на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
 

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript




РЕКЛАМА:

История руссов согласно "Влесовой книге"

глава из книги Сергея Парамонова (Лесного) "Откуда ты, Русь?"


изм. от 13.02.2013 г - ()

Прежде чем перейти к изложению этого вопроса, следует напомнить, что "Влесова книга" - это не летопись с последовательным расположением исторических событий, не описание княжений и т. д. (чего в свое время ожидал Ю. П. Миролюбов), а своеобразный сборник религиозно-поучительного содержания, в котором наряду со славословием богов, изложением религиозных обычаев и т. д. имеются и крупные отрывки, посвященные истории. В языческой религии наших предков огромную роль играло почитание дедов и пращуров, в связи с этим и рассказывается о деяниях их. На примерах их жизни показывается необходимость единства, любви к родине и веры в своих богов, которые помогали пращурам в их борьбе с врагами. Поэтому изложение исторических событий отрывочно, фрагментарно. К одному и тому же событию возвращаются не раз, и часто освещение их или подробности не совсем совпадают с тем, что сказано в другом месте. Это, вероятно, объясняется еще и тем, что в писании "Влесовой книги" принимало участие несколько лиц, разделенных значительно во времени, что и отражается в стиле речи, в орфографии.

Составление исторического обзора поэтому по "Влесовой книге" - дело нелегкое, тем паче что многое утеряно, испорчено или перепутано. Мы изберем следующий путь. С одной стороны, подберем отрывки, намечающие основные вехи истории Руси, как она рисовалась авторам "Влесовой книги", а с другой - мы остановим свое внимание на некоторых ярких отрывках, положение которых в общей схеме не ясно, но содержание которых может в значительной степени помочь в общем освещении событий. При дальнейших исследованиях и расшифровке текста, возможно, эти отрывки найдут свое место в общей схеме, но пока было бы неосторожно включать в схему их только по первому впечатлению: нити запутанного клубка постараемся распутывать постепенно, не рвать их.

Исследователь "Влесовой книги" должен все время помнить, что перед ним не летопись, а религиозный сборник, основывающийся, однако, значительно и на истории. Отсюда - постоянные отступления от исторической линии и бесконечные повторения религиозно-нравственных формул. Однако как светская история не знает русского князя Бравлина, но его деяния донесены нам христианским источником - "Житием" св. Стефана Сурожского, так и во "Влесовой книге" попадаются имена, не сохраненные светской историей. И, что самое интересное, мы находим здесь упоминание Бравлина с дополнительным замечанием, что ныне княжит его правнук, - обстоятельство, позволяющее уточнить время написания данной дощечки.

История руссов может быть для удобства разделена на две части: 1) легендарную и 2) историческую. К легендарной относятся дощечки, где описываются действия легендарных лиц (русского Адама, имя которого даже не дошло до автора "Влесовой книги"), праотца Богумира, имена членов семьи которого уже сохранились, и праотца Оря, о котором говорится так много, что его следует скорее всего поставить первым в ряду исторических лиц. Возможно даже, что в дальнейшем удастся и установить приблизительно век, в котором он жил.

В дощечках, говорящих о действительно исторических лицах, мы находим ряд имен, начиная с праотца Оря и кончая Аскольдом и Ереком (вероятно, Рюриком). Кроме того, мы встречаем указания на времена Германариха, Галареха и других гуннских вождей, равно как и на времена Боуса, Мезеимира и целого ряда русских князей, неизвестных нам из истории. Довольно много данных о Кие, его братьях и т. д. Помимо этих имен, могущих быть хронологическими вехами, неоднократно упоминаются важные события в жизни русского племени, например, появление на Карпатах, уход оттуда на Днепр и т. д.

Мы попытаемся дать только самый краткий схематический очерк исторических вех, отмечая, конечно, что многое уточнится в будущем, когда опубликуют весь текст, а также расшифруются многие темные места.

1. Имя русского Адама неизвестно. В 15-й дощечке лишь сказано, что "во время оно был муж ("менж") доблестен, который назывался отцом в Руси". У него была жена и две дочери. Жил он в степях, имел много скота - коров и овец. Но у дочерей не было мужей. Однако бог дал ему измоленное, т. е. он выдал дочерей замуж (обратная сторона дощечки, по-видимому, не была переписана).

В этом сообщении интересны два пункта: 1) не названо ни одного имени, 2) неизвестный праотец жил в степях и имел много скота. Неупоминание имени праотца мы считаем очень характерным и говорящим в пользу аутентичности летописи: в этом сказалась отличительная черта русского народа - нелюбовь к фантазиям. Имя праотца забыто. С этим считаются. И никому не придет в голову выдумывать имя, хотя имена в легенде о следующем праотце уже даны. Будь это греки или римляне - имя было бы дано непременно. Указание о степях и скоте чрезвычайно важно и интересно, в особенности если мы примем во внимание дальнейшее содержание дощечек, где упоминание о скоте, траве, степях буквально не сходит с уст рассказчиков. Авторы "Влесовой книги" рисуют древних руссов как типичных скотоводов. Если они и занимались земледелием, то это был подсобный промысел.

До сих пор ни один исторический источник не сообщал о существовании племен славян-скотоводов. Все считают их либо земледельцами, либо охотниками и рыболовами. Если мы примем во внимание, что место действия всех главных событий во "Влесовой книге" приурочено к причерноморским степям, то теоретически скотоводство наших предков вполне оправдано: это зона преимущественного скотоводства, хотя по долинам малых и больших рек земледелие может играть первенствующую роль.

Скотоводческий образ жизни руссов делает понятным и большой территориальный охват " Влесовой книги": от Карпат до Волги, затем постоянные указания о передвижениях, смене места жительства - для скотоводов это явление совершенно нормальное, даже неотъемлемое.

Поэтому упоминание то Сурожа (Крым), то рек Калки Большой и Малой, то Дуная и Дона, то Волги и Придунавья - реалистические подробности этих странствий.

Вместе с тем становится понятным и преимущественное упоминание гуннов ("енгушти") и готов ("годь"), которые были постоянными соперниками в обладании причерноморскими степями. В одном месте прямо сказано, что с готами пришлось бороться 400 лет. Эта замечательная подробность открывает нам целый особый раздел истории Руси: период кочевой, или, вернее, полукочевой, господствовавший, по-видимому, в первых столетиях нашей эры. Этот этап экономического развития Руси остался совершенно неучтенным официальной историей. Образ жизни, рост производительных сил имели совсем иной характер, чем это до сих пор представляли. Эта особенность "Влесовой книги" говорит опять-таки в пользу ее аутентичности: она не повторяет уже известного, а открывает то, что всем нам неизвестно, она вполне оригинальна и ничему не подражает.

2. Таким же скотоводом изображен и второй легендарный герой - Богумир, жена которого звалась Славуня, дочери - Древа, Скрева и Полева, а сыновья - Сев и Рус (младший). Легенда рассказывает, что Бугомир не имел мужей для своих дочерей. По совету жены он отправился на поиски женихов. К вечеру он стал в поле у дуба и разложил костер. Затем он увидел трех всадников, устремившихся к нему. Те подъехали и сказали: "Здрави буди! Что ищешь?" Богумир рассказал о своей нужде. Те отвечали, что они в поисках за женами. Богумир вернулся в свои степи, ведя трех мужей своим дочерям. Далее несколько строк уничтожено. Затем сказано, что отсюда произошли три славных рода - древляне, кривичи и поляне. От сыновей же произошли северяне и русы.

В этой легенде интересны два момента. Во-первых, явно еще чувствуется влияние матриархата: племена носят имена прародительниц. А, во-вторых, в другом месте "Влесовой книги" происхождение названий племен объясняется иначе - именно так, как в несторовской летописи, т. е. жители лесов называются древлянами, степей - полянами. Это показывает, что уже в глубокой древности русы задумывались над происхождением имен и выставляли различные гипотезы. Причем две разные гипотезы существовали в одном и том же произведении. Легенда о Богумире привлекает еще и тем, что в конце ее имеются интересные подробности о месте и времени - обстоятельство также весьма оригинальное в отношении легенды. Обычно всякая легенда уклоняется от точности, а просто говорит: "во время оно". Сказано дословно так: "...yтвopice родiтые о седме рецех iдеже обiтващехом заморья о кpai зелень а камо скот! (...) древны iсходу до карпенстеа гopi... то бяща она лятш пред тысенщ тpie сты за iерманреху"...

Перевести это можно приблизительно так: "создались те роды (от дочерей и сыновей Богумира) у семи рек, где обитали заморье в Зеленом крае и куда водили скот до исхода к Карпатской горе... было это перед 1300 лет до Германариха".

Где был этот Зеленый край и о каком заморье идет речь - неизвестно. Но он упоминается еще раз. И есть надежда, что местоположение его будет установлено точно.

В другой дощечке, 15а, 7-14, имеются некоторые подробности древнейшего пребывания руссов. Сказано:
"праоцы... iзыдощьша од крае седьемрiецштиа о горе ipштia а загогрiа обентыша вiек а такова попехщьша, iде на двоерiеце... а теше до земе cpштie а тамо ста пождiе, iдьша горыма а спезiема а лiадыма а от (...) до степны... дьшiа о пpie тie гopia карпенсте..."

Таким образом, самым древним местопребыванием руссов был край семи рек. Они вышли от райской горы и Загорья, пожили век, дальше пошли в область Двуречья... и попали в землю "Cpштie" (?), там стали, подождали и пошли большими горами, снегами, льдами и попали в степь... и пошли к Карпатской горе.

Так как Германарих умер в 375 г., а жил будто бы более 100 лет, мы примем условно его время - 300 г. н. э. Значит, руссы жили в области семи рек за 1000 лет до н. э. у какой-то райской горы, а затем пошли в двуречье, потом, после долгих переходов через снежные горы, очутились в степи, а оттуда пошли к Карпатам.

3. Имеется дощечка (5а, 1-10), которая содержит как бы схему основных этапов жизни руссов. Она говорит:
"лiаты до дiру за тенсенце пенте ста iдоша прады нашы до гуре карпанеске а тамо со оседнеща жiвiа кладно", т. е. "за 1500 лет до Дира пошли наши предки к Карпатской горе и там осели, живучи богато".

Если мы примем время Дира условно - 850 г, приход руссов в Карпаты относился, стало быть, приблизительно к 650 г. до н. э. До этого они пребывали в области семи рек и других местах с 1000 г. до н. э. Мы не будем сейчас стремиться к уточнению, постараемся прежде всего установить основные вехи.

Далее сказано (мелочи опускаем), что "тако сец 6iaщ жiвуть пепте ста леты а тамо птщехомсеп до всхдiацу суне а адехом до пьпре та бо рiека есе до мориже тецаiа то полуноце сiадще на не а сепiмепован (и)епре npenenrei... а тамо осепдещiа сент леты".

Проживши в Карпатах 500 лет, предки пошли на восход солнца к Днепру, та река течет в море, и сели на ней к северу и так званой Непре Припути, т. е. Припяти, и там сидели 500 лет.

Примечательно, что Днепр называется всюду Непра. Боплан на своих картах отметил, что Днепр народом также называется Непра. И здесь автор "Влесовой книги" на высоте знаний той эпохи.

Кто был руководителем всех этих передвижений - не сказано. Праотец Орь, по-видимому, принадлежит к эпохе послекарпатской и даже последнепровской.

Из сказанного видно, что приход руссов к Днепру относится примерно к 150 г. до н. э. Он состоялся в направлении, уже совершенно точно определенном: от Карпат на восток к Днепру. О всех же предыдущих передвижениях и направлениях мы пока ничего сказать не можем.

Далее сказано, что предки были союзниками "ильмерцев" и что они жили богато, разводя в степях скот. Однако ильмерцы оставили руссов и пошли на юг. В то же время началась борьба с костобоками, называемыми "костобце". Борьба с костобоками продолжалась 200 лет. В конце концов руссы, будучи побеждены, вынуждены были бежать в леса ("а наше родiце тещешетi до лiашi пребендены суте"). И пребывали там 100 лет. Далее идет уже речь о готах Германариха. Уточнение хронологии мы пока оставляем в стороне.

4. Интересной вехой является первая встреча с готами, рассказанная в 9-й дощечке. Время этой встречи пока не выяснено. Приблизительный перевод таков:
"...Пришли из Зеленого края к Готскому морю и там наткнулись на готов, которые преградили путь. И так бились за ту землю, за жизнь нашу. До того времени были отцы наши у берегов моря на Ра реке (очевидно, Волге) и с великими трудностями переправили через нее своих людей и скот на тот берег, идучи к Дону ("идьща дону"), и там увидели готов. Шедши далее на юг, увидели Готское море и готов, вооружившихся против нас, и так принуждены были биться за жизнь свою и добро".

Содержание исключительно интересно из-за указаний на географические пункты, которые можно узнать немедленно. "Зеленый рай" - это степи к востоку от нижней Волги вдоль Каспийского моря. Река Pa - бесспорно Волга, как это выясняется и из других источников - текстов "Влесовой книги", а также потому, что многие авторы древности называли ее так. "Готское море" - Азовское, безусловно.

Речь идет о переселении руссов с востока из-за Волги к Дону и далее на юг к Азовскому морю, где они встретились с сопротивлением готов, которых увидели впервые. Любопытна реалистическая подробность: переправа людей и скота через Волгу сопровождалась большими трудностями. И здесь опять подчеркивается значение скота. О прочих деталях мы пока не говорим, считая преждевременным.

5. Очень интересен отрывок дощечки 26в: "...а кiе венде за рушь i шеко венде племы а хоревь хорвы свеа... одеiде хоревь i шех одо iне а сехом до карпанеське гopia i тамо бiахомь iнi граде творiаем iну iмiахом соплемены iнiai богепстве iмiахом велко, се бо врзi налезеще на ны i то тещахом до кiе градо а до голуне а тахомь оселещетеся..."

Здесь мы имеем вариант известного сказания о Кие, руководившем Русью, Щеке, с его щеками, и о Хореве, предводителе хорватов. В отрывке упомянут момент, когда хорваты и щеки (не чехи ли?) отошли от руссов снова на запад к Карпатам, но пребывание их там было недолгим: враги вынудили их вновь бежать до Киева и Голуни и, очевидно, уже окончательно поселиться там.

Всплывает тут упоминаемый не раз город Голунь, или Голынь, о котором наша история ничего не ведает. Название невольно наводит на мысль, что употребляемый также много раз термин "колунь" является одним и тем же. И, возможно, выражение "Русколунь" объясняется как Русь Колуни. А это, в свою очередь, совпадает с измененным иностранцами словом "Роксолань". Расшифровка пока нам кажется преждевременной, но в будущем возможной. За тем отрывком следует не менее занимательный:
"...i се кые умре за трщесе те ляты владыщете ны i по семе бiащ лебедiан ix се реще славере i тые живе двасепте ляты а поте бiасть верен зъ влiкоградiе текожьде двадесенте i тому сережень десенте...".

Устанавливается, таким образом, что Кий княжил 30 лет. За ним был Лебедян, называемый также Славер, который княжил 20 лет. После него был Верен из Великограда (или Великоградья). Наконец, Сережень, что княжил 10 лет. Иначе говоря, мы располагаем последовательным рядом четырех князей, княживших в сумме 80 лет. Вряд ли эта цифра точна, ибо княжения всех даны явно в округленных цифрах.

Напоследок, почти наверное, это не представители одной династии Кия, а князей, избиравшихся после Кия. Ибо, во-первых, нет ни слова об их родственных отношениях. А во-вторых, во многих местах подчеркивается, что раньше на княжения избирали и лишь в последнее время (когда - неясно) стали княжения наследственными. Пункт очень важный - можно приблизительно установить время зарождения феодализма.

Имя Лебедян невольно наталкивает на мысль, не здесь ли речь о "воеводе Лебеде" (и стране его "Лебедии"), который упоминается в византийских источниках. Сопоставление данных о Кие, "строящем городу", и воеводе Лебеде, наравне с данными Стрыйковского, что Киев построен в 430 г., может значительно уточнить времена Кия. Детализацией этого и других подобных ему вопросов мы здесь не имеем возможности заниматься.

6. Об Аскольде и Дире имеется несколько глухих и прямых указаний на разных дощечках. Например: "...ту прве ворензе прiдша до русе асклд сылоу пограмлi кнезе нашему а птолце го асклд а позде дiр уседшiсiа на не iако непршен кнза тi то кнжiте поша над она до iста... iако бiаста она кнзе од гръцех крцена асклд есе темен вое а теко днесе од грьцех осьвецен...".

Отрывок этот четко указывает, что Аскольд и Дир были чужими, притом варягами. Аскольд разгромил силы местного князя и стал "непрошен князь", т. е. стал править силой. В каких отношениях были Аскольд и Дир, и здесь неясно. Но вернее всего, что Аскольд был лишь воеводой Дира. Последний появился и сел в Киеве уже после победы Аскольда над местным русским князем. Восточные источники вообще Аскольда не знают, а только Дира. Оба, по-видимому, были окрещены греками.

В дощечке 7, 2 находим такие строки: "...за тенсенц тpie сты леты од iсхъду крпеньсте асколд злы преиде на ны ту зегненсе народе мые...".

Прилагательное "злый" по отношению к Аскольду и указание, что народ "согнулся", показывает недоброжелательное отношение летописца к Аскольду, явившемуся непрошеным и силой покорившему киевлян. Очень важно указание, что Аскольд появился в Киеве после 1300 лет от исхода руссов с Карпат. Так как появление Аскольда можно условно приурочить к 850 г. н. э. (вероятно, несколько позже), то исход с Карпат припадает приблизительно на 450 г. до н. э. Округлость цифры (1300) показывает на ее приблизительность. Но точность ее до столетия весьма вероятна. Так как во "Влескниге" дается несколько разных дат исхода с Карпат, в дальнейшем дату, по-видимому, можно будет уточнить.

В других отрывках сказано, что варяги суть "хищники". Эти указания опровергают версию, что "злой" Аскольд и Дир были потомками Кия. Во многих местах все время говорится об избираемости князей. И лишь в одном месте сказано, что ныне власть князя стала наследственной. Поэтому предположение о славянстве Аскольда, видимо, должно отпасть. И мы не можем не принять версию всех наших летописей, что Аскольд и Дир были варягами, отколовшимися от Рюрика.

Попутно, кстати, напомним, что, просматривая труд Байера, мы наткнулись на его указание, что имя Рюрик имело очень много вариантов. Были, напр., и Регорик, и Ругерик. Что из этих слов путем сокращения (напр., из Богориса получился Борис) совершенно легко выходит Рюрик, доказывать особенно не приходится. Но дело в том, что Ругерик имеет смысл - ведь Рюрик был "ругом". Среди имен послов Игоря один просто назван по национальности - Ятвиг. Не исключено, что и с Ругериком случилось то же.

Разрозненность дощечек, их поврежденность, непонятные места и т. д. не дают возможности иметь общую картину Руси по "Влесовой книге" со всеми подробностями. Выше мы отметили лишь основные вехи ее. Однако множество отрывков, хотя и вне связи с предыдущим и последующим, представляют сами по себе все же большую ценность. Напр.: "тогда род наш назывался карпене". В данном случае не столь важно установить время, как тот факт, что руссы и карпы - одно и то же. Следовательно, исторические данные о карпах, до сих пор совершенно изолированные, должны войти в историю руссов. Даже такой отрывок: "трижды Русь погибнувшая восстала". Так как он суммирует огромный период истории Руси и доказывает живучесть этого народа.

В этой главе мы займемся такими краткими, изолированными сообщениями. Однако есть надежда, что в дальнейшем, когда расшифровка продвинется заметно и весь текст будет опубликован, эти отрывки вступят в более тесную связь с остальным текстом.

1. Итак (дощ. 6, серия их): "од Орие то се обещи наши оце со борусы одо Раи реце до Непре", т. е. "от праотца Оря обитали наши предки с борусами от реки Ра (Волги) до Днепра". Здесь наблюдается интересная связь области обитания со временем определенного исторического лица. Область Волги до Днепра огромна даже для кочующего племени. Из этого следует, что племена были велики и распространялись дальше на восток, чем обычно думают. Далее. Предки летописца не принадлежали к племени "борусов". Они лишь были родственны им. Имя борусов упомянуто во "Влесовой книге" много раз. И нет никакого сомнения, что "боруски" других исторических источников - то же самое. К тому же данные "Влескниги" устанавливают принадлежность борусов к славянам. Мы обращаем внимание на то, что греки в древности называли Днепр Борисфеном. Борисфен протекал по области борусков. Страна, согласно "Влескниге", называлась "Борускень". Сходство названий и совпадение местоположения заставляет нас принять к сведению, что оба названия - реки и племени, которое на ней обитало, - находятся друг с другом в связи. Кроме того, отметим, что слово Борисфен не греческое. Надо полагать, что в древности, еще до прибытия туда славян, Днепр назывался Борисфеном или очень близким по звучанию именем. Славянское племя, севшее на его берегах, приняло на себя название, как это мы наблюдали на множестве примеров: полочане, дунайцы, гаволяне, запеняне и т. д. Так как о Борисфене писал уже Геродот, то существование славян на Днепре можно считать уже доказанным к V в. до н. э.

2. Там же сказано, что "прилетела божья птица и сказала им отойти на полночь", они (т. е. предки) отошли и стали "стаунами по реце Роми". Не есть ли это указание на область той реки, у которой стоит современный город Ромны, или это относится к области города Римова, упомянутого в "Слове о полку Игореве" и находящегося где-то близко в этой же области?

3. Там же: "берендеи имели князя Саху, который был премудр и всегда друг наш". Указание имени князя может быть полезно при расшифровке и других источников. Кроме того, сообщено о помощи берендеям, которая была оказана руссами против ягов. Дружественные отношения с Сахом это оправдывают.

4. Там же упоминается неоднократно Русколунь - название загадочное (ясно лишь, что это было государственное объединение руссов). Думается, что это имя дало основание для исторического, но в устах иностранцев искаженного имени "Роксолании". Произошла, как это часто бывает, инверсия букв. Хотя словопроизводство "Русколуни" нам еще неведомо, наличие во "Влескниге" слова "Грецколуния" показывает, что существовало слово "колунь", означавшее, вероятно, какое-то пространство. Встречается оно и в ином словесном окружении. Но значения его выяснить пока не удалось.

5. Там же: "Бяста киморе такожце оце нахше, а ти то ромы трясай, а грьце розметше, яко прасете устрашены", т. е.: "Были Кимрами (киммерийцами) отцы наши, и те потрясали Рим (вероятно, намек на Одоакра и т. д.), а греков разметали, как испуганных поросят". Ценное сведение, устанавливающее родство руссов с киммерийцами, или Кимрами. Одновременно показывается и размах деятельности руссов: от Рима до греков. Очень образно сравнение бегства греков с движением испуганных поросят.

6. Там же, рядом: "Потлцена бя Русе оде грце а реме, а то идша по брезех моренстех до Суренже, а тамо угвори Суренж крье, бо тен есе сурен...", т. е.: "Разбита была Русь греками и римлянами, и пошли (очевидно, руссы) по берегу Сурожа и там утворили Сурожский край, так как он был солнечен". Видимо, край был назван руссами в честь солнца, носившего имя также Сура. Сурож - современный Судак в Крыму. Во "Влескниге" есть много сведений о Сурожской Руси. В районе Сурожа жили руссы, большей частью им подчиненные и работавшие на греков. Многие были огречены и приняли христианскую веру, о чем с негодованием и рассказывается. Однако не раз руссы сбрасывали иго и, как сказано, "давали дыхеить" грекам. Вековая борьба велась, конечно, с переменным успехом. О каком поражении идет речь и были ли римляне объединены с греками, сказать определенно нельзя.

7. Дощ. 7: "То бо роме ны поглендаще а замстлящете злая на ны, и прошедша со возе сва а желзвена броне а утце на ны, а тому бранихомсе долго о нех а отращахом тая од земе наше, а роме венде, яко дрзи сме о животе нашем, а понехъша ны", т. е.: "То ведь римляне нам завидовали и замыслили зло на нас - пришли со своими возами и железными бронями и ударили на нас, а поэтому долго отбивались от них и отбросили их от земли нашей; а римляне, видя, что мы крепко защищаем свою жизнь, оставили нас". Трудно установить место или область, где происходила борьба, но скорее всего на Дунае, так как другие отрывки о столкновении с римлянами определенно относятся к Дунаю, и он даже прямо назван.

8. Там же: "Тако грьце хотяй одеренете ны хорсуне а прящехомся... а бя боря а пря влка трдесенте ляты а та понехъшя сен...", т. е.: "Греки также хотели взять нас в рабство около Корсуня (Херсонеса в Крыму), но мы боролись... великая борьба продолжалась 30 лет и прекратилась..." Здесь ясное указание на то, что руссы жили в Крыму недалеко от Херсонеса. Вероятно, Неаполис ("Новгород" князя Бравлина) был их городом. Длительная тридцатилетняя борьба свидетельствует о том, что дело идет не о каком-то набеге греков на руссов, а о борьбе двух соседних народов. Руссы, очевидно, одно время сидели очень крепко в Крыму. Есть дощечка, призывающая "соколами налететь на Корсунь" и отомстить за обиды.

9. Там же: "...а не дахом сме земе наше, яко зме трояию сме не дахом сен ромена, а да не встане обидоносце дажбовем внуцем", т. е.: "И не дали нашу землю (грекам), как не дали землю Трояна римлянам и да не встанет обида Даждьбоговым внукам"... Этот замечательный отрывок связывает "Влескнигу" со "Словом о полку Игореве", в котором встречаются выражения "земля Трояна", "встала обида в силах Даждьбова внука". Нами допускается заимствование. "Слово" было написано в 1187 г., "Влескнига" - незадолго до 890 г., т. е. между ними было около 300 лет. Нет ничего удивительного, что автор "Слова", явно недалеко ушедший от язычества, употреблял выражения древних времен - ходячие обороты. Отметим кстати, что имеются несколько слов, сближающих оба источника. Напр., встречаются выражение "изстягну ум" и слово "харалужный". Очевидно, от "Влескниги" шла какая-то традиция. "Слово" не могло возникнуть на голом месте. Оно, несомненно, опиралось на века письменной культуры. Опять же здесь упоминается земля Трояна в связи с римлянами. Вероятно, действие происходит где-то на западе в районах Дуная.

10. Там же: "имаме пронуденте хорсуне заплатеите за слзы дщере наше уточена, а сыны одрение взято, плать бо та не србна ани злата, понеже одсенть главе я, на шепоту стрщено...", т. е. "имеем принудить корсунян заплатить за слезы наших дочерей, за сынов, взятых в рабство; плата эта не серебром, не золотом, а только отсечь головы их, растрощить на щепки". Дальше идет длинный призыв к походу.

11. Там же: "Дажбо нас родиве кренз замунь а то бедехщемо кравенце а скуфе, онти, бе русы, борусень а суренжцы", т. е.: "Даждьбог родил нас через кровавую (непонятное) и стали кровные родственники: скифы, анты, русь, борусень и суренжцы". Очень интересное место, указывающее на родственность племен славян. Подобных мест есть несколько, но точный смысл их расшифровать нельзя.

12. Там же: "а жещеть тая птыця о грдынех борусеньков якове од роме падша колы данаеве вендле троянь валу", т. е. "и говорит та птица о храбрецах-борусках, павших в борьбе с римлянами около Дуная, возле Троянова вала". Здесь место борьбы с римлянами - у Дуная, у Троянова вала - указано совершенно точно. Троянов вал, несомненно, именно тот, который защищал римлян от нападения "варваров" с севера. Почему Троянов вал назван Трояновым валом - не выяснено. Название связано не только с имп. Трояном. Ведь Трояновы валы были и недалеко от Киева. Весьма возможно, что Траян и Троян вовсе не синонимы. Замечательна фонетика слова "птыця" - оно совершенно точно передает современную форму украинского языка. Вообще язык "Влескниги" - странная комбинация польских, чешских, русских и украинских слов, но в весьма своеобразных сочетаниях.

13. Там же: "Хрвать берияй све воя толь ина щесть ищеху, селенше з русева а тако з не оделенция земе, а з нихма утворе русколане, кии бо усендесе о кыеве...", т. е.: "Хорват (племя хорватов) взял своих сынов тогда, ища иную часть (землю), поселился с Русью... и с ними утворил Руськолань, которые осели у Киева". Исключительно содержательный отрывок, к сожалению, не совсем ясный. Далее идет отрывок с запутанным смыслом, но из него все же ясно, что "иной земли искать не будем, а будем с Русью", потому что та "есть мать наша, а мы дети ее" и будем, дескать, до конца с ней. Здесь летописец, признавая Русь своей матерью, в то же время отмечает, что он русс не в узком понимании, а в широком. Очевидно, он принадлежал к какому-то племени, происшедшему от Руси, но имевшему и иное имя. Вполне возможно, что он принадлежал к хорватам, о которых и сказано, что они, соединившись с Русью, образовали Русколунь. Верно ли такое понимание - покажут другие отрывки.

14. Дощ. 8: "...от оце орее един род слвен, а по (о)цео тре сынове (е)го розделенщеся на трицу, а тако ста о русколане а веньце еже сен разделщеся на двы таботва об боросех якве бящете рострждена на две а тогде имяхом скоро десенте...", т. е.: "...при отце Оре был един славный народ (но можно понимать и "славянский" - слово, далее встречающееся), а после отца (Оря) трое его сыновей разделились на три части, и так образовалась Русколань, и венцы, которые разделились на две части... так что скоро получилось десять частей". Текст во многом не ясен. Но есть надежда его уточнить. В отношении слова "Русколунь" следует заметить, что есть и вариант "Русколань". Если последний вариант более правильный, то можно понять слово иначе: "руск(ая) лань". Лан - поле. Все выражение: "Русское поле". Какой из вариантов верен, пока еще сказать нельзя.

15. Любопытно сообщение, повторяющееся дважды (дощ. 4 и 6) и дающее новую хронологическую дату: "а бя тая славная деяна од пренходу слвенсти люде на русе десенте ста трештего лета..." Речь идет о времени князя Светояра (Свентояре), когда Боляр разбил готов и скотцев (неизвестное племя, имя которого упоминается несколько раз). Если читать буквально, получаем десять раз по сто, т. е. тысячу и третий год. Такая цифра не может быть принята, ибо такой точности (1003 г.) просто не могло быть в то время. Да и всюду употребляется слово "тысяча", а не "десять сто". Очевидно, цифру надо читать на иной лад. Нам кажется, что следует понимать 310, т. е. говорили "десять" и "три ста". В этом случае срок оказывается более чем в три раза меньше и такой величины, что народная память могла его и удержать.

В другой дощечке о том же сказано: "...десенте ста трешетяго одо карпенске исходу". Здесь указано начало отсчета - отход с Карпат. А далее сказано, что боляр Сегеня убил сына Германариха. Этим устанавливается приблизительно момент битвы. Так как Германарих имел уже взрослого сына, то условно и предварительно можно принять, что битва случилась в 350 г., и, следовательно, исход с Карпат был в начале нашей эры. На деталях и критическом рассмотрении мы не можем останавливаться (предмет особого труда).

16. Неоднократно упоминается о Воронзенце (не Воронеж ли?). По-видимому, это был важный пункт, но уничтоженный во время борьбы с годью. "...себо воронзенць бiа мiесто о iакове yciлiceшe годе а русе се 6iere i то градо 6ia мало а такожьде пoпрie тое сожененты прах i пупелы тыа вieтpieмa рострщены обасва полы i муесто сые оставлiено не бо жь земiе таiа рускаiе i се не озерещетесе о ше а не забудешете тeiy там бо крв оцы нацпех сен лiлаще..." Речь идет о борьбе с готами, в результате которой Воронзенц был сожжен в прах и пепел и место оставлено руссами, но землю ту русскую не следует забывать, ибо там лилась кровь отцов наших.

17. Там же отрывок: "..iакожде за щасе Meзeнмipy тако от антiе сьме", - указывающий, что во времена князя Мезенмира руссы были "антами". На обратной стороне той же дощечки - вновь отрывок, подтверждающий сказанное: "...се бо антiе бiахом по русколанi i дрiевле бiахом русе... i антiе мезенмиру одержещеть побiеды о годiе..."

Итак, руссы, живучи в области, называвшейся Русколань, именовались антами, издревле были руссами... анты Мезенмира одерживали победы над готами. Это сообщение очень важно. Мы не знаем почему, но часть руссов называлась антами (может вернулись с Антлани? прим.alexfl). Это устанавливается теперь прямым указанием "Влескниги". Кроме того, очевидно, что имя "анты" впоследствии было утеряно, но народная память сохранила его, хотя первоначальное имя руссы и было восстановлено.

В связке дощечек 24 есть еще весьма темный отрывок, говорящий о временах антов: "..лакоже вiедiехомь само отызе cтapia нашiа споленства антiева..."

18. На той же дощечке упоминается в отрывке, посвященном религии, дуб и сноп. Это сочетание повторяется не раз. Дуб - по-видимому, символ Перуна. Что означало сноп - неизвестно. Однако в украинских рождественских обычаях и по сей день фигурирует сноп (не символ ли урожая?). Здесь какое-то сравнение, ясное лишь тому, кто знал значение религиозных обычаев древних руссов.

19. Тут же сказано: "...се о волынь iде о предех i бе врзе iaxo xopo6pia ece i та волынь е перошще родо есе..." Далее идет сказанное об антах и Мезенмире. Волынь тут называется "ядром" (первыще) рода. Вообще Волынь, Мезенмир и анты образуют какой-то комплект, значение которого, по-видимому, удастся расшифровать позже.

20. На дощ. 26 - длинное изложение попытки во времена праотца Оря соединить его племя с племенем, впоследствии называемым Кия. Попытка объединения не удалась. Орь ушел отдельно и построил город Голынь.

21. Очень важно географическое указание (также дощечка): "...а годе усiедеще на калццу малоу i теще до брезi мpштi i такве земе одержешать до дону i потоу дону pieцie i се калка влiка ie кромь межде ны i превщаiа племы...", т. е. готы уселись на Малой Калке и до берега моря и таким образом получили землю до Дона-реки, и Калка Великая является нашей границей.

К какому столетию относится это указание, неясно, но упоминание обоих Калок, моря (очевидно Азовского), Дона показывает достаточно четко границы, занимаемые тогда готами.

На этом мы и позволим себе прервать изложение отдельных частей текста, дающих много нового. Такого материала гораздо больше, чем приведено. И еще больше такого, где смысл темен. Излагать его полностью нельзя - слишком много места заняло бы. Мы надеемся вернуться к нему в особом труде о "Влесовой книге", в которой будут полностью приведены все известные автору тексты, расшифрованы многие темные места, сопоставлены разные отрывки, проанализированы всесторонне все данные.

Нужно думать, что и приведенное выше дает достаточно для понимания, с каким материалом имеет дело во "Влесовой книге" исследователь. Материал огромен, и его хватит не для одного только исследователя.

Разбор текста одной из сфотографированных «Дощечек Изенбека»

Ниже мы приводим фото одной из дощечек Изенбека с упоминанием «Влесовой книги» и являющейся, по-видимому, началом какого-то текста.

В переводе мы оставили некоторые пустые места, именно там, где мы не уверены в точном понимании оригинала. Мы считали, что правильнее будет показать места недостаточного нашего понимания, чем под сомнительными объяснениями скрыть свое незнание. В будущем мы надеемся, однако, после того как нам станет доступен весь текст, пополнить эти пропуски.



1-я строка. Слово «ВЛЕС» не вызывает замечаний. Буква «с» писалась двояко: похоже на наше «с» и с отворотом вниз, здесь употреблено с отворотом; почему эта буква писалась двояко, сказать невозможно.

«КНIГУ» - не вызывает замечаний, только буква «у» написана так, как во «влесовице» писалась буква «о», но буква больше и петля вниз значительнее.

«СIУ» - сю, очевидно «iy» заменяла «ю», а сама буква «ю» вовсе отсутствовала.

«ПТЩЕМО» - неясно по смыслу, по-видимому, происходит от «тщиться», т.е. стараться. Буква «т» писалась, как палочка, но с поперечной чертой ниже вершины, поэтому она не сливалась с горизонтальной чертой над буквами, и буквы «i» и «т» были отличимы, хотя дальнейший текст показывает, что могли быть и сомнительные случаи.

В слове «Б(0)ГУ» буква «б» написана весьма похоже на «к», что и вызвало такое начертание в одной из статей А. А. Кура. Сомневаться, что это «б», не приходится, ибо такое же начертание находим сперва в той же строке в слове «БО», далее в 4-й строке в слове «БЯ», затем в 6-й строке в слове «БО», наконец, весьма похоже начертание в 5-й строке в слове «ДЖБО».

Дальше следует слово «ИШЕМО», совершенно очевидно значащее «нашему», буква «а» пропущена, странно окончание на «о», когда следовало ожидать «у».

Затем следует буква «у», означающая слово «в»; эта форма архаична и встречается до сих пор в украинском языке, где «у» употребляется всегда, когда далее идет согласная, поэтому украинец говорит: «у Киiвi», и вместе с тем «в Iталii», ибо во втором случае далее идет гласная.

Далее идут слова: «КIЕ», «БО», «ЕСТЕ», которые не вызывают замечаний. Слово «ПРIБЕЗЩА» написано с употреблением «б» в виде комбинации наших «б» и «в». Затем следует слово «СIЛА».

Вся первая строка является цельной фразой, служащей как бы прологом, вступлением к тексту, далее уже идет начало истории - «в оны времени», т.е. «во время оно».

По-видимому, Влес был автором книги, ибо слово «Влес» является подлежащим, неясное по смыслу слово «потщемо» является сказуемым, конец же фразы в дательном падеже, поэтому трудно предположить, что речь идет о боге Влесе. Обращает внимание выражение «прiбезiца сiла», оно кажется из арсенала духовных христианских источников, однако вполне возможно, что христианский стиль воспринял некоторые религиозные выражения из языческого обихода. С этим явлением мы встретимся и в 9-й строке и в иных местах «Влесовой книги».

2-я строка. Слова: «В ОНЫ» не вызывают замечаний, «ы» написано, как и везде в комбинации (oi). Слово «ВРМЪНЫ» написано с пропуском «е», с «ятем» и «oi» в конце. Слова «БЯ МЕНЖ» не вызывают замечаний, слово «менж» несомненно означает «муж», явный полонизм, но вместе с тем не следует забывать немецкое mensch, что показывает какой-то древний корень праязыка. Это слово встречается и в других местах «Влесовой книги», но есть и места, где употребляется слово «муж».

Дальше идет «ЯКЫ», очевидно, произносилось «якый», ибо буквы «й» во влесовице не было. Далее «БЯ». В слове «БЛГ», очевидно, пропущено «а» - следует «БЛАГ». Затем идет буква «А», весьма часто употребляющаяся во «Влесовой книге», как «и». Эта форма уцелела в некоторых древних источниках, например, в «Слове о полку Игореве»: «слава князем, а дружине», переводить следует «слава князьям и дружине». Употребление «а» вместо слова «и» встречали мы до сих пор в некоторых украинских народных песнях, во «Влесовой книге» такой узус является правилом.

Следующее слово «ДБЛЕI». Пропущено «о», буква «б» представлена в варианте, о котором мы говорили выше; буква «ять» не совсем дописана и получается нечто среднее между «ять» и «Е»; конечное «I», по-видимому, читается вторично в следующем слове: «IЖЕ». Далее идет «РЩЕН». Далее следует «БЯ», причем буква «б» написана почти по-современному, но верхняя горизонтальная палочка ниже строчной черты. Буква «я» читается вторично в следующем слове: «ЯКО». Буква «к» в слове «яко» только похожа на «к» и по форме своей ближе всего стоит всё же только к ней.

Буква «о», по-видимому, читается вторично в следующем слове «ОЦТ», которое мы читаем как «ОТЦ», т.е. «отец», к этому ведет весь смысл фразы, кроме того, пропущена буква «е», и понятна психологически ошибка писца: пропустивши букву, переставить две последующие.

Далее идет «в», хотя можно было ожидать, что будет «у» (см. выше). Последнее слово «РСI» - явно: «РУСI».

Интересно, что имя родоначальника Руси (равно как и его жены и дочерей) здесь опущено.

3-я строка. «А» = и; «Т0I» = ты(й). Буква «i», по-видимому, читалась вторично в следующем слове «IМЩ». Слова: «ЖЕНУ I ДВА ДЩЕРЕ» не вызывают особых замечаний, только здесь мы встречаем связующее «i», и кроме того, употреблено не «две», а «два», явление, с которыми мы встречаемся в книге неоднократно. Здесь, возможно, отголосок двойственного числа.

Этими словами вторая фраза, по-видимому, заканчивается. Далее следует: «IМАСТА ОН А СКТI», очевидно, буква «о» в слове «скот» пропущена, буква «а» опять обозначает «и». Далее: «А КРАВЕ» снова «а» играет роль «и»; интересна форма «крава» - корова. Далее: «IМНГА», ясно, что читается «и многа». Буква «а» написана с дополнительной палочкой, делающей ее весьма похожей на современную «а».

Затем следует «0ВН0I» = овны = бараны.

Интересно значение слова «скот»: и здесь, и в других местах из этого понятия исключаются коровы и овцы, возможно, что словом «скот» обозначали только лошадей, либо одних быков. Строка кончается буквой «С».

4-я строка. Следует конец фразы: (С) «ОНА», т.е. с «оными». Далее: «IБЯ Т0I», здесь «и» употреблено в обычном значении, буква «б» представлена вариантом, о котором говорилось, буква «т» написана

необычным образом, именно верхняя горизонтальная палочка сливается с горизонтальной линией строки, и только едва заметные изгибы вниз, видимые в лупу, показывают, что мы имеем дело здесь с «т», а не с «i».

Означает ли «ты» - тый, т.е. относится ли к отцу или к двум дочерям, решить трудно, ибо следующие 9 букв нам расшифровать не удалось, именно «ВОСIOУПЕХ». Из этих букв только «ять» не совсем дописана.

По-видимому, выражение касается дочерей: «и бя те во...

Далее: «А ОН», буква «н», по-видимому, читается вторично в слове: «НIГД» (конечное «е» опущено).

Далее: «НЕ IМЩ МЕНЖ ПРО ДЩР СВА», в слове «дщр» пропущены два «е» - следует «дщере сва». С формой «сва» мы встречаемся часто в других местах, по-видимому, это характерная черта языка книги. Буква «А», по-видимому, читается вторично: «А ТАК МОЛЯ».

5-я строка. «Б3I А Б0I». Буква «о» явно пропущена, следует: «Б03I»; «АБЫ», написано с «б» в форме варианта. Далее: «РД» - ясно: «РОД». Далее идет черточка, как для буквы «г», но самая буква отсутствует, пишущий, очевидно, начал писать, но бросил и написал дальше иную букву. Далее следует: «СГО». Из контекста видно, что следует «ЕГО», т.е. «род его». Этот пример показывает возможность явных ошибок писца. Затем идет: «СЕ НЕ СЕ ПРСЕЩЕ». Из контекста ясно видно, что одно «се» является лишним. Далее: «А ДЖ БО», ясно, что: «А ДАЖДЬБОГ». Буква «б» написана ввиде варианта, но с третьей почти горизонтальной палочкой. Затем идет: «УСЛОIША» = «услыша», не вызывающее замечаний. Далее: «МЛБОУ ТУ», ясно: «мольбу ту», пропущено «о» и мягкий знак, звук «у» передан удлиненной формой: «оу». Буква «б» в форме варианта. Далее: «А ПО МЛБЕ», очевидно: «а по мольбе», «о» снова опущено и «б» в виде варианта.

6-я строка. «ДАЯЩМУ» = «ДАЯЩ ЕМУ» - интересный случай выпадения «е». Далее: «I3МЛЕН0I» = «I3МОЛЕНЫ». Далее следует «АКО», но в предшествующем «01» была палочка, которую, очевидно, надо читать вторично, и получаем «ЯКО». Далее: «БЯ». С этого места связный смысл текста обрывается и мы имеем только части, понятные сами по себе, но не дающие совершенно ясного смысла.

Далее идет: «ОЖЕЩА» - значение слова неясно, по смыслу всего отрывка можно предполагать, что речь идет о свадьбе дочерей. Затем следуют «0I», читающиеся обычно как «ы». Далее: «ТАЯ», очевидно, производное от «те», затем «СЕ БОГ», последняя буква, очевидно, читается вторично: «ГРЕНДЕ», очевидно, «грядет». Наконец: «МЕЗЕ Н0I», т.е. «меж нами».

7-я строка. Эта строка состоит из вполне ясных отдельных слов, но общий их смысл темен. Мы имеем: «А IМЕМ0», т.е. «и имеем»; это выражение повторяется в 8-й строке, с той только разницей, что написано не «Е» а «ять», что показывает одинаковое звучание обеих букв во времена написания книги, т.е. весьма позднее. Далее следует: «ВРЖЕТЕСЕ», т.е. «броситься» - неясно. Далее: «СЕ БО ЯСНА» - непонятно. Далее следует: «ТЩЕМО», написанное совершенно так же как и в 1-й строке «ПТЩЕМО» - выражение также неясное. Далее следует вполне понятное: «ТУ БГ», очевидно «БОГ, BJIEC» и «ОТРЩЕ НЕСЯ», очевидно, следует читать «ОТРОЩЕ».

8-я строка. Эта строка также состоит из ясных отдельных слов, но общий их смысл темен. Начинается она довольно ясным: «СЕМУ ГРЕДЕХОМ», т.е. «сему следуем», далее следует «СЕН», сочетание непонятное, но повторяющееся и в других текстах; возможно, что «се» представляет собой отдельное слово, а «н» следует присоединить к следующему. Далее идет ясное: «А IMEMO ДО БЗЕ НАША», очевидно, следует: «до бозе наша»; «б» написано как не оконченное вверху «в». Далее идет: «I ТОМУ РЩЕМО ХВЛУ», очевидно «ХВАЛУ», употребление «ять» вместо «е» опять-таки говорит о звуковом смешении этих букв. Последнее слово написано явно сжато, что показывает, что слово подгонялось под горизонтальную строчную черту, иначе говоря, ясно, что сначала писалась черта, а потом буквы, а не наоборот.

9-я строка. Все слова и смысл строки понятны. «БУНДЕ» - «БУДЬ», «б» написано, как не оконченное вверху «в». Далее идет «БЛГСЛВЕН» - ясно: «БЛ(А) Г(0) СЛ(О) ВЕН»; «ВОЖДЫ» и «НОIHЕ» = «НЫНЕ», «А ПРСНЕ» = «И ПР(И) СНО». Затем следует: «О ВЕК0I» = «ВЕКЫ», «А ДО ВЕК0I» = «И ДО ВЕКЫ».

10-я строка. «РЩЕНО ЕСЕ» = «РЩЕНО ЕСТЬ», и далее: «О КУДЪСНIЦОI = «О КУДЕСНИЦЫ». Слово «о», вероятно, имеет здесь иное, чем обычно значение, скорее всего, «у». Далее идет: «А ТЕ ПРШЕДШЕ» - ясно: «пришедше». И на конце непонятное: «НСОВРЦЕТСЕ»; возможно, что последнее слово непонятно потому, что конец фразы перешел на другую сторону дощечки или даже на другую дощечку.

Хотя весь смысл нами не понят, но общее содержание ясно: это начало истории, снабженное благочестивыми размышлениями. Речь идет о праотце русов, но имя его здесь не названо. Разбор дальнейших дощечек, вероятно, позволит и уточнить смысл, и найти соответствующее место во «Влесовой книге». Судя по всему, это ее начало. Отложим, поэтому, дальнейшее рассмотрение до следующего выпуска нашей работы.

продолжение >>>

1 , 2


Copyright  © 2004-2016,  alexfl