на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Оглавление:

    Археология Земли
    Археология языка
    Мифология славян
    Инглиизм
    Веды
    О Вселенной
    О Человечестве
    Мироустройство
    Хроники Акаши
    Никола Тесла
    Космология Теслы
    Физика Д. Ларсона
    Праведы
    Фото космоса
    Уровни измерений
    Торсионные поля
    Эфир Атлантов
    Единицы Сознания
    Единство Одного
    Феномены Планет
    Материал Сетха
    Материал Ра
    Космология в Ведах
    Единство Октавы
    Гармоники Вселенной
    Эра Водолея
    ДНК
    Суть БытиЯ
    Суть Творения
    Жива

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript






РЕКЛАМА:

Сущность магнетизма

структура физической вселенной. ничего кроме Движения

МАГНИТНЫЕ ЗАРЯДЫ

изм. от 28.10.2013 г - ( )
<<< начало

Обсуждение статического магнетизма относилось к виду двумерной вибрации вращения, известной как ферромагнетизм. Это магнетизм, известный широкой общественности, магнетизм постоянных магнитов. Как указывалось в предшествующем обсуждении, ферромагнетизм присутствует лишь в относительно небольшом количестве веществ. И поскольку ранним исследователям был известен лишь один вид магнетизма, его сочли неким особым видом феноменов ограниченного масштаба. Бесспорно, всеобщая вера оказала значимое влияние на мышление, что привело к выводу, что магнетизм – это побочный продукт электричества. Однако обнаружено существование другого вида магнетизма, намного более слабого, но присущего всем видам материи.

В целях понимания природы второго вида статического магнетизма понадобиться вспомнить, что базовое вращение всех материальных атомов двумерно. Из ранее развитых принципов, управляющих комбинацией движений, следует, что двумерную вибрацию (заряд) можно применить и к двумерному вращению. Однако в отличие от ферромагнитного заряда, являющегося независимым движением основного тела атома, заряд в базовом вращении атома подвергается электрическому вращению атома в третьем скалярном измерении. Это не меняет вибрационного характера заряда, но распределяет магнитное вращение (и силу) на три измерения и уменьшает его действующую величину до гравитационного уровня. Чтобы отличить этот вид заряда от ферромагнитного заряда, мы будем назвать его внутренним магнитным зарядом.

Как мы видели, числовой коэффициент, относящийся к величинам, отличающимся одним скалярным измерением, в терминах единиц сгс составляет 3x1010. Соответствующий коэффициент, применимый к взаимодействию между ферромагнитным зарядом и внутренним магнитным зарядом, является квадратным корнем произведения 1 и 3x1010, то есть 1,73x105. Таким образом, внутренние магнитные влияния слабее, чем влияния ферромагнетизма на 105.

Скалярное направление внутреннего магнитного заряда, как и у всех уже рассмотренных электрических и магнитных зарядов, - направление наружу. В материальном секторе вселенной все магнитное (двумерное) вращение положительное (итоговое смещение во времени). Но движение в третьем скалярном измерении, электрическом измерении, положительное у элементов Деления I и II и отрицательное у элементов Деления III и IV. Как объяснялось, все положительные магнитные вращения материального сектора обладают полярностью иного вида, чем полярность, связанная с направленным распределением магнитного вращения. Если атом электроположительного элемента рассматривается из данной точки в пространстве, например, сверху, то наблюдается, что он обладает конкретным магнитным направлением вращения по часовой стрелке или против часовой стрелки. Реальная корреляция севера и юга еще не установлена, но для нынешних целей мы можем назвать конец атома, соответствующий вращению по часовой стрелке, северным полюсом. Это общее соотношение, применимое ко всем электроположительным атомам. Благодаря переворотам на единичных уровнях северный полюс электроотрицательного атома соответствует вращению против часовой стрелки; то есть, северный полюс занимает положение, соответствующее тому, которое занимает южный полюс электроположительного атома.

Если электроположительные элементы подвергаются действию поля магнита, ориентация полюсов одинакова и у атомов и у магнита (одинаково положительная). Поэтому атомы этих элементов стремятся ориентироваться с магнитной осью, параллельной магнитному полю, и двигаться к сильному концу поля; то есть, они притягиваются постоянными магнитами. Такие вещества называются парамагнитными. Электроотрицательные элементы, обладающие обратной полярностью, ориентируются с полюсами своих атомов противоположно полюсам магнита. Это сводит одноименные полюса, вызывая отталкивание. Поэтому такие атомы стремятся ориентироваться перпендикулярно к магнитному полю и движутся к слабой части поля. Вещества такого вида называются диамагнитными.

В современной теории магнетизма диамагнетизм рассматривается как универсальное свойство материи, происхождение которого необъяснимо. “Все материалы являются диамагнитными”, - говорится в одном из учебников. На этом основании парамагнетизм или ферромагнетизм, там где они существуют, просто вытесняют базовый диамагнетизм. Мы находим, что каждое вещество является либо парамагнитным, либо диамагнитным, в зависимости от скалярного направления вращения в электрическом измерении. Ферромагнитные вещества являются парамагнитными с дополнительной двумерной вибрацией вращения уже описанного вида.

Все элементы электроположительных Делений I и II, кроме бериллия и бора, являются парамагнитными. Как и в случае других, ранее обсужденных свойств, положительное предпочтение переносится на некоторые пограничные элементы Деления III. Все другие элементы электроотрицательных Делений III и IV, кроме кислорода, являются диамагнитными.

Необычное поведение некоторых элементов Группы 2А – результат маленького размера 8-членной группы, что, в некоторых примерах, позволяет составляющим элементам функционировать как члены обратного деления группы. Например, обычно бор является третьим членом положительного деления Группы 2А, но альтернативно он может действовать как пятый член отрицательного деления этой группы. Бор и бериллий - положительные элементы, самые близкие к отрицательному делению этой группы. Поэтому они наиболее подвержены влияниям, стремящимся создать переворот полярности. Почему кислород является элементом отрицательного деления, в котором происходит переворот полярности, до сих пор неизвестно.

Как говорилось в томе 1, все химические соединения представляют собой комбинации электроположительных и электроотрицательных компонентов. Присутствие любого значительного количества движения во времени (пространственного смещения) в молекулярной структуре препятствует установлению положительной магнитной ориентации. Поэтому все соединения, кроме ферромагнитных или сильно отягощенных парамагнитными элементами, диамагнитные. Такое подавляющее предпочтение диамагнетизма в соединениях, по-видимому, и привело к ныне признанной гипотезе универсального диамагнетизма.

Как указывалось раньше, внутренние магнитные влияния относительно слабые. Поэтому восприимчивости парамагнитных и диамагнитных материалов низкие. Восприимчивости диамагнитных веществ не зависят и от температуры.

Как и следовало ожидать, поскольку внутренний магнитный заряд – это модификация магнитного компонента вращательного движения атома, магнитная восприимчивость обратна действующему смещению магнитного вращения. Конечно, у большинства элементов имеются две возможные величины смещения, но используемая величина часто определяется окружением; то есть, связь с элементами низкого смещения обычно означает преобладание более низкой величины, и наоборот. Например, углерод принимает вторичное смещение 1 в связи с водородом, но оно меняется на первичное смещение 2 в связи с элементами более высоких групп.

Еще один источник изменчивости вводится тем фактом, что восприимчивость, как и большинство других физических свойств, обладает начальным уровнем, и на него тоже влияют факторы окружения. На нынешней стадии развития мы не можем оценивать эти факторы из чисто теоретических допущений, но они регулярным образом меняются в разных семьях соединений. Поэтому с помощью ряда соотношений, мы можем установить то, что можно называть полу-теоретическими величинами диамагнитной восприимчивости множества относительно простых органических соединений.

Экспериментальные величины восприимчивости данных соединений значительно меняются. Однако при первичном исследовании обнаружили, что за исключением определенной разницы в начальных уровнях, диамагнитная восприимчивость обладает той же величиной, что и константа, которую мы назвали рефракционной константой, определяющей индекс рефракции. В данной статье не обсуждаются свойства излучения, но измерения индекса рефракции намного точнее, чем измерения магнитной восприимчивости. Поэтому в качестве основы для вычисления проницаемостей желательно воспользоваться рефракционной константой.

Внутренний магнетизм, который до сих пор являлся главной темой обсуждения в данной статье, интересен в первую очередь из-за света, который он проливает на природу и свойства магнетизма в целом. С практической точки зрения “магнетизм” – синоним ферромагнетизма. В контексте теории вселенной движения никакого систематического изучения ферромагнетизма еще не предпринято. Однако имеется ряд положений о месте данного феномена в общей физической картине, который следует осветить.

Ферромагнетизм существует лишь ниже температуры, точки Кюри, конкретной для каждого вещества. Ввиду того, что данный вид магнетизма ограничен положительными элементами и некоторыми их соединениями, ферромагнитные материалы так же и парамагнитные, они демонстрируют парамагнитные свойства выше температуры Кюри. В данной сфере восприимчивость линейно соотносится с температурой, но соотношение обратное; то есть, соотношение между температурой и 1/χ.

Лишь в одной связи между магнитной восприимчивостью и большинством физических свойств, обсужденных на предыдущих страницах, имеется значимое различие. Например, удельная теплота любого данного вещества понижается с понижением температуры и достигает нуля на конкретном температурном уровне. Отрицательной удельной теплоты не имеется. Соответственно, удельная теплота индивидуального атома равна нулю при всех температурах ниже этого уровня. Но магнитные силы действуют на магнитные вещества при всех температурах ниже критической температуры и выше нее. То есть здесь у нас имеется разница в значении нулевой точки.

Как объяснялось в томе 1, истинное начало отсчета физической активности, естественный нуль, - это единица скорости, скорость света. Естественные физические величины простираются от естественного нуля до естественной единицы скорости в пространстве (наш нуль) в одном направлении и до единицы скорости во времени (обратная скорость) в другом. Две области скоростей идентичны, за исключением инверсии. Большинство физических величин, с которыми мы имеем дело, пребывают в области от нашего нуля до скорости света. Но имеются некоторые величины, выходящие за пределы естественных нулевых уровней. Это вводит в физические соотношения некоторые модифицирующие коэффициенты, поскольку уровни естественного нуля ограничены величинами, то есть, точками, в которых происходит инверсия большинства физических свойств.

Например, такое свойство как тепловое излучение, которое, увеличиваясь при повышении температуры до единичного температурного уровня (естественного нуля), не продолжает увеличиваться при дальнейшем повышении температуры. Вместо этого, как описано в томе 3 ("Вселенная движения"), оно подвергается уменьшению, симметричному увеличению, имеющему место между нулем и единицей температуры. Подобный переворот происходит и в случае тех свойств, которые проявляются в регионе внутри единицы пространства, как мы его назвали, в регионе времени, поскольку все изменения в данном регионе происходят во времени, в то время как связанное с ним пространство остается постоянным на уровне единицы.

Ферромагнетизм – это феномен региона времени, поэтому его естественная нулевая точка (температура Кюри) находится на границе между двумя разными регионами, а не в центре симметрии, подобно скорости света - естественному нулю скорости. Вместо того чтобы следовать виду линейного соотношения, являющегося характеристикой свойств регионов внутри единицы пространства, отношение ферромагнетизма к температуре обладает более сложной формой за счет замены пространственного эквивалента времени на реальное пространство в данном регионе, где не происходит изменения в реальном пространстве.

Никаких детальных изучений в этой сфере еще не предпринято, но представляется очевидным, что у более правильных элементов намагничивание следует соотношению (1-x²)/2, которое применяется к другим свойствам региона времени, исследованным раньше, и коэффициенту квадратного корня, который тоже может быть межрегиональным. Таким образом, намагничивание может выражаться как M = k(1-T²)/4. Если намагничивание устанавливается как часть начального намагничивания, а температура - как часть температуры Кюри, константа k устраняется, и величины, выведенные из уравнения, применяются ко всем веществам, следующим правильному паттерну. В пределах точности экспериментальных данных ослабленное намагничивание вычисляется в согласованности с эмпирическими величинами, как сообщает Д. Г Мартин.

Поскольку внутренний магнитный заряд прикладывается против базового вращательного движения атома, его сила симметрично распределяется тем же способом, что и гравитационная сила. Но, как мы видели, ферромагнетизм – это движение индивидуального конкретно расположенного компонента атома. Следовательно, направленное распределение ферромагнитной силы в системе отсчета определяется ориентацией атома. Если бы каждый атом действовал независимо, ориентация атомов в совокупности была бы случайной. Но на самом деле каждый магнитно заряженный атом влияет на своих магнитных соседей, стремясь выстроить соседние атомы в соответствии со своими магнитными направлениями. Такое ориентирующее влияние сталкивается с механическим сопротивлением и обычно ограничено в масштабе. По этой причине и поскольку отношение каждой магнитной совокупности с ее магнитным окружением время от времени меняется, магнитная ориентация совокупности обычно не постоянна. Вместо этого совокупность магнитно делится на ряд сегментов, называемых “доменами”.

Обычно домены ориентированы случайно, и действующая магнитная сила ослабляется за счет распределения на разные направления. Применение внешнего поля создает переориентацию атомов в целях адаптации к направлению поля в степени, зависящей от силы поля. Переориентация концентрирует магнитное влияние в направлении поля и вызывает увеличение действующей магнитной силы, достигая максимума, уровня насыщения по завершении переориентации.

ИЗОТОПЫ

Хотя все магнитные заряды, вовлеченные в феномены, которые мы осознаем как магнитные, обладают скалярным направлением наружу, это не значит, что отсутствуют магнитные заряды со скалярным направлением вовнутрь. Это результат того, что магнитное (двумерное) смещение вращения материальных атомов всегда направлено вовнутрь. Как установлено в томе 1, с целью формирования устойчивых комбинаций принципы, управляющие прибавлением движений, требуют зарядов, движущихся противоположно базовым движениям. Следовательно, единственный устойчивый магнитный заряд – заряд, движущийся наружу. Однако при надлежащих условиях могут создаваться и заряды, движущиеся вовнутрь. Они могут продолжать существовать, если принудительно предотвращается последующее отделение от комбинаций вращения.

События, которые происходят в начале процесса концентрации в материальном окружении, описывались в томе 1. Распад космических лучей, входящих в окружение, создает большое количество безмассовых нейтронов, M 1/2-1/2-0. Они подвергаются распаду на позитроны, M 0-0-1, и нейтрино, M 1/2-1/2-(1). Очевидно можно ожидать, что присутствие любой большой концентрации частиц конкретного вида должно оказывать значимое влияние на физическую систему. Мы уже исследовали обширное разнообразие феноменов, возникающих в результате аналогичного избытка электронов в материальном окружении. Нейтрино более незаметны. Поэтому об этой частице и ее поведении имеется очень мало непосредственной экспериментальной информации. Однако развитие теории Обратной Системы предложило теоретическое объяснение роли нейтрино в физических феноменах. И сейчас мы можем проследить ход событий даже там, где не имеется эмпирических наблюдений или данных.

Логически мы можем прийти к выводу, что при определенных условиях нейтрино продолжают существовать в незаряженном состоянии, в котором они обычно формируются, поскольку обнаружили, что в земных условиях электрон обычно не имеет заряда. В незаряженном состоянии нейтрино имеет итоговое смещение, равное нулю. Поэтому оно способно свободно двигаться либо в пространстве, либо во времени. Более того, на него не действует ни гравитация, ни магнитные, ни электрические силы, поскольку он не обладает ни массой, ни зарядом. Следовательно, он не обладает движением относительно естественной системы отсчета. Это значит, что с точки зрения стационарной системы отсчета нейтрино, создающиеся в любом данном месте, движутся наружу с единицей скорости так же, как излучение. Таким образом, каждая материальная совокупность во вселенной подвергается действию непрерывного потока нейтрино, который можно рассматривать как особый вид излучения.

Хотя с точки зрения пространства-времени нейтрино в целом нейтрален, поскольку смещения его отдельных движений сводятся к нулю, на самом деле, оно обладает смещениями и в электрическом и в магнитном измерении. Отсюда оно способно принимать либо магнитный, либо электрический заряд. Соображения вероятности благоприятствуют первичному двумерному движению, поэтому заряд, обретаемый нейтрино, магнитный. Этот заряд противоположен магнитному вращению, и поскольку вращение направлено вовнутрь, заряд направлен наружу. Ввиду того, что единица заряда, направленного наружу, нейтрализует магнитное вращение вовнутрь, единственной действующей (несбалансированной) единицей смещения заряженного нейтрино является единица направленного вовнутрь вращения в электрическом измерении. Следовательно, по своему влиянию заряженное нейтрино является вращающейся единицей пространства, в данной связи подобной незаряженному электрону, и, как сейчас обстоят дела, неотличимой от него.

Как единица пространства нейтрино подвергается тем же ограничениям, что и аналогичный незаряженный электрон. Оно может свободно двигаться во временных смещениях материи, но не может проходить через открытое пространство, поскольку отношение пространства к пространству не является движением. Следовательно, любое нейтрино, обретающее заряд, захватывается, проходя через материю. В отличие от заряженного электрона оно не может выйти из материальной совокупности посредством обретения заряда. Чтобы достичь нейтрального состояния, в котором оно способно двигаться в пространстве, нейтрино должно терять свой заряд. Достигается это трудно, поскольку условия внутри совокупности благоприятствуют созданию частиц, а не разрушению. Сначала пропорция нейтрино, захваченных при прохождении через вновь формирующуюся материальную совокупность, невероятно мала. Но по мере того, как в совокупности создается ряд заряженных частиц, повышая то, что мы можем назвать магнитной температурой, тенденция к захвату увеличивается. Обладая природой вращения, магнитное движение не излучается так, как поступательное тепловое движение, поэтому увеличение количества нейтрино – это процесс накопления. По причине локальных условий скорости создания этого количества неминуемо будут отличаться, но, в общем, чем старше становятся материальные совокупности, тем выше поднимается их магнитная температура.

Как единица пространства, заряженное нейтрино является прибавлением к пространству, представленному системой отсчета, пространству продолжений, как мы его назвали. Там, где имеются заряженные нейтрино, некоторые атомы материи существуют скорее в пространстве нейтрино, чем в единицах пространства продолжений, или в пространстве незаряженных электронов, которые, как мы видели раньше, тоже присутствуют. Заряженные нейтрино вращаются относительно пространственной системы отсчета, следовательно, они вращаются относительно систем движений, составляющих материальные атомы, систем, определяющихся относительно системы отсчета. Таким образом, вибрация вращения единицы пространства, направленная наружу (заряд) – нейтрино, эквивалентна и равноценна вибрации движения временной структуры, направленной вовнутрь (заряд) - атому. Когда впоследствии нейтрино и атом разделяются, имеется конечная вероятность, что заряд останется с атомом.

Скалярное направление вовнутрь двумерного атомного заряда совпадает с двумерным вращением атома. Тот факт, что вибрация вращения атома, индуцированная магнитно заряженным нейтрино, совпадает с базовым магнитным (двумерным) вращением атома, направленным вовнутрь, оказывает важное влияние на участие этого движения в физических процессах. Обычный магнитный заряд – это посторонний элемент в материальной системе, это движение наружу в системе движений вовнутрь. Поэтому магнетизм играет отдельную роль в связи с относительно небольшой важностью в местном окружении. С другой стороны, индуцированная нейтрино вибрация вращения или заряд прибавляется к итоговому смещению вращения (массе) атома, и кроме большей зависимости от условий окружения полностью согласуется с базовым вращением атома. Вместо того чтобы быть отдельным прибавленным движением, индуцированный заряд изменяет величину ранее существующего вращения атома.

Наличие концентрации заряженных нейтрино, стремящихся создавать вибрацию вращения вовнутрь атомов совокупности, объясняет почему атом в целом не принимает обычный магнитный заряд, и почему обычные магнитные заряды ограничиваются асимметричными атомами, обладающими компонентами движения, способными вибрировать независимо от главного тела атома. Движение наружу не может возникать на фоне сил, стремящихся создавать движение вовнутрь.

Ввиду очень значимого различия в поведении между зарядом, движущимся вовнутрь и индуцированным нейтрино, и обычным магнитным зарядом, движущимся наружу, мы не будем пользоваться термином “магнитный заряд” в применении к виду вибрации вращения, который мы сейчас рассматриваем. Данный вид вибрации вращения мы будем называть гравитационным зарядом. Поскольку составляющее заряд движение является формой вращения и совпадает с вращением атома, оно прибавляется к итоговому смещению вращения атома. Однако нейтрино обладает лишь одной системой вращения, в то время как атом является двойной системой. Поэтому масса, соответствующая единице гравитационного заряда, составляет лишь половину массы единицы вращения (единицы атомного номера). В целях удобства за единицу атомного веса или атомной массы приняли меньшую единицу. Отсюда начальная атомная масса гравитационно заряженного атома составляет 2Z + G, где Z – атомный номер, а G – число единиц гравитационного заряда.

Помимо разницы в размере единиц гравитационный заряд (вибрация вращения) также связан с атомной структурой в целом, отличающейся от структуры полных вращений. Поэтому мы будем отличать массу вращения базового атомного вращения от массы за счет гравитационного заряда, которую будем называть гравитационной массой.

Вследствие изменчивости гравитационного заряда массы атомов элемента принимают разные величины, расширяясь до области, зависящей от максимального размера вибрационной массы G при превалирующих условиях. Разные состояния, которые способен принимать каждый элемент по причине изменчивого гравитационного заряда, определяются как изотопы элемента, а масса на основании 2Z + G определяется как изотопная масса. Поскольку на Земле элементы возникают естественно, разные изотопы каждого элемента почти всегда существуют в одних и тех же или почти в одних и тех же пропорциях. Следовательно, каждый элемент обладает средней изотопной массой, которая осознается как атомный вес элемента. Из положений предыдущего обсуждения очевидно, что атомный вес определяется как отражение локальной концентрации нейтрино, как мы ее назвали магнитной температуры, и не обязательно обладает одинаковой величиной в разном окружении.

Кроме того, передача магнитной ионизации от нейтрино к атому необратима в земных условиях. Однако имеются процессы, постепенно преобразующие вибрационную массу в массу вращения. При низкой магнитной температуре (концентрации заряженных нейтрино) большинство единичных гравитационных зарядов удаляется из системы посредством этих процессов до того, как может прибавляться второй заряд. Поскольку магнитная температура повышается, повышается и частота магнитной ионизации атомов за счет большего числа контактов. В результате в некоторых атомах происходит двойная или множественная ионизация. Следовательно, каждая совокупность обладает уровнем магнитной ионизации, аналогичным уже обсужденному уровню электрической ионизации.

Степень магнитной ионизации индивидуальных элементов зависит не только от магнитной температуры, но и от относительной способности элементов поглощать нейтрино. Это свойство индивидуальных единиц смещения во времени. Поэтому действующая магнитная ионизация - число гравитационных зарядов, которые прибавляются к атомному движению - зависит от атомной массы и магнитной температуры. Из природы процесса прибавления можно вывести следующее. На уровне единицы ионизации каждая итоговая единица смещения вращения (атомный номер) должна быть способна обретать одну единицу гравитационного заряда (половину размера единицы атомной массы). Но атом существует в регионе времени, а на нейтрино не влияют факторы, относящиеся к движению внутри единицы пространства. Следовательно, отношение между зарядом и атомным вращением - это отношение между вибрационной массой mv и квадратом массы вращения mr2. Более того, атомное вращение в регионе времени подвергается влиянию межрегионального отношения 156,444. Обозначая уровень магнитной ионизации как 1, мы получаем соотношение равновесия:

mv = I mr2/156,444; (24-1)

В данном уравнении масса вращения mr выражена в двойных единицах (единицах атомного номера), а вибрационная масса mv - в единичных единицах (единицах атомного веса).

Таким образом, выведенная величина mv – это число единиц гравитационного заряда (массы), которое обычно обретет атом массы вращения mr, если он поднялся до уровня магнитной ионизации I. Из доступной эмпирической информации, очевидно, что уровень магнитной ионизации на поверхности Земли близок к единице. С целью иллюстрации применения уравнения: Вычисление для свинца на основании единицы ионизации составляет mv = 43. Прибавляя 164 единицы атомного веса массы вращения, соответствующие атомному номеру 82, мы получаем теоретический атомный вес 207. Экспериментальная величина составляет 207,2.

Такое тесное согласование не так сильно значимо, как может показаться. На самом деле имеются стабильные изотопы свинца с изотопными массами от 204 до 208. Объяснение таково. Величина, полученная из уравнения (24-1), - это не обязательно масса, соответствующая атомному весу, и не изотопная масса самого устойчивого изотопа. Это центр зоны стабильности изотопа. Благодаря индивидуальным характеристикам элементов истинная медиана стабильных изотопов и измеренный атомный вес могут до некоторой степени отклоняться от теоретического центра стабильности, но отклонение обычно невелико. У более 60% первых 92-х элементов оно составляет лишь одну единицу или не проявляется совсем. Кроме того, согласованность улучшается по мере получения более точных измерений из экспериментальных источников.

Широта зоны стабильности крайне изменчива, варьируясь от нуля для технеция и прометия до чуть больше 10% массы вращения. Причины индивидуальных различий в этой связи еще не ясны. Одно из самых интересных и, возможно, значимых положений – нечетные элементы обычно имеют более узкие пределы устойчивости, чем четные. Изотопы, находящие вне зоны стабильности, подвергаются спонтанным модификациям, стремящимся сдвигать атом в зону стабильности.

Помимо ограничения в широте зона изотопной стабильности обладает верхним пределом за счет ограничений общего вращения атома. В томе 1 было установлено, что максимальное действующее магнитное смещение вращения составляет 4 единицы. Элементы группы вращения 4Б обладают магнитным смещением вращения 4-4. Прибавляя вращение в электрическом измерении, можно поднять общее вращение до 4-4-31 или эквивалента 5-4-(1), соответствующего атомному номеру 117 без превышения общего максимума смещения. Но следующий шаг переносит электрическое вращение в эквивалент следующей единицы магнитного вращения. Тогда действующее магнитное вращение (то есть, в сумме меньше начальной единицы) составляет 4 единицы в каждом магнитном измерении. Как объяснялось раньше, смещение четырех полных магнитных единиц эквивалентно вообще отсутствию смещения. Следовательно, достижение этой точки устраняет вращение. Смещение скорости возвращается к поступательному статусу. Поэтому элемент 118 неустойчив и, если формируется, будет распадаться. Все комбинации вращения выше элемента 118 (масса вращения 236) тоже неустойчивы, в то время как все элементы ниже 118-го устойчивы при нулевом уровне ионизации.

При конечном уровне ионизации соответствующая вибрационная масса прибавляется к массе вращения, и предел 236 достигается при более низком атомном номере. Как указывалось, равновесная масса урана, атомный номер 92, составляет 238 на единичном уровне ионизации. Это превышает предел 236. Следовательно, уран и другие элементы выше него в атомных сериях нестабильны в окружении, подвергающемся этой степени ионизации. Обратное утверждение не обязательно истинно; то есть из него не обязательно следует, что все изотопы ниже предела 236 устойчивы, если находятся в зоне стабильности, определяемой отношением вибрационной массы к массе вращения. При магнитной температуре, соответствующей единичному вибрационному уровню, большинство атомов совокупности обладают одним гравитационным зарядом. Одни атомы совсем не обладают гравитационным зарядом, другие могут обладать двумя зарядами. Существование атома с двойным зарядом не имеет наблюдаемых физических последствий, помимо прибавления массы, пока второй заряд не обладает общей массой выше предела 236. В данном случае в итоге атом распадается.

Все факторы, определяющие степень нестабильности у элементов ниже урана в атомных сериях, еще не определены. Но, как и следовало ожидать, с уменьшением атомного номера уменьшается тенденция к нестабильности. Самым низким элементом, который мог бы теоретически становиться нестабильным по причине обретения двух гравитационных зарядов, является золото, элемент 79, общая масса которого с двумя единицами заряда составляет 238. Однако вероятность вторичной ионизации быстро уменьшается, когда мы спускаемся вниз в атомных сериях. Хотя первые несколько элементов ниже урана очень нестабильны, неустойчивость не значима ниже висмута, элемента 83.

Если уровень магнитной ионизации повышается, предел устойчивости понижается еще больше в терминах атомного номера. Однако следует отметить, что степень понижения быстро замедляется. Первая стадия ионизации понижает предел устойчивости со 118-ти до 92-х, разница 26 в атомном номере. Вторая единица ионизации вызывает уменьшение на 13 единиц атомного номера, третья только на 8 и так далее.

РАДИОАКТИВНОСТЬ

Испускание положительного или отрицательного смещения атомом, который становится нестабильным по одной из причин, обсужденных на предыдущих страницах, будет определяться как радиоактивность или радиоактивный распад, и прилагательное “радиоактивный” будет применяться к любому элементу или изотопу, пребывающему в нестабильном состоянии. Как говорилось, имеются два основных отдельных вида нестабильности. Элементы, атомная масса которых превышает 236 (либо в виде лишь массы вращения, либо в виде массы вращения плюс вибрационной массы, прибавленной магнитной ионизацией), пребывают выше общего предела стабильности и должны уменьшать свои соответствующие массы ниже 236. В фиксированном окружении обычно это не может достигаться модификацией лишь массы вибрации, поскольку нормальное отношение вибрационной массы к массе вращения определяется превалирующим уровнем магнитной ионизации. Поэтому возникающая по этой причине радиоактивность включает реальное испускание массы и преобразование элемента в элемент более низкого атомного номера. Самый обычный процесс – испускание одного или более атомов гелия или альфа частиц. Он известен как альфа распад.

Второй вид нестабильности возникает за счет отношения вибрационной массы к массе вращения, пребывающей выше зоны устойчивости. В данном случае испускание массы необязательно; требующегося приспособления соотношения можно достичь с помощью процесса, преобразующего вибрационную массу в массу вращения и наоборот, преобразуя нестабильный изотоп в другой изотоп, находящийся внутри или близко к зоне стабильности. Самый обычный процесс такого вида – испускание бета частицы, электрона или позитрона, наряду с нейтрино. В этом случае используется термин бета распад.

В данной статье обозначения альфа и бета будут использоваться в более общем смысле. Все процессы, возникающие в результате нестабильности за счет превышения лимита массы 236 (то есть, все процессы, включающие испускание первичной массы) будут классифицироваться как альфа радиоактивность, а все процессы, изменяющие лишь отношение вибрационной массы к массе вращения - как бета радиоактивность. Если понадобится определять индивидуальные процессы, будут использоваться такие термины как распад b+ и так далее. Природа процессов будет определяться в терминах бета частицы, а сопутствующее испускание нейтрино должно быть понятным.

При анализе этих процессов, немногочисленных и относительно простых, единственным требованием является четкое понимание разницы между массой вращения и вибрационной массой. В целях удобства мы примем обозначение в форме 6-1, где первая цифра представляет массу вращения, а вторая – вибрационную массу. Приведенный пример – масса изотопа Li7. Отрицательная масса (пространственное смещение) будет указываться скобками, например, в выражении 4-(1) - массе изотопа He3. Такая система похожа на обозначение, используемое для смещения вращения в разных скалярных измерениях, но путаницы быть не должно, поскольку первая – это двумерная система, а вторая пользуется тремя цифрами.

Радиоактивные процессы обычно включают некоторые подгонки вторичной массы, но они являются мелкими темами, еще не изученными в контексте теории Обратной Системы. Они не будут рассматриваться в настоящем обсуждении, которое будет относиться лишь к первичной массе – главному компоненту целого.

Состав движений устойчивого изотопа можно изменить лишь с помощью внешних средств, таких как насильственный контакт, поглощение частицы или магнитная ионизация; и частота подобных изменений связана с природой окружения, а не с чем-то в структуре самого изотопа. С другой стороны, нестабильный изотоп способен двигаться к устойчивости по своей инициативе посредством испускания надлежащего движения или комбинации движений. Следовательно, каждый такой процесс обладает особым временным паттерном, связанным с соотношениями вероятности.

Базовый процесс альфа радиоактивности – это непосредственное удаление массы вращения. Поскольку каждая единица смещения вращения равна двум единицам массы на шкале атомного веса, влияние каждого шага в данном процессе будет уменьшать массу вращения на 2n единиц. Комбинация вращения с n = 1 – это изотоп H2. Он нестабилен, потому что его общее вращение лежит выше предела либо для единичной вращающейся системы, либо для структуры промежуточного вида, подобной структуре изотопа H1, но меньше чем одна двойная (атомный номер) единица в каждой из двух вращающихся систем атомной структуры. Поэтому изотоп H2 стремится либо потерять смещение и обрести статус H1, либо прибавить смещение и стать атомом гелия. Частица, испускаемая при альфа радиоактивности, является самой маленькой устойчивой двойной вращающейся системой, в которой n = 2. Испускание этой частицы, изотопа He4 с компонентами массы 4-0, заканчивается изменением, таким как

O16 => C12 + He4
16–0 => 12–0 + 4–0

Поскольку вибрация вращения существует лишь как модификатор вращения, отсутствуют отдельные единицы вибрационной массы, которые можно прибавить или вычесть напрямую по способу альфа частицы. Но масса сложного нейтрона обладает такой же одной (атомный вес) величиной единицы, что и единица вибрационной массы, и подобно последней является единичной вращательной системой (с материальной точки зрения). Поэтому она равноценна вибрационной массе. В наших числовых обозначениях она будет выражаться как 0-1. Эквивалентность массы нейтрона и единицы вибрационной массы позволяет изменение изотопов путем прибавления или удаления сложных нейтронов. Таким образом, можно начать с массы два изотопа водорода, H2, и прибавлением сложного нейтрона получить массу изотопа три, H3.

H2 + n => H3
2–0 + 0–1=> 2–1

Бета радиоактивность – это скорее процесс преобразования, чем обычный процесс прибавления. Изотоп, пребывающий над зоной стабильности, обладает одной или более единиц магнитного смещения, 1/2–1/2–0, в форме вибрации вращения, накладывающихся на единицы магнитного вращения атома. Эти вибрационные единицы обладают лишь половиной размера единиц вращения. Поэтому, чтобы создать дополнительную единицу вращения, требуется прибавление второй половины единицы к единице комбинаций единицы вращения и единицы вибрации вращения. Этого нельзя достичь прямым прибавлением, поскольку единица вращения не способна принимать больше одной единицы вибрации. Однако нестабильный изотоп подвергается влиянию, вынуждающему его испускать смещение. (Именно это делает его нестабильным.) Изотоп выше зоны стабильности испускает космическое нейтрино, (1/2)–(1/2)–1, и электрон, 0-0-(1). Такое испускание эквивалентно прибавлению смещения (1/2)–(1/2)–0, прибавлению, требующемуся для превращения одной половины единицы вибрации в единицу вращения.

Ни одна из испускаемых частиц не обладает действующей первичной массой. Поэтому в данном процессе (бета радиоактивность) не происходит изменения массы. Исходный изотоп с массой вращения 2Z и вибрационной массой n становится изотопом с массой вращения 2(Z+1) и вибрационной массой n-2, то есть изотопом следующего более высокого элемента. Общая масса комбинации движений остается той же, но две единицы вибрационной массы превратились в массу вращения, и комбинация сдвинулась ближе к зоне стабильности. Если она все еще пребывает вне этой зоны, процесс испускания повторяется.

Если изотоп пребывает ниже зоны стабильности (дефицит вибрационной массы), вышеописанный процесс переворачивается. В нем (радиоактивность b+) единица массы вращения преобразовывается в две единицы вибрационной массы путем испускания материального нейтрино, (1/2)–(1/2)–(1), и позитрона, 0-0-1. Изотоп элемента Z с массой вращения 2Z и вибрационной массой n становится изотопом элемента Z-1 с массой вращения 2(Z-1) и вибрационной массой n+2.

Вышеописанные процессы являются базовыми радиоактивными процессами. Реальный ход событий в каждом конкретном случае зависит от первичной ситуации. Он может включать лишь одно событие, состоять из нескольких последовательных событий одного и того же вида, или для завершения перехода к устойчивому состоянию может потребоваться комбинация базовых процессов. В естественной бета радиоактивности в земных условиях достаточно обычно единичного бета испускания, поскольку неустойчивые изотопы редко находятся далеко вне зоны бета стабильности. Однако в некоторых других условиях величина радиоактивности, требующаяся для достижения бета устойчивости, очень значительна, что мы увидим в томе 3.

При естественной альфа радиоактивности, испускаемая масса должна быть эквивалентна нескольким альфа частицам даже в земном окружении. Потеря массы вращения вынуждает бета испускание восстанавливать равновесие между массой вращения и вибрационной массой. Поэтому обычно альфа радиоактивность – это сложный процесс. Например, мы можем проследить шаги, входящие в радиоактивный процесс распада урана. Начиная с U238 пребывающего выше пограничной линии стабильности и обладающего продолжительным периодом полураспада 4,5x109 лет, первое событие – альфа испускание.

U238 => Th234 + He4
184–54 => 180–54 + 4–0

Оно помещает вибрационную массу вне зоны стабильности, поэтому сразу же следуют два последовательных бета события, возвращая атом назад к другому изотопу урана.

Th234 => Pa234
180–54 => 182–52
Pa234 => U234
182–52 => 184–50

Далее имеют место два последовательных альфа испускания со значительной задержкой между стадиями, поскольку и U234, и промежуточный продукт Th230 обладают относительно продолжительными периодами полураспада. Эти два элемента превращают атомную структуру в атомную структуру радия - прототипа радиоактивных элементов.

U234 => Th230 + He4
184–50 => 180–50 + 4–0
Th230 => Ra226 + He4
180–50 => 176–50 + 4–0

После еще одного более короткого интервала времени начинается быстрая последовательность событий распада. Периоды полураспада в данной фазе распада колеблются от дней до секунд. Еще три испускания альфа начинают последовательность:

Ra226 => Rn222 + He4
176–50 => 172–50 + 4–0
Rn222 => Po218 + He4
172–50 => 168–50 + 4–0
Po218 => Pb214 + He4
168–50 => 164–50 + 4–0

К этому времени вибрационная масса 50-ти единиц пребывает выше зоны стабильности, центр которой в этом положении теоретически составляет 43 единицы. Поэтому следующим событием становится бета испускание.

Pb214 => Bi214
164–50 => 166–48

Этот изотоп все еще пребывает выше зоны стабильности, поэтому далее следует еще одно бета испускание, но неизбежно и дальнейшее альфа испускание; и следующий шаг может принимать любое направление. В любом случае за одним испусканием следует другое испускание альтернативного вида, и итоговый результат двух событий одинаков независимо от того, какой шаг предпринимался первым. Следовательно, мы можем рассматривать это как двойной распад.

Bi214 => Pb210 + He4
166–48 => 164–46 + 4–0

После задержки за счет 22-летнего полураспада Pb210 происходят два последовательных бета испускания и одно событие альфа.

Pb210 => Bi210
164–46 => 166–44
Bi210 => Po210
166–44 => 168–42
Po210 => Pb206 + He4
168–42 => 164–42 + 4–0

Изотоп свинца Pb210 пребывает в пределах устойчивости и в связи с общей массой (альфа), и в связи с отношением вибрационной массы к массе вращения (бета). Следовательно, в этом положении радиоактивность заканчивается.

Неустойчивые изотопы, отвечающие за естественную бета радиоактивность в земном окружении, возникают либо как побочные продукты альфа радиоактивности, либо в результате атомных преобразований, создающихся высоко энергетическими процессами, такими как инициированными вхождением космических лучей. Альфа радиоактивность – это в основном результат прошлого или настоящего втекания материи из регионов, в которых уровень магнитной ионизации ниже уровня местного окружения.

В тех регионах, в которых уровень магнитной ионизации равен нулю или близок к нулю, все 117 возможных элементов стабильны, и радиоактивности нет. Содержание тяжелых элементов в молодой материи ниже, потому что построение атома – это процесс накопления. У молодой материи нет времени для создания более чем относительно небольшого числа более сложных атомов. Но соображения вероятности делают неминуемым то, что в молодых совокупностях будут формироваться некоторые атомы более высоких групп, особенно там, где более старая материя, рассеянная в пространстве взрывными процессами, срослась с молодыми структурами. Таким образом, хотя совокупности, состоящие из молодой материи, обладают более низким содержанием тяжелых элементов, чем совокупности старой материи, они все же содержат заметное число очень тяжелых элементов, включая трансурановые элементы, отсутствующие в земной материи.

Если материя из региона нулевой магнитной ионизации переносится в такой регион как поверхность Земли, где уровень ионизации равен единице или выше, предел стабильности в терминах атомного номера понижается, и возникает радиоактивность. Обрели ли материальные составляющие Земли единичный уровень магнитной ионизации в то время, когда Земля приняла свой нынешний статус как планета, или достигли этого уровня раньше или позже того времени, еще не указано в доступной информации. Имеется свидетельство, позволяющее предположить, что изменение произошло значительно раньше, но в любом случае, ситуация в связи с активностью элементов, ныне подвергающихся альфа радиоактивности, существенно одинакова. Элементы возникают в регионе нулевой или около нулевой магнитной ионизации и либо остаются в этом регионе, пока уровень магнитной ионизации повышается, либо переносятся на свои нынешние места способом, природа которого нематериальна в нынешней связи, где они становятся радиоактивными по установленным причинам.

Как отмечалось выше, еще одним источником естественной радиоактивности является атомная перегруппировка, возникающая в результате взаимодействия материальных атомов с высоко энергетическими частицами, главным образом с космическими лучами и их производными. В ходе таких реакций стабильные изотопы того или иного вида превращаются в нестабильные изотопы, затем последние становятся источниками радиоактивности, в основном вида бета. Уровень бета радиоактивности, созданной таким образом, невелик. Очень интенсивная активность той же общей природы, на которую указывает испускание радио и x-лучей из некоторых видов астрономических объектов, возникает за счет других процессов. Их исследование будет отложено до тех пор, пока в томе 3 не будет обсуждаться природа и поведение объектов, из которых наблюдается излучение.

Процессы, создающие естественную радиоактивность, можно дублировать экспериментально, наряду с огромным разнообразием подобных атомных преобразований, которые, предположительно, естественно происходят в надлежащих условиях, но наблюдались лишь в экспериментальных условиях. Поэтому при исследовании атомных преобразований в целом можно сочетать рассмотрение естественной бета радиоактивности, так называемой искусственной радиоактивности, с другими экспериментально индуцированными преобразованиями. По существу эти преобразования, не взирая на число и вид вовлеченных атомов или частиц, не отличаются от ранее обсужденных простых реакций прибавления и распада. Наиболее удобный способ описания сложных событий – рассматривать их как последовательные процессы, в ходе которых реагирующие частицы сначала соединяются в реакции прибавления, а потом последовательно испускают из комбинации одну или более частиц. Согласно некоторым теориям, это и есть способ совершения преобразований. В нынешних целях, не важно согласуется ли символическое представление с физической реальностью или нет, мы оставляем этот вопрос в состоянии неопределенности. Формирование изотопа P30 из алюминия - первая открытая искусственная радиоактивная реакция - может быть представлена как

Al27 + He4 => P30 + n1
26–1 + 4–0 => 30–1 => 30–0 + 0-1

В данном случае две фазы реакции независимы в том смысле, что любая комбинация, которая складывается до 30-1, может создавать P30 + n1, в то время как имеется много случаев, когда результат 30-1 – комбинация Al27 + He4 - может распадаться. Например, конечным продуктом может быть Si30 + H1.

Обычный способ проведения экспериментов по преобразованию – ускорение маленькой или субатомной единицы до очень высокой скорости и принуждение ударять по цели. В общем, степень фрагментации атомов цели зависит от относительной устойчивости атомов и кинетической энергии случайных частиц. Например, если мы используем атомы водорода, ударяющие по алюминиевой цели на относительно низком энергетическом уровне, мы получаем результат, аналогичный уже обсужденной реакции Al27 + He4. Типичные уравнения:

Al27 + H1 => Mg24 + He4
26–1 + 2–(1) => 28–0 => 24–0 + 4–0
Al27 + H1 => Si27 + n1
26–1 + 2–(1) => 28–0 => 28–(1) + 0-1

Большие энергии создают дальнейшую фрагментацию, и результатом такой перегруппировки является:

Al27 + H1 => Na24 + 3 H1 + n1
26–1 + 2–(1) => 28–0 => 22–2 + 6–(3) + 0-1

Общий принцип, что степень фрагментации является функцией энергии случайных частиц, оказывает важное влияние на относительные вероятности разных реакций при очень высоких температурах, и будет детально рассматриваться позже.

В крайней ситуации, когда атом цели тяжел и нестабилен, фрагменты могут быть относительно большими. В данном случае процесс известен как расщепление. Разница между процессом расщепления и ранее описанными реакциями преобразования просто в степени, и применяются те же соотношения.

Хотя посредством надлежащего процесса во многих случаях можно преобразовать один устойчивый изотоп в другой, более общее правило таково: Если начальные реагенты устойчивы, основной продукт нестабилен и, следовательно, радиоактивен. Конечно, причина в том, что стабильные изотопы обладают соотношениями вибрационной массы к массе вращения, пребывающими внутри зоны стабильности, и любое изменение в соотношении стремиться выйти из этой зоны. Например, изотоп P30, образовавшийся в результате реакции между атомами алюминия и гелия, пребывает ниже зоны стабильности; то есть обладает дефицитом вибрационной массы. Поэтому посредством процесса b+ он распадается и образует устойчивый изотоп кремния.

Сейчас единственным известным местом в нашей галактике, где концентрация энергии пребывает на уровне, требующемся для работы подобных процессов в широком масштабе, является внутренние части звезд.

Поэтому принятая гипотеза такова. Построение атомов происходит внутри звезд, а продукты последовательно рассеиваются в окружение посредством взрывов сверх новых звезд. Лабораторные эксперименты и (более трагично) взрыв водородной бомбы продемонстрировали, что изотопы водорода с массой 2 и массой 3 можно заставить комбинироваться в изотоп гелия с массой 4, что сопровождается высвобождением больших количеств энергии. Процесс преобразования водорода – самый мощный источник энергии, известный науке (кроме некоторых чисто теоретических идей, включающих приведение гравитационного притяжения к гипотетическим крайностям). Отношение профессиональных физиков всегда было таким: Самые энергетические процессы, известные им, обязательно должны быть процессами, при которых энергия создается в звездах (хотя они были вынуждены пересмотреть свою концепцию природы данного процесса уже дважды, и в последний раз при весьма смущающих обстоятельствах). Поэтому нынешний взгляд физиков и астрономов таков: Процесс преобразования водорода, несомненно, является первичным источником звездной энергии. Далее допустили, что в звездах работают и другие процессы прибавления, посредством которых достигается построение атома выше уровня гелия.

В томе 3 будет продемонстрировано наличие массы астрономических свидетельств, исчерпывающе указывающих на то, что процесс преобразования водорода не может быть средством для выработки звездной энергии. Но даже без этого свидетельства, опровергающего ныне принятое допущение, станет ясно, что высоко энергетические процессы – преимущественно деструктивные – это не ответ на проблему. Верно, что образование гелия из изотопов водорода продолжается в верном направлении, но дело в том, что увеличение атомной массы, происходящее в результате реакции преобразования водорода, является случайным продуктом процесса, приводящего к совсем другому результату. Главная цель этого процесса, цель, обеспечивающая вероятную разницу, управляющую процессом, - это превращение нестабильных изотопов в стабильные.

Топливом для известного процесса преобразования водорода, топливом водородной бомбы и экспериментов, направленных на достижение мощности для слияния, является смесь нестабильных изотопов водорода. Принцип работы – просто ускорение преобразования, вынуждающее реагенты быстро делать то, что они будут делать медленно, не подвергаясь стимуляции. Произвольно допускается, что это тот же самый процесс, посредством которого в звездах генерируется энергия, и что эксперименты слияния проводятся с целью дублирования условий на звездах. Но водород в звездах пребывает в основном в форме устойчивого изотопа с массой 1, и нет оснований полагать, что эта устойчивая атомная структура может возбуждаться, чтобы подвергнуться виду реакции, которому подвергаются нестабильные изотопы по причине своей неустойчивости. Простой факт, что процесс преобразования был бы экзотермическим, не обязательно означает, что он будет происходить спонтанно. Управляющим фактором является относительная вероятность, а не энергетическое равновесие. И, насколько мы знаем, изотоп водорода с массой 1 – такая же вероятная структура, как и атом гелия в любых физических условиях, приводящих к построению атома.

При высоких температурах шансы атомного распада повышаются, но это не обязательно увеличивает пропорцию гелия в конечном продукте. Напротив, как отмечалось раньше, большая кинетическая энергия приводит к большей фрагментации, и, следовательно, благоприятствует меньшей единице, а не большей. Можно ожидать определенного количества перекомпоновки фрагментов, происходящей при условиях высокой температуры, особенно там, где крайние условия временны, как при взрыве атомной бомбы. Но относительные количества разных возможных продуктов перекомпоновки определяются соображениями вероятности. Ввиду того, что устойчивые изотопы более вероятны, чем неустойчивые (именно это и делает их устойчивыми), формирование устойчивого изотопа гелия из атомных и субатомных фрагментов обладает преимуществом перед рекомбинацией неустойчивых изотопов водорода. Но изотоп водорода с массой 1, являющийся основным составляющим звезд, так же устойчив, как и гелий. В высоко энергетических условиях преимущество отдается меньшим единицам, что делает их менее чувствительными к фрагментации и более способными к рекомбинации при разрушении. Следовательно, нельзя ожидать, что рекомбинация фрагментов в гелий при высоко энергетических состояниях будет происходить в достаточно широком масштабе, чтобы составлять главный источник звездной энергии.

В этой связи следует отметить, что общая тенденция высоко энергетических реакций в материальном секторе вселенной - разрушать существующие структуры, а не строить большие. Причина очевидна. Материальный сектор – это сектор низких скоростей, и чем ниже скорость материи, тем очевиднее становится ее материальный характер; то есть тем больше он отклоняется от скоростей космического сектора. В общем, из этого следует: чем ниже скорость, тем сильнее тенденция формировать комбинации материального типа. И наоборот, более высокие скорости уменьшают материальный характер материи. Они не только препятствуют дальнейшей комбинации, но стремятся разрушать уже существующие комбинации. Более того, увеличение количества отрицательного смещения (температурного или поступательного движения) не приводит к созданию положительного смещения в форме массы. Следовательно, можно ожидать, что итоговый результат реакций в высоко скоростном окружении внутри звезд уменьшает, а не увеличивает средний атомный вес материи, участвующей в этих реакциях.

Аналогичный процесс в более знакомой энергетической области – пиролиз нефти. Например, крекинг парафинового масла создает продукты, включающие, среди прочих, значительные количества сложных ароматических соединений. Например, 24-атомную молекулу антрацена. В исходном материале имеется небольшое число кольцевых соединений, и даже более мелких. Таким образом, очевидно, что высокая температура процесса не только разбила исходные углеводородные молекулы на меньшие молекулы или атомы, но и позволила рекомбинацию в большие молекулярные единицы. Тем не менее, общий результат процесса крекинга – значительное уменьшение среднего размера молекул, а большая часть массы уменьшается до массы водорода, метана и углерода.

Следует осознать то, что делают высоко энергетические процессы с такими комбинациями как атомы, не зависимо от того, являются ли атомы комбинациями частиц, как считает традиционная физика, или комбинациями разных форм движения, как выведено из постулатов теории вселенной движения. Такие процессы разрушают некоторые или все исходные комбинации. В хаотических условиях, создаваемых прикладыванием мощных сил, наряду с разрушением происходит определенная рекомбинация. В результате могут появляться новые комбинации (изотопы), говорящие в пользу того, что происходит построение атома. Но, по существу, такие конструктивные события являются просто случайными результатами процесса разрушения.

Во вселенной движения сырье для построения материального атома состоит из безмассовых частиц - продуктов распада космических лучей. Преобразование этих частиц в простые атомы материи и нарастающее создание более массивных атомов из исходных единиц – это медленный и постепенный процесс построения, а не высоко энергетический процесс разрушения. Такое допущение об общем характере процесса построения атома подтверждается астрономическим свидетельством, которое, как будет видно в томе 3, указывает, что построение атома происходит во всей вселенной, а не просто в особых местах и при особых условиях, как представляется в современных теориях.

1 - 2


Copyright  © 2004-2016,  alexfl