на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

Метафизика магии цифр

по материалам эзотерических знаний


изм. от 28.03.2020 г - ()

<< предыдущая

СОРОК ОДИН

    Вертикальная инволюция; материализация; дробная черта; акт творения; проклятие, кармическая задача.

    41 = 40 + 1 - следующая ступень совершенства мага, идущая после сорока, т.е. искусства моделирования одного мира в другом и создания устойчивых каналов связи между ними, это овладение искусством материализации, или вертикальной инволюции, т.е. воплощения тонкого плана в плотном, так сказать, абстрактной идеи в конкретном материале; тот же процесс иногда называют творением, оставляя за словом «инволюция» горизонтальное значение как процесса, противоположного эволюции, или высветлению, данного плана. Однако нужно четко разграничивать эти понятия. Основное содержание пути проявления духа составляют два в некотором смысле противоположных процесса: это творение, или материализация (инволюция) тонкими мирами (идеями, объектами) плотных, и последующее развитие (эволюция) плотных планов (объектов) с целью постепенного высветления (утончения) и возвращения к породившему их миру (идее); однако по ходу эволюции любого мира ему может понадобиться создать более плотный, т.е. самому выступить в роли творца; тогда его собственное высветление и слияние с породившим его тонким миром становится возможным не ранее, чем эволюционирует и вольется в него порожденный им самим мир; последний, однако, также наделен известной свободой творчества и может при определенных обстоятельствах породить еще более плотный мир, т.е. заварить еще одну кашу, которую в конце концов обязательно придется расхлебывать.

    В принципе порождение плотных миров это один из путей эволюции, но не самый прямой и чреватый большими осложнениями; на порожденный плотный мир при этом накладывается одна из эволюционных задач породившего его (тонкого), и в лучшем случае порожденный плотный, эволюционируя, высветляется и решает эту задачу, которая в его реальности воспринимается как извечное проклятие, над ним тяготеющее, и которое нужно как-то избыть. Если ему это удается, он высветляется и вливается в породивший его тонкий, решая при этом тонкую эволюционную задачу, ради которой он, собственно, и был порожден; если, однако, непосредственная эволюция плотного мира заходит в тупик, он может попытаться породить еще более плотный и передать свое проклятие ему, что редко удается и ведет к непредсказуемым последствиям, как, впрочем, и любой акт творения. Мудрость высших чисел, например, ста двадцати трех (41x3) предписывает соотносить сложность задач, возлагаемых на творимый мир, с его возможностями, но маг сорока одного об этом не думает. В сорока одном возможность творения явилась впервые и наполняет этап до краев, в результате чего он чаще творит зло, т.е. несовершенные миры с очень трудным проклятием, чем добро, т.е. относительно гармоничные миры с разумной эволюционной программой.

    41 = 15 + 26 - исходно гармоничный и живой человек (15), не выдержав тяжелейших жизненных испытаний (26), проклинает свою судьбу.

СОРОК ДВА

    Дом магического учителя; магический учитель как духовный; тонкий магически мир; повышенное состояние сознания; освящение.

    42 = 41 + 1 - овладев искусством творения миров, маг ощущает себя уютнее и устраивается поудобнее; теперь, наконец, он может осмотреться и постичь что-то, касающееся их взаимосвязи. Делимость на семь означает прямое видение духовного подчинения, т.е. деление каждого магического мира на плотный и тонкий планы, а делимость на шесть - оформленные жизненные условия, говоря проще - дом. Таким образом, разложение 7х6 может интерпретироваться как дом магического учителя; при этом последний на этапе сорока двух воспринимается как духовный. Вообще для магии понятие духовности не типично, и на восьмом (так же, как и на девятом) уровне есть лишь одно число, делящееся на семь, но, тем не менее, в сорока двух оно появляется, и очень существенно.

    На первом уровне развития принципа сорока двух маг-ученик учится воспринимать своего учителя именно как духовного учителя, что само по себе очень не просто, поскольку означает внимание к вещам, для ученика невидимым, еле уловимым, почти неощутимым, читаемым между строк и жестов учителя, но, тем не менее, очень важным и могущественным. Когда этот этап пройден и внимание (читай - точка сборки) ученика устойчиво фиксируется на позиции предвосхищения восприятия тонкого магического мира, учитель может сдвинуть ее в позицию его восприятия (дон Хуан в таких случаях шлепал Кастанеду по спине) и совершить вместе с учениками путешествие по тонкому миру. Таким образом, разложение 21x2 символизирует расщепление магической реальности на тонкую и плотную (в первой достигается повышенное состояние сознания - термин Кастанеды - и сильно меняется видение), и они в известной степени противопоставлены друг другу; в частности, память о тонком магическом мире при переходе в плотный во многом теряется. Наоборот, при переходе в повышенное состояние сознания во многом вуалируется и становится неадекватным восприятие плотного магического мира; другими словами, появляется много дополнительной по отношению к обычному видению информации (цветная аура людей и предметов и др.), но значительная часть плотного видения исчезает, точнее, заменяется другим, которое нужно научиться расшифровывать.

    Сорок два на средне-высоком уровне - это число оккультистов, ясновидящих, биоэнергетиков и практических духовных учителей, способных увидеть духовность и тонкий смысл любых форм жизни и умеющих наполнить эти формы духовным содержанием - в религии это называется освящением; однако первое настоящее раскрытие магические ритуалы и обряды получают лишь в числах девятого уровня (46-55), а в сорока двух возникает лишь первый намек на это.

    Включение сорока двух в жизни среднего человека означает моментальный медитативный сдвиг точки сборки в положение, когда самые простые и обыденные действия (подметание пола) вдруг получают высокое духовное содержание и кажутся очень важными для его жизни: когда Бог является на пороге дома, дом становится храмом, а приготовление пищи - священным таинством.

    42 = 14 х 3 - высокий духовный учитель в минуту особого расположения приглашает ученика к себе в дом.

    42 = 35 + 7 - природный пантеист по прямым указаниям свыше строит себе дом.

СОРОК ТРИ

    Спонтанное проявление духа; намеpeниe; Уран; немотивированное чудо.

    43 = 42 + 1 - в доме магического учителя (42) маг лицом к лицу сталкивается со спонтанным проявлением духа, которое Кастанеда называет намерением. В астрологии эти проявления символизирует Уран, который ставит себя как бы вне любой кармы, что чрезвычайно затрудняет его интерпретацию в экзотерической астрологии, основанной на этом понятии. На восьмом уровне дух проявляет себя гораздо свободнее, чем на предшествующих, и ни в какие устойчивые концепции типа кармы уже не укладывается, что описывается известным тезисом «Неисповедимы пути Господни». Субъективно включение сорока трех переживается как острое чувство беспокойства: «Сейчас может произойти все что угодно», после чего оно-таки происходит - ничем не мотивированное, никак не объяснимое и в то же время as big as Life: совершенно недвусмысленное и очевидно важное.

    Сорок три это очередное откровение духа, и об управлении им еще не идет и речи; хорошо, если маг сумеет хоть как-то адаптироваться к самой идее, т.е. возможности немотивированных спонтанных проявлений духа, поскольку первая реакция на подобные проявления - глубокий шок и необходимость поверить в реальность чуда, причем вовсе не обязательно безвредного, хотя обычно и не преследующего откровенно злые цели в соответствии с другим высказыванием по поведу сорока трех: «Бог коварен, но не злонамерен».

    В жизни мага сорок три может проявиться во внезапном изменении магических свойств пространства, т.е. сильном скачке точки сборки, вплоть до попадания в другой магический мир, или во внезапном появлении людей или предметов, которых секунду назад не было (из кустов чапараля появляется весьма довольный собой дон Хенаро).

    На среднем уровне сорок три сверкает в театральном представлении, когда на сцене неожиданно возникает новое лицо и магическая реальность резко меняется; пьеса хорошо поставлена, у зрителей происходит при этом смещение точки сборки, и они реально (хотя и медитативно, пока идет пьеса) оказываются в магическом пространстве. Когда опускается занавес, точка сборки зрителей возвращается на место, срабатывает защита психики, и реальные магические переживания профанируются подсознанием до наведенной автором, режиссером и актерами игры эмоций и фантазии самого человека.

    Тот же самый механизм профанационной защиты психики срабатывает у среднего человека каждый раз после его встречи с чудом в повседневной жизни, обычно очень кратковременной. В момент, когда чудо случается, человек в него верит, а потом находятся «рациональные» объяснения, возникают сомнения в достоверности собственных воспоминаний, их частичная амнезия, искажения и т.д. - словом, человек превращается в наглядное пособие по фрейдизму и атеизму одновременно: зрелище жалкое, но поучительное.

    43 = 30 + 13 - чудо становится черным учителем (13) талантливого гармоничного бездельника и выводит его из состояния духовной лени (30).

    43 = 10 + 33 - государство (33), построенное на гуманистической (10) основе, творит чудеса со своими гражданами (утопический социализм).

СОРОК ЧЕТЫРЕ

    Mатериализация тонкого магического канала в плотном; материальное чудо; предмет силы; волшебный предмет; магическая физика; телекинез; филиппинская хирургия.

    44 = 43 + 1 - усвоив чудо как явление природы, маг возвращается к земным делам, что символизируется делимостью на четыре. Разложение 11х4 можно интерпретировать как материализованное прогрессорство, или материализацию (41) тонкого плана в плотном, совершаемую по видимости гармонично (3), т.е. в интересах последнего, ввиду равенства 41+3; помните, что действие происходит на восьмом уровне проявления духа, т.е. в рамках магических пространств. В жизни среднего человека сорок четыре может проявиться как встреча с материальными свидетельствами внеземных цивилизаций, т.е. с тем, что в материалистический век считается «доказательством»; скажем, обломки летающей тарелки из неизвестного на Земле сплава с необыкновенными свойствами; встречу с внеземной жизнью придется отложить до пятидесяти пяти (11x5), а с гуманоидами - аж до ста десяти (11х10).

    Если сорок три символизирует чудо, от которого можно отмахнуться, забыть, вытеснить и т.п., то сорок четыре (43+1) означает чудо материальное, которое можно потрогать и вообще ощутить всеми органами чувств, и они в один голос заявят: этого не может быть, этот предмет - необыкновенный, волшебный. Правда, он не живой (жар-птица - атрибут пятидесяти пяти) и не способен творить чудеса (это достигается лишь в восьмидесяти восьми - там существуют сапоги-скороходы и гусли-самогуды и соответственно автомобиль и магнитофон; волшебная палочка (жезл иерофанта) появляется раньше, в семидесяти семи, но с ней приходится быть осторожным, поскольку духовность (7) становится существенным ограничителем исполнимых желаний), но он является неоспоримым свидетельством существования тонкого плана, излучает неземное сияние (читай - тонкую энергетику) и делает мир вокруг себя несколько нереальным, сказочным, как диван-транслятор в повести «Понедельник начинается в субботу» Аркадия и Бориса Стругацких.

    Высокий уровень сорока четырех символизирует мага, который в состоянии произвести подобную переброску неживого (но очень магического) предмета из тонкого плана в плотный; это, однако, весьма сложно и требует хорошего знания магической физики - науки, в настоящее время почти не развитой, но имеющей большое будущее в следующем (третьем) тысячелетии нашей с вами эры.

    44 = 22 x 2 - поляризация добро-зло, четко ощутимая в двадцати двух и соотносимая там с поляризацией тонкого и плотного планов при переходе на (восьмой) уровень магического восприятия получает дополнительное звучание (2), так как сказывается опыт черного учительства (13) тонкого зла (31): 31+13, в результате чего канал связи между тонким и плотным планами усиливается настолько, что по нему становится возможной переброска материальных предметов. Сорок четыре представляет истинного мага в глазах социума; это, например, человек, способный усилием воли двигать предметы (телекинез) или делать пассами хирургические операции (филиппинская техника).

    44 = 40 + 4 - художник достигает такого мастерства, что нарисованные им предметы материализуются (при этом они не обязательно пропадают на холсте).

СОРОК ПЯТЬ

    Гармоничная живая магия; оборотни; волшебная сказочная страна с говорящими растениями и животными; счастливый конец волшебной сказки.

    45 = 44 + 1 - если сорок четыре имеет дело с неживыми магическими предметами, то сорок пять, делясь на пять, связано с живой магией. Здесь способность сдвигать точку сборки достигает такой степени, что маг может превратиться в растение или животное, воспринимая мир его органами чувств и в каком-то смысле сознанием. Кастанеда превращался в ворону, Витька Корнеев оборачивался петухом, что, конечно, означало высокий магический профессионализм и умение удерживать точку сборки в очень трудном для человека месте, поскольку сорок пять не делится на десять. В то же время делимость на три символизирует естественность и (кажущуюся) простоту таких превращений; так, в средневековом теоретическом изыскании «Молот ведьм» Генрих Инститорис и Яков Шпренгер указывают, что, не успевая возвратиться с шабаша до рассвета, ведьмы порой оборачиваются кошками, собаками или коровами и добираются домой именно в этом обличье.

    45 = 15 х 3 - сорок пять символизирует гармоничное продолжение естественно-радостной жизни (15) на уровне магических миров. Это замыкающее число восьмого ряда, означающее потенциальное владение всеми описанными выше магическими приемами и умениями, но маг сорока пяти редко пользуется ими, предпочитая просто радоваться жизни в доступных ему мирах, непринужденно переходя из одного в другой (он, конечно, знает, когда и как это легче сделать) и для полноты восприятия оборачиваясь теми или иными представителями флоры и фауны. Разумеется, маг сорока пяти может найти общий язык с птицами, животными и растениями и при случае пользуется их услугами. В жизни среднего человека влияние сорока пяти сказывается в хорошем понимании животных, которые могут его иногда просто обожать, легкой руке с растениями и т.д. Такой человек часто разговаривает с теми и другими, создавая при этом особое магическое пространство, в котором взаимодействие с животными идет особенно сильно (правильнее сказать - душевно), и очень удивляется, что остальные люди этого не умеют и вообще не видят, что растения, не говоря о животных - живые и почти говорящие.

    45 = 5 х 9 - в сорока пяти происходит гармоничное оформление жизни как части магической реальности. Сорок пять, конечно, не так самодовлеюще замкнуто, формально совершенно и самодостаточно, как девятка, но кое-что от этих качеств оно в себе несет - мир живой магии, говорящих цветов, растущих в идеальных по красоте клумбах, своенравных избушек и на удивление верных и сообразительных псов не имеет естественного направления развития, он быстро поглощает любое зло и дисгармоничные проявления любой воли, символизируя счастливый конец волшебной сказки.

    45 = 33 + 12 - государство (33) под воздействием гармоничной космической воли (12 - мудрый и справедливый правитель) превращается в прекрасную сказочную страну - это даже не сюжет, а можно сказать, извечная мечта всех народов.

    45 = 13 + 32 - могучий маг (32) вступает в борьбу со злом (13), разумеется, со счастливым концом.

СОРОК ШЕСТЬ

    Магическая мудрость; маг-отшельник; баба-яга; человек знания; мудрый совет.

    Сорок шесть открывает девятый уровень проявления духа, который раскрывает и материализирует принципы, первоначально заложенные в девятке, подобно тому, как числа восьмого уровня раскрывали идеи восьмерки. Принципиальное отличие девятого уровня от восьмого заключается в систематическом овладении магией как искусством управления магическими реальностями, так что многие эффекты, вызывающие шок на восьмом уровне, становятся предсказуемыми и даже регулируемыми (конечно, до известной степени) на девятом. Если восьмой уровень представляет начинающего мага или мага-первопроходца, то на девятом мы видим уже практикующего мага, прекрасно знающего, что он делает, и даже примерно себе представляющего, какими магическими законами пользуется. При этом следует иметь в виду, что маги девятого уровня водятся не только в волшебных сказках или мексиканских горах; они встречаются также в казенных кабинетах, на городских улицах и в домашних кухнях.

    46 = 45 + 1 - в сорока шести происходит качественный скачок, заключающийся в том, что маг перестает видеть магические миры как в целом абсолютно от него не зависящие и им не управляемые. Шок, вызванный калейдоскопом магических миров тридцати семи, проклятием сорока одного и чудесами сорока трех, здесь смягчается соответственно формально гармоничным и профанирующим действием девятки (37+9), живостью и непосредственностью пятерки (41+5) и внешней, но эффективной гармонией тройки (43+3). (Вообще на девятом уровне находятся только два простых числа: сорок семь и пятьдесят три, поэтому здесь происходит не столько включение новых идей, сколько освоение старых.) В сорока шести маг впервые ощущает плотность магических миров и намек на строгие законы, которым эти миры подчиняются: здесь звучит давно забытое предшествующими числами воспоминание о тяжелой плотной карме двадцати трех, наработанной прошлыми воплощениями и избываемой в суровой аскезе. Конечно, колдун-затворник сорока шести это не одинокий монах в скиту двадцати трех, сказывается разница как в уровне власти, так и в видении мира, но определенное сходство между ними есть. Колдун сорока шести занят судьбами магических миров в целом или, по крайней мере, большими и длинными программами в них разворачивающимися; он хорошо знает их историю и часто живет в ней, на долгие годы отрываясь от текущих внешних событий. Его мудрость огромна, и к нему в трудных ситуациях с трепетом приходят советоваться практикующие маги больших чисел (вплоть до шестидесяти девяти 3х23), со страхом нарушая его уединение и почтительно взирая на древние свитки, фолианты и инкунабулы его таинственной библиотеки.

    Магу сорока шести открыты многие судьбы и тайны; однако он - человек знания, а не практических действий, и в этом заключается присущее ему противоречие, символизируемое двойкой в разложении 23х2. Он не занимается никакой магией, хотя она буквально клубится вокруг него. Он не откажет в совете никому из тех, кто сможет к нему обратиться, но это удается далеко не каждому, потому что сверхъестественный страх охватывает любое существо, приближающееся к его замку (вариант: служебному кабинету), заставляя полностью умолкнуть на пороге, и только крайняя нужда и большая чистота намерений позволяет незваному гостю произнести свою просьбу; последний к тому же отлично чувствует, что полученный совет будет чрезвычайно сложно, но столь же необходимо выполнить.

    46 = 33 + 13 - злая судьба (13) приводит бывшего царя (33) за советом к мудрому волшебнику.

СОРОК СЕМЬ

    Магические умения; магические инструменты; технические средства управления движением точки сборки; рамка, лоза, маятник.

    47 = 46 + 1 - если в сорока шести проявляется магическое знание, точнее его фундамент: основные законы магических миров, их история и судьбы конкретных магов, то сорок семь - это откровение магических умений, средств манипулирования магической реальностью или, говоря проще, магических инструментов. Собственно говоря, единственная цель, которой добивается маг, используя магические инструменты, это перемещение своей точки сборки, и если на восьмом уровне ее движение и удержание осуществлялись с большим трудом и часто лишь с помощью учителя, то на девятом уровне маг берет соответствующее управление на себя; важно понимать, что ими он пользуется исключительно с целью уточнения движения точки сборки, следствием которого и является изменение реальности - а сами по себе, без прямого участия мага, любые инструменты бессильны, а действия бессмысленны.

    К числу (хорошо известных) магических инструментов относятся авторучка (перо), бумага, чернила, зеркала, человеческая речь, особенно заклинания, гербовая печать, копировальное устройство, печатный станок, радиопередатчик и приемник, телескоп, телефон, (ковер-самолет, веник и мусорное ведро, бронетранспортер, лазер, компьютер, видеомагнитофон, атомная бомба и волшебная палочка. Однако маг сорока семи пользуется ими совсем не так, как средний человек; последний, впрочем, интуитивно ощущает магические качества вышеперечисленных предметов, которые действительно несколько сдвигают ему точку сборки и изменяют магическую реальность, давая ощущение власти над миром. Таковы чувства клерка-делопроизводителя, ощущающего себя Лордом-Хранителем Печати; обывателя на толстом ковре-самолете в гостиной, улетающего на нем, особенно с помощью видео, в волшебную страну; школьника, играющего за экраном компьютера, или программиста, получающего деньги примерно за то же самое.

    Итак, сорок семь символизирует магические инструменты как средство сдвигания точки сборки; в этом и ни в чем другом заключается, например, значение хорошей скрипки для музыканта, и крайне наивно искать ее секрет в особенностях древесины деки, хотя последняя, несомненно, играет большую роль в тембре звучания. Однако сорок семь вовсе не означает овладения искусством обращения с магическими инструментами; скорее наоборот, это первое знакомство с ними, первые опыты и эксперименты, чаще всего неуклюжие и нередко неудачные и откровенно опасные, например, первые декреты новой власти, еще не освоившейся у кормила.

    Для мага сорока семи характерно несколько жесткое и формальное отношение к своим инструментам (сказывается неделимость ни на три, ни на пять), он их использует, не очень задумываясь о том, что они все-таки магические и в некотором роде живые - соответствующее откровение приходит позже, в пятидесяти, пятидесяти пяти и числах, кратных сорока семи. Соответственно, он их плохо чувствует и никогда не может заранее сказать, сработает магический инструмент или нет, заговорит волшебное зеркало или иголка или нет, а если да, то можно ли положиться на их слова. Вообще все простые числа отличаются известной грубостью и неразвернутостью своего значения; это колонны, на которых стоит здание Пирамиды чисел, и чем больше простое число, тем позже и медленнее раскрывается, оформляется и цивилизуется его принцип - однако числам, в отличие от людей, торопиться некуда.

    47 = 35 + 12 - космический учитель дает одухотворенной жизни магические инструменты.

    47 = 34 + 13 - чиновник (34), злоупотребляя своей административной властью, несправедливо (13) выносит подчиненному выговор в приказе (47).

    47 = 21 + 26 - компьютерный вирус (47) как отчаянное средство борьбы с тотальной тиранией (26) компьютеров, душащих непосредственную жизнь и духовность (21).

СОРОК ВОСЕМЬ

    Практическая магическая техника; приложения высшей математики; магическая астрология; материализация космической энергии и информации; современная цивилизация.

    48 = 47 + 1 - утрачивая все обилие магических инструментов сорока семи, сорок восемь оставляет себе только некоторые из них, но зато символизирует уже довольно ловкое, а главное, естественное с ними обращение. На этом уровне происходит непринужденное (хотя и с помощью магических инструментов) обращение к Мировому Разуму (16х3) - физик рассчитывает на бумаге или компьютере фрагмент плотной кармы Вселенной (на его языке - движения макроскопических твердых тел в гравитационном или электромагнитном поле); или маг-астролог определяет с помощью маятника точное время рождения, посвящение и активные в настоящее время планеты, дома и аспекты человека (который, разумеется, может обо всем этом и не подозревать, но, несомненно, ощутит некоторую естественно-магическую ауру вокруг астролога, увидит в его действиях магический ритуал, а свою натальную карту - как нить парки в лабиринте судеб).

    48 = 12 х 4 - в сорока восьми происходит материализация космической энергии, информации и вообще связи с Космосом. Это возможно только в магической реальности, чего не понимают люди, живущие на уровне обыденных и кармических представлений (т.е. под управлением чисел, не превосходящих тридцати шести); тем не менее маги сорока восьми занимаются вещами, имеющими вполне материально ощутимые последствия, что вводит человечество в сильное заблуждение относительно истинного характера их деятельности. Например, иногда сорок восемь представляет гениального физика, получающего из Мирового Разума символизм, который может быть почти непосредственно применен к описанию так называемых физических процессов (Исаак Ньютон, Альберт Эйнштейн, Эрвин Шредингер). При этом непринужденное владение определенными магическими инструментами и каналами в мировой Разум (микроамперметр, радиотелескоп, дифференциальное и интегральное исчисления, тензорный анализ и т.д.) создает видимость совершенного владения предметом (сказывается поверхностная гармония тройки как делителя сорока восьми) и впечатление строгой красоты и законченности (делимость на шесть). Однако в действительности магические возможности сорока восьми ограничены, в частности, их существенно сужает неделимость на семь, т.е. отсутствие прямой духовности (влияния тонкого плана). Рассказывают, что на вопрос Наполеона, каково же место Бога в созданной Пьером Симоном Далласом небесной механике, последний заявил: «В этой гипотезе я не нуждался». Однако внешняя гармоничность сорока восьми (делимость на три), причастность его к космическим программам (делимость на дюжину). Космическому Разуму и высокой магической технике (делимость на шестнадцать) в совокупности делают это число необычайно догматически замкнутым, и то, что оно терпит полный провал в делах жизненных, духовных и человеческих, не делясь ни на пять, ни на семь, ни на десять, нимало не смущает его адептов. Тем не менее «всеобщая теория всего», которая так манит сорок восемь, на его уровне принципиально недостижима, и даже один-единственный шаг вперед, к сорока девяти, требует полного отказа от привычной ясности, гармонии и высокой магической техники (последняя символизируется шестнадцатью).

    48 = 6 х 8 - магические инструменты (8) строят дом (6) - современная машинно-технократическая цивилизация.

    48 = 31 + 17 - маг строит точный гороскоп (48) и этим развязывает тонкий кармический узел (расколдовывает, 31) человека, которого в добрый час (17 - улыбка Фортуны) привела к нему судьба.

СОРОК ДЕВЯТЬ

    Духовное посвящение, духовная иерархия, эволюционные уровни и планы, иерофант (посвятитель), обряд инициации; крещение.

    В сорока девяти магические миры представлены в своем сугубо духовном (72) варианте; на этом (48 + 1) этапе дух преодолевает кажущееся всемогущество чисто магических и материальных методов и средств, достигнутое в сорока восьми, и оказывается перед лицом духовной иерархии и духовных иерархов. В сорока девяти продолжается общая классификация человечества (и вообще всего сущего) по семи уровням, имена которых суть названия чакр: муладхара, свадхистхана, манипура, анахата, вишудха, аджна, сахасрара. Впервые эта классификация вводится в семерке, где, строго говоря, никакого человечества еще нет (оно появляется в десятке); теперь же, в сорока девяти, она уточняется: у каждого уровня появляется семь планов, так же идентифицирующихся именами чакр. Естественное завершение эта классификация получает на этапе трехсот сорока трех (73), где у каждого плана появляется семь подпланов; на уровне сорока девяти реально ощутимы лишь планы.

    Для сорока девяти характерна большая ограниченность: являясь степенью простого числа (семерки), это число все явления воспринимает в разрезе узко понимаемой духовности; таким образом, в центре внимания здесь оказывается иерархия духовных учителей, вместе с их принадлежностью к тонким, тончайшим и наитончайшим планам - здесь мы быстро уходим за пределы не только Галактики и Метагалактики, но и всей видимой Вселенной.

    49 = 72 - это второй этап медитации на идее духовности. Если семерка символизирует духовность, с одной стороны, как идею, т.е. концепцию тонкого или высшего в некотором туманном смысле плана, а с другой - совершенно конкретную фигуру практического духовного учителя, знающего (в некоторых случаях), как человеку надо поступать, то сорок девять символизирует следующий по глубине круг идей духовности, где на первый план выступают понятия (духовного) посвящения и иерофанта, т.е. (духовного) посвятителя, и обряд духовного) посвящения. Здесь надо заметить, что само по себе посвящение не связано с семеркой; в принципе квадрат любого числа символизирует некоторое посвящение (соответствующее основанию):

    четверка (22) (материя) - это посвящение в идею антагонизма,
    девятка (32) (обряд) - посвящение в идею гармонии,
    шестнадцать (42) (материальная магия) - посвящение в материю,
    двадцать пять (52) - посвящение в жизнь,
   тридцать шесть (62) - посвящение в оформленную жизнь,
    сорок девять (72) - посвящение в понятие духовности,
   шестьдесят четыре (82) - посвящение в магию,
    сто (102) - посвящение в идею человечности,
    сто сорок четыре (122) - посвящение в космические программы.

    Другими словами, квадрат числа символизирует второй этап постижения заложенной в него идеи, и на нем, наряду с глубоким знанием (а иногда и умением; но к сорока девяти, ввиду отсутствия делимости на 4, 5 и 6, последнее не относится), обнаруживается скрытое противоречие, а именно, кризис прозелитства, который особенно ярко звучит именно в сорока девяти. Пафос сорока девяти - это обряд посвящения (в древности это называлось инициацией, но последняя не исчерпывалась сорока девятью - там существенное влияние оказывали так же 64 и 81), и как таковой знаменует переход от одного участка духовного пути к следующему, состоящему в эволюционной работе с более тонким планом. Этот переход, несомненно, важен, но предшествующая ему жизнь есть подготовка не к нему, как считает сорок девять, а преимущественно к последующей работе. Человек сорока девяти готовит людей к переходу на очередной эволюционный план, определяет их «духовный» уровень и специфические задачи и трудности, возникающие при этом, но должен твердо помнить, что указанный переход не есть главная задача и главное препятствие в жизни человека как самосознающего духа; что же именно, в некоторой мере открывается на десятом уровне проявления единицы (числа 56-66) и в числе сто (102), символизирующем большое человеческое посвящение.

    Вообще для каждого числа К≥7 можно рассматривать его первые (малые) посвящения: числа К, 2К, ЗК, 4К, 5К, 6К, затем духовное посвящение 7К, (второе) большое посвящение К2, третье большое посвящение К3 и т.д.

    Например, для К = 12 получаем 12, 24, 36, 48, 60 и 72 как соответственно первое, второе, третье, четвертое, пятое и шестое (малые) космические посвящения, 84 (12x7) как духовное космическое посвящение, 144=122 как второе большое космическое посвящение, 1728 =123 как третье большое космическое посвящение. Сорок девять при этом интерпретируется как одновременно большое и духовное посвящение (в идею духовности), и поэтому в нем тема посвящения сливается с темой духовности, и фигура иерофанта приобретает (в принципе ей несвойственное) тотальное значение.

    40 = 10 + 13 + 26 - черный учитель (13) подвергает совершенно неподготовленного человека (10) длинной цепи тяжелейших испытаний (26) в качестве подготовки к (большому) духовному посвящению (49) - сюжет в прошлом очень распространенный, но, к счастью, далеко не единственно возможный.

ПЯТЬДЕСЯТ

    Магические реальности социума; бытовые и гражданские жизненные ритуалы, формирование общественного мнения и борьба с ним; социально утвержденные положения точки сборки.

    После двух глубочайших провалов в высокую науку сорока восьми и устрашающую духовность сорока девяти - мы возвращаемся (49 + 1) в магические миры, на первый взгляд бесконечно далекие от того и другого.

    50 = 10 х 5 - по самому наивному толкованию пятьдесят - это социальная (10) жизнь (5), или жизненные проявления общества, и на первый взгляд здесь ни о какой магии, не говоря о точке сборки, нет и речи. В действительности это, конечно, не так. Пятьдесят как число девятого уровня символизирует ритуальные действия и обряды, применяемые людьми для того, чтобы само понятие социальной жизни обретало смысл. Для этого, очевидно, в первую очередь необходимо согласование положений точек сборки (наивно говоря, способов мировосприятия) людей, образующих данное общество. Пятьдесят, таким образом, символизирует конкретные магические приемы, используемые в обществе для приведения положения точки сборки индивида в необходимое положение, а если индивид сопротивляется, то для его изоляции от общества, изгнания или уничтожения. Гоббс не совсем точно назвал это социальным договором - конечно, социальные ритуалы и общественное мнение не есть результаты рациональных переговоров и решений отдельных людей - магические миры творятся адептами сорока одного и его кратных и символизируются цепной дробью, описывающей последовательность их творения, а вовсе не уголовными кодексами или правилами хорошего тона.

    50 = 52 х 2 - устойчивость и жизненность социальных мнений, предрассудков и ритуалов совершенно изумительна - хотя пятьдесят не делится ни на три, ни на четыре, две двойки, фигурирующие в указанном разложении, в совокупности производят эффект, похожий на действие четверки, т.е. давление магии социального взгляда на мир на индивидуальную точку сборки ощущается человеком почти материально: думать не так, как все, просто иметь личную точку зрения, отличающуюся от (не) официально принятой, чрезвычайно трудно: социум дает (притом весьма ограниченное) право на так называемое собственное мнение лишь самым выдающимся своим представителям, остальные же должны его отстаивать с (магическим) оружием в руках (и действительно, откуда может взяться собственное мнение у людей, не облеченных доверием начальства?), причем проигрыш в данном случае это не остракизм (в каком-то смысле далеко не худший вариант, особенно по сравнению с мученической смертью), а конформизм и в конечном счете послушный сдвиг своей точки сборки в место, отвечающее социальным требованиям, что означает утрату индивидуальности и замену личного сознания общественным - идеал наивного социализма.

    50 = 25 x 2 - живая жизнь вступает в ритуалах и обыкновениях пятидесяти в острое противоречие с самой собой; это социальный бунт молодежи, которая, с одной стороны, не желает, чтобы ее оглупляли, нивелировали и лишали творческого начала (жестко фиксированным социально-утвержденным положением точки сборки), но, с другой стороны, кроме чистого хаоса и свободы, в смысле мелькания цветных стеклышек калейдоскопа - многообещающий символ недостижимого ныне, но когда-то ярко пережитого откровения тридцати семи, - предложить ни себе, ни другим не может.

    50 = 37 + 13 - социум - труднейшее испытание (13) для начинающего мага тридцати семи, который должен научиться видеть все его, часто очень жесткие, магические реальности и манипулировать ими, умело вписываясь в социальные ритуалы - это часть искусства сталкинга, или неделания, по Кастанеде.

продолжение >>>

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7