на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

Думать и мыслить
с точки зрения Буквицы

по материалам ведических знаний


изм. от 27.09.2020 г ()

  Давайте разберем смысловой ряд буквицы Мыслите, т к она имеет непосредственное отношение к нашей теме. У буквицы Мыслите есть две ипостаси, в то же время, составляющие единое целое. Графически они отображаются следующим образом:

  Первое, привычное нам написание, передает идею материального: материя, вещество, субстанция. С позиции психологии оно символизирует образ матери, помещенный внутрь психической реальности. А вот второй вариант как раз имеет непосредственное отношение к мышлению: интеллект, ментальность, мысль, алгоритм обработки информации, осмысление, глубинное познание чего-либо и так далее. Символически это показано двумя вертикалями, т е двумя мирами, соединенными той самой «петелькой». Однако это, конечно, не стилистическое украшение, а символ буквицы Оукъ. И здесь ее основное значение – Духовное сердце. Иными словами, данный вариант написания сообщает о важном принципе: мысль имеет отношение к духовному интеллекту, к тому, что передается тем или иным образом через сердце.

  Оба этих аспекта связаны довольно тесно. С определенной точки зрения, ментальный план подобен лону матери, в котором происходит рост проникшего туда семени. Точно так же любая воспринимаемая нами идея или информация попадает в сознание, где вызревает и дает плоды. Именно поэтому два этих значения стоят за одним графическим символом: первоначально человека рождает мать, а потом его рождает мысль, ибо человек есть результат своих собственных мыслей о себе, о мире и о других.

  Иначе говоря, они показывают, что мысль материальна и сама жизнь человека – это плод его мировоззрения: как он мыслит, так и живет.

  Кроме того, ментальность, на уровне физиологии, связана с мозгом. И вот что интересно: мозг в древности воспринимался как место, где формируется информационная матрица будущего плода. Следовательно, качество и состояние его матричной структуры зависят от уровня интеллигентности мужчины: от его взаимодействия с Высшим, от того, насколько он способен осмысливать мир, себя в нем и прочее. Все это прописывается в мужской генетике, а затем, образ мира, который несет в себе мужчина, попадает к женщине, воплощая его в виде плода – ребенка. Вот и получается, что мысль, мозг, ментальный план и материнское лоно на символически-смысловом уровне - функционально синонимичные понятия: мать рождает, ментальный план порождает, при этом и то и другое нуждается в оплодотворении. Таким образом, можно смело говорить о том, что именно мысль порождает реальность. Т е далеко не просто так слово «мужчина» начинается с буквицы Мыслите. Не с мозга, ибо тогда перед нами «мозгляк», а именно с мысли, со способности осмысливать мир сердцем. Когда мозг не оплодотворен сердцем, он порождает ложный образ мира, под влиянием которого искажается информационная матрица, что, соответственно, приводит к появлению дефектного плода.

  Мужчина – носитель идеи, мировоззрения. Он – тот, кто осмысливает и понимает мир сердцем, наделяет его своим смыслом, чтобы затем совместно с женщиной воплотить этот смысл в ребенке.

  К сожалению, в современном языке остался лишь тот вариант написания буквицы Мыслите, который больше говорит о матери-материи, нежели о мысли-семени. Он описывает мир, где мужчина лишен отца, а потому живет согласно установкам своей матери, являясь ее продолжением, играя роль инструмента удовлетворения ее тайного желания.

  Поэтому, в сущности, он уже не мужчина, ибо не может мыслить, разве что думать, т е комбинировать вложенный набор стереотипов, полученный им от матери, либо от символизирующего ее социума.

  Сегодня мало кто может сказать в какой момент он думает, а в какой мыслит. Между тем в древности сведущими, мудрыми людьми были именно мыслители, а не думатели, т к слово «дума» связано с какими-то уже существующими ментальными образцами, с готовыми шаблонами, вмонтированными в сознание. Как правило, ими и пользуется большинство людей, перебирая их в разной последовательности и составляя личные варианты комбинаций. Но ничего нового таким образом не создается, кроме сборки моделей из уже готовых деталей, как в детском конструкторе. Напротив, мыслить, значит включаться в живой процесс Бытия. Мысль не построена на застывших клише и штампах, она касается самого движения жизни и существует здесь и сейчас. Это всегда непосредственное восприятие мира, ибо смысл рождается при прямом контакте с реальностью. В думании этого нет, поскольку оно опирается в лучшем случае на опыт контакта других людей, а в основном – на чужие мнения и суждения о чем-либо. Иначе говоря, думать, значит оперировать готовыми представлениями о мире.

  Мыслите можно назвать буквой философов, совершающих интеллектуальные усилия, благодаря которым они соединяются своей мыслью с Высшим, а потому мир открывает им свои сокровенные тайны. И это действительно непросто, поскольку из-за боли и других помех, накопленных поколениями, современному человеку очень сложно дается непосредственный контакт с тем, что выходит за пределы чувственно-эмоционального восприятия. Поэтому он только думает что мыслит, а на самом деле лишь рассуждает, рационализирует, да умничает.

  В древности философия понималась именно как осмысление опыта встречи с Высшим. Однако способность к рассуждению и рациональный взгляд на окружающий мир при этом не отвергались, а воспринимались в качестве иного подхода к жизни. Поэтому умение думать ценилось не меньше, чем мышление. Другое дело, что сегодня большинство людей, чье сознание ограничено и деформировано искаженной языковой матрицей, просто не в силах мыслить. Так что им, фактически, ничего не остается, кроме как пользоваться ментальными клише.

  Для того чтобы мыслить, необходим такой уровень сознания, которым обладали наши пращуры, ведавшие, что мысль – не готовый статический образ, а поток, т е образ в динамическом процессе саморазвития. Более того, любая идея воспринималась ими как задание к воплощению: если мысль пришла, значит, ее необходимо осуществлять, ибо начало ее в Небесах, откуда она приходит к человеку, дабы реализоваться в земных условиях. И никак иначе. Стало быть, человек является важным звеном в этом процессе. Как посредник и проводник небесного Образа, он должен обладать хорошо настроенным аппаратом по его принятию и воплощению. Вот почему так важна осознанность – состояние тонкой настроенности на процесс реализации воспринятой мысли. А мысль, в отличии от дум, с точки зрения древних, всегда одна. И все, что с нами происходит, имеет отношение исключительно к ней. Каждым нашим действием мы как-то ее материализуем. И мысль эта – жить своей жизнью на этой Земле. Звучит просто, но воплотить ее стоит огромного труда, ибо каждый наш шаг должен стать результатом осознания и понимания этой единой мысли, звучащей абсолютно во всем

  В пространстве Бытия мысль едина, вечна и неизменна. Она является содержанием ума Всевышнего, вмещающего в себя все возможные мысли, которые были, есть и будут во всех формах сразу, ибо в Бытии времени нет, там Вечность. А миры Становления – это миры различных времен и измерений, поэтому, попадая в них, единая, вечная Идея становится множественной, приобретая соответствующие качества и свойства.

  Таким образом, можно сказать, что мысль одновременно едина и множественна, статична и динамична. Как пример: в уме у автора есть идея книги и пока она остается там, она одна. Однако как только писатель начинает ее воплощать, мысль покидает его сознание и как бы распределяется между персонажами, которые реализуют ее по-разному, в контексте своих сюжетных линий и обстоятельств. Но реализуют они именно идею автора. И, заметьте, книга эта все время пишется. Она находится в стадии становления…

  Наш мир – мир Становления – как раз и представляет собой страницы книги, где в разных формах, в зависимости, от временного, пространственного и прочих контекстов, воплощается мысль Автора – творца сего Мира. И мысль эта о Жизни.

  Итак, существует Ум, или бытие Творца, в котором содержится единая Мысль, имеющая непосредственное отношение к тому, что есть. В миры Становления она приходит в виде той или иной идеи, т е задания к воплощению, поскольку воплотить и означает проявить некую форму Бытия. Стало быть, каждый человек – реализатор какого-то аспекта единой Мысли. Из чего можно сделать вывод, что это одна из наших основных задач, и значит ее выполнение как-то связано с нашим развитием. Только вот как?

  По сути, идея, которая к нам приходит, является заданием к реализации. Если быть более точными, то идея – это воспринятая умом форма единой Мысли, предназначенная для воплощения. И мы должны относительно нее принять некое решение: либо воплощать, либо нет. А для этого, прежде всего, необходимо разобраться с тем своя она или чужая. Но, не менее важно увидеть и то, из какой области мыслимого пришла идея. Данный момент является ключевым, поскольку, если мысль относится к чему-то уже проявленному на Земле, то, реализуя ее, мы ничего не достигаем, остаемся на месте, а если к высшему, то ее воплощение приведет к повышению нашего уровня, а значит, и развитию Мира. Поэтому мудрецы древности говорили: «мыслимое всегда находится выше мыслящего», ибо прекрасно знали, что мыслимое питает мыслящее или, как учил Будда: «Ты есть то, о чем ты мыслишь». Следовательно, если сфера наших мыслей находится на том же уровне или даже ниже, чем мы сами, что сегодня бывает довольно часто, то включается процесс деградации и вырождения. Если же мыслимое располагается выше нас, тогда мы, соединяясь с ним, поднимаем свой уровень, идем по пути восхождения и одновременно повышаем уровень развития Мира.

  Когда наш ум сонастроен с чем-то уже давно известным, то эволюции мира не происходит, поскольку в нем не появляется ничего нового. А человек приходит в этот мир именно для того, чтобы, воплощая какую-то свою идею, привнести в него нечто, что разовьет не только его, но и мир в целом. Поэтому наша задача – осмысливать и воплощать нечто высшее. Причем делать это необходимо своим, совершенно уникальным образом, придавая пришедшим идеям оригинальное воплощение, согласно нашему уникальному пути.

  Но тут есть одна проблема: любая идея, будь она хоть из самых высоких сфер, встречается с умом среднестатистического человека, занятого по преимуществу чем угодно, только не мышлением. Ведь он живет в реальности своих домыслов, стереотипов восприятия, суждений и мнений о чем-то, которые к сущности этого чего-то, могут не иметь никакого отношения. К примеру, многие физические законы описывают не сам мир, а лишь некое представление о нем. Так, согласно законам аэродинамики, считающимися вполне объективными, шмель летать не может. Но он летает! Следовательно, это не законы природы, а всего лишь выражение оторванных от действительности воззрений на нее. Однако, будучи приняты в качестве аксиом, они не дают человеку выполнить задачу реализации, не позволяют нам быть проводниками небесного Образа.

  Возникает вопрос: как принимать и воплощать мысль, не выпадая из процесса развития себя и мира? В качестве подсказки обратимся к одной древней традиции, согласно которой именование и мышление для богов тождественны. Т е мысли, с точки зрения бога, - это имена. Он мыслит именами, выкладывая из них некие композиции или структуры, творя реальность нароками. Это можно сравнить с тем, как мы расставляем предметы интерьера, создавая пространство своего дома. И как раз здесь кроется ответ: если ум Творца, слабым отображением которого является человеческий ум, помимо прочего, есть совокупность всех возможных имен, то для того чтобы развивать свое сознание и сознание мира, человек должен сделать сферой мыслимого само Бытие. Божественные имена, а значит и буквы, как старшие боги, поскольку каждая буква – это имя божественной силы. А раз так, то имена богов и, соответственно, имена букв являются тем самым камертоном, помогающим сонастраиваться с Бытием. Неслучайно просвещенные мыслители говорят, что имя божье – место встречи человека и бога.

  Стало быть, мышление как таковое – это мышление именами, а мыслить значит именовать, поскольку мы можем назвать по имени только то, что поняли, точнее, осмыслили.

  Истинные мысли – это имена богов и буквиц. По сути, нет ничего, кроме имен. Все существующее – их воплощение. Если обратиться к буквице Есть, то можно увидеть, что никакое существование вне Бытия вообще невозможно. Поэтому с одной стороны человек существует, а с другой – его нет. Он наличествует, но при этом отсутствует, ибо для того, чтобы человек стал человеком, он должен воплотить идею человека, реализовать ее в себе самом. Только тогда он Есть. В противном случае он – форма человеческого небытия.

  Тогда, говоря о смысле любой вещи или явления в мирах Становления, мы также подразумеваем их соединение с Бытием. Иными словами, смысл есть только там, где присутствует связь с Высшим, вместилищем Мысли. А смысл – это всегда отражение в Другом. Для Единого – это Язык, для Творца – человек, для человека – бог, для идеи – материя, в которой она воплощается, для материи – идея, которой она осмысливается и одухотворяется. Т е смысл – это отражение субъекта в противоположном: нечто другое выступает в качестве зеркала, где мы отражаемся своим собственным смыслом.

  Значит, найти смысл – это увидеть отражение в ином. И не просто увидеть. К примеру, разговор имеет смысл, если он отражается на событийном уровне: когда слово переходит в действие, воплощается в образе жизни. Ведь смысл – это возвращение к себе, а значит, к Единому, через отражение в Другом. Стало быть, поиск смысла жизни есть стремление к Абсолюту.

  Вот мы и подошли к главной тайне, которая заключается в том, что человек и есть тот, кто живет во имя Творца, во имя творческого начала в себе. И если человек не творит, не созидает, а только думает, что живет, то жизнь его бессмысленна, ибо смысл – это всегда то, во имя чего мы живем.