на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
 

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript




РЕКЛАМА:

Плавающие камни и неподвижная форель

по материалам издания Каллума Коатса «Живые энергии»


ПЛАВАЮЩИЕ КАМНИ

изм. от 05.07.2013 г

Как живой природный организм, вода формируется и функционирует в соответствии с законами Природы и геометрии, и не запрещает ни одному из элементов двигаться по прямой линии или окружности, основе современных механических и технологических конструкций, не отражающих основную константу Природы, а именно, те постоянные изменения и преобразования, которые вихрь воплощает в форму открытого, жидкого и гибкого движения. Благодаря изучению вихрей, встречающихся в природе в проточной воде и в воздухе, в виде циклонов и торнадо, Виктор Шаубергер разработал свою теорию Имплозии. Именно через исследование и развитие этих теорий он смог произвести питьевую воду с качеством горного родника и генерировать значительные энергии с помощью воды и воздуха.

Что такое естественное движение воды и какова функция вихря? С точки зрения природных форм, можно заметить и увидеть то, что природные энергии всегда находятся в кривых и в вихрях, и никогда в прямолинейном движении. В здоровом естественном проточном течении воды эти криволинейные движения преимущественно выражены как продольные вихри, параллельно направлению потока, хотя и незначительные поперечные водовороты-вихри формируются около берегов рек. Из-за центростремительного действия этих продольных вихрей, в котором материал в виде воды вращается вовнутрь, самая плотная вода всегда находиться в центре. Так как вода не может стать более плотной не охлаждаясь, получается, что центральное ядро содержит самую холодную и плотную воду. Поддержание низких температур является необходимым условием для сохранения здоровья и жизнеспособности всех водных путей.

Когда свежая живая вода родника бьет вверх в затененных высоких лесах, она каскадом льется вниз по склонам гор, часто с ливневыми потоками, но никогда не выходит из своих берегов. В ходе своего спуска она крутится и поворачивается, сначала в правую, а затем в левую стороны, как завихрения к одной скале затем к другой. В этих горных ручьях, лежащих в руслах кристально чистых холодных вод, длинные стебли мхов растущих в них, ведут себя очень странно согласно нашими обычными представлениям.

В своих письмах Виктор Шаубергер часто заявлял, что в здоровой проточной воде активны одновременно два энергетических потока, но в противоположных направлениях. Как уже говорилось ранее, есть всегда два процесса, связанных с любой формой природного энергетического движения, которые всегда находятся в состоянии противодействия и в то же время дополнения друг друга. С одной стороны, есть гравитационное движение воды из родника вниз к морю и, с другой стороны, его коллега левитация (подъемная сила), вытекающая из моря вплоть до источника, другими словами, встречное движение энергии. Не зная о существовании двух противоположных форм энергии, мы ожидаем, что мох склоняется вниз по течению из-за давления быстрого потока.

Удивительно, но все как раз наоборот, как было отмечено во многих случаях наблюдения Виктором Шаубергером, который рассматривал это как надежный индикатор состояния здоровья данного потока, стебли мха, на самом деле, указывали вверх, против течения потока. Это совершенно необъяснимо в соответствии с действующей гидравлической доктриной, которая рассматривает воду только как механическое инертное вещество, не воспринимая её другие физические или энергетические характеристики.

Заметим, если в результате вырубки леса этот поток подвергается прямым солнечным лучам, то очень быстро ситуация резко меняется. Вода становится более теплой, определенно менее плотной, и о чудо, нити мха уже указывают вниз по течению! Они делают так, потому что собственная энергия воды была истощена высокой температурой и противоположный поток биомагнитной энергии от устья потока до его источника был ослаблен. Стебли мха действуют как стрелки на циферблате, добросовестно фиксируя состояние здоровья потока в котором они произрастают. Это явление, в настоящее время, практически невозможно найти, потому что очень немногие горные ручьи сумели избежать мародёрства со стороны человечества.

Но это отнюдь не одна встреча Виктора с биомагнитными энергиями, присущими здоровой воде. Как молодой лесничий, в ведении которого были большие площади частных лесов в начале 1900-х, Виктор Шаубергер был в постоянном движении по лесу. В течение этих лет, когда охота была общепринятой практикой, произошел один случай, когда он пошел по следам великолепного серовато-жёлтого оленя, который часто посещал определенную область леса. Это было в яркую полнолунную ночь в середине зимы. Найдя оленя, он последовал за ним к краю очень глубокого оврага, где и потерял его. Оставаясь бесшумно, он ждал некоторое время, определяя его местонахождение. Заметив небольшое падение снега на краю оврага, он увидел оленя стоящего за небольшим кустом и, несмотря на опасность его падения в овраг после выстрела, дух охотника взял верх и он выстрелил в него.

Его худшие ожидания оправдались и олень упал в овраг, упав в самый низ с унылым глухим стуком. Беспокоясь о состоянии столь ценных рогов и бороды, он начал спускаться вниз. Потеряв почву под ногами, он скатился как лавина и приземлился на кучу снега внизу оврага. Обнаружив, что рога и борода не повредились, он их снял, затем подошел к бассейну под водопадом, который был окружен льдом, чтобы вымыть руки.

Из-за кристально чистой воды и света полной Луны, он заметил движение в нескольких метрах ниже. Слишком тяжелые, чтобы так плавать, два зеленых камня были заняты странным танцем. Один камень внезапно приподнялся над другим, потом вернулся в прежнее положение. Потом другой сделал то же самое. Некоторое время, полностью приведенный в восторг, Виктор не мог оторвать взгляда от этого сверхъестественного явления. Проведя несколько часов, совершенно не обращая внимания на холод и забыв про рога и бороду, он смотрел на воду.

Более странные и чудесные события развернулись далее, когда некоторые другие камни тоже начали этот ритмичный (французский танец) гавот. Вдруг один из них начал вращаться медленно вдоль дна и, к его удивлению постепенно поднялся на поверхность и остался там, окруженный ореолом льда (ледяной скорлупой). Тринадцать больших камней вскоре повторили этот путь. Несмотря на свое изумление от этого спектакля, он все еще был в достаточном присутствии духа, чтобы заметить, что все камни, которые поднялись на поверхность, были яйцевидной формы, перед этим катались в чаше в нижней части водопада в течение значительного времени. А камни с грубыми и рваными краями оставались лежать на дне. Размышляя над этим много лет спустя, Шаубергер понял, что это было совместное действие холода, который увеличивал биомагнитную подъемную (левитацию) энергию, и металлосодержащий состав самих камней, который был ответственным за это замечательное явление. Здесь термин металлоносных по существу относится к кремнезему, название диоксида кремния (SiO2), который есть в изобилии в земной коре, как кварц, горный хрусталь, кремень, гранит, песчаник и т.д., и силикаты, которые являются окисями различных металлов, таких как магний, кальций и алюминий. Как будет показано далее, эти металлосодержащие камни усиливают (укрепляют) энергии в проточной воде.

Тот факт, что камни действительно оставались на поверхности, происходит из-за другого явления. Даже при том, что её температура может быть значительно ниже точки замерзания 0°C, вода, текущая в таких потоках зимой не замерзает до тех пор, пока она движется. При этом очень холодная вода, скажем, -3°С или -5°С падая на дно бассейна ниже водопада, создает определенное вихревое движение. В то же время, её движение будет замедляться в этом процессе, имея тенденцию к кристаллизации, что и делает на всех поверхностях плавающих камней, доведя их до поверхности. Здесь больше формируется льда, держащего камни в виде суспензии. Как результат этой встречи с плавающими камнями, Виктор Шаубергер начал понимать, что существуют и другие формы, которые могли бы повысить движение воды, хотя яйцо является одним из самых важных, так как яйцо или яйцевидная форма тела, как представляется, имеют определенные связи с вихревым движением. Простой эксперимент дает общее представление о том, что здесь вовлечены какие-то силы.

Чтобы сделать эксперимент достоверным, насколько это возможно и, чтобы иметь возможность сравнить действия яйцевидного тела с другими, например со сферой, шар для пинг-понга заполняется соляным раствором, весом чуть больше, чем удельный вес содержимого яйца, с тем, чтобы компенсировать легкий удельный вес пластиковой оболочки, уравновесив тяжелую яичную cкорлупу. Воду в цилиндрическом мерном стакане завихряют карандашом, шар для пинг-понга просто качается на дне. Он не проявляет тенденцию к быстрому подъему, но в конечном итоге поднимается, если перемешивание (завихрение) будет интенсивным. Отметим, что яйцо, которое имеет естественную тенденцию к вращению на его продольной оси, используя ось вихря поднимается очень быстро и будет находиться в верхней части стакана до тех пор, пока перемешивание (завихрение) будет поддерживаться. Когда яйцо будет поднято можно значительно замедлить вращение. В этой связи можно подытожить, что сфера, которая не является естественной формой, не особенно приспособлена к вихревому движению.

НЕПОДВИЖНАЯ ФОРЕЛЬ

В результате успешной работы нескольких вихревых лотков Виктора Шаубергера, построенных в конце 1920-х годов, функция которых была непонятна гидравлическим экспертам и не могла быть объяснена обычными понятиями, тогдашнее австрийское правительство стало очень интересоваться его теорией и их практической реализацией, поскольку они могли быть выгодны для страны в целом. Поэтому было решено уполномочить профессора Филиппа Форхеймера, одного из передовых, но недавно вышедшего на пенсию, гидролога с мировым именем, чтобы он наблюдал за действиями Виктора Шаубергера и сообщал о них. Он должен был попытаться понять процессы, которые функционировали безупречно, но для которых не было общепринятой теории.

Сначала Виктор Шаубергер был весьма раздражен этим человеком, совавшим во всё свой нос, глядя через плечо, но Форхгеймер был всегда очень сдержан, никогда не задавал тривиальные вопросы и в конце концов они стали друзьями. Форхгеймеру в конечном счете позволят опубликовать трактат Шаубергера о воде в австрийском гидрологическом журнале "Die Wasserwirtschaft" (Водное хозяйство).

В период их совместной деятельности, и из-за искреннего интереса Форхгеймера, Шаубергер всегда пытался найти практические примеры, чтобы научить его пониманию сущности воды, её внутренней природе и специфическим явлениям, при которых энергии в воде развиваются. Однажды он устроил демонстрацию для Форхгеймера, взяв его в лес, где они натолкнулись на быстро текущий горный поток, в котором была форель. Прямо в середине этого быстрого холодного потока воды в точке, где поток был самым быстрым, Шаубергер указал на неподвижно стоящую "стационарную форель''. Форель стояла совершенно не двигаясь или почти так, по-видимому ей удавалось сохранять своё положение легко с небольшим усилием подруливая своими плавниками. Просто проведя палкой над ней, или даже рядом с ней, было достаточно для того, чтобы форель, как пуля бросилась вверх по течению. Направление спасения никогда не было вниз по течению, она всегда ускорялась вверх по течению. Очень странно, потому что, как правило, считается, что движение вниз - самый быстрый путь спасения, вместе с потоком. Но она всегда двигалась вверх против течения. Как только поток успокоился и опасность миновала, форель вернулась в своё бывшее место. Виктор попросил Форхгеймера объяснить, почему форель убежала вверх против течения, а не вниз по течению. Не получив ответа, Виктор ответил озорно с издевкой: "Ну, профессор, это потому, что она никогда не училась в академиях! Если бы вы были в этом быстром потоке, вас бы легко смыло!"

Процесс, при котором форель остается неподвижной в потоке воды заключается в следующем: форель всегда ищет ту часть водного объекта, ту часть потока, где вода самая плотная и самая холодная, и продольный вихрь наиболее интенсивный. Здесь обнаруженный Виктором Шаубергером фактор играет очень важную роль, а именно то, что фактическая скорость каждой частицы воды связана с определенной температурой. Если она превышает эту критическую скорость, то, как результат, появляется турбулентность. Из-за её натуральной формы, каждая нить воды проходит вокруг форели, а она своей формой ускоряет ее и при этом скорость превышает критическую по отношению к определенной температуре.

Другими словами, благодаря быстрому обтеканию водной массы тела форели и в зависимости от его близости, в той или иной степени каждая водная нить начинает двигаться слишком быстро. В результате создаются серии вихрей вдоль флангов форели, у которых есть компонента движения в направлении, противоположном направлению потока. Совместные действия этих встречных движений, в прямом контакте с задней частью тела форели, обеспечивает толчок против нисходящего потока воды. Зона отрицательного давления или отрицательной тяги создается в пределах длины тела форели. Это отрицательное давление противодействует положительному давлению потока воды и форель лежит в зоне нейтрального давления, которое создает её форма тела.

Если форель хочет ускориться и подняться вверх по течению, она начинает работать своими жабрами. Хлопанье жабрами усиливает вихри, которые проходят вдоль флангов, по бокам, что делает последующую тягу вверх еще больше, чем нисходящее давление. Чем быстрее она хлопает жабрами, тем быстрее она движется против течения, и когда своими жабрами работает на "полный проход'', так сказать, она движется вверх по течению как молния. При этом увеличивается и объём, с высвобождением из жабер дефицитной кислородом, но богатой СО2, поэтому обогащенной карбонами воды, что также активизирует эффект увеличения объёма.

Свободный растворенный кислород в потоке воды почти мгновенно поглощается телом рыбы, исключая кислородное голодание карбонов, вызывая расширение воды, что в паре с вихревым эффектом и левитирующей энергией, сжимает форель по бокам и выдавливает ее вперед, как кусок скользкого мыла из давящих рук.

Учитывая поведение форели, известно, что есть некоторые дни, когда рыба "голодная", как говорят рыбаки. В другие дни, она, похоже, полностью игнорирует крючки вообще. Причина этого в том, что идеальная температура воды прекрасно подходит для транспортировки продуктов питания, и форель просто любит стоять и ждать свою пищу, которая плывет прямо в пасть. Всё, что нужно изменить - это спокойную ситуацию очень небольшим изменением во внешней температуре, что также влияет на температуру воды. Затем вода начнет становиться более хаотичной и турбулентной. В результате увеличения турбулентности, пища форели, которая обычно стекает в холодную центральную ось потока непосредственно в рот форели, отклоняется от своего нормального пути. Форель становится взволнованной и бросается искать свою пищу, без сомнения ворча про себе: “Где моя еда? Это безобразие! Я что на самом деле должна работать, чтобы получить её!”

Наконец, в отчаянии, она прыгает и безрассудно бросается на всё, что в любом случае напоминает её пищу, потому что она к этому времени стала чрезвычайно голодной и небрежной, становясь легкой добычей для крючка рыбака. Поэтому перед грозой или когда воздух внезапно нагревается, рыба чаще бросается, чем тогда, когда погода относительно прохладная. Рыба также имеет тенденцию к охоте на приманку к вечеру, потому что к концу дня вода нагревается до определенной степени и поток становится чуть более бурным, частично нарушая нормальную поставку продуктов питания.

Неподвижная форель обычно плавает в середине центрального текущего вихря, где вода самая плотная и самая холодная. Из-за объема и формы своего тела, отдельные текущие нити перемешиваются и сжимаются. Это приводит к их ускорению и в конечном итоге превышению их критической скорости, что приводит к образованию вихрей (против течения) вдоль задней части тела. Эти вихри действуют вразрез с направлением потока и обеспечивают толчок с тягой вперед, требуемый форели для нахождения в стационарном состоянии в этом быстром потоке воды. Если необходимо ускорить движение вверх по течению, то она хлопает жабрами. Создает один за другим ряд вихрей вдоль своих флангов, тем самым увеличивая тягу потока вверх против течения. Чем быстрее течение горного ручья, тем быстрее форель движется вверх против течения.

Однажды Виктор Шаубергер договорился, что его лесники разведут огонь и поставят большой котел на 100 литров и нагреют воду. Все это происходило примерно в 150 метрах вверх по течению ручья, в котором неподвижно отдыхала форель. Как только вода была достаточно горячей, Виктор Шаубергер дал сигнал и её вылили в поток ручья, а он и Форхгеймер наблюдали за поведением форели очень внимательно. Как только горячая вода попала в ручей, форель начала крутить, молотить хвостом, двигаясь в обратном направлении, все это время стараясь сохранить своё местоположение. Что-то решительно произошло с водой и её структурой энергии, которая обычно помогала форели в деле поддержания своего местоположения. Восходящий поток энергии левитации был полностью разрушен введением горячей воды на 150 м выше. Форель уже не смогла оставаться там, где она была в быстром потоке без усилий, как это было раньше.

Когда горячая вода была введена, то обратное движение энергии было частично прекращено. Энергия вдруг исчезла и стала хаотичной. Вся структура в условиях естественной тепловой гармонии воды была потеряна, и регулярность продольных вихрей с их холодным ядром, необходимые для форели, были уничтожены. Все её героические усилия для поддержания местонахождения были напрасны, и она просто покатилась вниз по течению. Через определенный период времени, пока противоположный поток энергии медленно восстанавливался, в конечном итоге форель смогла вернуться в прежнее местоположение.

В другой раз, Шаубергер указал на камень в середине потока и спросил Форхгеймера, течение воды будет теплее или холоднее после камня. Профессор почесал в затылке и подумав про себя: "Хм, трения, трение создает тепло", ответил "горячие"! Шаубергер тогда предложил ему померить её, чтобы подтвердить свое мнение, заявив, что ответ Форхгеймера был неправильным. Снабдившись точным термометром и закрутив свои брюки, профессор вошел в воду. Сыну Виктора, Валтеру, которому в то время было около 16 лет, было предложено пронести на поясе худого профессора, чтобы он не потерял почву под ногами по скользким камням и не был смыт потоком. Форхгеймер тщательно измерил температуру воды выше и ниже камня и был очень удивлен, обнаружив, что там была разница около 0,5 градуса Цельсия – холоднее вниз по течению. После были сделаны ряд измерений, и Форхгеймер обнаружил, что охлаждение в этих точках варьировалась от 0,1°С до 0,4°C.

При естественном перемешивании, вода развивает серию вихрей и водоворотов, которые тормозят её, иначе бы она беспрепятственно двигалась вперед, и в то же время охлаждают её. Устойчивость течения в естественно плавном течении речных систем тесно связана с этим вихревым движением, которое связано с турбулентностью, возникающей через превышение критической скорости по отношению к температуре воды, как упоминалось ранее. Такая вода никогда не будет ускоряться непрерывно и лететь стремглав вниз с данным температурным градиентом, а в зависимости от ее температуры и типа температурного градиента, будет достаточно быстро развиваться в вихре и тем самым замедлять скорость ее прямого потока, по той простой причине, что эти вихри представляют собой автоматические тормоза, созданные путем встречного движения в направлении вверх по течению, явление, которое будет объяснено далее.

РЫБА И ЯЙЦО

Другой интересный аспект форели в том, что форма её тела является результатом комбинации трех форм яйца, двух вытянутых в виде семян или зерен и другой в форме яйца (рис. 11.3), все из которых могут быть точно вычислены в математико-гиперболической системе, разработанной Вальтером Шаубергером. Как было показано в опыте с высоким стаканом, яйцевидная форма действительно имеет определенную близость к вихревому движению, и очень возможно, что сопротивление этой формы движению вперед, или какому-либо давлению, гораздо меньше, чем это было бы с шаром.

Здесь мы должны кратко обратиться к Системе Вальтера Шаубергера и Пифагора-Кеплера и связанной с ней математикой, которая разработана из Пифагорейской концепции понятия гармоник, полученной из Монохорда (однострунный инструмент), единственной резонирующей последовательности, планетарного движения и гармонии Иоганна Кеплера.

Эта же взаимосвязь может быть построена в соответствии с простым уравнением Вальтера Шаубергера 1/n х n = 1. Здесь 1/n представляет радиус или длину струны, а n - высота над базовой или шаг вибрирующей струны. Если n = 1, то 1/1 х 1 = 1, на самом деле c 1² умножением радиуса на высоту производит квадрат со сторонами единица (см. рис. 11.4) тогда как, музыкально говоря, струна длиной 1 производит шаг 1. Если n = 2, с другой стороны, то 1/2 (радиус) х 2 (высота) также равна 1, в этом случае прямоугольник 1/2 - единица ширины и 2-единицы высоты и равны области на упомянутом квадрате или, с точки зрения тона, длина струны 1/2 производит первую октаву или двойной оригинальный шаг. Если n = 3, то 1/3 х 3 также создает прямоугольник с общей площадью 1. Другими словами, перемножив оба взаимных условия, ответ всегда равен 1. Что может быть проще математически!

Применительно к концепции Кеплера, который был первым человеком, который определил, что орбиты планет были эксцентричными вокруг Солнца, это же уравнение открывает множество интересных идей в понимании сути его трехмерной формы, а именно гиперболического конуса, показанного на Рис. 11.5. Когда Кеплер впервые брался за перо, он первоначально описал планетарные орбиты как овал, т.е. яйцевидные, но потому что он был не в состоянии определить их математически, он был вынужден принять простой эллипс, который для большинства планетарных орбит довольно близок. Принимая во внимание, что у эллиптической орбиты имеется два фокуса - Солнце занимает один, другой является пустым, и симметрию относительно обеих осей, яйцевидная орбита имеет лишь один фокус – однозначное и единственное возможное место для Солнца, и симметрия относительно только продольной оси.

По сравнению с полностью симметричным эллипсом, постоянно изменяющаяся кривая яйцевидной орбиты гораздо лучше отражает разные силы гравитационного притяжения Солнца, поскольку планета движется вокруг неё. Кроме того разнородная кривизна яйца на противоположных концах тоже гораздо лучше отражает изменения в скорости и результирующий путь планеты, так как она ускоряется в сторону Солнца, пока она не достигнет своей максимальной орбитальной скорости в перигелии (положение, самое близкое к Солнцу, тупой конец яйца). Пройдя эту точку планеты, замедляется, достигая своей минимальной скорости в афелии (положение наиболее удаленное от Солнца). Оба термина, перигелии и афелии, являются терминами Кеплера.

Проведя плоскостью сечение этого твердого тела, в круто наклонной плоскости к конусу, результатом будет поверхность формы зерна. Если разделить по касательной к поверхности гиперболический конус, то результирующий профиль точно укажет на один конец. С другой стороны, разделения, взятые под более плоским углом, дают форму яйца, показанную на рис. 11.7. Еще более маленькие углы будут производить планетарные орбиты, которые Кеплер впервые описал с термином овал.

Используя соответствующую компьютерную программу, объединившую данные из двух тангенциальных разделов различной ширины, но одинаковой длины, были созданы очень похожие формы рыб, которые изображены на рис. 11.8. Тут показаны четыре изображения двух рыб сделанные Каллумом Коатса. Это хорошо демонстрирует возможности для природного, не евклидового дизайна различных аппаратов и устройств, предоставляемых математической системой Пифагора-Кеплера, с помощью которой может быть точно рассчитана любая желаемая форма яйца.


Copyright  © 2004-2016,  alexfl