательности начинается в момент, когда заканчивается предыдущая единица, поэтому, в этом смысле, непрерывность поддерживается от единицы к единице и внутри единиц. Но поскольку единицы являются отдельными сущностями, влияния событий, происходящих в одной единице, не могут переноситься в следующую единицу (хотя комбинация внутренних и внешних характеристик одной и той же единицы может быть действующей, как в случае первичной и вторичной массы). Индивидуальные единицы движения могут продолжаться на одной и той же основе, но присоединение движения к системе отсчета подвергается изменению в целях приспособления к условиям, которые могут существовать в конце единицы. Когда атом возвращается к ситуации, существовавшей при исходном нуле, что верно, если конец цикла вращения совпадает с концом единицы времени, движение достигло нового стартового положения, можно сказать, нового нуля.

По уже приведенным причинам предельная величина - эквивалент нуля в каждом скалярном измерении - составляет восемь единиц одномерного или четыре единицы двумерного смещения вращения. В использованном обозначении последние являются магнитной комбинацией 4-4. Однако как указывалось, предел разрушения не достигается до тех пор, пока смещение в электрическом измерении не достигает эквивалента последней магнитной единицы. Поэтому комбинация вращения (атом) устойчива при нулевой магнитной ионизации вплоть до 4-4-31 или эквивалента 5-4-(1) - элемента 117. Следующий шаг достигает предела, при котором вращательное движение прекращается.

Если предел вращения достигается в атомах, магнитная ионизация которых выше общего уровня в совокупности, составляющими которой являются эти атомы, эффект приближения к пределу выражается в том, что атомы становятся радиоактивными и испускают порции масс в виде альфа частиц или других фрагментов. Это препятствует построению элементов, тяжелее, чем номер 117, но не приводит к разрушению первичной массы, такому, которое происходит при температурном пределе разрушения. Таким образом, радиоактивность – это средство избегания эффектов разрушения при приближении к предельной величине магнитного смещения.

Эта ситуация аналогична ряду других, более знакомых ситуаций. Например, предельная величина удельной теплоты твердых тел достигается при относительно низкой температуре. Выше этого предела атом или молекула входят в жидкое состояние. Переход требует значительного вклада энергии, и поскольку в низком энергетическом окружении вероятнее более низкие энергетические состояния, атом избегает необходимости обеспечивать приращение энергии путем изменения в другой температурный вибрационный паттерн, если обладает способностью это делать. Атомы тяжелых элементов совершают несколько изменений такого вида, когда сталкиваются с предельными величинами удельной теплоты при последовательно высоких температурах. Однако, в конце концов, достигается точка, в которой дальнейшие уловки такого рода невозможны, и атому приходится переходить в жидкое состояние. Аналогично, вероятности благоприятствуют непрерывному существованию комбинации движений, составляющих атом, до тех пор, пока это возможно. Таким образом, разрушающие эффекты приближения к пределу смещения избегаются испусканием массы. Но здесь, как и в случае удельной теплоты, в конце концов, достигается точка, в которой уровень магнитной ионизации, стремящейся увеличить атомную массу, препятствует дальнейшему испусканию массы из атома, и больше нельзя избежать приближения к пределу разрушения.

Следствия достижения предела смещения вращения при эквиваленте нуля качественно идентичны тем, которые происходят при достижении температурного предела смещения при нуле. Разные компоненты вращения уничтожаются, и движение возвращается к линейной основе. Это превращает массу в кинетическую энергию, большая часть которой передается остатку атомов или другой материи в окружении. Остаток уходит в электромагнитное излучение. С количественной точки зрения между двумя феноменами имеется значительное различие. Температурный предел относится лишь к самому тяжелому элементу, присутствующему в совокупности в значительном количестве. И скорость, с которой этот элемент приближается к пределу, регулируется процессом, который будет обсуждаться в томе 3. Элементы ниже в атомных сериях не затрагиваются. Более того, превращение смещения вращения в линейное смещение (массы в энергию) при температурном пределе не обязательно относится более чем к одной из единиц магнитного смещения атома. Следовательно, большая часть атомной массы остается без изменения, либо как остаточный атом, либо как число фрагментов.

Поэтому температурный предел не оказывает катастрофического эффекта до тех пор, пока температура не приближается к пределу разрушения железа, присутствующего в относительно больших количествах. С другой стороны, приближение к пределу магнитного смещения влияет на всю массу каждого атома. Единственная часть массы совокупности, которая остается неизменной, - это масса во внешних частях совокупности, где уровень магнитной ионизации ниже, чем во внутренних частях. Не существует процесса, ограничивающего скорость разрушения при пределе разрушения. Поэтому возникающий в результате взрыв, известный как сверхновая звезда типа II, намного мощнее (относительно массы взрывающейся звезды), чем взрыв сверхновой звезды типа I, происходящий при температурном пределе, хотя его полная величина не очевидна из прямого наблюдения по причинам, которые будут объясняться в томе 3.

Хотя процесс температурного разрушения работает в каждой звезде, он не обязательно продолжается вплоть до разрушения звезды. Степень, с какой масса звезды и соответственно температура увеличивается, зависит от ее окружения. Одни звезды обрастают достаточной массой для достижения температурного предела и взрываются, другие нет. Но повышение уровня магнитной ионизации – это непрерывный процесс во всех окружениях. Он обязательно приводит к достижению магнитного предела разрушения по прошествии достаточного количества времени. По сути, предел – это предел возраста.

Процесс, связанный с процессами, описанными в предыдущих параграфах, - это следствие событий, уравновешивающих превращение трехмерного движения (массы) в одномерное движение (энергию) в звездах. Энергия, которая вырабатывается разрушением атомов, покидает звезды в виде излучения. Согласно современным взглядам, излучение движется вовне со скоростью света, и большая часть его постепенно исчезает в глубинах космоса. Теория вселенной движения предлагает совершенно другую картину. Она говорит: Ввиду того, что фотоны излучения не обладают способностью независимого движения относительно естественного начала отсчета, они остаются стационарными в естественной системе отсчета или движутся вовнутрь со скоростью испускающего объекта. Следовательно, каждый фотон со временем сталкивается и поглощается атомом материи. Поэтому итоговый результат выработки звездной энергии посредством атомного разрушения – это повышение тепловой энергии другой материи. Как будет объясняться в томе 3, материя вселенной подвергается непрерывному процессу концентрации под влиянием гравитации. Следовательно, вся материя в материальном секторе с добавочной тепловой энергией поглощается одной из гигантских галактик, являющихся конечным продуктом процесса концентрации.

Когда взрывы сверхновых звезд внутри одной из гигантских галактик становятся достаточно частыми для того, чтобы увеличивать среднюю скорость частиц выше уровня единицы, некоторые из имеющихся в наличии полных единиц скорости превращаются во вращательное движение, создавая космические атомы и частицы. Построение космического атома, теоретически работающее в очень крупном масштабе внутри галактик, наблюдалось в мелком масштабе в экспериментах, результаты которых обсуждались в главе 1 тома 2. В экспериментах высокоэнергетические условия лишь кратковременны, а космические атомы и частицы, создающиеся из высокого уровня кинетической энергии, быстро распадаются на частицы материальной системы. Бесспорно, подобные распады происходят и внутри галактик, но в этом случае высокоэнергетическое условие как бы постоянно, благоприятствуя непрерывному существованию космических единиц до того, как происходит испускание квазаров. В любом случае создание таких комбинаций вращения увеличивает количество существующей космической или обычной материи за счет количества существующей энергии, в противовес эффекту создания энергии посредством разрушения атомов материи.

Завершая описание, связанное со свойствами материи, будет уместно обратить внимание на значимое различие между ролью, которую играет материя в традиционной физической теории, и ее статусом в теории вселенной движения. Вселенная современной физической науки во вселенной материи – это вселенная, в которой присутствие материи является центральным фактором физического существования. Во вселенной материи пространство и время обеспечивают фон или окружение для деятельности вселенной; то есть, согласно этой точке зрения, физические феномены происходят в пространстве и во времени.

Как рассматривал их Ньютон, пространство и время постоянны, неизменны и не зависят друг от друга и от физической активности, происходящей в них. Допускалось, что пространство Евклидово (“плоское” на жаргоне современной математической физики), а время течет постоянно и не направленно. Все величины (и пространство и время) рассматривались как абсолютные, то есть, независящие от условий, в которых они измеряются, или от способа измерения. Последующее расширение теории, созданное для рассмотрения некоторых наблюдений, не охваченных оригинальной версией, допускало, что пространство заполнено неощутимой жидкостью или эфиром, взаимодействующим с физическими объектами.

Теории относительности Эйнштейна, сменившие теорию Ньютона как официально признанный взгляд теоретических физиков, сохранили концепцию Ньютона об общей природе пространства и времени. Согласно Эйнштейну, эти сущности составляют фон для деятельности вселенной, как они делали это для Ньютона. Вместо трехмерного пространства и одномерного времени, не зависящих друг от друга, какими они были для Ньютона, в системе Эйнштейна они соединяются в четырехмерное пространство-время, но все еще обладают точно такой же функцией - образуют каркас или контейнер, в котором существуют физические сущности и происходят физические события. Более того, эти базовые физические сущности и феномены, по существу, идентичны тем, существующим во вселенной Ньютона.

Общепринято, что Эйнштейн убрал эфир из физической теории. Однако, на самом деле, он просто убрал слово “эфир” и воспользовался словом “пространство” в связи с концепцией, ранее называющейся “эфиром”. “Пространство” Эйнштейна обладает тем же набором свойств, ранее приписываемых эфиру, что он признает в следующем высказывании:

“Можно сказать, что, согласно общей теории относительности, пространство наделяется физическими качествами; следовательно, в этом смысле, оно все еще существует как эфир”.

Ниспровержение физики Ньютона произошло за счет постепенного накопления расхождений между теорией и наблюдением. Самыми важными явились результаты эксперимента Майкельсона-Морли и измерения опережения перигелия Меркурия. Ни одно из них не может объясняться в пределах системы Ньютона. Очевидно, понадобилась некоторая модификация системы. В конце XIX века вопрос стоял так: В какой форме должен происходить пересмотр идей Ньютона.

Как говорилось, чтобы квалифицироваться как “теория” в полном смысле этого термина, трактовка физического явления должна охватывать не только его математические аспекты, но и физические аспекты; то есть, она должна обеспечивать концептуальное понимание сущностей и соотношений, к которым относится математика. Однако в последние годы общей тенденцией стала концентрация на математическом развитии и опущение параллельного концептуального развития, заменяющего концептуальные интерпретации индивидуальных математических результатов. Вот как описывает современную ситуацию Ричард Фейнман:

“Каждый из наших законов – это чисто математическое выражение довольно сложной и невразумительной математики”.

Принимаясь за проблему пересмотра теории Ньютона, Эйнштейн не только занял позицию расширения широты построения теории посредством ограничения развития математическими аспектами рассматриваемой темы, но и предпринял шаг вперед и ослабил обычные математические стеснения. Он первым ввел в математические величины высокую степень гибкости, избавившись от “идеи, что координаты должны обладать неотъемлемым метрическим значением (выражение, которое он определяет как существование конкретной связи между разницами координат и измеряемыми длинами и временами)”. Вот как описывает эту картину С. Моллер:

“В ускоряющихся системах отсчета пространственные и временные координаты теряют любую физическую значимость; они просто представляют некую спорную, но недвусмысленную нумерацию физических событий”.

Наряду с гибкостью физического измерения, значительно расширившую размах изобретения дополнительных допущений, Эйнштейн ввел подобную гибкость в геометрию пространства-времени, допуская, что она искажается или “искривляется” присутствием материи. Конкретной целью этой уловки было обеспечить средства, чтобы иметь дело с гравитацией, ключевой проблемой в общей проблеме. Один учебник объясняет новую точку зрения так:

“То, что мы называем гравитационным полем, эквивалентно “деформации” времени и пространства, как будто они являются резиной, растягивающейся возле тяжелых тел”.

Основание для этого допущения – само допущение, допущение, что по какой-то неопределенной причине пространство и время оказывают влияние друг на друга. “Пространство действует на материю, указывая ей, как двигаться. В свою очередь, материя действует на пространство, указывая ему, как искривляться”. Но ни Эйнштейн, ни его последователи не представили объяснение, как могут происходить такие взаимодействия, как пространство “указывает” материи или наоборот. Теория не объясняет и инерции - аспекта гравитационной ситуации, представляющего значительную трудность для теоретиков. Эйбрахам Пейс подытоживает ситуацию так:

“Следует сказать, что появление инерции является и остается самой малопонятной темой в теории частиц и полей”.

Сегодня имеется тенденция призывать принцип Маха, приписывающий локальное поведение материи влиянию общего количества материи во вселенной. Миснер, Торн и Уиллер говорят, что “теория Эйнштейна определяет гравитацию как механизм, посредством которого материя там (отдаленные звезды) влияет на инерцию здесь”. Но, как указывается в высказывании Пейса, такое объяснение весьма далеко от убедительного. Очевидно, оно не дает ответа на вопрос, заводивший в тупик Ньютона: Как возникает гравитация? Конечно, это несовместимо с принятием принципа Маха тем же научным сообществом, которое активно сопротивляется концепции действия на расстоянии.

Дело в том, что ни теория Ньютона, ни теория Эйнштейна ничего не говорят о “механизме” гравитации. Обе принимают существование массы как нечто, что следует рассматривать как данную характеристику вселенной, и обе требуют, чтобы мы принимали факт притяжения масс без какого-либо объяснения, как или почему это происходит. В этой связи единственная значимая разница между двумя теориями в том, что теория Ньютона не указывает причины, почему массы притягиваются, а теория Эйнштейна не показывает причины, почему массы вызывают искажение пространства, которое объявляется причиной гравитации. Вот что говорит Фейнман по поводу данной ситуации: “Сегодня нет никакой модели теории гравитации, кроме математической формы”.

Концепция вселенной движения предлагает теорию гравитации, которая не только объясняет механизм гравитации, но и проясняет ее происхождение, демонстрируя, что масса – это обязательное следствие базовой структуры вселенной и не должна приниматься как нечто необъяснимое. Эта теория основывается на новой и абсолютно иной точке зрения на статус пространства и времени в физической вселенной. И Ньютон, и Эйнштейн рассматривали пространство и время как контейнер для составляющих вселенной. С другой стороны, в теории вселенной движения пространство и время являются составляющими вселенной, и отсутствует какой-либо контейнер. На этом основании пространство традиционной пространственно-временной системы отсчета – это всего лишь система отсчета и ничего больше. Следовательно, оно не может искривляться или меняться в присутствии или под действием чего-то физического. Более того, поскольку координаты системы отсчета – это всего лишь представление существующих физических величин, они автоматически обретают “метрическое значение”, устраненное Эйнштейном из теории для достижения гибкости, без которой она не увязывалась с наблюдениями.

Теория вселенной движения – это первая физическая теория, реально объясняющая существование гравитации. Она демонстрирует, что гравитационное движение – это обязательное следствие свойств пространства и времени, и что то же, что делает атом атомом (вращательно распределенное скалярное движение) вынуждает его притягиваться. Кроме того это же движение ответственно за инерцию.

Конечно, возвращение к абсолютным величинам и математической жесткости лишает законной силы концептуальные интерпретации решений Эйнштейна проблем, возникших за счет наблюдаемых отклонений от следствий теории Ньютона, и требует нахождения новых ответов на эти проблемы. В ходе развития деталей новой теории ответы возникали легко и естественно. В большинстве случаев не потребовались даже изменения в существующей формулировке математических отношений. В то время как модификация Эйнштейна теории Ньютона была почти полностью математической, наша модификация системы Ньютона-Эйнштейна изначально концептуальна. Потому что все ошибки в ныне принятой теории содержатся в концептуальной интерпретации наблюдений и измерений, то есть, в превалирующем понимании значения математических терминов и связей между ними.

Изменения, которые совершает новая теория в концептуальных аспектах гравитационной ситуации, не влияют ни на какие правомочные математические результаты теории Эйнштейна. Например, большинство математических следствий общей теории относительности, которые привели к ее принятию научным сообществом, выведены из одного из постулатов - Принципа Эквивалентности, который устанавливает, что гравитация является эквивалентом ускоренного движения. В теории вселенной движения гравитация – и есть ускоренное движение. Из этого следует, что любой вывод, который можно обоснованно вывести из Принципа Эквивалентности, такой как существование гравитационных красных смещений, можно вывести из постулатов теории вселенной движения точно в такой же форме.

Согласование двух теорий, существующее в побочных сферах и в математических результатах, не распространяется на основы гравитации. Здесь теории далеки друг от друга. Теоретическое развитие, описанное в нескольких томах работ Д. Ларсона, указывает, что попытка решить проблемы математическими средствами, путь, которому до сих пор следовали в подходе к фундаментальной физике, устраняет любые значимые концептуальные изменения в теории. В то время как наши открытия продемонстрировали, что в базовых допущениях, на которых построены математические теории, имеется много ошибок.

Вплоть до сравнительно недавнего времени, выявление и исправление этих ошибок было нереальным, поскольку для этого требуется доступ к большому количеству фактической информации, а объем имеющийся информации просто не адекватен. Непрерывное исследование преодолело это препятствие. И сейчас развитие теории вселенной движения определило “механизм” не только гравитации, но и физических процессов в целом. Сейчас мы способны выделить общий знаменатель всех фундаментальных физических сущностей, и определив его, мы определяем всю структуру физической вселенной.


Copyright  © 2004-2016,  alexfl