на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

Время, как энергия жизни
с точки зрения Буквицы

по материалам ведических знаний


изм. от 24.01.2021 г ()

«В одном стойбище жил да был юноша по имени Сагыш. Отец с матерью его совсем состарились, а никакого добра, кроме ветхого аила, крытого корой лиственницы, не нажили.

  Вот, позвал Сагыша старик-отец и послал в тайгу на охоту. Долго бродил юноша по лесам, но ничего не добыл: то след звериный потеряется, то ружье осечку даст, то рука дрогнет. Опечалился Сагыш, не знает как домой возвращаться с пустыми руками, чем накормить немощных родителей. Решил подняться повыше в горы. Но и там ему не повезло: архары, завидев охотника, попрятались за уступы, моралы разбежались, а птицы разлетелись в разные стороны.

  В отчаянии бросил Сагиш ружье и решил идти туда, куда ноги понесут. Долго ли, коротко ли так он шел, как вдруг увидел лося. Собрал юноша последние силы, бросился вперед и вскочил на него верхом, чтобы перерезать горло. Но лось так резво кинулся бежать, что Сагышу оставалось лишь крепче держаться за рога. До самого заката неслись они по тайге, пока не подкосились от усталости лосиные ноги. Закричал победно Сагыш и совсем было собрался заколоть зверя, как тот заговорил с ним:

  - Отпусти меня, Сагыш, а в благодарность я – великий Шаман – помогу тебе обрести счастье. Отведу тебя на берег озера Времени. Нырнешь в него и соединишься с Вечностью. Сможешь тогда стать великим охотником.

  - Нет уж, - испугался Сагыш, ибо слышал, что озеро то люди называют «озером Смерти». – Лучше попроси духов, чтобы они всегда приносили удачу и сделали меня самым добычливым охотником!

  - Это возможно, если ты согласишься отдавать за каждого пойманного зверя часть себя, - ответил Шаман. – Будешь ли ты тогда счастлив?

  - Конечно! – радостно воскликнул Сагыш. – Ведь тогда я смогу накормить родителей, построить новый теплый аил, выбрать хорошую жену, которая родит мне детей, и стать уважаемым человеком.

  - Как скажешь, - согласился Шаман, обошел вокруг ели и принял облик человека. Дал Сагышу волшебный клубок и велелпривязать конец нити там, где найдет первую добычу, а потом спрятать клубок за пазуху и забыть о нем.

  Так юноша и сделал. Едва только скрылся из виду Шаман, как слетели с дерева два тетерева, Сагыш ловко поймал их голыми руками, и быстро примотав нить к ближайшему кусту, положил клубок за пазуху да побежал в родное стойбище.

  С той поры и стал Сагыш знаменитым и преуспевающим. Никто не мог сравниться с ним: ни в сытости, ни в удачливости, ни в добротности дома, ни в красоте жены, ни в количестве детей. Одно было плохо. После каждой добычи делалось Сагышу не по себе, словно кто жилы изнутри вытягивал. Пробовал он оставить промысел, но и двух дней не выдерживал без охоты. И хотя тело его становилось все слабее, опять уходил он в тайгу, и удача ему не изменяла.

  Прослышал о Сагыше могущественный властитель тех краев и прислал человека с наказом: изловить и привезти живого ирбиса. Посулил хан отсыпать столько золота, сколько будет весить снежный барс. Если же охотник не справиться, то разорено будет все стойбище.

  Делать нечего, с трудом поднялся Сагыш на ноги да отправился в горы. Идет и чувствует, что сил у него почти не осталось, а вернуться назад нельзя. Кое-как взобрался он на скалы и хотел присесть на большой камень отдохнуть, но камень пошатнулся и скатился вниз. Тут же послышалось шипение и яростное рычание. Пригляделся охотник и увидел, что валун придавил ирбиса, рычит, а выбраться не может. Достал Сагыш веревку и кое-как спустился, чтобы связать зверя. Но едва приблизился к ирбису, как тот заговорил:

  - Коли пленишь меня, то стану я последней твоей добычей, ибо клубок твой размотан до конца.

  - Великий Шаман, - прошептал Сагыш. Трясущейся рукой пошалил он за пазухой и едва успел ухватить конец ускользающей нити. – Ты обманул меня. Сказал, что сделаешь счастливым, но ни одного мгновения я не чувствовал счастья. А теперь хан разрушит и отнимет все, что я нажил.

  - Ты сам себя обманул, - ответил Шаман. – Я предложил тебе Вечность, но ты выбрал временное. Освободи меня, тогда исполню я обещание – отведу к озеру.

  Отвалил Сагыш тяжелый камень и сил у него чуть прибавилось. Как раз хватило, чтобы дойти вслед за барсом до берега озера, что плескалось высоко в горах. Здесь руки и ноги отказались ему повиноваться, разжал он пальцы, выскользнул из них кончик нити и упал охотник ничком в воду. Стало его опустевшее тело медленно погружаться - будто через три густых слоя растопленного сала прошло. Но едва миновал третий, развернуло Сагыша ногами вниз и он, словно каменный идол, резко канул в черную, холодную глубину.

  Долго он падал, пока само время не остановилось. Тут вспыхнула внутри окаменевшего тела малая искра света, открыл Сагыш глаза и увидел вокруг воды Вечности, наполненные многими золотистыми искрами. Вошли они в него, соединились, осветили изнутри, и почувствовал Сагыш, как ожило его тело и устремилось вверх.

  Вынырнул Сагыш и подивился: вновь он стал молодым и сильным, но сохранил мудрость и охотничье умение. Вернулся он в стойбище и сказал человеку хана:

  - Если твой хозяин желает посмотреть на ирбиса, пусть приезжает как гость, но если пойдет на нас войной, сам станет добычей.

  Топнул ногой и тут же со всех сторон появились грозные барсы, медведи и волки. Устрашился посланник и ускакал прочь. С тех пор от его господина не было вестей. А Сагыш стал поистине великим охотником. Говорят, будто брал он любого зверя не только в тайге, но мог ходить и в небесные звездные леса…»

  С какой фразы начинается большинство сказок? «Жили-были». Все мы слышали ее много раз. Но мало кто задумывался, что она означает. Первая часть – жили – говорит о том, что речь в сказке идет о живых, развивающих себя, героях, или, в контексте буквицы Пси, о пробужденных либо пробуждающихся душах. Вторая часть – были – сообщает об их причастности Бытию. Так вот, Врѣмя связано как раз с процессом «были». Быть – значит, жить по Истине, проявлять высшую Мудрость, нести в себе Врѣмя. Поэтому герои сказок и вечны.

  А поскольку сама сказка находится вне веремени, она разворачивается в другом измерении, в вертикальном врѣмени, а потому – всегда в настоящем. И хотя ее герои совеременным людям кажутся фантазийными персонажами, все же они реальны, и через взаимодействие с ними можно не только прикоснуться ко Врѣмени, но даже попасть в него, оказаться в сказке собственной души, в реальности Аzа.

  Видимо пора немного объясниться с новыми терминами. Врѣмѧ - не веремя. И причина раскрывается просто: мы произносим одно и то же слово, но, по сути, говорим о разных понятиях. Дело в том, что кроме линейно-горизонтального времени, существует еще и вертикальное. В древности они именовались по-разному: горизонтальное – словом «веремя», а вертикальное – словом «врѣмѧ», писавшимся через буквицы Ять и Енъ.

Веремя – это лишенная духовного измерения последовательность ситуаций и обстоятельств, не имеющая отношения к бытийности как таковой. Большинство современных людей живет исключительно в веремени – горизонтальном, замкнутом на себя цикле событий. У них нет времени. Их души спят, а тела не являются живыми – истинно сущими.

  Вертикальное врѣмѧ - это и есть настоящее, точка вне веремени. Врѣмѧ - это незамкнутая на себя последовательность повседневных ситуаций и повторяющихся сценариев. Время - это настоящее, которое делает нас причастными бытию и пробуждает душу, а также сама энергия жизни нашего тела.

  Сказка о Сагыше-охотнике – не просто нравоучительная история о разнице между вечными и преходящими ценностями. Умеющим слышать и видеть, она открывает знание о том, что человеческое тело нуждается в энергии времени, без которого его нельзя считать живым, истинно сущим. Поэтому проблемы со здоровьем не в последнюю очередь связаны с отсутствием или нехваткой Времени, когда человек отделен от Бытия, не счаслив, не целостен, дробен, не соприкасается с Высшим. Когда он вне себя настоящего.

  Таким образом, сказка показывает, что для осуществления небесного предназначения человеку и его телу необходимо время, ибо только оно соединяет его с Душой и Духом. Неслучайно в большинстве традиций плоть непосвященных именуется склепом Духа, изукрашенным гробом, могильником души и прочая. Говоря другим языком, тело вне времени – это пустой сосуд, мертвый идол. Тогда как изначально оно предназначено для иного: быть живым идолом живого бога.

  Т е Сагыш, оказавшись в водах времени, преображается: его душа соединяется с духом, а тело из каменного идола превращается в живое вместилище бога. По сути, он обретает настоящего себя и потому становится тем, кем ему предназначено быть – великим охотником.

  Вы обратили внимание, как описано погружение героя в озеро Времени? Сначала он проходит внешние слои веремени, о чем свидетельствует горизонтальное положение его тела и бессознательное состояние. Затем он принимает вертикальное положение и проходит глубже, начиная осознавать себя как идола. И наконец преодолевает границу перехода в воды Вечности, после чего его тело наполняется светом, оживает, возвращает силу и молодость. Таким образом, речь здесь идет о том, что тело, лишенное вертикального времени, лишено Бытия, иллюзорно, мертво. Для того чтобы быть живым, ему необходимо вместить в себя Вечность. Иначе веремя окончательно превратит его в склеп, где будет спать мертвым сном его бессмертная небесная душа.

  Именно поэтому после первой встречи с Шаманом Сагыш постепенно слабел и был несчастлив, хотя получил то, о чем мечтал. Все это оказалось иллюзией, обманом, чем-то преходящим. Причем смертельно опасной иллюзией. Веремя истощает тело, расходует силы. В сказке это показано в образе постоянно разматывающейся нити клубка жизни. Нечто похожее происходит и в нашей реальности. человек веремени как бы растягивается по горизонтали, оставляя частичку себя в каждом прошедшем мгновении, которое он не способен осознать по-настоящему. Он расточает энергию жизни на поддержание иллюзии, а потому к старости подходит в больном, ослабленном состоянии.

  Соответственно, когда буквицу Ижа убрали из языка, у народа отняли Время, лишили вертикальной составляющей и возможности соприкосновения с Высшим, которое преображает человека и наделяет его способностью жить и быть. И здесь кроется причина многих проблем. Например, отсутствие времени лишает тело его онтологического статуса, низводя до уровня простого объекта, с которым кто угодно может сделать все, что пожелает.

  Итак, Время – не веремя, т е не замкнутая на себя последовательность повседневных ситуаций и повторяющихся сценариев, условно поделенная на минуты, часы, дни и так далее. Время – это настоящее, которое делает нас причастными Бытию, а также сама энергия жизни нашего тела.

  Буквица не случайно начинается с Аzа и заканчивается буквицей Ижа, символизирующей время, в котором происходит контакт с Высшим. Вне этого контакта, без времени, человеку не стать богом. Потому что божественная искра раскрывается только во времени. И пока человек не войдет в него, ему не встретиться ни с богами, ни с Высшим в себе. Время соединяет человека с Вечностью и с Вечным в нем самом. а дальше происходит переход на следующий виток бесконечной спирали развития, который, так же, как и предыдущий, начинает Аzъ, но уже в качественно ином, обновленном состоянии. И связывает один Аzъ с другим именно время, соединяющее нас с вечностью, где живут иные боги, ибо есть боги, живущие во времени, а есть те, что пребывают в Вечности. Так вот Аzъ, пока находится на Земле, должен стать тем богом, который, живя во времени, каждой своей мыслью соприкасается с Вечностью.