на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

В поисках высоких полевых структур

по материалам ведических знаний


изм. от 21.05.2018 г ()

    Для того, чтобы стать самим собой, человеку нужно выдержать довольно жесткую конкуренцию с различными сущностями, которые тоже хотят стать им.

    Это, к сожалению, вовсе не шутка и не метафора, а точное утверждение, которое, впрочем, нуждается в некоторых комментариях.

    В духовной жизни человека есть очень существенный момент, который в различных текстах и учениях обозначается по-разному, например, обретение центрального звена или магнитного центра, или возникновение истинного религиозного чувства, или видение света на пути, или установление сознательной связи человека с его кармическим тонким планом, т.е. той структурой, которая ведет его по жизни с начала до конца. Когда такая связь установлена, человек обретает центр, истинную почву под ногами, внутренний ориентир, который оказывается довольно надежным, как бы ни складывались внутренние и внешние обстоятельства его жизни. Вокруг этого центра можно начинать интеграцию личности, т.е. формирование ее в виде цельной конструкции, призванной объединить все проявления "я", подчинив их идее служения кармическому плану в тех формах и видах, которые требуются.

    Однако обретение прямой связи со своим кармическим планом и последующая интеграция удается человеку далеко не сразу, и перед этим нужно преодолеть немало препятствий. И здесь, как часто бывает, основной сюжет предваряется аналогичными сюжетами, проигрываемыми в сниженном варианте - что, однако, вовсе не обесценивает приобретенный в них опыт; более того, он становится основой дальнейшего пути, особенно если осмысляется на соответствующем уровне. Поэтому обретение устойчивой связи с любым высоким планом и служение ему могут рассматриваться как репетиция и подготовка к установлению канала прямой связи со своим кармическим планом и последующей интеграции, которые у каждого человека происходят глубоко индивидуально.

    Можно сказать по-другому: поиск самого себя успешно продвигается при подключении человека к любому высокому плану и конструктивном взаимодействии с ним. Здесь слово "высокий" означает полевую структуру, служение которой связано со стремлением к принципиально недостижимым целям (например, мировая гармония) и существенным элементом самоотречения, т.е. ситуациями, когда не все усилия человека возвращаются к нему лично. Однако это далеко не просто: на пути к любому высокому плану стоят большие препятствия, которые нужно увидеть и преодолеть; другими словами, для того, чтобы стать борцом за счастье человечества или эволюцию Космоса, недостаточно себя таковым объявить, и недостаточно даже энергично приняться за это дело. Следует прямо сказать, что если человеку удастся пронести хотя бы один процент своей энергии и усилий мимо Гагтунгра, то это будет уже большим успехом с его стороны.

    Служение любому тонкому плану начинается с того момента, когда человек слышит его зов. У каждого плана есть свой отдел рекламы, но заведуют им вовсе не ангелы, а, к сожалению, хорошо знакомые нам тонкие фигуры: чаще всего общее руководство отделом осуществляет полевой дракон, который является к потребителям лично, но посылает к ним также и прочие фигуры, апеллирующие к человеческому самомнению, эгоизму, лени и т.д.

    Вы устали от мирской суеты? Отдел рекламы религиозной полевой структуры вашей страны протянет вам руку помощи и перст указующий - чей? Естественно, к вам прибежит ее торопыжка и затараторит на ухо вашему личному торопыжке: "Побежали со мной, у нас такие обряды и такие тусовки, какие тебе здесь и не снились!"

    Вас замучили долг и совесть, вы запутались в жизненных противоречиях и устали от чрезмерного эгоизма? Тот же отдел рекламы шлет вам роскошную свинью, ухоженную и украшенную религиозными символами, главный из которых красуется на ее пятачке. "Хрю! - нежно-призывно говорит она вашей свинье, - пойдем со мной, в религию и духовность, там тебе будет спокойно и хорошо. Царство Божие внутри нас, и ты это сразу поймешь, как только станешь нашим".

    Вы устали от сомнений и неразрешимых философских проблем? Отдел рекламы пришлет вам сразу полевого дракона и змея, и эта парочка обработает вас так, что ваши знакомые перестанут узнавать вас на улице.

    Даже Великое Уныние (серый) может казаться обольстительным - например, спокойная, тихая, безответственная мелкая философия профанированного буддизма. Зачем стараться и куда-то торопиться - успеем и в следующем воплощении...

    Понятно, что служение человека, пришедшего в любую, сколь угодно высокую полевую структуру через ее отдел рекламы, будет осуществляться через две тонких семерки - полевую и личную, что в эзотерике хорошо известно и во многих религиозных и мистических школах явно используется: новички и прозелиты эксплуатируются преимущественно на тяжелых работах, не имеющих по-видимому прямого отношения к высоким идеалам и целям данной полевой структуры. Поэтому на первой фазе подключения к ней человеку очень важно уловить реакцию своей тонкой семерки на соответствующий канал и по возможности не дать ей к нему подключиться.

    Вообще по отношению к каждому человеку Гагтунгр ставит себе следующую цель: отключить его от высокого плана и незаметно подключить к себе через соответствующие жесткие планы (эгрегоры), ему непосредственно подчиненные. Если же человек пытается найти высокий план и встать на путь служения ему, Гагтунгр всячески стремится предложить человеку свои услуги и полевые структуры, стараясь выдать их за высокие, и здесь человеку нужно быть очень внимательным, так как часто разобраться с первого взгляда нелегко.

    Географически положение точки сборки, соответствующее высокому служению, может быть представлено как остроконечная вершина горного хребта, к которой ведет неровный узкий гребень с отвесными стенками. Понятно, что даже небольшой сдвиг точки сборки в сторону как из самой вершины, так и с гребня, ведет к глубокому падению, т.е. резкому снижению уровня служения, и чаще всего это означает рабство у Гагтунгра, поскольку сильные энергии и большие, набранные в служении потенциалы, представляют для него максимальный интерес.

    При этом Фокерма часто в такой степени отводит глаза упавшему глубоко вниз человеку, что он даже не замечает своего падения, считая, что находится все на той же вершине или переместился на соседнюю. На языке каналов в полевые структуры такое падение может быть представлено следующим образом: Гагтунгр разрывает канал, связывающий человека с тонким планом, и замыкает разорванные концы на один из своих тонких планов. После этого человек начинает служить этому плану, т.е. связь теперь идет на него, а энергию, идущую через верхнюю часть канала, жесткий эгрегор профанирует и использует в своих целях. Однако полный разрыв сильного канала в высокий план - большая удача демона, и случается не так часто; как правило, ему удается лишь проделать в канале отверстие и, во-первых, красть через него часть энергии канала, а во-вторых, транслировать через это отверстие человеку (и высокому плану) свой информационно-энергетический поток, создавая помехи в канале и частично сбивая человека с пути и заставляя его работать на себя.

    Для человека, нашедшего свой центр, осознавшего свою связь с кармическим планом, мелкие дырочки в канале высокого служения не особенно страшны - у него есть прочный духовный стержень, и легкое дрожание точки сборки ему не угрожает - на его вершине имеется небольшая ровная площадка, и он чувствует себя на ней довольно уверенно. Такой человек боится землетрясения или сильной бури, прямой атаки Гагтунгра, которая сметет его пик целиком - это означает полный разрыв высокого канала. Наоборот, для человека, не нашедшего твердой духовной почвы под ногами (устойчивого канала в высокий план) и карабкающегося по гребню, даже небольшие сдвиги точки сборки в сторону опасны - тогда он соскальзывает по отвесному склону вниз, хотя, конечно, не сразу в глубокую пропасть. Тем не менее, регулярные срывы в них человека, не обретшего устойчивой веры, могут привести в отчаяние - что, собственно, и является одной из целей Фокермы или Урпарпа, ибо отчаявшийся человек - их добыча. Человек, идущий по гребню, т.е. еще только ищущий свой центр, имеет слабый и неустойчивый канал служения (обучения), для которого опасны любые пробоины (в том числе и мелкие), так как они резко нарушают настройку на высокое служение и грозят опасностью полного захвата канала жестким эгрегором. Последнее, однако, вовсе не является для этого человека катастрофой, так как он соскальзывает по гребню не очень далеко вниз и может снова начинать восхождение, может быть, более удобным для себя путем или в более подходящее время. Это связано с тем, что человек ищущий работает в основном на личной энергетике, а человек с устойчивым каналом в сильный план при потере этого канала теряет очень многое - это похоже на биржевой крах, когда миллионер лишается своего состояния, а его клерк - только места работы.

    Таким образом, у людей, нашедших себя, истинно верующих и высоко духовных, свои проблемы, сильно отличающиеся от проблем прочих людей, уже идущих по гребню, но еще не дошедших до вершины с плоской площадкой, на которой можно установить палатку и относительно спокойно переночевать.

РИТУАЛ

    Вообще установить связь с высоким планом трудно; для этого нужна большая подготовительная работа, которую приходится как-то организовывать в пространстве и во времени; одним из эффективных способов такой организации являются ритуалы. Ритуалы хороши также для внешнего оформления сеансов связи с высоким планом, когда канал уже есть, но это качественно иной вид ритуалов. Здесь же мы обсуждаем ритуалы настройки, цель которых - установление связи с высокой полевой структурой, т.е. установление точки сборки в соответствующее ей положение.

    Понятно, что такая настройка - очень ответственное занятие, привлекающее самое пристальное внимание Гагтунгра, который стремится чуть-чуть сбить эту настройку и получить индивидуальный канал человека в свое распоряжение.

    Однако этого ему недостаточно, так как его целью является полный захват власти не только над всеми людьми, но и контроль над всеми полевыми структурами.

    Поэтому Гагтунгр стремится не замкнуть канал человека на себя полностью, но его как бы раздвоить, превратив человека в послушного своей воле шпиона в высоком плане, частичную связь с которым он обычно человеку оставляет (исключая редкие случаи полного околдования, или зомбирования, подлежащие клиническому духовному лечению - экзорцизму). Человек, таким образом, становится в двусмысленное положение двойного антагонистического подчинения высокому плану и жесткому эгрегору одновременно, и различить их влияния ему удается не всегда, да это от него и не требуется. Реально выбор между добром и злом совершается на уровне жизненных позиций (а не конкретных поступков), и в зависимости от этого выбора человек ставит в себе (точнее, в месте разветвления своего канала) определенный фильтр или заслонку, который регулирует информационно-энергетический поток между высоким планом и жестким эгрегором.

    Человек безвольный (мятущийся) не ставит в канале никакого фильтра, в результате чего на нем происходит постоянное сражение этих двух тонких планов, и в каждую данную минуту он служит тому, кто сейчас сильнее и кто контролирует канал.

    Человек, сделавший наивный жесткий выбор в сторону высокого плана - прозелит, или квазичистый, ставит, насколько может, прочную заслонку к жесткому эгрегору, но последний ее время от времени взламывает и выдает прозелиту такой квант грязи, что тот должен долго отмываться и с большим трудом и муками налаживать новую заслонку и новый замок - в (тщетной) надежде, что уж они-то не подведут. Однако эта грязь ядовита не только для самого человека, но и для высокого плана, и он несколько сужает свой канал к прозелиту, чтобы не отравиться. Наоборот, для эгрегора ядовиты высокие вибрации энергетического потока, идущего от человека с низким внутренним ритмом и возвышенного в целом).

    Человек (эволюционно) сознательный старается регулировать идущие через него потоки, пропуская тонкие вибрации высокого плана через себя в низкий, но не давая грубой энергетике эгрегора проникать в высокий.

    На высоком уровне человек прозрачный, устанавливает широкие каналы связи с высоким планом и жестким эгрегором, с каждым отдельно, после чего замыкает их друг на друга, говоря: "Разбирайтесь сами!" Это требует, однако, уровня очень большой чистоты, т.е. прозрачности для низких энергий, иначе в последующей схватке между собой они разнесут его в клочья.

    Человек, таким образом, выступает в роли посредника, дипломата, устанавливающего связь между этими полевыми структурами. Сам по себе этот момент с эволюционной точки зрения может рассматриваться как положительный, во всяком случае оба плана (и высокий и жесткий) к такому контакту и установлению устойчивой связи стремятся, хотя и с несколько разными целями. От человека зависит уровень глубины и конструктивности взаимодействия и в какой-то мере и его результаты, т.е. новая структура тонкого мира.

    Здесь важно понимать, что обмен информацией и энергией между планами, хотя идет и через человека, но по большей части не регистрируется ни его сознанием, ни чувствами, и это не входит в его обязанности. Реально он управляет лишь своим состоянием (эмоциональным и ментальным) и вниманием, т.е. положение и характер описанных выше заслонок и фильтров в каналах связи.

    Ясно, что тонкая семерка заинтересована в том, чтобы помешать человеку установить адекватные связи и взаимодействие с планами, и пускается на самые разнообразные штуки для того, чтобы с помощью его индивидуальной энергетики ослабить высокий план, его загрязнить и хотя бы частично подчинить влиянию эгрегора и в конечном счете Гагтунгра. Наоборот, укротив свою тонкую семерку, человек может помочь высокому плану в его сражении с низким, выражающемся в высветлении последнего (т.е. в переводе его на более высокие вибрации) и выводя из-под тотальной власти Гагтунгра (понятно, что частичную власть планетарный демон имеет над любым земным тонким планом).

    Теперь рассмотрим более подробно, как именно тонкая семерка мешает человеку искать высокий план и подключаться к нему и правильно регулировать информационно-энергетические потоки вокруг высокого канала связи.

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД

    Подключение человека к высокому плану готовится довольно долго; обычно уже за год до момента первого знакомства начинаются определенные процессы как в жизни человека, так и в его тонком плане: тот и другой готовятся к встрече. В гармоническом варианте человек ощущает некоторую неопределенную тягу, которая постепенно переходит в любовь, например, к тому или другому роду деятельности. В сложных случаях человека обуревает беспокойство или охватывает депрессия, и он начинает метаться или тихо умирать (иногда с явными попытками самоубийства), совершенно не понимая, в чем дело.

    Единственное, в чем нельзя упрекнуть Гагтунгра (равно, впрочем, и эволюционный процесс), это в последовательности. Иногда кажется, что он просто-напросто рубит сук, на котором (которых) сидит, и в каком-то смысле это так и есть. Он пытается мешать эволюции каждого человека на всех этапах, проверяя устойчивость каждого вновь освоенного положения точки сборки, грубо заставляя или нежно уговаривая ее соскользнуть чуть-чуть вбок, самую малость - так будет гораздо удобнее, уверяю вас...

    Подготавливая человека к первой встрече с собой, высокий план проводит с ним определенную работу, смысл которой заключается в создании предварительной настройки, с помощью которой человек в момент встречи поймет, что происходит что-то существенное для него, и сможет ориентироваться в ситуации выбора. Эта настройка происходит на всех телах, в частности, ментальном, астральном и эфирном, т.е. тонкий план готовит человека умственно (рационально), эмоционально и энергетически, и, конечно, тонкая семерка (теневая) не оставляет эти изменения без внимания и пытается, пользуясь случаем, сместить точку сборки в своем направлении. В зависимости от конкретных обстоятельств это может выглядеть по-разному.

    Дракон, естественно, приписывает все положительные изменения себе ("сколь я велик"), но его поведение неоднозначно: поисковая голова вытягивается вперед, тщательно отслеживая все происходящее, закомплексованная (восхищающаяся снизу) голова, видя отпадающие интересы и уходящие возможности человека, в слезах шепчет: "Я ни на что не гожусь, я всегда это знал" - и с надеждой смотрит на высоко поднятую гордую голову, которая, как всегда, полна собой, своей значимостью и готовностью сожрать любой поворот темы и предложение со словами "Я еще и не то могу", в результате чего человек лишается возможности актуально сделать или подготовиться к чему-либо.

    Свинья пытается слопать все новые энергетические (а также информационные) потоки, также лишая человека возможности их адекватно воспринять, внутренне на что-то настроиться и перемениться, и отчаянно капризничает (против любых сущностных перемен свинья возражает принципиально, т.к. они связаны с энергетическими затратами).

    Торопыжка кричит "Ура! Скорей! Хватай!" и превращает события и информацию в немыслимый хаотический поток, понять в котором что-либо просто немыслимо.

    Желтый стремится исказить предварительную настройку так, чтобы подключение к высокому плану происходило, во-первых, не там и не так как это планируется, а во-вторых, с отводящим каналом к одному из жестких эгрегоров Гагтунгра. Например, юноша начинает временами испытывать тягу к музыке или астрологии, а желтый склоняет его мысли в сторону финансового аспекта этих высоких профессий.

    Черный ужесточает восприятие обстоятельств, поселяя в человеке страх и неуверенность; в ситуациях энергетического подъема он, наоборот, старается переключить инвольтацию на себя, вырастает в размерах, так что человек чувствует себя сильным и смелым и настраивается на получение силы и прямого могущества, что, конечно, не соответствует программе высокого плана, который, наоборот, ждет от человека вначале тонкости и чуткости.

    Змей, как обычно, превращает происходящее в веселую циничную игру, лишая человека возможности ощутить тонкости происходящего, да и просто сосредоточиться. Кроме того, в ответственных ситуациях змей, плотно обвившись вокруг человека, может вызвать у него чувство сильнейшей неадекватности и смущения, не давая ни понять, что, собственно, происходит, ни естественно отреагировать. Понятно, что говорить о какой-либо настройке здесь не приходится (например, проблемы актерского призвания).

    Серый, естественно, ни во что не верит, пока оно не произойдет (да и потом, честно говоря, тоже), и все равно ничего хорошего точно произойти не может, так что чего стараться-то? Сильный серый может иногда съесть все положительные энергетические импульсы высокого плана, так что у человека возникнет к моменту встречи с ним устойчивый депрессивный рефлекс, что не способствует развитию отношений.

ВСТРЕЧА

    Первый прямой контакт человека с высоким планом очень важен для дальнейшего хода их взаимоотношений, и, конечно, здесь тонкая семерка делает все, чтобы исказить этот контакт или, по крайней мере, впоследствии влезть в устанавливающийся высокий канал связи, переключив его на себя хотя бы частично, т.е. создает отводной канал к одному из жестких эгрегоров Гагтунгра. И здесь, как и всегда, тонкая семерка непоследовательна, как и ее главный идеолог: с одной стороны, она пытается нарушить контакт, а с другой - в нем заинтересована, так как он обещает новый приток энергии, которую, однако, так просто не съешь, и нужно заставить человека сместить точку сборки, т.е. самого профанировать информационно-энергетический поток. Первая встреча с высоким планом может произойти как в непосредственной связи с внешними событиями (мальчик попадает на симфонический концерт), так и без них (спонтанное проявление религиозного чувства). Тонкая семерка в обоих случаях пытается переключить открывающийся канал на себя, а если это не получается - перекрыть его вовсе, уведя точку сборки человека за пределы восприятия данного тонкого плана. Вот некоторые примеры того, как это делается.

    Дракон старается представить дело так, как будто ничего особенного не происходит - попался очередной случай утвердиться в собственном величии: "А что? Со мной и не такое случалось, я и не этого заслуживаю".

    Свинья раскрывает пасть пошире, толкает человека вбок и говорит: "Посмотри, как вкусно, но я почему-то не могу дотянуться, помоги чуть-чуть".

    Торопыжка начинает суетиться и растаскивать впечатление по кускам, дробя и рассеивая единый плотный поток на капли, а каждая капля сама по себе недостаточна для подключения к высокому плану, зато представляет, как и любая энергетическая сущность, интерес для Гагтунгра.

    Желтый пытается подключиться к медитации и увести ее куда-нибудь в свои пределы - это один из самых опасных врагов контакта, и чаще всего ему удается сдвинуть точку сборки человеку в позицию смешанного служения и высокому и низкому планам.

    Черный старается перевести точку сборки в область жестких вибраций силы (или страха): например, вопрос ставится им так: все это хорошо, но что дает тебе этот контакт в отношении укрепления твоей безопасности?

    Змей, отчаянно извиваясь, в восторге профанирует высокое всеми доступными ему способами, искушая человека смеяться (а лучше глумиться) там, где ему необходимо сосредоточенно-серьезное или возвышенное настроение.

    Вообще основной метод борьбы со змеем - выработка в себе тонкого чувства меры.

    Серый говорит одно слово: "Неубедительно" или "Ну и что?" И хотя на самом деле более чем убедительно и очень даже "что", через некоторое время человек начинает сомневаться в происшедшем, и самое яркое переживание превращается как бы в иллюзорное.

    Но вот высокий план идентифицирован, и человек начинает ему служить (обучение, имеющее сакральный смысл).

    Это, впрочем, сильно сказано: скорее человек начинает регулярно пытаться выходить на связь с высоким планом, так что иногда это у него получается, а чаще - нет, и понять точную закономерность человек не в силах. Однако любое повторяющееся действие обращает на себя внимание подсознания, которое вырабатывает соответствующую программу, и процедура подключения превращается в некоторое отчасти рутинное действие, своего рода ритуал, но он, однако, не всегда приводит к желаемому результату, переживаемому как минута (или час) вдохновения, творчества, экстаза и т.д. В чем же причина препятствий и срывов?

    Прежде всего, существуют объективные, не зависящие от людей и тонких планов космические ритмы, сводящие и разводящие тех и других, так что в неблагоприятное время и в неблагоприятных обстоятельствах контакт может быть просто невозможен: при попытке подключения человек слышит сигнал "занято" или длинные гудки – тонкий план не снимает трубки. Следует заметить, что если продолжать настаивать, то в телефонной сети произойдет сбой, и трубку снимет уже совершенно другой план, который очень обрадуется звонку, но и не подумает признаваться, что человек попал не туда. Но даже если установление связи возможно, есть различные силы, которые определенно препятствуют ее установлению, создают в канале помехи и пытаются подключить канал на себя.

    Вообще нужно сказать, что тонкая семерка заинтересована в каждом ритуале, свойственном человеку, поскольку любой ритуал идет на некотором энергетическом потоке, который тонкие фигуры стремятся оприходовать и использовать для своих сатанинских забав и игрищ. Более того, они считают, что ритуал - это их естественная собственность, и действительно, он становится легкой добычей Гагтунгра как только начинает утрачивать свой основной, но тонкий смысл - обеспечение прямой связи с высоким планом. Эта легкость подчинения ритуала планетарному демону связана с тем, что ритуал, как повторяющаяся последовательность действий, неизбежно апеллирует к некоторой жесткой структуре в тонком мире, и как только церемониймейстер теряет духовность или бдительность, эта жесткая структура замыкается, т.е. теряет канал вверх, и его тут же подбирает Великий Управитель жестких эгрегоров - Урпарп. Тогда ритуал теряет свое возвышенное значение и получает совершенно иное содержание: теперь он обеспечивает связь между тонкой семеркой человека и труднодоступным жестким эгрегором. Такие ритуалы (их естественно называть черными) фактически ведут сами фигуры тонкой семерки, подчиняя себе в это время волю, чувства и сознание человека, и в результате ритуала они получают сильную инвольтацию от архетипических фигур - энергетическую, а от жесткого эгрегора - информационную; иначе говоря, определенную силу и программу действий, которую должны совершить на полученной энергетике.

    В качестве примера рассмотрим ритуал поста, распространенный во многих конфессиях. По идее основная цель поста - очищение плотного и всех тонких тел человека и настройка его на высшие, наиболее духовные вибрации соответствующего религиозного плана. Кроме того, одной из важных задач поста является духовное объединение больших коллективов верующих, своеобразная высокая групповая медитация далеко за пределами обычных мирских интересов и устремлений. Что же происходит во время поста с тонкой семеркой? Ее главная цель - сбить высокую медитацию, которая действительно начинается в связи с естественным очищением физического тела, понизив ее вибрации до съедобного уровня. При этом можно различать два варианта поведения тонкой семерки постящегося, в зависимости от того, способен он довести пост до конца или нет.

    Итак, начинается пост. Немедленно поднимается неимоверно довольная собой гордая голова дракона и самодовольно произносит: "Все видят, сколь я мужественен, духовен и вообще прекрасен в своей решимости подвергнуться самой невероятной аскезе, жертвуя низким ради высокого и не обращая никакого внимания на неимоверные страдания бренной, но грешной своей плоти?" Одновременно видно, как выросший существенно выше хозяина черный, вооружившись толстой палкой, отгоняет отчаянно визжащую свинью от семейного холодильника с разнообразными недозволенными припасами. Свинья воет от боли и страха смерти, худеет и на глазах уменьшается в размерах или кормится малосъедобной, но разрешенной черным пищей, употребляя ее зато в чрезвычайных количествах, так что к концу поста иногда откармливается пуще прежнего. Если свинья действительно худеет, она делается щетинистой, агрессивной и очень подвижной, и наверстывает свое сразу после окончания поста. Желтый может вести себя по-разному: например, он может, объединившись с торопыжкой, быстро бегать по магазинам и покупать еду в запас или любовно и тщательно отбирать постные продукты и уводить человека в разные страны и миры, где постов нет, зато много разрешенной говядины и свинины - вплоть до голодных галлюцинаций.

    Змей делает вид, что все происходящее - замечательная хохма, и главное - не упустить случая славно повеселиться над религиозностью человека в целом, идеей Бога и поста вообще, историей мирового Постного общества (которое на месте придумает и организует) и т.д. Можно не сомневаться, что он изобразит черта, поджаривающего в аду баранью котлету вместе с постником, ее в жизни не поедавшим, словом, поводов для смеха будет сколько угодно. Однако серому все это кажется вовсе не смешным: "А скоро ты потеряешь и последний остаток сил", - заявит он, и человек погрузится в глубокую тоску, так как физические силы могут действительно начать убывать. Вот тут уже змей вернется и материализует настоящий пищевой (или сексуальный) соблазн - и не исключено, что пост сорвется столь же решительно, сколь начинался.

    Если пост заканчивается успешно (т.е. диета соблюдена), то дракон неимоверно раздувается, не в последнюю очередь откормившись на вибрациях очищенного физического тела, свинья быстро отъедается до исходной (или чуть большей) величины в течение недели... вы можете довести описание до конца сами, а то нам кажется, что ваша свинья уже заинтересованно навострила ушки, хотя, конечно, возможно, что это лишь галлюцинация, наведенная нашим желтым.

    Если пост срывается, свинья, небрежно отшвырнув черного в сторону, победоносно откармливается, а дракон сокращает в размерах свою гордую голову, закрывает ее глаза туманом и активизирует закомплексованную голову, которая начинает активно кормить его самоунижением хозяина перед братьями и сестрами по вере.

    Однако, печальнее всего то, что эти эффекты идут как групповая медитация, и в результате Большой Дракон, Большая Свинья и Желтый Король, не говоря о прочих членах Королевской семерки, получают не только колоссальную инвольтацию и доступ в религиозный план, но и дополнительные каналы для инвольтации личных тонких семерок верующих. Например, Желтому Королю гораздо легче инвольтировать желтого у человека, регулярно неправедно постящегося и обманывающего себя относительно истинного смысла своих постов, то же относится и к остальным тонким фигурам.

    Проблемы человека, только нащупывающего контакт с высоким планом, сильно отличаются от проблем мастера, у которого соответствующий канал устойчив, хорошо проработан и не боится случайных помех. Например, мастер может при случае слегка подкормить за счет своего канала кого-то из членов своей тонкой семерки, и ничего особенно плохого из этого не проистечет.

    Однако у человека ищущего ситуация совсем иная, и здесь ему ни в коем случае не следует равняться на мастера, так как некоторые ошибки и неправильные установки обходятся первому гораздо дороже.

    В частности для прозелита очень важно поведение после успешного сеанса связи с высоким планом, во время которого вся тонкая семерка резко сокращается в размерах и сидит тихая, как мышь - сейчас точка сборки находится в недоступном для нее положении, а энергетический поток для нее откровенно ядовит и разрушителен. Но вот сеанс связи (минута истинного вдохновения, например, или особо просветленное состояние во время молитвы) прошел, точка сборки возвращена в более-менее обычное состояние, и тонкая семерка немедленно вступает в борьбу за нее: во-первых нужно растащить полученную сверху энергию, уже частично переваренную самим человеком и потому съедобную (а может быть, и лакомую), а во-вторых, нужно постараться не дать человеку запомнить достигнутое положение точки сборки, а вместо него предложить местечко по соседству, чуть-чуть потеплее и поуютнее; чтобы все-таки не совсем прямо в открытом космосе чистой духовности, где -273° по Цельсию, а воздуха нет совсем.

    Дракона просто распирает от гордости собой: "Ай да я! Где был и что сделал! Надо срочно всем рассказать - то-то они восхитятся!" К сожалению, эти рассказы дракона ведут к быстрой потере личной энергии человека и часто нескромны - высокий план имеет свои грифы секретности, которые нужно долго учиться чувствовать и не нарушать.

    Свинья переполнена новыми ощущениями: "Давай попробуем еще, еще и еще!" - говорит она, и человек часто, попадаясь на эту провокацию, пытается выйти на связь в совершенно неподходящий момент. В лучшем случае он просто теряет энергию, в худшем - устанавливает связь с жестким эгрегором, путая его с высоким планом.

    Торопыжка начинает суетливую возню вокруг человека, которому по-хорошему надо бы посидеть еще некоторое время в тишине, подумать, почувствовать, прислушаться к своим ощущениям и новому состоянию, чтобы все это пережить и запомнить; торопыжка же тащит его куда угодно, лишь бы увеличить внутренний ритм и не дать медитации пройти до конца.

    Желтый незаметно уводит медитацию в сторону и предлагает человеку на выбор еще десять миров и двадцать эмоциональных состояний, лишь бы отодвинуть точку сборки из столь неприятной для него области честности и истинности происходящего. Он также пытается посеять сомнения в душе человека: "А уверен ли ты в себе и своих результатах? А где критерии истинности того, что ты увидел, почувствовал и сделал? Может, ты был в объятиях Фокермы, но просто этого не заметил, а?"

    Действительно, человек ищущий никогда не уверен в себе, но он и не должен к этому стремиться. Мастер уверен в своем канале, но насколько он в самом деле окажется нужным людям и эволюции, будет судить следующее поколение. Вообще уверенность в себе или есть, или ее нет, и еще неизвестно, что здесь лучше или хуже, но в любом случае к ней не следует сознательно и непосредственно стремиться - она приходит сама как дар высокого плана, знак подтверждения качества служения ему человека.

    Черный пытается ощутить непосредственную силу (иногда это ему удается) и очень не прочь кому-нибудь ее продемонстрировать, а это астрально-уголовно наказуемо, т.е. ведет к неприятным инцидентам и потере энергии - искушение агрессивности начинающего творца.

    Змей откровенно смеется над высокими переживаниями человека, и главное - не начинать доказывать ему их достоинство, на что змей в глубине души надеется - вот тогда он развернется во весь рост и красоту, изобразит Нострадамуса, Якоба Беме и Рамакришну, а также Маркса с Энгельсом, записывающих откровение "Коммунистического манифеста", исходящее непосредственно от Бога Яхве...

    Серый, в виде исключения, проявит недюжинную энергию и будет изо всех своих серых сил убеждать человека в том, что ни в чем нельзя быть уверенным, что все графоманы абсолютно убеждены в своей гениальности, а маньяки - в том, что они Наполеоны. Серый потребует, чтобы человек доказал ему, что высокая медитация высока, и если пойти у него на поводу, подвергнет сомнениям на всякий случай всю жизнь человека, начиная с пеленок или даже предшествующих поколений (воплощений). Вообще активность серого - верный показатель высоты и нестандартности открывающегося канала. Чем активнее он говорит человеку, что все, что он (человек) сделал, делает и будет делать когда-либо, никому не нужно, тем, значит, менее уверенно серый себя чувствует. Наоборот, отсутствие активности серого после трудно найденного сеанса связи с высоким планом - весьма подозрительный знак. Здесь мы не имеем в виду сильных тотальных прорывов в высокие планы уровня самадхи или настоящих Божественных видений, в истинности которых у человека не остается ни малейших сомнений и энергией которых он может впоследствии жить много лет - но это дано немногим.

МИССИЯ И РОЛЬ

    Следующий способ поиска высокого плана - это взятие на себя определенной роли, внешней или внутренней (чаще обеих сразу), например, роли послушного (прилежного) ученика высокой дисциплины или искусства. По идее проработанная роль может превратиться в миссию, т.е. интенсивное служение высокому плану, захватывающее жизнь человека почти целиком; однако на пути осознания и включения миссии есть много подводных камней, так как Гагтунгр всегда стремится воспрепятствовать осознанию и исполнению человеком его миссии, а в идеале - навязать ему взамен свою, черную.

    Вообще распределение ролей в жизни человека очень ответственно и, как ему кажется, мало от него зависит. Большинство людей с энтузиазмом живет в одной-двух ипостасях и тихо ненавидит остальные, стараясь в них побыстрее отбыть время, как-нибудь отхалтурить положенное задание и поскорее переключиться на более приятную и соответствующую роль. Однако с точки зрения кармического плана халтура неприемлема ни в какой роли: каждая из них дается человеку как инструмент, который должен быть освоен, каким бы неуклюжим он ни казался вначале. Подготовка к исполнению миссии, т.е. интенсивному служению высокому плану также в большой мере заключена в тщательном освоении некоторых ролей, в которых человеку придется выступать, и было бы совершенно неправильно представлять себе лишь роли пылкого трибуна или умелого полководца - жизнь и служение часто требуют отработки гораздо более богатого ассортимента ситуаций в целом калейдоскопе разнообразных ролей, поэтому подготовка к миссии нередко занимает долгие годы.

    Вхождение в роль означает сдвиг точки сборки в совершенно определенное положение, и человеку важно понимать, к какому плану оно относится. Муж, устраивающий жене сцену ревности в домашних условиях, служит семейному плану и отчасти Гагтунгру; он отличается от актера, разыгрывающего сцену ревности на подмостках и служащего при этом плану Театральных Мистерий, способному освещать и материализовывать архетипические сюжеты тонкой кармы, так что зритель ощущает себя в зале (а потом и в собственной жизни) не участником заурядной склоки тонких семерок, а фрагментом воплощения Великого Замысла, сотворившего проявленный мир.

    Итак, любая устойчиво исполняемая роль всегда есть служение некоторому плану - или нескольким сразу, и расстановку акцентов определяет сам человек, хотя, конечно, многие роли навязаны ему социумом достаточно жестко (например, это роли Ребенка, а затем Отца или Матери, Подчиненного, Покупателя, Пешехода или Водителя Транспортного Средства и т.п.). Наивный человек воспринимает роли как более или менее соответствующие его личности или "я", как он его понимает (роль "по душе" или "не по душе"), не понимая того, что с точки зрения высокого плана "личности" не существует, а есть более или менее удачные проводники информационно-энергетического потока (как ни обидно это звучит), и качество человека как проводника в очень большой степени зависит от его совершенства в исполнении определенных существенных для его тонкого плана ролей. Тонкость заключается в том, что в рамках одной и той же роли, даже жестко навязанной плотной кармой, можно размещать точку сборки очень по-разному, и соответственно служить как одним, так и другим планам, а также метаться от одного к другому и обратно, и здесь есть большое поле для различных самообманов и, разумеется поведение в двух типах ситуаций: выбора роли и поведения внутри роли.

ВЫБОР РОЛИ

    Вообще тонкая семерка глубоко убеждена в том, что все роли, которые берет на себя человек - ее, т.е. должны исполняться одним из ее членов.

    Поэтому нередко ситуации ролевого выбора фактически заключаются в том, что человек (будучи, как ему кажется, совершенно свободным) выбирает, кто именно из тонкой семерки сейчас получит главную инвольтацию, выйдет вперед и поведет ситуацию: дракон или свинья, черный или торопыжка, и т.п. Иногда выходят сразу несколько фигур (чаще всего вместе со змеем) и устраивают такой спектакль, что человека хочется немедленно поместить в кунсткамеру. Такое поведение чрезвычайно типично для психологических игр с динамической сменой ипостасей "я" по Э.Берну: Ребенка часто представляет свинья, торопыжка и змей, Родителя - дракон и черный, Взрослого - желтый и серый. Вот характерный пример поведения, которое может привести в отчаяние кого угодно из близких.

    Сначала вперед выступает серый: человек принимает ипостась уставшего от жизни Взрослого и подробно (и безнадежно) перечисляет свои жизненные трудности, начисто высасывая энергию из окружающих, которые покрываются толстым слоем серого тумана. Наконец, не выдержав атаки серого, кто-то из членов семьи выпускает вперед своего черного, который дает энергичный антитезис серому, проецируя вину на самого человека. Тогда серый моментально исчезает из виду, человек принимает ипостась Ребенка (обиженного), а на сцене возникает крайне несчастная, истекающая кровью свинья, которая жалобно хнычет: "Никто из вас меня не понимает и никогда - с самого детства - не понимал!" Вынести это зрелище домочадцам трудно, они начинают утешать Ребенка и кормить свинью; она быстро восстанавливает силы и широко открывает пасть в ожидании дальнейшей пищи. Однако долго кормить свинью трудно, Ребенок начинает капризничать, и наконец кто-то из членов семьи предлагает свинье слегка сократиться. Человек немедленно превращается в Родителя, свинья исчезает, а на ее месте оказывается хорошо инвольтированный черный с кольтом в руке и расстреливает домочадцев в упор: "Я всегда знал, что с вами нельзя быть искренним!" Семья посрамлена, змей выходит вперед, раскланивается и собирает невидимые цветы и аплодисменты.

    Переходя к конкретному описанию искушений тонкой семерки в момент выбора человеком своей роли, стоит подчеркнуть, что эти моменты играют в жизни человека принципиальную роль - именно в результате мелких, более или менее правильных ежедневных выборов складывается его судьба, и повлиять на нее одним (сколь угодно мощным) ударом практически невозможно: плотные (видимые) обстоятельства все равно быстро принимают форму, предназначенную для воплощения сюжетов тонкой кармы, развязывать ажурное плетение которой можно только по одной ниточке.

    Понятно, что у каждой из тонких фигур есть свои любимые роли, и они будут склонять человека каждый к своей, так что иной раз (особенно у людей неразвитых) можно наблюдать настоящие сражения, например, между драконом и свиньей за лидерство в определенной ситуации; однако не нужно думать, что в драках и междоусобицах тонкая семерка теряет силы: на самом деле они отнимаются у человека подобно тому, как суд существует на деньги клиентов, оспаривающих друг у друга права на наследство. Даже в ситуациях реальной борьбы, например, между черным и свиньей (аскетические устремления) энергию теряет сам человек, а суммарная инвольтация и сила тонкой семерки возрастают (например, увеличиваются в размерах дракон и черный). Но сама по себе конфликтная ситуация в тонкой семерке (чаще всего это лишь спектакль, искусно дирижируемый змеем, и слезы, клыки, искры, кровь и дым во взаимных отношениях - чистая бутафория) отвлекает человека от служения высокому плану, поскольку любое серьезное прямое внимание, обращенное на тонкую семерку, и участие человека в ее жизни уже означает ее инвольтацию и служение Гагтунгру.

    Однако чаще всего разногласия в тонкой семерке все же не возникают или они быстро улаживаются, и на каждую роль обычно претендует один из ее членов.

    Дракон любит роли ответственные и всем видимые, например, руководителя любой ситуации. "Кто, как не я, имеет достаточный опыт и вес для того, чтобы взять на себя весь груз ответственности за себя и других, на кого еще люди могут надежно положиться, вверив свои сокровенные мечты и чаяния? Уж я-то не подведу, такой большой, красивый и справедливо уверенный в себе".

    Цель дракона - сместить точку сборки человека так, чтобы полностью закрыть ему глаза на реальное положение вещей, создав ситуацию потока максимального всеобщего послушания, преклонения и восхищения. Разумеется, это дает, мягко говоря, некритичное видение себя в ситуации, что может привести через некоторое время к полному провалу. Но дракона это нисколько не смущает.

    Он умеет получать энергию в позиции точки сборки, соответствующей унижению (тому самому, которое паче гордости): в этот момент активизируется его нижняя (закомплексованная) голова и с жадностью хватает энергию брани, упреков и тотального развенчания, бормоча при этом: "Да, я всегда это знала! Никуда не гожусь, ничего не могу, и никогда не смогу, и пусть весь мир про это узнает".

    Публичный позор на весь свет - лучшая пища для этой головы, и дракон, пожрав энергию соответствующего гневно-презрительного внимания, может возрасти в величине чрезвычайно (дракон нищего, королевы в изгнании или советского интеллигента эпохи застоя).

    Свинья предлагает человеку расслабиться и спокойно потребить все, что без натуги предлагает текущая ситуация. Ее аргументация в пользу Потребителя крайне проста: "Ты много работал и потому устал. Всех дел не переделаешь, а сегодня, как раз именно вот сейчас, подворачивается удобнейший случай, никому не повредив, немного релаксироваться и восстановить равновесие измученного тела и души с окружающей средой... смотри, какие здесь бабочки летают!" В обществе свинья любит взять на себя сочувствующе-помогающую роль свиньи-искусительницы, цель которой - инвольтация свиньи психологического пациента. Например, любимой подруге, которая никак не выйдет замуж, очень хорошо сказать примерно следующее: "Конечно, кому ты такая драная кошка нужна! Посмотри на себя в зеркало, совсем на работе извелась, возьми отпуск, приведи себя в порядок, поешь фруктов у какого-нибудь моря потеплее"...

    Цель свиньи - замыкание на себя всех энергетических каналов человека, но не все виды энергии для нее съедобны; поэтому она старается подыскать человеку такой способ поведения, при котором хотя бы частичная забота о ней проявлялась бы у него постоянно, что часто закладывается социумом в жизненную позицию: "Человек создан для счастья. Все, что делается истинно, делается легко. Естественность и радость - критерии правильности жизни" и т.п. Эти установки принадлежат (в их вульгарной интерпретации) Большой Свинье и первоначально заложены в подсознание каждого члена социума, и действуют на него, пока он их не обнаружит и не скорректирует.

    Однако корректировать свои свиные роли нужно очень аккуратно, так как здесь допустим (и требуется) небольшой, но точный сдвиг точки сборки: не гнать ее с помощью черного (например, включая жесткое чувство долга или нелюбви к самому себе), а слегка расширяя сферу восприятия, включая в нее интересы окружающего мира, отчего свинья естественным образом худеет, скромнеет и перестает рваться на роль лидера.

    Торопыжка обожает роли посредника и участника самых-самых последних и актуальных событий. Его главная радость - чувство причастности; им он вполне удовлетворяется, и хотя человек еще совершенно не понял, что он увидел, сделал или передал, он уже входит в роль Гонца-Посредника и мчится в новое место или с новой информацией куда-то еще.

    Но это, конечно, не единственное амплуа торопыжки. Он считает себя ответственным исполнителем любой роли, связанной с конкретными действиями человека. Схватив лидерство в роли Поедателя Обеда, торопыжка заставит человека поперхнуться горячим супом, проглотить котлету, не чувствуя ее вкуса и, не допив компота, мчаться по жизни дальше, не обращая внимания на недовольный писк свиньи (которая, кстати, как-то умеет в нужный момент потеснить торопыжку и занять подобающее себе место).

    Естествоиспытателю торопыжка создает искушение поверхностного скорочтения Книги Природы, Поэта заставляет писать и переводить втрое больше, чем ему стоило бы, форсируя вдохновение в неподходящее время и не давая сосредоточиться в нужную минуту. Домохозяйке и Матери Семейства от торопыжки просто нет житья, и не потому, что у нее много разных дел (а у кого их мало?), а по той причине, что Король Торопыга особенно активно инвольтирует ее торопыжку - таково общественное мнение, что домохозяйки должны постоянно сбиваться с ног и падать без сил от вечной необходимой суеты. Поскольку ее торопыжка с юных лет воспитывает детей, естественно, инвольтируя их собственных маленьких торопыжек, то можно себе представить размер семейного торопыжки в подобной (т.е. среднестатистической) семье.

    Желтый считает себя естественным экспертом во всех ролях, связанных хоть с какой-нибудь неопределенностью, тайной, мистикой или дезинформацией, или, проще говоря, ложью: во спасение или с иными целями. Роль Бытового Практического Психолога он считает своей вотчиной, хотя на нее иногда претендует черный, рубящий правду-матку в глаза несчастной жертве доморощенного Фрейда.

    Кроме того, желтый, естественно, берет на себя функции сопровождения в официальных ситуациях и ритуалах, где формулы приветствия и прощания (типа "Очень рад вас видеть" или "приятно было познакомиться") носят характер заклинаний и часто используются вопреки их прямому смыслу. Вообще в тонких и деликатных дипломатических ситуациях, когда вещи не называются прямо, а острые углы должны быть сглажены, желтый всегда пробивается вперед и внушает человеку в роли Дипломата, что лучше всего ему положиться на своего вернейшего желтого слугу, отдав ему максимальную инвольтацию и доверие. Кому на пользу идут такие услуги и переговоры, вы, несомненно, догадываетесь.

    Совсем плохо, когда желтый берет на себя лидерство в ситуациях духовного обучения, где ученик задает такой вопрос, что точный и ясный ответ ему недоступен, так как он не подготовлен к восприятию соответствующих вибраций.

    Здесь Духовный Учитель должен очень тщательно следить за поведением своего желтого, так как уход от ответа - тоже уловка последнего, как и, например, ответ типа: "Вырастешь, Саша, узнаешь". Здесь нужно отвечать, но метафорически, притчей и т.п., чтобы ученик получил общий ответ, который постепенно материализуется и конкретизируется по мере его духовного продвижения.

    Желтый любит также и роль духовного ученика, заранее подготавливая человека к тому, что наверняка будет очень-очень высоко и непонятно, и поэтому надо все потом еще адаптировать, дорабатывать и корректировать применительно к своим личным обстоятельствам; это особенно касается высоких идеалов, которые желтый с большой ловкостью превратит в гораздо более простые, доступные и реально достижимые практические рекомендации.

    Черный любит роли, требующие жесткого, строгого, даже деспотичного нажима, и всегда стремится убедить хозяина в необходимости этого, угрожая в противном случае всевозможными императивными неприятностями, до смерти его и членов семьи включительно. Роли Старого Учителя, Справедливого Мстителя, Неуклонного Работника и Погонщика Рабов он, естественно, считает своими и, как может, склоняет человека к необходимости отдать ему всю полноту власти и контроля за событиями. "Человек человеку волк", "Ни в ком нельзя быть уверенным", "Люди боятся только твоей силы и уверенности в себе" - вот обычные установки Черного Короля, на которых постоянно спекулирует черный, заставляя человека быть в большинстве ролей жестким и грубым, обороняться от несуществующего противника и не давая ощутить Божественную милость, благодать и защиту.

    Влияние черного ощущается практически во всех ролях человека, особенно социальных, где нужно постоянно защищаться и с трудом управлять отчаянно сопротивляющимся социумом - это бич (и четкий признак) жестко-манипурного общества, где вместо сотрудничества господствует принцип локтя в смысле пробивания вверх с его помощью. Вместе с тем, роли, играемые черным, сдвигают человеку точку сборки в соответственно агрессивную среду (по силе адекватную величине черного), и наоборот, потеснив его с занимаемых позиций во всех ролях сразу (в одной не помогает - черный сразу компенсаторно усиливается в другой), человек, к большому своему удивлению, попадает в гораздо более спокойную среду, где защищаться, оказывается, не нужно, поскольку не от кого.

    Правда, черный не любит сдавать свои позиции и может некоторое время попугать человека призраком угроз, но человек с минимальным опытом внутренней жизни легко отличит неуверенные угрозы маленького и слабого черного от реальных опасностей крупного.

    Змей обожает роли парадоксальные: Шутника, Скомороха, Искусителя, Насмешника и Профанатора. Его любимые занятия - это игра слов и двусмысленных положений, сопоставление несопоставимого и помышление немыслимого. На своем месте это был бы бравый солдат Йозеф Швейк, но, к сожалению, змей всегда норовит попасть именно не на свое место и сыграть роль, максимально для него неподходящую. Вылезает вперед он, как правило, совершенно незаметно, но в самой серьезной роли и положении человек внезапно делает оговорку или произносит двусмысленность, которая заставляет окружающих взорваться от смеха, и вся серьезность момента пропадает начисто.

    Змей - мастер движения точки сборки, он умеет налаживать связи между весьма удаленными мирами (играя словами и другими символами), но все это с целью профанации происходящего. В любых напряженных и ответственных положениях змей берется выступать, помогая как бы на вторых ролях, но вылезает вперед всегда в самом неподходящем месте, фактически ломая ход событий и категорически не давая человеку сыграть свою роль хоть сколько-нибудь удовлетворительно. Но зато окружающие немало веселятся, глядя на докладчика, перепутавшего порядок диапозитивов, или политического деятеля, от какой-нибудь неожиданности начинающего заикаться или переходящего в ипостась Ребенка.

    И конечно, змей обожает роль Духовного Ученика, часто эксплуатируя ее в самых неподходящих ситуациях, что не только создает комический эффект, но и уничтожает сами идеи духовности и духовного развития как таковые.

    Серый берет на себя руководство во всех ролях, где человек чувствует себя неуверенно. "Ничего не выйдет, и выйти не могло, - обреченно-спокойно говорит серый, - но раз уж взялись, надо и закончить, просто чтобы лишний раз наглядно убедиться в том, что любое дело заранее обречено на провал". И действительно убеждается, хотя роль, вероятно, была вполне адекватной, а задание выполнимым. Так молодые закомплексованные люди идут, вернее, влекомы серым на свидание с горячо любимым существом, которое моментально начинает непереносимо скучать, поскольку серый подключается к парной медитации и поглощает ее поток полностью, окружая влюбленных пышным серым облаком, в котором дышать нельзя - можно только задохнуться от безнадежности, тоски и отчаяния, непонятно откуда взявшихся, ведь на расстоянии все так замечательно (бывает, впрочем, что серый садится только на одного из пары, и тогда другой невыразимо счастлив, а первому столь же невыразимо скучно и хочется распрощаться навсегда, но замуж, с другой стороны, тоже надо: двадцать лет, сами понимаете, критический возраст, близкий к глубокой старости, и вообще дальше всех женихов разберут).

    Но все же серый выходит на первый план редко, обычно это случается, когда роль идет слишком успешно, и Гагтунгру совсем уже нужно ее провалить.

    Обычно он, как и змей, предпочитает вторые роли, подыгрывая, например, желтому, черному или торопыжке – любой с большой пользой для себя представит, как это выглядит в жизни.

    Но вот роль выбрана человеком или навязана ему внешними обстоятельствами. Конечно, тонкая семерка не оставляет этот факт без внимания и начинает покушаться на ее выполнение. Для этого она выбирает удобный для атаки на человека момент, когда он устает или разочарован в этой роли, и начинает психологическую обработку.

    - У тебя ничего не получится, потому что ты не умеешь себя поставить, - говорит дракон. - Выпрями спину, посмотри вокруг гордым взглядом, чтоб понимали, кто на самом деле ты и что они перед тобой - стайка мышей против грозного льва! Иногда начинает говорить закомплексованная голова, и тогда текст звучит иначе: "Плевать тебе на них на всех. Пусть смеются и думают, что ты ничтожество - им же хуже". Поисковая голова тоже имеет свое мнение: "Тебе нужно сменить обстановку и найти обстоятельства, в которых ты сможешь проявиться, и людей, которые тебя оценят по достоинству".

    Свинья держится, однако, иных взглядов на причины неудачи. "Ты слишком много обращаешь внимания на других и слишком мало на себя. Ну, скажи, что дает эта роль тебе лично, и подумай, зачем тратить столько усилий на такую малость? И потом смотри, ведь не все планы еще сорваны - вон какая одинокая соблазнительная груша качается на веточке".

    Торопыжка, естественно, обвинит человека в нерасторопности. "Конечно, пока ты спишь да рот разеваешь, второго пришествия не заметишь. Нужно как? Руки в ноги, ать-два, набрать еще кучу дел, всех обзвонить, кого подкузьмить, кого объегорить, - вот и ты выйдешь в тузы и дамки одновременно".

    Желтый может начать убеждать человека в том, что нужно на самом деле легче смотреть на вещи, не стоит обращать внимания на такие-то трудности, и цель оправдывает средства, а чувство долга может и подождать, и вообще роль это маска, не имеющая прямого отношения к человеку, так что когда обстоятельства сильнее нас... можно, в конце концов, - в рамках своей роли, и только, - послужить немного и Гагтунгру, - ведь все же он - хотя и черный, но великий иерарх, и у него есть чему поучиться...

    Черный скажет прямо: "Тебе не хватает твердости и решимости. Стукни кулаком по столу - глядь, он и разлетится вдребезги вместе с твоими врагами, притворяющимися оппонентами. А не проявишь никакой жестокости - сядут на шею и не слезут ни за что, пока не сдохнешь под ними, как собака. Так что соберись, а не размазывайся по стенке, вот тебе меч, стальные доспехи и железное забрало". К сожалению щель для глаз в забрале оказывается очень узкой, а иногда отсутствует совсем, но человек этого обычно долго не замечает.

    Змей покажет человеку его самого в таком виде, что последнему захочется тут же повеситься на первом попавшемся дереве. Однако змей тут же сделает это сам, и слегка покачавшись в элегантной петле на дереве Познания Добра и Зла, легко выскользнет из нее и вручит хозяину роскошное яблоко - в качестве утешения, но и демонстрируя тем самым полную несерьезность его проблем. Если человек настаивает, змей изобразит еще какой-нибудь спектакль, смысл которого можно будет понять как (практическое) руководство по превращению роли в остроумную буффонаду, естественно, со змеем в качестве звезды.

    После того, как выскажутся остальные члены тонкой семерки, серый будет долго, но очень выразительно молчать, выпуская в пространство грустные облака уныния и тщеты и, наконец, скажет следующее: "Послушал я вас и увидел, что ничего вы не поняли, а главное не поняли, что дело швах и ничем ему не поможешь. Счет, увы, не в нашу пользу, пора это признать и, честно приняв ипостась грустного неудачника, довести роль до победного выражения".

    В заключение мы предлагаем вам в качестве упражнения рассмотреть участие членов тонкой семерки в конкретных ролях, выпадающих человеку в его жизни; мы ограничимся лишь некоторыми характерными примерами (после ролей указаны члены тонкой семерки, претендующие на лидерство).

Семейные роли

    Отец - дракон, черный, свинья, серый. Мать - торопыжка, черный, серый. Сын - змей, свинья, черный, желтый. Дочь - свинья, желтый, змей, черный. Маленький ребенок - торопыжка. Бабушка - желтый, серый. Дедушка - серый, черный. Невестка - змей, желтый, черный. Зять - черный, змей.

Социальные роли

    Крупный начальник - дракон. Непосредственный начальник - черный. Далекий подчиненный - серый, желтый. Непосредственный подчиненный - серый, змей, желтый. Jфициальное лицо (например, метрдотель) - дракон. Покупатель - серый, черный (в развитых странах - свинья). Продавец - черный, дракон (дефицитные товары, в развитых странах - змей). Рабочий - серый, змей (в капиталистических странах - торопыжка, черный). Влюбленный - черный, змей. Влюбленная - свинья. Любовник - змей, свинья. Любовница - свинья, змей.

Роли на вечеринке

    Гость - желтый, змей, дракон. Хозяин - дракон, желтый, змей. Красивая женщина - дракон, свинья. Некрасивая женщина - черный, серый. Сексопильная женщина - змей. Красивый мужчина - дракон, змей. Закомплексованный мужчина - дракон, свинья. Интересный мужчина - змей.


Copyright  © 2004-2018,  alexfl