на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

Восприятие дуальности

по материалам ведических знаний


изм. от 27.12.2018 г ()

    В настоящее время мы оказались в очень интересной ситуации. Мы готовы усомниться в чем угодно, кроме собственного восприятия. Усомниться в информации, усомниться в неблагонадежности источника, усомниться в каком-то авторитетном высказывании, в способе подачи, тех или иных интерпретациях, но мы ни в коем случае не сомневаемся в том, что мы воспринимаем и как мы воспринимаем – для нас это истина. Вот здесь и начинается самая большая сложность и то, что можно назвать разделением или дуальностью.

    Как вы знаете, у нас есть пять каналов восприятия, при помощи которых мы что-то воспринимаем. Но в настоящее время мы не отдаем себе отчет в том, что эти пять органов чувств тоже на чем-то основаны. И, как говорят древние писания, способы восприятия или каналы восприятия связаны с нашим мышлением, т е наш ум, наше мышление, определяет наш тип и наш способ восприятия. И в зависимости от того, как организовано наше мышление, мы воспринимаем информацию тем или иным способом. Но опять же, мышление тоже на чем-то основано.

    Мышление опирается на наше самоописание, т е на развернутый внутренний текст, который отвечает на вопрос: кто я такой и в каком мире я живу? В зависимости от того, какой я, такой и окружающий мир, т к описывая себя, я, по сути, описываю мир в котором живу. Поэтому мышление связано с нашей идентичностью, а идентичность с типом нашего сознания.

    Хотелось бы напомнить, что сознание имеет языковую природу. Наши органы восприятия, то, посредством чего мы воспринимаем окружающую нас действительность, связаны с нашей идентичностью, которая опирается на тип нашего сознания. А это означает, что наше восприятие, на сегодняшний день, по большей части не осознанно. Дело в том, что никто из нас, на сегодняшний день, не может определить свою собственную идентичность. Кто сегодня может описать себя от и до? Дать себе полный ответ на вопрос – кто я такой? Описание национальности, пола, фамилии, этого абсолютно недостаточно, потому что мы все превосходим эти описания. Более того, если мы начнем уточнять их, мы неизбежно впадем в состояние ступора. Что значит человек, что значит муж, что значит славянин?

    По сути, человек не может дать полного описания самого себя. Но тем не менее такое описание существует, и в славянской культуре существует техника, при помощи которой можно работать с этим описанием. Это техника задавания одного и того же вопроса: кто ты такой? Самое интересное, что если задавать этот вопрос долго, то через какое-то время ответы начинают повторяться. А это означает, что в нас живет какой-то текст, который нас определяет. Но мы, если не выявляем этот текст, то и не знаем, что он в нас существует.

    Это самопорождающийся, самовоспроизводящийся миф или текст, который живет внутри нас и который поддерживает ту реальность, в которой мы живем. И задача этого текста заключается в том, чтобы удерживать нас в той реальности, в которой мы живем. Т е укреплять эту реальность. Но как только мы начинаем вмешиваться в этот текст, реальность начинает меняться, потому что это определяет нашу идентичность, определяет наше описание себя и мира, и наше его восприятие. Мы начинаем по-другому видеть, по-другому слышать, по-другому что-то воспринимать. При этом меняется не сама реальность, а наше ее восприятие.

    Как только мы начинаем заниматься распаковкой внутреннего текста, встает вопрос: а реален ли мир, в котором мы живем? Выясняется, что реальность текуча, она изменчива, она может быть любой, и зависит от того, как мы себя определяем внутри этой реальности.

    Самый простой пример. У человека болит голова. По сути человек живет в своей психической реальности, которая и является для него объективной. У человека болит голова, а кругом все радуются, идет какой-нибудь праздник. Будет ли человек радоваться этому празднику? Нет. В его реальности радость отсутствует, хотя в окружающем мире она присутствует. И человеку будет трудно понять, чему все радуются, когда у него так сильно болит голова. Бесполезно человеку, который болен, говорить о том, что существуют здоровые люди. Пока он не станет здоровым, для него здоровых людей не существует. Точно так же бесполезно безумцу объяснять какие-либо логические вещи. Собственно как и человека, не имеющего слуха, обучать музыке.

    Вы должны понять, что мир, в котором мы живем, совершенно не такой, каким мы его воспринимаем. Можно сказать, что у нас среднее образование, средний вкус, усредненное понимание мира. Сегодня мало кто из людей может достойно оценить произведение искусства, какой-либо фильм, стихотворение, потому что современное поколение воспитывается мыльными операми и сериалами.

    Можем ли мы в таком случае опираться на наше восприятие мира? Конечно нет. В нас просто отсутствует, вернее не распакован внутренний критерий, для того, чтобы определить, что является произведением искусства, а что мыльной оперой, не говоря уже о том, чтобы определить, что реально, а что нет. Поэтому психологи и говорят: восприятие есть не что иное, как производное от не удовлетворенных потребностей. И это очень точное описание. Причем тех потребностей, которые он не осознает в самом себе. А это означает, что наше восприятие по большей части неосознанно.

    Следовательно, для того, чтобы воспринимать какую-то информацию, всегда нужно допускать, что мы можем чего-то не знать. Необходимо осознавать, что часть того, что мы воспринимаем, возможно воспринимается неправильно. Да, своим умом мы допускаем, что возможны другие точки зрения, но если кто-то касается чего-то очень важного для нас, или чего-то принципиального, опорных точек, при помощи которых мы формируем реальность, эти допущения куда-то улетучиваются.

    Опорные точки – это то, на что остро реагирует ваше внимание. Чем эмоциональнее реакция, тем она значимее. Точка опоры – это всегда нечто значимое у нас внутри. Это какая-то идея, воспоминание или принцип, которым мы придаем большое значение. И когда кто-то начинает нас подводить к чему-то другому, изменять наши убеждения, мы начинаем очень сильно эмоционировать по этому поводу. Поэтому отслеживайте свои эмоции, что вас цепляет и попробуйте проанализировать, что вы защищаете, когда становитесь агрессивными, пусть даже просто ментально.

    Опорные точки есть у каждого, причем у каждого они свои. И относительно этих точек собственно и форматируется наша реальность. И если кто-то пытается вышибать эти опорное точки, мы неизбежно начинаем очень жестко их отстаивать и защищать. Мы начинаем просто дискредитировать либо саму информацию, либо ее источник, дабы это не разрушило тот мир, который мы выстроили относительно этих точек. Вот в чем дело. Эти точки могут быть очень смешными, интеллектуальными, концептуальными, а могут быть и очень простыми, вплоть до того, что на новый год должен быть приготовлен салат оливье. Если салата нет, то это уже не новый год. Для другого опорной точкой может быть то, что ребенок в девять часов вечера обязательно должен быть дома. И если эти опоры вдруг не работают, нам кажется, что наш мир начинает рушиться. Мы начинаем этот мир защищать, по сути, противопоставляя себя и свой мир всему остальному. Но мы отстаиваем не свою позицию, а свой мир, который опирается на эту позицию.

    Вопросом восприятия занимались все посвященные люди древности. Для них вопрос восприятия являлся очень важным. Почему? Потому что для того, чтобы воспринять реальность, нужно собственно установить, а что есть такое восприятие и кто собственно занимается восприятием. Поэтому, когда речь заходит о таких вещах как реальность, ирреальность, космос, бытие, небытие, должен быть соответствующий орган восприятия. Это же не какой-то объективный феномен, который можно положить под микроскоп и внимательно его рассмотреть. Но даже когда мы будем его рассматривать, мы будем именно интерпретировать, и не факт, что мы увидим то, что нам на самом деле показывает мир. Мы увидим ровно столько, сколько нам позволяет видеть собственный ум, который является интерпретатором, декодером переданного. Ум декодирует всегда в соответствии с идентичностью, т е с тем текстом, программным кодом, который мы носим внутри себя. Ум опирается на нашу идентичность и интерпретирует мир исходя из нашей идентичности. И по сути, сегодняшний мир расщеплен, потому что мы его таким воспринимаем. Мы не воспринимаем мир как целостный.

    Итак, мы плавно подошли к такому понятию как дьявол, т к с точки зрения теологии бог, в отличие от дьявола, это целостность. Бог – это безграничность, абсолют. Бог это все, это единое. Причем единое, в котором внутри себя отсутствует противоречие, оно бесконфликтно. Оно содержит в себе все и содержит это не противоречивым образом. Т е бог, с точки зрения культуры и традиции – это целое, непрерывное, безграничное, всеобъемлющее, вездесущее.

    Если же мы посмотрим на слово Бог с точки зрения Буквицы, то станет еще интереснее. Образ буквицы Боги включает в себя бесконечное множество богов. По сути, буквица рассказывает не о славянском пантеоне богов, а о других богах, других божественных сущностях, число которых бесконечно. С точки зрения математики буквица Боги имеет значение бесконечности. Т е это какое-то бесконечное неисчислимое число богов, в то время, как в славянском пантеоне богов это число исчислимо. Даже если взять индуистский пантеон, там этих богов тысячи, а буквица говорит о богах, которых неисчислимое множество, бесконечное множество.

    Возникает вопрос: о каких же богах говорит буквица? Итак, буквица Боги означает бесконечность, буквица Онъ означает внутреннее, чистое, целое, сакральное. Буквица Глаголь означает направленное действие, выражение. Таким образом, Бог – это бесконечность, которая находится внутри и проявляет себя посредством каких-то действий. Это нечто бесконечное, находящееся внутри, в каком-то сакральном, не проявленном скрытом месте, но глаголющее, выражающее себя в виде неких действий. И эта бесконечность обитает внутри этого мира, внутри чего бы то ни было, потому что буквица Онъ – это внутреннее, сакральное, находящее внутри каждого живого существа. А других существ в этом мире просто нет. И в тебе и во мне одна и та же бесконечность, которая живет во всех нас и выражает себя в виде неких действий. Поэтому когда мы говорим Бог, мы имеем в виду всю бесконечность божественных сил. Это очень похоже на определение Платона, который говорил, что Бог – это круг, центр которого везде, а периферия нигде.

    Получается, что Бог – это такое бесконечное множество божественных сил, которые обитают внутри нас. Как сказали бы психологи: бессознательно, не проявлено.

    В то же время Боги означает и буквицы, которых тоже бесчисленное множество. Поэтому ни к коем случае нельзя путать символ буквицы и буквицу как таковую. То, что у нас в древнерусской матрице языка сорок девять образных символов, не означает, что в этой матрице сорок девять буквиц. Символов сорок девять, а буквиц бесконечное множество. И если мы с этой позиции посмотрим на слово Бог, у нас получается очень интересно: на первой позиции стоит Боги, т е бесконечное множество буквиц, потом Онъ как целостность, потом Глагол. Получается, что это бесконечно множественный текст, состоящий из бесконечного множества буквиц, который сам себя постоянно проговаривает. Это некий гипертекст, который не имеет никаких границ, информационное поле, выговаривающее само себя.

    И если мы увидим это, то поймем, что собственно это и есть язык. Получается, что слово Бог, с точки зрения буквицы – это язык, но язык, как бесконечная сущность. Это некое языковое безграничное существо, которое постоянно выговаривает себя через разные объекты проявленного мира. И через нас в том числе. И это единый и бесконечный текст. Вот почему мир вынужден постоянно меняться – он выговаривает сам себя за счет этих внешних форм. В виде наших речей, в виде наших форм, в виде наших жизней. Но это бесконечный текст. Поэтому, чтобы выразить бесконечное через конечное, необходимо чтобы эти формы бесконечно менялись. Только при этом условии бесконечное может выразить себя через конечную форму.

    Бог это целостность. Бог это язык. Бог это бесконечное, живущее у нас внутри и реализующее себя посредством неких глаголических действий. Причем глаголение – это векторное, направленное действие. Действие, выражающее некий внутренний порыв, желание, намерение. Намерение кого? Языка, самой бесконечности.

    Вы можете спросить: если есть буквица Боги, то где буквица Дьявол? В самой буквице вы ее не найдете. Дело в том, что Дьявол – это разрушенная буквица. Дьявол – это не полнота, это ущербность. Нет буквицы, которая бы несла в себе идею расщепления. В русском языке такой буквицы нет. Но смотрите какая вещь. Как вы знаете, каждая буквица тоже имеет 49 смысловых аспектов или значений. По сути буквичная матрица 7х7 – это голограмма, в которой каждая буквица построена по тому же голографическому принципу. Это означает, что каждая буквица тоже имеет матричную структуру.

    А вот в ущербной матрице из 33 букв ущербна и их голограмма. Вот эта ущербность и есть Дьявол. Нет символа, который бы говорил о дьяволе. В смысловых полях буквиц идеи дьявола нет, но он присутствует в структуре. Поэтому, чтобы избавиться от дьявола внутри себя, вполне достаточно просто вернуть в своем языке полную буквичную матрицу. Вся матрица, полная матрица – это и есть божественное послание к человечеству. И это послание можно выразить очень простой формулой: буквица – это портрет мира, бога и человечества. Т е посмотри на это языковое поле и увидь там свое собственное описание.

    Теперь давайте посмотрим на слово дьявол с другой стороны. Что означает слово дьявол? Начнем с того, что это слово не русского происхождения. Изначально оно было в греческом языке и при переносе слов из одного языка в другой часто получается не совсем хорошо. Дело в том, что в рамках любого языка присутствуют свои особенности. К примеру русскому языку вокалические узлы не свойственны, т е совокупность гласных, когда в одной связке идут две гласные, как в слове дьявол – «ИА». Если для греческого языка это нормально, то для русского – нет. В русском всегда должно быть чередование согласная-гласная (слог) или согласная-согласная-гласная. Поэтому когда с греческого языка переносилось слово дьявол, использовалось сочетание гласная-гласная – диавол.

    В переводе с греческого, слово дьявол означает «разделитель». Кроме того есть и латинская этимология слова дьявол – diabolus – клеветник. Причем никаких дальнейших комментариев не дается. Более того, в библейской традиции принято люцифера, дьявола и сатану объединять в одну личность. Хотя люцифер – это светоносный, дьявол – разделитель, сатана – противник или обвинитель. Поэтому не стоит их объединять и путать, это абсолютно разные сущности.

    Теперь давайте посмотрим, как это будет звучать через ту же самую буквицу. На буквице слово дьявол будет звучать как «диабол».

    Связка «иа» очень опасная связка, т к в ней присутствуют две буквицы, находящиеся как бы в смысловом противоречии. Иже говорит о соединении, о взаимодействии двух субъектов друг с другом. Буквица Азъ говорит о целостности или автономности субъекта. Поэтому объединение этих двух буквиц формирует напряжение, конфликт, который не снимаем.

    Буквица Добро выступает в роли учредителя этого конфликта, потому что одно из ее значений – переход за грань, переход на ту сторону. Т е в буквице Добро тоже содержится двойственность. Есть то, что находится по эту сторону и есть то, что находится по ту. Некая иная реальность. По сути Добро – это развитие, которое на определенном этапе достигает уровня, когда вы перестаете иметь какое-то отношение к предыдущему фундаменту, с которого стартовали. Он был необходим до какого-то момента, потом вы вырастаете, получаете опыт, доходите до точки не возврата, из которой уже невозможно вернуться в то состояние, в котом вы находились ранее. И дальше начинается что-то новое, открывается новая плоскость, с которой происходит старт следующего развития, уже на новом уровне. Отсюда и скрытый образ буквицы Добро – смерть. Смерти как границы, как перехода, как точки невозврата.

    Когда буквица Добро встречается с Иже (ди) они взаимно усиливают друг друга, отсюда и образ «ди» - двойственность. Причем это не двуединство, а именно двойственность. А далее «диа» говорит о неснимаемом конфликте, о неснимаемом противоречии, о накапливающемся противоречии. Помните в «Матрице» - накапливающийся остаток математических формул матрицы.

    Таким образом «диа» - это неснимаемое внутреннее противоречие, порождающее внешние конфликты. Только неснятое внутри себя противоречие порождает внешний неразрешимый конфликт. А дальше идет «бо» - боги, потом «л» - люди. Получаем неснимаемый конфликт между богами и людьми. Таким образом, если мы читаем слово «дьявол» по-русски, у нас вырисовывается очень интересная картина. Дьявол – это неснимаемое противоречие, вечный конфликт между людьми и богами или богом.

    Представители магических и оккультных школ описывают слово дьявол как «эгрегор человеческих заблуждений». Т е это совокупность всевозможных ошибок и заблуждений. Когда ты находишься в постоянном конфликте с божественным, очень сложно не совершать ошибки. Дело в том, что бог – это бесконечность, живущая в нас и желающая реализоваться посредством глагола. Через нас же.

    Это то самостное, истотное, делающее нас тем, кем мы являемся. Это наше высшее или божественное Я. Тогда получается, что дьявол – это конфликт между людьми и их божественной природой, который переносится или проецируется на внешний мир. Тот, кто конфликтует с богом внутри, конфликтует и с внешним миром. Дьявол – это живая идея о неразрешимом конфликте между людской и божественной природой. Т е дьявол – это принцип расщепления, принцип разделения, принцип неснимаемого конфликта. И в основе этого конфликта лежит непримиримое противоречие между людской и божественной природой. Люди, по сути, не могут внутри себя снять это противоречие. Поэтому и возникают традиции богооправдания, когда хорошие люди страдают, а негодяи живут припеваючи. Где справедливость? Если этот мир создан богом, почему он допускает такую несправедливость по отношению к людям? Человек смотрит на внешний мир, видит, что происходит в этом мире и не может понять, почему бог не помогает людям? Но бог не нуждается в оправдании, это человеку необходимо оправдание, чтобы попытаться снять этот конфликт. Но этот конфликт неснимаем. Современные психологи говорят, что человек – это субъект расщепленный надвое: сознательное и бессознательное, душа и тело, дух и материя и т д. Т е мы сегодня являемся расщепленными существами. Вот это расщепление и есть дьявол. По сути, дьявол – это принцип, который определяет противоречие как неснимаемое, любой конфликт делает затяжным, вечным, неразрешимым, жестким, агрессивным. Задача дьявола – дробить единое на части, не давая возможности этим частям опять соединиться, найти общий язык. И если мы сейчас вернемся к тому, с чего сегодня начали, то мы увидим, что конфликт всегда строится на неверном восприятии, на неверной интерпретации происходящего. Современное восприятие человека это даже не восприятие, а просто мнение, то, что человек просто мнит относительно происходящего. Получается, что если говорить на языке психологии, то дьявол – это шизофрения, расщепление. Мы внутри себя расщеплены. Своим сознанием мы все расщепляем, все дробим. У нас дуальное мышление. Сознание современного человека можно назвать диаболическим. И не надо искать дьявола в аду, он живет в нашем сознании. Бог тоже живет в нашем сознании, но к сожалению сейчас дьявол сильнее, потому что он не дает нам соединиться с нашей же божественной сутью.

    А теперь очень неприятная вещь – существуют два русских языка. Русский язык от бога и русский язык от дьявола. Это означает, что божественная матрица русского языка может быть либо полной, либо ущербной. Полная матрица русского языка, которая включает в себя 49 архетипов, это матрица, которая порождает истотный русский язык. Русский язык, идущий от бога и включающий в себя всю бесконечность и всю целостную систему, которая творит соответственно и целостный божественный мир. А современный русский язык, состоящий из 33 фонем, что является по сути ущербной матрицей, это и есть язык дьявола, язык расщепления. Надеюсь вы понимаете меня правильно, опираясь на вышеизложенное.

    Поэтому любое слово, порождаемое из современной языковой матрицы несет в себе вибрацию расщепления. Когда сознание организовано при помощи ущербной матрицы, оно неизбежно несет в себе расщепление. И такой человек будет описывать мир как расщепленную разделенную разъятую систему. Как систему, состоящую из неснимаемых противоречий. И это проблема русского языка, потерявшего свои сакральные измерения. И заметьте, в иврите как было 22 буквы, так и есть, у арабов как было 26, так и осталось, в греческом то же самое, изменилось лишь произношение. Подумайте над этим.

    Таким образом, языковая матрица, определяющая наше сознание, определяет и нашу идентичность. А идентичность уже индуцирует наше мышление, а мышление определяет качества нашего восприятия, которое сейчас является диаболическим, т е дуальным. В то же время, Буквица – это такое пространство сознания, в котором бог и человек совпадают друг с другом. Это можно увидеть в направлении чтения слов.

    Чтение слева направо – это чтение с точки зрения богов, т е материализация. Чтение справа налево – чтение с точки зрения человечества. Чтение от Азъ к Ижа – это развертывание мира. Мир который твориться Азом. Мы же, как люди, идем путем к Азу. Поэтому человеческий путь чтения правильнее было бы начинать с буквицы Ижа. Мы временные телесные существа, живущие во времени и движущиеся к состоянию Творца.

    Ну и последнее, само слово восприятие. Воспринять – принять в себя, поместить внутрь. Внутрь самого себя – это куда, в желудок? Нет. В мозг? Опять нет. Воспринять – принять внутрь своего сознания. Значит исследуемый объект имеет свое пространство и его можно поместить внутрь себя. О-сознать – окружить своим сознанием, поместить внутрь. Пока объект исследования находится за пределами вашего сознания – он не познаваем принципиально. Мы не можем его знать пока мы вне его. И только тогда, когда мы соединяем этот объект с собой, а по сути отождествляем, только в этот момент мы начинаем осознавать. Об этом говорит и буквица Веди – знание есть процесс соединения субъекта с объектом познания. В момент соединения объекта и субъекта и возникает знание.