на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок

 


ИНТЕРНЕТ:

    Гостевая сайта
    Проектирование


КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript


РЕКЛАМА:

Семь уровней сознания или тонких тел человека

по материалам ведических знаний


<<< предыдущая
изм. от 27.02.2018 г ()

ФИЗИЧЕСКОЕ ТЕЛО

    Мы переходим к рассмотрению нижнего тела плотного шельта: оно интимно связанно с нижним телом тонкого шельта, то есть каузальным. Эта связь выражается, например, в том, что нам трудно считать событием то, что не находит своего отражения на физическом плане, и значительная часть усилий отдельных людей и коллективов посвящена отработке ритуальной символики, матеpиализующей каузальный план.

    На фирме появляется новый начальник - он обязательно должен обставить свой кабинет по-новому: сменить стол, ковер, обои, по-своему расставить мебель. Идя на работу, в кино, на концерт, отправляясь в поход и на рыбалку, человек одевается и экипируется по-разному, и это продиктовано не только соображениями удобства и приличий: каузальный план, материализуясь в физический, требует вполне определенных аксессуаров последнего.

    В средние века это понимали лучше, чем сейчас: цеховые отличия, геральдические знаки, униформы профессий - все это работало на самом что ни на есть каузальном плане, подключая человека к сильному тонкому плану, четко организующему поток событий вокруг него.

    Индийская мудрость учит, что видимый физический мир есть майя, иллюзия, но пока точка сборки человека прочно привязана к его низшим телам, поверить в это сложно. С другой стороны, сама "материя" являет при своем ближайшем рассмотрении столько загадок, что научный материализм в лице современной теоретической физики вполне может рассматриваться как область утонченной мистики, с сильной склонностью к дьявольским культам и обрядам.

    К настоящему времени традиционное представление о неизменном "пустом" пространстве, в котором там и сям в некотором беспорядке разбросаны физические тела, постепенно исчезает. По Эйнштейну, поле тяготения, производимое телами, искривляет пространство и изменяет его свойства - но говорить так не значит ли ставить телегу впереди лошади? Вероятно, логичнее исходным началом считать пространство, всюду разнородное, а места его наибольшей "концентрации", "напряженности" или "кривизны" называть предметами. Пространство едино, поэтому изменение в любом его месте мгновенно влечет изменение всех остальных его мест, хотя бы незначительное. В зависимости от характера и величины пространственной напряженности мы воспринимаем его как воздух, воду, землю, растительность, животный мир, социальную среду. Одаренные, в плане отношений с физическим пространством, люди могут совершать различные, с точки зрения обыденного сознания, чудеса: доставать (материализовывать) как бы ниоткуда вполне реальные предметы, левитировать, появляться в нескольких местах одновременно.

    Даже наблюдая за работой "обыкновенного" мастера-ювелира, можно поймать себя на том, что происходит что-то не вполне объяснимое - уж слишком ловко ложатся мелкие детали точно туда, куда надо, держась при этом непонятно на чем, подозрительно ровно растекается серебряный припой и т. д.

    Чем выше эволюционный уровень системы, тем деликатнее она ведет себя в физическом пространстве: граничным условием существования на высоких вибрациях является ненарушение имеющихся в окружающей среде низких. "Умеющий ходить не оставляет следов" - и в буквальном смысле тоже: мастер каратэ может пройти по рассохшемуся паркетному полу так, чтобы не скрипнула ни одна половица. С другой стороны, для существования высших эволюционных форм нужна точно определенная и достаточно энергичная пространственная среда: экологическая ниша для животных уже, чем для растений, а для растений уже, чем для минералов.

    Однако ничего мертвого и безразличного в природе нет, и вполне можно говорить об отделении камня из горной породы как о моменте его рождения, и даже составить соответствующий гороскоп: он многое расскажет о его грядущей судьбе, особенно в случае драгоценного камня.

    Чем выше эволюционный уровень объекта, тем более тонкие операции с пространством он может совершать. Например, кульминационный момент боя Ивана-царевича с многоголовым чудом-юдом происходит уже после того, как они меряются в грубой физической силе, вгоняя друг друга в землю: в решающий момент схватки герой изворачивается и срубает чудовищу последнюю голову. Иногда в сказках в похожей ситуации употребляется другое слово: изловчился, смысл которого тот же самый: нашел тонкое движение, открывающее уязвимое место в конфигурационном пространстве, окружающем дракона. Аналогичный смысл имеет ахиллесова пята; шапка-невидимка есть не что иное как приспособление, дающее герою сказки возможность двигаться в пространстве, не нарушая его силовых линий, и тогда он, как и медитирующий йог и разведчик ниндзя, просто сливается с пейзажем; тот же смысл имеют бег и шаг силы, описанные Кастанедой.

    У человека есть три основных способа воздействия на пространство: инструментальный, когда в нем обычным образом перемещаются предметы, личный - когда человек перемещается в нем сам, например, танцует, и наблюдение - прямое или косвенное, то есть с помощью приборов. На высоком уровне есть и еще один, магический способ, упоминавшийся выше, когда пространство меняется "чудом", например, в нем спонтанно появляются или исчезают предметы, но это требует особой техники или большой святости исполнителя.

    Каждый из этих трех способов может быть, в зависимости от стиля исполнения, тонким или грубым, и повышать гармонию и эволюционный уровень пространства, или их понижать. Культурное поведение на физическом плане - важнейшее искусство, которому отдельным людям, коллективам и человечеству в целом нужно учиться практически заново, поскольку в современной цивилизации оно освоено в очень малой степени и преимущественно отдано на откуп узким профессионалам редких специальностей: балетмейстерам, архитекторам, дизайнерам, модельерам и в какой-то степени экологам.

    Чему мы учим наших детей в плане поведения в окружающем мире? Не высовывай ручки из-под пеленок; какай на горшок; не дергай незнакомых тетенек за платье; не ерзай и не верти головой на уроке; не топчи газоны и плюй исключительно в урны. Уф! Кажется, всё. Нет, забыл самое главное: переходи улицы исключительно на зеленый сигнал светофора!

    Есть, однако, малодоступное мужчинам понятие "уют", достигаемое не столько умелым применением драпировок, сколько правильным расположением мебели и других предметов в комнате; есть также особое искусство икэбаны, то есть расстановка цветов, особенно в широких плоских вазах на специальных наколках, позволяющих закреплять цветы под любым углом к горизонту - зачем это, если можно попросту составить их в высокую вазу с узким горлом?

    Есть и другие, менее приятные, но не менее поучительные примеры. Кролик перед удавом почему-то теряет способность к передвижению, становясь легкой и вкусной добычей. Что это, гипноз? Подчиненный, вызываемый "на ковер" к грозному начальнику, - почему у него не гнутся ноги и не слушаются руки? Тоже гипноз?

    Безусловно, в обоих последних случаях сковывающее влияние на астральное и эфирное тела жертвы имеется, но оно не исчерпывает причин физического закрепощения.

    Для того, чтобы пояснить это обстоятельство, представим себе физический план как скатерть, неровными складками лежащую на столе. Отдельные складки - так, как они видны из определенного места - суть различные материальные объекты, в том виде, как они представляются наблюдателю с соответствующим положением точки сборки. При незначительном сдвиге точки сборки большая часть складок видится похожим образом, что дает возможность называть материальные объекты и таким образом находить общий язык друг с другом. Однако складки длинные, незаметно переходят одна в другую и точно выделить хотя бы одну из них невозможно - это означает, что границы предметов на самом деле размыты, условны, и каждый из них, постепенно утончаясь, простирается до бесконечности. Скатерть довольно тонкая, и пошевелив ее в любом месте, мы изменим ее конфигурацию в целом. Кроме того, на нее все время дует ветерок, слегка ее шевеля, и узор складок становится все более сложным и причудливым - идет процесс эволюции физического плана. Самые грубые складки, где материя как бы заглажена утюгом под острым углом, это скалы, камни, минералы; самые плавные, пологие - воздушные массы; растения и животные представлены хитроумными и очень красиво переплетенными складками, похожими на кружевные узоры, которые могут образовываться совсем не везде.

    Взаимному перемещению предметов соответствует относительное движение складок. Например, разрушительному соударению соответствует такое наложение двух складок, при котором одна (или обе) теряют свое существование, превращаясь в множество мелких; наоборот, оплодотворению яйцеклетки соответствует синтез двух качественно различных складок в одну гораздо более хитроумного и совершенного вида. Понятно, однако, что любой предмет, двигаясь, воздействует не только на те, с которыми непосредственно "сталкивается", но и на все остальные, а в особенности на близлежащие. Строго говоря, понятие "близости" в этой метафоре следует выводить из величины взаимного влияния, а не наоборот - отсюда вытекает условность "географической" близости и возможность прямого влияния предметов на весьма географически удаленные.

    Таким образом, говорить о "пустом" пространстве не приходится: где бы ни находился предмет, он взаимодействует со всеми остальными, которые определенным образом ограничивают его перемещения: нарушения некоторых границ угрожают ему потерей целостности, а в пределах ее сохранения предмет может двигаться, отчасти деформируясь сам и отчасти деформируя остальные. Те пределы, в которых данный предмет может перемещаться, сохраняя целостность и не изменяя существенно своих свойств, называют его конфигурационным пространством.

    Физический объект находится в гармонии с окружающим миром, если свойственная ему априори совокупность степеней свободы приблизительно соответствует его конфигурационному пространству. Это очень хорошо видно у новорожденного, который, получив по сравнению с внутриутробным состоянием, очень широкое конфигурационное пространство, не владеет еще своим телом и потому не в состоянии заполнить предоставленную ему внешнюю свободу адекватно широким ассортиментом собственных движений. Поэтому, будучи полностью раздет, он ощущает себя в физической пустоте и беспокоится, размахивает ручками и громко плачет. Плотная распашонка, пеленка и одеяльце решают эту проблему на несколько месяцев, но по большому счету она не исчезает никогда. Даже наиболее физически развитые люди - артисты балета, гимнасты, акробаты - не используют и малой части возможного спектра движений своего тела, поскольку все системы физического развития (по крайней мере, западные) основаны на освоении более или менее обширного комплекса жестко определенных движений, из которых составляются последовательные цепочки. Обычный же человек практически не ощущает своего тела, а точнее, чувствует себя в нем как в неудобном скафандре с небольшим количеством шарнирных сочленений - пара в ступнях, пара в коленях, пара в бедрах; позвоночник намертво фиксирован в положении круглой скобки, а о несчастной шее больно даже писать; вместо этого предлагаем всем желающим убедиться в плачевности ее состояния. Если у вас уже имеется шейный остеохондроз, он может сразу переходить к следующему абзацу. Если же болей в шее пока нет, то в положении сидя откиньте голову как можно дальше назад (чтобы нос смотрел почти в зенит) и, стараясь все время прижимать ее возможно ближе к позвоночнику, медленно поворачивайте ее сначала левым, а затем правым ухом вверх, перекатывая таким образом с правого плеча на левое и обратно. Сделайте так раза три, затем медленно поднимите голову в исходное положение и прислушайтесь к своим ощущениям.

    Через минуту спросите свою шею, что она думает по поводу вашего обращения с ней в течение предшествующей жизни, и не удивляйтесь, услышав достаточно крепкие выражения - на самом деле вы заслуживаете худших.

    Чем сложнее объект, тем в большей степени он влияет на свойства окружающего пространства, обретая над последним значительную власть. С другой стороны, повышаются его требования к окружающей среде и интенсивность взаимодействия с ней.

    Здесь мы приходим к понятию физической медитации как взаимодействия объектов, при котором они, не теряя своей целостности, соединяются вместе, образуя качественно новый объект - систему. Так из муравьев и верхнего слоя лесной почвы получается муравейник, из пары влюбленных - семья с многочисленным потомством. Однако прежде чем обсуждать парные и групповые медитации, остановимся на том виде физических медитаций, которому современная цивилизация уделяет незаслуженно мало внимания. Это - движение человека в окружающем его физическом мире.

    Обычно под физической культурой понимают искусство двигаться и принимать определенные позы - безотносительно к тому, где человек находится. Другими словами, танцовщику, легкоатлету, акробату, хатха-йогу для того, чтобы продемонстрировать свои умения, нужна ровная площадка и не особенно важно, что находится вокруг нее - лес, стены бетонного дома или стадион со зрителями. Иногда в конфигурационное пространство вводятся дополнительные предметы, но, как правило, очень простой формы и в малом количестве: лента, обруч, турник, максимум брусья.

    Однако медитация человека в свободном пространстве или пространстве с одним простым предметом - чрезвычайно искусственна; человек создан для жизни и движения в мире, наполненном разнообразными сложными объектами, притом зачастую подвижными, и истинная физическая культура означает в первую очередь умение приспосабливаться к окружающей его действительности, гармонично в нее вписываясь.

    Что это значит? Когда человек идет по лесу, он понимает, что лучше следовать тропой, чем лезть напрямик через кустарники, овраги, валежник и бурелом, рискуя сломать себе ногу или провалиться в бочаг. Здесь крайние границы конфигурационного пространства очерчены довольно резко, и не только для человека: лесные звери тоже предпочитают пользоваться тропинками, и не нужно думать, что последние возникают статистически, по Дарвину: на самом деле география тропинок определяется расположением и структурой леса, и звери инстинктивно следуют этим наиболее выгодным для себя маршрутам, постепенно их вытаптывая.

    Здесь речь идет не об эфирной или астральной энергетике (которые тоже играют определенную роль), а именно о физическом плане: химическом составе почвы, грунтовых вод и пород леса, особенностях рельефа и т. д. Все эти обстоятельства создают для фауны конфигурационное пространство, буквально выталкивающее зверей на определенные места и траектории движения, выход за пределы которых для них хотя и возможен, но неудобен и неестественен.

    Человек, не чувствующий леса физически, ощущает в нем свое конфигурационное пространство как резко сузившееся: он боится сделать шаг в сторону, все время озирается, опасаясь заблудится, не отличает одну поляну от другой и выходит из леса с большим облегчением, словно покидая стены тюрьмы, и это, в известном смысле так и есть: в обоих случаях его конфигурационное пространство резко увеличивается. Наоборот, человек, привыкший к лесу, хорошо чувствует его пространственную форму, начинает в нем свободно ориентироваться и тем самым сильно увеличивает свое конфигурационное пространство, хотя оно оказывается довольно хитрым и запутанным: одни места лес для него откроет безусловно, другие - время от времени, а некоторые останутся запретными, и даже подходить к ним близко ему не захочется.

    Однако соблюдение правил уличного движения еще не делает танцора; физическая медитация человека на местности начинается тогда, когда он не только чувствует ограничения рельефа, но и разрешает своему телу двигаться в соответствии с тем, как окружающее пространство им движет, и именно в этом и проявляется истинная физическая культура. Такой человек будет по-разному ходить (или бегать) утром и вечером, по лугу, полю и лесу, перемещаясь поблизости от реки или вдали от нее; что-то неуловимо - а иногда очевидно - изменится в его походке, когда он из березового перелеска войдет в хвойную чащу, а по открытой степи он никогда не пойдет совершенно прямо и с одинаковой скоростью, и в конце длинного пути окажется столь же свеж и бодр, как и в его начале - разве что несколько проголодается.

    Обращаясь к городской жизни, зададимся вопросом: а знаем ли мы, как лучше передвигаться по собственной квартире? Умеем ли уютно устроиться в кресле? Какими движениями и в какой последовательности подметать пол в комнатах? Как располагаться за кухонной плитой и столом?

    Тонкая география жилища - наука, на сегодняшний день практически не существующая. Однако любая квартира по своей сложности для человека как конфигурационного пространства может быть уподоблена целому лесу. В ней всегда есть места, где человеку как бы тесно, но зато, будучи в "разобранном" состоянии, ему там легче собраться обратно; есть, наоборот, места, где он ощущает себя свободно, где ему хорошо расслабляться и медитировать - там можно поставить кресло или диван, причем ориентация их в пространстве также играет большую роль. При этом нужно учитывать, что каждый предмет обстановки меняет конфигурационное пространство во всей квартире, и она может даже восстать против какого-нибудь комода - тогда возникает самая настоящая война (отражающаяся и на членах семьи, которые наивно ищут причины своей депрессии или обострившихся отношений в повышении солнечной активности), кончающаяся поражением одной, либо другой стороны: в первом случае комод по какой-либо причине ломается и его выбрасывают на помойку или продают за бесценок, во втором крупные неприятности ожидают квартиру в целом: например, в ней случается пожар или протекает потолок, заливая всю обстановку, или трескается стена дома, словом, возможны варианты.

    Важно понимать, что конфигурационное пространство квартиры есть вещь субъективная, и например, в одном и том же кресле кому-то из членов семьи может быть тесно, а кому-то свободно, одному уютно-замкнуто (он любит здесь отдыхать в одиночестве), а другой - уютно-разомкнуто (она здесь же обожает болтать по телефону). Однако по-настоящему близкие люди обычно имеют похожие взгляды на пространство квартиры, и это, кстати говоря, хороший косвенный тест на каузальную совместимость: если человеку уютно там, где мне хорошо, и неуютно в местах, которые и мне не нравятся, то и в отношении к потоку событий у нас будет много общего, и мы сможем иметь дело друг с другом - если не обнаружим психологической несовместимости, которая обязательно как-то проявляется в эфирном рассогласовании.

    Появляясь в помещении и двигаясь по нему, человек резко меняет его пространственные свойства. Обладая как высшее по сравнению с мебелью и стенами существо огромным пространственным потенциалом, человек может грубо, по-варварски перечеркнуть всю пространственную энергетику комнаты, что она переживет как агрессию и унижение, может использовать ее в личных целях, а может постараться деликатно вписаться в интерьер, найдя себе то место, которое комната ему предлагает. Конечно, агрессору ничего предложено не будет - его постараются скорее выставить вон - зато вежливый благожелательный гость, который почувствует, куда его приглашают, ощутит себя окруженным мягким вниманием и пространственным теплом.

    Итак, поддержка дома как сложной материальной формы - важнейшая задача, и при ближайшем рассмотрении она оказывается довольно тонкой. Прежде всего, дом живет: стареет здание, изнашивается мебель и предметы обихода, постепенно заменяясь новыми; наконец, рождаются, вырастают и умирают члены семьи. Поэтому постоянно меняется конфигурационное пространство дома, и то расположение мебели и домочадцев по комнатам, которые были ему удобны год назад, сейчас могут уже его не устраивать. Тогда хорошая домохозяйка перестает испытывать обычное удовольствие по ходу уборки (благодарность дома) и удовлетворение от нее в конце ("пятерка" от него за проделанную работу). Это - знак серьезной тревоги: дом, который не релаксируется и не приободряется в результате уборки, подобно засушливому лесу после сильного дождя, копит в себе дисгармонию и пространственную угрозу, и они могут проявиться в любой момент самым что ни на есть материальным образом: от чего-то загорятся занавески, обвалится антресоль, рухнет зеркало, лопнет стакан с кипятком и обварит ребенка. Есть дома с домовыми, призраками, наконец, полтергейстом - все они суть тонкие пространственные (то есть физические) формы, иногда довольно сложные и владеющие пространственными фокусами: например, полтергейсту ничего не стоит вылить на голову человека несколько литров воды, взявшейся "ниоткуда".

    Но, конечно, тактичная хозяйка договорится с привидением и на порог не пустит полтергейста - этого пространственного хулигана и проходимца. Она вовремя почувствует необходимость перестановки мебели, когда нужно, сменит занавески, а когда-то не поддастся искушению сменить дорогую для дома электрическую плиту на более современную, но чуждую ему модель. За это дом платит преданной заботой о своих обитателях и, что тоже очень важно, сам занимается их пространственным и физическим воспитанием. И, разумеется, нельзя забывать, что мир един, и культурно наводя порядок в одной его части, мы на самом деле гармонизируем его в целом - и наоборот: личный свинарник пачкает все мироздание. По крайней мере, в одном отношении Маркс оказался прав: построить коммунизм в одной, даже отдельно взятой, стране невозможно!

    Растения и особенно животные обладают несравненно более богатым и сложным конфигурационным пространством, нежели минералы, поэтому наладить культурное обращение с ними гораздо сложнее - но в случае успеха возникающая медитация дает огромные результаты. По сути дела у человечества было два огромных культурных достижения: освоение растениеводства и приручение диких животных. Что же касается дальнейших успехов на ниве покорения природы; то с точки зрения планетарной экологии, они привели к созданию на теле Земли подобия гигантского флюса, и что будет с нами, когда его прорвет, неочевидно.

    Растительные и животные формы необычайно энергичны; взаимодействуя с ними, человек постигает и свое тело, и его скрытые возможности. С чего начинается физическая культура ребенка? В год он учится ходить (и, если повезет с родителями, плавать) - и начинает осваивать пересеченную местность, лазание по деревьям и игру с животными, и эти занятия нельзя заменить ничем, именно они, а не физическая сила и "правильные" пропорции тела в первую очередь определяют физическую культуру ребенка. Может ли он вскарабкаться на дерево, провести там час, не скучая, и вернуться, не получив ни единой царапины? Умеет ли взять собаку на руки так, чтобы оба получили удовольствие? Способен ли отличить по голосу и внешнему виду удода от попугая, а овсянку от пеночки? Троллейбус от автобуса как-то легче, но и меньше дает, особенно когда талончики за проезд одни и те же...

    Зато, вырастая в правильном физическом воспитании, человек во взрослом возрасте лишается массы проблем, абсолютно неразрешимых для остальных (скажем, естественно располагается в любом пространстве), чувствует разные пространственные тонкости, адекватно на них реагирует и при случае умеет использовать в своих целях.

    Мы не имеем в виду схватки со зверями в лесу или с бандитами в городе, где пространственный рельеф безусловно влияет на стиль поединка: на площадях, особенно с памятниками, уместен один, в узких переулках - другой, в ложе театра - третий. Но даже на такую обыденную ситуацию, когда в комнату чужой квартиры, где находится человек, заходит кошка, можно реагировать совершенно по-разному. Только совсем физически невоспитанный грубиян способен начисто проигнорировать случившееся и вести себя так, как будто никакого животного в комнате нет. Во всяком случае, пришелицу следует дружелюбно поприветствовать и несколько сократиться в своем конфигурационном пространстве, освобождая для нее место. Далее она начнет производить те или иные маневры: скажем, прыгнет на подоконник, изогнет спину дугой, дрогнет хвостом, мяукнет, сбежит на кушетку, а оттуда скроется под стол, где чем-то пошуршит и на некоторое время затихнет. Все эти перемещения сопровождаются целой лавиной пространственных изменений, к которым человек должен прислушаться и по возможности соответствовать; если его тело достаточно культурно, он ощутит на нем отзвуки кошачьих перемещений по комнате: внезапно сократится и быстро расслабится какой-то мускул на ноге, чуть-чуть вздрогнет правая кисть, слегка ссутулятся плечи, чуть скривятся губы, изменится наклон головы и т. п. Если адаптация к новым пространственным условиям пройдет успешно, у человека через некоторое время появится чувство глубокого комфорта в комнате с кошкой, качественно отличающееся от прежнего его бытия в комнате без кошки. Если его парная пространственная медитация с животным включится особенно сильно, кошка, инстинктивно повинуясь пространственной воле, вылезет из-под стола, вспрыгнет на кресло и на некоторое время устроится у него на коленях, а когда медитации ослабеет, снова уйдет по своим делам; но комната после этого приобретет для человека совсем другой вид: гораздо более мягкий и дружелюбный, и его конфигурационное пространство в ней станет значительно шире. Например, он получит разрешение близко подойти к буфету и из-за стекла рассмотреть его содержимое.

    Физическое поведение в социальном пространстве - особое искусство, которым мало кто владеет, несмотря на его огромное прикладное значение. Действительно, человек имеет настолько сложную и энергетичную форму, что может полностью изменить для другого конфигурационное пространство помещения, даже не сдвигаясь с того места, где сидит или стоит. Например, для того, чтобы всем, находящимся в комнате стало неуютно и беспокойно, достаточно одному человеку сесть в очевидно неудобную для себя позу - от этого занервничают даже шкаф и люстра, не говоря уже о хозяевах. Но это, так сказать, грубая работа; бывает и более тонкая.

    Можно ли повлиять на окружающих вас людей, ничего им не говоря и не пользуясь языком общепринятых жестов (сжатый кулак или фига, поднесенные к лицу партнера, указательный палец, направленный к собственному виску и т. п.)? На самом деле положение вашего тела в пространстве всегда оказывает на окружающих огромное, хотя по большей части неосознаваемое ими (и вами) воздействие. Однако для начала попробуем освоиться в собственной комнате.

    Сядьте поудобнее в кресле и расслабьтесь, но не закрывайте глаза (если они слипнутся сами и вами овладеет глубокий сон, то поспите, ибо вам потребуется свежесть восприятия). Действительно ли вам уютно? Скорее всего, ваша поза недостаточно согласована с расположением мебели; и чтобы устранить это досадное расхождение, попробуем слиться своим телом с комнатой, буквально стать ею. Для этого сначала нужно распределить свои члены и органы по предметам обстановки, и легче всего это сделать по географическому принципу.

    Правила хорошего тона предписывают определенные рамки физического поведения: нельзя метаться по пространству, сбивая с ног окружающих или пугая их своей скоростью и близостью, нельзя разваливаться в кресле, трогать без спроса чужую одежду и т. д., но все это скорее намеки на необходимость выработки культуры, нежели сама культура. Способов испортить пространство, особенно небольшое и наполненное людьми, великое множество; трудно найти баланс, то есть разместиться в комнате так, чтобы всем стало уютно, а "нежелательные элементы" сами собой сократились или исчезли вовсе.

    Например, разговаривая с человеком, нужно уметь найти ему и себе наиболее подходящие места в комнате, и в первую очередь, усадить его на правильном расстоянии от себя: не слишком близко, так, чтобы охранить от себя его конфигурационное пространство, но и не слишком далеко, иначе не возникнет ощутимой пространственной медитации. По ходу разговора, отчасти соответствуя партнеру, по отношению к нему следует соблюдать известную комплементарность, то есть в чем-то другом его дополнять.

    Например, когда он, увлекшись самовыражением, начинает жестикулировать, активизирует мимику и буквально вторгается в ваше конфигурационное пространство, так что вам хочется отодвинуться подальше, нужно сократиться в своем размере и стать почтительным зрителем - маленьким, но все же отчетливо ощутимым, чтобы у партнера не возникало впечатления, что вы ушли вовсе, и он предается монологу в одиночестве. Наоборот, если вы видите, что партнер сидит невыразительно и практически неподвижен, явно ожидая вашего выхода на пространственную сцену, нужно это и сделать, заполнив вакуум между вами: улыбнуться, сделать тот или иной аккуратный жест рукой по воздуху, просто усесться поудобнее, - но сделать это, не притесняя партнера и оставляя ему возможность собственного пространственного существования и проявления. Но, конечно, в основе пространственной медитации лежит сходство: форм, жестов, наконец, типов пространственного существования.

    Для того, чтобы понять, что это такое, представьте себе, что вам нужно нарисовать портрет человека в наиболее типичной его позе или характерном движении. В каком стиле вы будете его писать, какая наиболее характерная линия: штрих (тонкий, толстый, длинный, короткий, прямой, косой), овал, треугольник, прямоугольник будет появляться во всех местах портрета и его общем контуре? Какой живописной или рисовальной техникой вы воспользуетесь (акварель, гуашь, пастель, темпера, масло; карандаш, уголь, перо)? Какими будут основные цвета портрета и фона? Люди, которые привыкли отвечать на подобные вопросы, не обязательно становятся художниками (хотя, конечно же, являются ими внутренне, то есть для своего каpмического плана); однако не умея на них ответить, человек не может считать, что он удовлетворительно видит и чувствует окружающие его формы и обладает пространственной культурой.

    Тема пространственного поведения тесно связана с темой, так сказать, физического одиночества человека. Моральное одиночество бывает и среди друзей, и в большой семье - это проблема буддхиального тела, решаемая преодолением эгоизма как жизненной позиции и расширением сущностного сознания, в которое включаются другие люди и их жизнь. Но все-таки одни люди одиноки "средь шумного бала", а другие сидят в четырех стенах и почему-то не в состоянии ни с кем познакомиться или, во всяком случае, находиться рядом более получаса подряд - далее у них (не говоря о партнерах) необъяснимо портится настроение и возникает резкое желание уйти и никогда более с этим человеком не видеться.

    Уровень физического одиночества определяется особенностями физического же тела человека и часто связан с кольцом безопасности его конфигурационного пространства. Для того, чтобы понять, каковы размеры и форма этого кольца, представьте себе, что вы находитесь на открытом пространстве и к вам приближается знакомый, но не близкий вам человек. Вначале ваше физическое тело этим не встревожено, но когда он пересекает определенную линию, оно ощущает неудобство: вам хочется отойти, повернуться или изменить свое положение в пространстве. Эта линия и есть кольцо безопасности: обычно оно эллиптично, и человек находится в одном из фокусов этого эллипса, а второй фокус лежит за его спиной.

    Если партнер, не имея на то особых причин (например, ритуальное рукопожатие при встрече), пересекает ваше кольцо безопасности и оказывается внутри него, вам делается чрезвычайно неуютно, и ваше тело незаметно и даже против вашей воли начинает интенсивную пространственную борьбу с телом незванного гостя, стараясь вытеснить его за пределы кольца; если же этого не удается сделать, оно может удариться в панику и удрать, нарушив все социальные приличия, или, наоборот, собрать все свои силы и нанести мощный удар: сначала мимикой и движением плеч, а в случае необходимости и кулаком.

    Нормальное для нашего времени кольцо безопасности имеет примерно такие размеры: это эллипс, уходящий на 80 см вперед от человека, на 3 метра назад от него и около 2 метров в ширину. Разговор лицом к лицу на расстоянии, скажем, 50 см, возможен, но предполагает определенную интимность, секретность или особую важность для обоих партнеров. Однако многими людьми указанные размеры кольца безопасности и, следовательно, поддерживаемый уровень физической отстраненности воспринимается как фантастическое легкомыслие; например, строго сзади них вообще не должен находиться никто. Последнее означает, что их кольцо безопасности в задней своей части уходит в бесконечность, превращаясь в параболу или даже гиперболу - в случае, когда табуирован целый сектор за спиной.

    Однако пространственное взаимодействие с другим человеком возможно на не слишком большом расстоянии - но при этом он, разумеется, должен быть вне кольца безопасности, и если последнее простирается за пределы слышимости нормального голоса (100 м), то понятно, что его хозяин просто-таки обречен на одиночество (в смысле отсутствия пространственной дружбы - зато он может компенсировать себя в отрицательных пространственных медитациях: драках и т. п.).

    Постоянная физическая неприязнь к окружающим людям отражается не только на лице человека (характерная кисло-брезгливо-отталкивающая гримаса) и его фигуре и походке (как будто он идет по свалке, то и дело спотыкаясь обо всякую дрянь), но и с особенной силой сосредотачивается в его жилище, которое стремится как можно скорее вытолкнуть из себя всех на свете, не исключая и самого хозяина. Понятно, что визит посторонних лиц туда либо невозможен, либо чрезвычайно краток.

    Конечно большое кольцо безопасности - не единственная возможная причина физического одиночества. Мы хотим лишь сказать, что последнее всегда пpогpаммируется физическим поведением человека, как отчетливо видимыми жестами, так и еле уловимыми подробностями мимики и расположения тела в пространстве, которые в совокупности не только делают невозможным продолжительный пространственный контакт на расстоянии меньше 2 - 3 м (что неизбежно при совместном проживании), но омрачают даже краткий деловой разговор.

    Физическая отделенность человека от окружающего мира, проявляющаяся как в его одиночестве, так и в невнимании к окружающей биологической (растения, животные) и косной ("неживой") среде, сказываются в равной мере и на устройстве и функционировании его собственного физического тела. Другими словами, отказ от согласования своего физического поведения с состоянием окружающего мира ведет к рассогласованию между внутренними органами и частями тела.

    Например, городской человек не обращает особого внимания на покрытие дороги под своими ногами, и всегда ходит так, как будто это асфальт. В результате мышцы, связки и кости его ступней и голеней получают крайне однообразную нагрузку (по сравнению с той, на которую в принципе рассчитаны человеческие ноги) и из огромного множества сопряжений мелких движений мышц, связок и костей реально эксплуатируется лишь малая часть. От этого, во-первых, слабеет эфирное тело, не получая необходимой ему энергии физических движений, а во-вторых, ноги становятся неуклюжими, не умея согласовать работу своих мышц. Для того, чтобы осознать это, достаточно попытаться встать на одну ногу, взявшись за ступню другой двумя руками и отведя ее колено в сторону. Сколько вы сможете так простоять и каких усилий это от вас потребует? Ради безопасности лучше экспериментируйте на ковре и около стены; удержав равновесие в течение пяти минут, вы можете считать, что мышцы ступней и голеней неплохо приспособились друг к другу.

    Ничуть не менее остро стоит и проблема связок, которые (наряду с суставами) являются основными поставщиками энергии эфирного тела. Речь идет не о том, что средний цивилизованный гражданин после тридцати лет не способен не только сесть в позу лотоса, но и, наклонившись, коснуться пола руками, не сгибая при этом колен. Даже легкоатлеты и балерины имеют растянутыми лишь небольшое количество связок и притом довольно односторонне. Дело в том, что связка это не резинка, но представляет собой очень большое количество мелких волокон, каждое из которых растягивается при вполне определенном положении всего физического тела, зачастую оставаясь практически расслабленным тогда, когда тянутся соседи. Для того, чтобы это ощутить, встаньте прямо, сведя ступни вместе, и наклонитесь, не сгибая коленей, вперед возможно ниже, стремясь руками коснуться пола. Теперь сделайте то же самое, разведя ступни ног в стороны на 90°, но оставив пятки вместе. Ощущения изменились? А теперь расставьте ноги в стороны возможно шире и повторите наклон. А теперь сделайте его, заложив руки за голову.

    Во всех вариантах этого упражнения растягиваются различные группы волокон подколенных связок, и каждое из них несет свою энергию эфирному телу, и, следовательно, по-своему поддерживает наше здоровье. Понятно, что большая часть этих волокон обычно бездействует и, что хуже всего, они не подозревают о существовании друг друга, поскольку движения, требующие согласованного растяжения и сокращения различных волокон одной и той же связки, в жизни современного человека чрезвычайно редки. Чтобы понять, о чем идет речь, встаньте прямо, расставив ноги шире плеч, и медленно, не сгибая коленей, наклонитесь к правой ступне; затем, не поднимая плеч, поверните свое туловище к левой ноге, затем снова, стараясь не подниматься, к правой и опять к левой. Выпрямитесь и отдохните.

    Вряд ли ваши связки и тело в целом окажутся благодарны за подобные, казалось бы, невинные действия - ведь вы без подготовки заставили согласованно работать много волокон двух (и даже больше) связок на разных ногах.

    А что такое связочное волокно, не ощущающее соседей? Это верный кандидат на разрыв, если нагрузка попадает точно на него, и равнодушный к трудностям ближнего эгоист, когда нагрузка ложится на его соседей. Итак, недостаточная согласованность связочных волокон - главная причина разрывов и повреждений связок при падениях и т. п., при этом их эластичность играет второстепенную роль.

    Еще хуже дело обстоит с суставами, основными источниками эфирной энергии, производимой движениями физического тела. Все люди, а особенно спортсмены и балерины, их безжалостно эксплуатируют, заставляя работать в совершенно непереносимых условиях, а потом сокрушаются по причине их деформации и болезней. Но у каждого сустава (как и мышцы и связки) есть два принципиально различных режима работы: с положительным и с отрицательным эфирным балансом, и это нужно ясно понимать, и, более того, ощущать непосредственно на себе, если не хотите болеть.

    Режим с положительным эфирным балансом - это такое движение, которое увеличивает эфирную энергетику сустава (мышцы, связки). Субъективно оно переживается как приятное растяжение, производимое посторонними по отношению к суставу и его связкам силами - до уровня появления легких болевых ощущений, воспринимаемых как целительные. После прекращения растяжения в суставе ощущается приятная теплота и наполненность жизненной энергией - это благодарность подкормленного эфирного тела. Так же, как и связка, любой сустав представляет собой очень сложное образование, нуждающееся в богатом ассортименте движений, и каждое из них, проделываемое в режиме с положительным эфирным балансом, дает особую, неповторимую энергетическую вибрацию, необходимую эфирному телу не меньше, чем витамины.

    Режим движений с отрицательным эфирным балансом уменьшает эфирную энергетику сустава, связки, органа - при этом они работают с перегрузкой, на износ, и эфирное тело в экстренном порядке занимает энергию у других своих частей, перебрасывая ее нагруженному органу. На этой схеме построен весь современный спорт, по сути мало отличающийся от боя быков, в роли которых выступают спортсмены, а бандерильерами и пикадорами служат зрители и вся система соревнований.

    Менее очевидным, чем спорт, но не менее сокрушительным злом для физического тела является так называемый малоподвижный образ жизни. Он также состоит преимущественно из движений с отрицательным эфирным балансом, компенсируемым в основном едой. Причина этого заключается в том, что положительный эфирный баланс возникает лишь при определенной средней, то есть не слишком большой и не слишком маленькой нагрузке на мышцу, связку, сустав: тогда они приятно разогреваются и воспринимаются человеком как самостоятельные источники энергии и тепла. Если же нагрузка слишком велика или слишком мала, то количество эфирной энергии, потраченной на движение, превосходит получаемое из него - и возникает дефицит. Самая распространенная иллюстрация - обыкновенная ходьба, которая доставляет человеку удовольствие и увеличивает его силы лишь при определенном ее ритме - идти быстрее уже трудно, а медленнее тоже как-то неудобно и утомительно. Кстати говоря, для совершенно здорового человека ходьба - не оптимальный способ передвижения: ему естественнее и легче бежать со скоростью 12 - 18 км/час.

    Значительно труднее придумать физические упражнения для непосредственной эфирной поддержки внутренних органов - сердца, печени, легких, почек и т. д. Это вообще эзотерическая тема; тем не менее разработка системы самомассажа основных внутренних органов ничуть не менее актуальна, чем создание эфирно-восстанавливающей гимнастики для связок и суставов. Здесь, конечно, важны и правильное питание, дыхание и контакт с окружающей средой - все это в комплексе может оказывать куда более эффективное лечебное и восстановительное действие, чем койка в стационаре в сопровождении десяти видов таблеток и уколов.

    Физическое тело семьи естественно рассматривать как совокупность физических тел ее членов, а также дома, в котором семья живет, включая сюда всю его обстановку и физические тела домашних животных. Аналогично, физическое тело страны это ее народонаселение, дома, в которых оно живет, транспорт, которым оно пользуется, озера, в которых оно ловит рыбу, земля, которую оно портит и обрабатывает - словом, весь физический план в пределах государственных границ.

    Физическое тело книги это совокупность тех плотных реалий, которые описывает автор и воспринимает читатель, и которые сами по себе могут выглядеть довольно странно, если свести их воедино, поскольку современные писатели (очевидно, за недостатком времени) не имеют обыкновения подробно выписывать одежду героев и пейзажи, среди которых они живут. Однако лучше ли видим окружающих людей и природу мы с вами?

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7


Copyright  © 2004-2018,  alexfl