на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Оглавление:

    Археология Земли
    Археология языка
    Мифология славян
    Инглиизм
    Веды
    О Вселенной
    О Человечестве
    Мироустройство
    Хроники Акаши
    Никола Тесла
    Космология Теслы
    Физика Д. Ларсона
    Праведы
    Фото космоса
    Уровни измерений
    Торсионные поля
    Эфир Атлантов
    Единицы Сознания
    Единство Одного
    Феномены Планет
    Материал Сетха
    Материал Ра
    Космология в Ведах
    Единство Октавы
    Гармоники Вселенной
    Эра Водолея
    ДНК
    Суть БытиЯ
    Суть Творения
    Жива

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript






РЕКЛАМА:

Дьюи Б. Ларсон
Факты, которыми пренебрегла наука

структура физической вселенной; по материалам издания
Dewey B. Larson "The Neglected Facts of Science"


ПРЕДИСЛОВИЕ

изм. от 28.02.2014 г - ( )

Поскольку многие читатели осознают, что большая часть моих предыдущих публикаций была посвящена представлению новой общей физической теории и обсуждению ее важных аспектов, следует объяснить, что данная работа абсолютно не зависит от этой теории. Она просто заполняет вакуум в существующей науке, определяя ряд физических фактов, недооцененных предыдущими исследователями, наряду с другими известными фактами, отброшенными потому, что они не вписываются в нынешнюю структуру физической теории. Когда следствия отвернутых фактов полностью развиваются, они проясняют многие физические проблемы и предлагают ответы на ряд ранее нерешенных фундаментальных проблем. Следовательно, труд будет интересен всем, кого волнуют основы физической науки, невзирая на то, склонны ли они уделять время и прилагать усилия, которые потребуются для ознакомления с новым теоретическим развитием, или нет.

План данного труда прямо противоположен плану моих предыдущих книг. В прошлых публикациях представление было чисто теоретическим. Тогда был сформулирован ряд постулатов, определяющих вселенную движения, затем посредством логических и математических процессов развивались необходимые следствия постулатов, без введения чего-либо из других источников. Все достигнутые в результате развития выводы не зависят от опыта и не пользуются результатами наблюдения и измерения, за исключением сравнений с теоретическими результатами для достижения согласованности между ними. С другой стороны, нынешний труд – чисто фактический. Он имеет дело исключительно с фактами наблюдений и обязательными следствиями этих фактов, без введения каких-либо теоретических идей или концепций. Поэтому, по существу, он обладает тем же статусом, что и сообщение о ряде экспериментальных открытий.

Однако хотя содержание данного труда полностью фактическое, то есть, ограничено наблюдаемыми фактами и их логическими или математическими следствиями и не зависит от разработанной мною теории вселенной движения, в некотором смысле они являются продуктами развития, ввиду того, что результаты теоретического изучения дали подсказки, позволившие осознание физических фактов, которыми ранее пренебрегали. Поэтому будут уместны кое-какие комментарии о теоретическом развитии.

Более сорока лет я изучал следствия, обязательно вытекающие, если мы допускаем, что вселенная, в которой мы живем, – это вселенная движения, в которой базовые сущности являются единицами движения, а не единицами материи. Сама по себе идея совсем не новая. Давно осознавалось, что открытие того, что посредством определенных процессов материя может преобразовываться в не материю и наоборот, выбивало почву из-под ног ныне принятой концепции вселенной материи, в которой, допускалось, что базовые сущности представляют собой элементарные единицы материи, существующие внутри каркаса, созданного пространством и временем. На протяжении нескольких веков огромное количество времени и усилий ушло на попытки обнаружить приемлемую замену ныне несостоятельной концепции. Единственными обнаруженными кандидатами, заслуживающими серьезного рассмотрения, являются энергия и движение. Нынешний фаворит – энергия, но Вернер Гейзенберг, один из главных сторонников такой возможности, пришел к выводу, что построение рабочей теории на этой основе вряд ли вероятно. Альтернатива в виде движения интенсивно изучалась многими учеными и философами, включая такие известные фигуры, как Декарт, Эддингтон и Гоббс. Но они оказались столь же “успешными”, как Гейзенберг и его энергетическая школа мысли.

Несмотря на постоянные неудачи, это задача, от которой нельзя отмахнуться, поскольку нас не может удовлетворять до бесконечности иметь дело, как мы знаем, с ошибочной базовой концепцией. К тому же, требуемое изменение не так велико, как может показаться при первом рассмотрении, поскольку новое развитие призывает к очень небольшому изменению в математике современной теории. Оно, в основном, заключается в интерпретации математики, в нашем понимании того, что подразумевает математика. Поскольку довод в пользу ныне принятых теорий в основном (а часто полностью) математический, в большинстве случаев немногое можно сказать в пользу нынешней теории, что бы не равно относилось к математически эквивалентным выводам, к которым пришел я. То есть, значительные преимущества полностью интегрированной общей физической теории достигнуты без какого-либо сильного разрушения математического полотна физики известных феноменов. В большинстве случаев все, что необходимо, – это небольшое изменение в значении, приписанном математическим соотношениям, и соответствующее изменение используемого языка. Тогда новые интерпретации, неотъемлемые части последовательной полностью объединенной общей теории можно распространить на решение проблем, с которыми она сталкивается в отдаленных сферах.

Когда существующая ситуация понимается шире, возможно, больше людей захотят потратить время и приложить усилие, требующиеся для понимания нового развития. Однако пока имеется ряд сфер, где исследования в связи с развитием новой теории раскрыли значимые и недооцененные физические факты, не зависящие от физической теории, в контексте которой они рассматриваются. Они покоятся на своих собственных основаниях и могут вводиться в физическую мысль безотносительно модификаций, предложенных мною в общей структуре физической теории.

Наиважнейшие продвижения в физическом понимании – это прояснение природы и свойств скалярного движения. Существование такого вида движения, обладающего только величиной, а не направлением, неоспоримо, поскольку мы можем его наблюдать. Но никогда ранее оно не изучалось серьезно, возможно потому, что на первый взгляд оно не оказывает значительного влияния на физическую активность. Результаты моего исследования указывают на то, что такое поверхностное впечатление ошибочно, и что скалярное движение по существу является одним из первичных физических феноменов. Как будет продемонстрировано на страницах данного труда, прояснение природы и свойств такого вида движения открывает дверь к лучшему пониманию многих аспектов физической вселенной, включая крупномасштабную структуру и поведение.

1. ОСНОВЫ

Галактики можно уподобить пятнам на поверхности надуваемого воздушного шара. При растягивании резины все пятна удаляются друг от друга.

Подобное утверждение, взятое из современного астрономического текста, можно найти почти в любом объяснении рецессии отделанных галактик. Оно выражено либо теми же словами, либо в терминах трехмерного аналога, как например, выражение Фреда Хойла, в котором он сравнивает галактики с изюминками в пудинге, разбухающем в горячей духовке. Это свидетельствует об общем признании факта, что такой вид движения, типичный для движения пятен на поверхности раздувающегося воздушного шара, чем-то отличается от обычного движения. Однако в физической мысли различие не подвергалось никакому серьезному исследованию, и в учебниках ему не уделяется никакого внимания. Конечно, определение движения привычно выражается в терминах, исключающих такой вид движения, который мы наблюдаем на поверхности шара. Однако результаты исследования, изложенные в данном труде, указывают, что этот конкретный вид движения играет значимую роль во многих физических феноменах, и что знание его природы и свойств существенно для полного понимания данных феноменов.

В качестве первого шага уместен критический анализ ситуации с расширяющимся воздушным шаром. Если движение пятен исследуется изолированно, без помещения шара в систему отсчета или введения в шар системы отсчета, что можно легко выполнить концептуально, или если строится ментальная картина разбегающихся галактик, нет способа, посредством которого движение любого одного пятна или любой из галактик можно отделить от движения любого другого. Единственное имеющее место изменение – это непрерывное и постоянное увеличение величины расстояний между пятнами или между галактиками. Все пятна и все галактики движутся наружу с постоянной скоростью, но они движутся наружу во всех направлениях, а это значит, что движения не имеют каких-то конкретных направлений. Следовательно, единственное свойство такого вида движения – положительная величина скорости. По определению, такое движение скалярно.

И далее упражняясь в воображении, мы можем провести аналогию с галактиками еще лучше, заменяя шар расширяющимся трехмерным объектом, возможно, неким видом прозрачного расширяющегося пластмассового мячика с видимыми пятнами, рассеянными во всем его объеме. Здесь, вновь, движение всех пятен – это просто движение наружу. И до тех пор, пока в целях определения направлений не вводится система отсчета, единственное свойство движения – его положительная (наружу) величина.

Вид расширяющегося пластмассового мячика, полученный ментальным абстрагированием мячика от локального окружения и рассматриванием его в изоляции, такой же, как вид, полученный из наблюдения отдаленных галактик. Единственное, что мы знаем о движении таких галактик, – они удаляются от нашей галактики и, по-видимому, от всех других со скоростями, увеличивающимися пропорционально расстоянию, как делают это и относительные скорости пятен внутри расширяющегося пластмассового мячика. Тогда то, что мы наблюдаем, является скалярным движением галактик, движением, не обладающим никаким другим свойством, кроме положительной величины.

Ныне популярная точка зрения такова: галактическая рецессия возникает в результате гигантского взрыва, при котором внутренней содержимое вселенной выбрасывается в пространство на наблюдаемых сейчас скоростях. Радиальное движение наружу во всех направлениях объясняется как результат различий скоростей. На этом основании галактики удаляются в одном направлении, поскольку движутся быстрее, чем галактика, из которой мы их наблюдаем. В противоположном направлении, движущиеся галактики считаются более медленными, чем наша, поэтому мы удаляемся от них. Нет способа, посредством которого можно было бы отделить данный вид распределения движений, если он существует, от движения типа, проиллюстрированного пятнами в расширяющемся пластмассовом мячике. Каждая неопределяемая точка или объект просто движутся прямо от всех других. Любые дальнейшие характеристики, которые можно приписать движениям ради согласования с теорией или объяснения их происхождения, не относятся к существующей физической ситуации.

Вид движения, с которым мы знакомы в повседневной жизни, – векторный. Это движение относительно фиксированной системы отсчета. Подобно скалярному движению, оно обладает величиной, но также направлением в системе отсчета. И влияние этого движения зависит от его направления и величины. Разницу между двумя видами движения можно четко видеть при рассмотрении простого примера. Предположим, что движущаяся точка Х находится между двумя точками Y и Z на прямой линии, соединяющей две точки. Если движение Х векторное и в направлении ХY, тогда расстояние ХY уменьшается, а расстояние ХZ увеличивается. Но если движение Х скалярное, как на поверхности расширяющегося шара или пластмассового мячика, увеличиваются оба расстояния: XY и XZ.

Скалярные движения, доступные наблюдению, не изолированы так, как уже рассмотренные нами, но они физически связаны с пространственной системой отсчета. Физическое соединение создает векторные направления (направления относительно системы отсчета), которыми не обладают сами движения. Сущность, реально входящая в физические феномены, – это не только скалярное движение, но такое движение плюс соединение с системой отсчета. В физическом наблюдаемом условии шар или пластмассовый мячик связаны с системой отсчета посредством помещения их в систему так, что точка Х расширяющегося объекта совпадает с конкретной точкой А в системе отсчета, началом отсчета, как мы будем его называть, а движение наружу XY пятна Y совпадает с векторным направлением АВ.

Вселенная в целом не может быть помещена в систему отсчета, но аналогичного результата можно добиться введением во вселенную системы осей. Тогда начало осей будет началом отсчета. Теория Большого Взрыва происхождения галактической рецессии вводит концептуальное начало отсчета такого рода, место гипотетического взрыва, но оставляет неопределенными векторные направления. Следовательно, будучи незавершенной и концептуальной, а не физической, гипотеза Большого Взрыва делает то же, что и помещение шара в положение в системе отсчета. Она связывает скалярное движение с системой отсчета.

Скалярное движение, физически соединенное с системой отсчета таким образом, по существу может действовать так же, как векторное движение. В таком случае оно неотличимо от векторного движения. Альтернативно оно может обладать другими характеристиками. В таком случае современная наука не осознает его как движение. Для понимания неосознанных видов скалярных движений нам потребуется исследовать некоторые вовлеченные основные факты.

Такие уместные факты не трудно установить. Они оставались не выявленными не потому, что скрыты или неуловимы, а потому, что никто их не искал. В свою очередь, это произошло благодаря отсутствию явного указания на то, что они могли бы значимо влиять на физическое понимание. Кроме того, расширяющиеся шары или пластмассовые мячики играют не главную роль в физической активности. Часто допускается, что проблемы в науке исследуются по тем же причинам, по которым люди взбираются на горы, просто потому, что горы тоже здесь, чтобы на них взбираться. Но мелким горам уделяется мало внимания; поэтому обычно кажущиеся незначимыми физические феномены привлекают лишь случайное внимание. Отношение, стоящее за пренебрежением, обычно превалирует там, где, как в данном примере, требуется перестройка мышления прежде, чем существующая ситуация наблюдения может рассматриваться в ее истинном свете.

Сходство между движением разбегающихся галактик и движением пятен на расширяющемся шаре могло бы стимулировать интерес к исследованию природы и свойств скалярного движения, если бы не изобретение теории Большого Взрыва, казалось, предложившей объяснение галактической рецессии в терминах векторного движения. Хотя, как сейчас можно видеть, рецессия – это, на самом деле, скалярное движение, которое теория приписывает началу отсчета. Гипотеза взрыва оспаривается сторонниками соперничающей теории Устойчивого Состояния, но в своей теории они никогда не развивали деталей происхождения рецессии. Поэтому необходимость объяснения конкретных характеристик движения галактик в контексте этой теории осталась не осознанной. Событием, наконец, сфокусировавшим внимание исследователя на проблеме скалярного движения и подсказавшим детальное изучение данного вида движения, явилось развитие вселенной движения. В данной теории скалярное движение играет очень важную роль; и быстро стало очевидным, что полное понимание его природы и свойств существенно для теоретического развития. Это послужило толчком для исследования, которому раньше не находилось никакой адекватной причины. Однако следует понимать, что презентация в данном томе покоится на своих собственных фактических основаниях и полностью не зависит от теории, стимулирующей исследование, приведшее к описанным результатам.

Хотя скалярное движение не имеет собственного векторного направления, скалярная величина может быть либо положительной, либо отрицательной. То есть, оно имеет то, что мы можем назвать скалярным направлением. Может показаться, что сам термин содержит в себе противоречие, поскольку слово “скаляр” указывает на количество, имеющее только величину и не имеющее направления. Но обычно мы не имеем дела со скалярным движением как таковым. Мы имеем дело с его представлением в пространственной системе отсчета, и это представление обязательно направленное.

Если величина скалярного движения положительная, пространственное результирующее движение таково, что расстояние от объекта А до объекта В увеличивается со временем; то есть, скалярное движение происходит наружу. И наоборот, отрицательное скалярное движение – это движение вовнутрь, как видно в системе отсчета. Величина либо положительная, либо отрицательная; а результирующее скалярное направление либо наружу, либо вовнутрь.

Простое скалярное движение АВ – это ни что иное, как изменение величины расстояния между А и В за единицу пройденного времени, но во многих отношениях оно эквивалентно одномерному векторному движению. В фиксированной пространственной системе отсчета традиционного вида его можно представлять так же, как соответствующее векторное движение с направлением в системе отсчета, векторным направлением, определяемым природой соединения с системой отсчета. Векторное направление, свойство соединения, не зависит от скалярного движения, свойства скалярного движения. Например, движение наружу от точки А может происходить в любом векторном направлении. Кое-какие следствия независимости направлений будут обсуждаться позже.

Распространяя общие принципы на пример с шаром, мы находим, что когда расширяющийся шар помещается в систему отсчета – например, на пол комнаты – движение каждого пятна обретает векторное направление. Направление целиком и полностью не зависит от местонахождения. Если точка Х помещена в точку А на полу, а точка Y совпадает с точкой В в системе отсчета во времени, тогда движение ХY обладает направлением АВ. Если корреляция происходит каким-то другим образом, то есть, если точка Z на поверхности шара помещается в точку А, а точка Y совпадает с точкой С во времени t, тогда все направления поверхности шара, включая направление движения ХY, меняются.

Направление АВ существенно. Оно имеет реальную физическую значимость. Например, движение прекращается, если где-то на линии АВ имеется неподвижная преграда. Но направление АВ – это свойство физического соединения между шаром и системой отсчета, а не свойство движения, и его можно менять, не влияя на само движение. Например, расширяющийся шар можно сдвинуть. Единственное неотъемлемое свойство скалярного движения любого пятна, его скалярную величину (включая скалярное направление) можно корректно представить в системе отсчета в любом векторном направлении.

Эти факты хорошо понимаются. Но до исследования, результаты которого сообщаются в данном труде, не осознавалось, что способность скалярного движения принимать любое направление в контексте фиксированной пространственной системы отсчета не ограничивается постоянным направлением. Прерывистость или непостоянство изменения направления могло поддерживаться только неоднократным приложением внешних сил. Но как только оно начиналось, непрерывное и постоянное изменение направления, такое, как создаваемое представлением вращения в системе отсчета, оно становилось таким же неизменным, как постоянное направление.

Аристотель и его современники утверждали, что изменение положения объекта может достигаться только применением какого-то внешнего влияния. Для формулирования цели своих физических теорий, они приспособили сонм ангелов и демонов. “Вселенная, построенная на механике Аристотеля, – говорит Баттерфилд, – была вселенной, в которой постоянно действовали невидимые руки, а великие разумы катали планетарные сферы”. Сейчас хорошо понимается, что выводы греческих мыслителей ошибочны, и что непрерывное постоянное изменение положения так же фундаментально, как и фиксированное положение. Существенное требование – непрерывность. Этот принцип одинаково применим к направлению, как и положению. Здесь тоже существенное требование – просто непрерывность.

Чтобы проиллюстрировать вращательное изменение направления представления скалярного движения в системе отсчета, давайте поместим расширяющийся шар в ранее определенное положение, в котором точка Х лежит на точке А пола, а точка Y совпадает с точкой В системы отсчета во время t. Затем давайте вращать шар вокруг точки Х (и А). Вместо того, чтобы продолжать двигаться в постоянном направлении АВ, линия XY, представляющая скалярную величину, сейчас принимает последовательные направления АС, AD, AF и так далее, где С, D и Е – точки на длине окружности круга, центрированного на оси, проходящей через А. Общая величина изменения положения, расстояние, пройденное точкой Y наружу от точки Х в данном временном интервале, остается одним и тем же, но оно распределено во всех направлениях в плоскости вращения, вместо того, чтобы придерживаться одного направления АВ. Движение осталось неизменным, оно все еще обладает положительной величиной и никаким другим свойством. Но представление этой величины в системе отсчета вращалось. Дальнейшее вращение изначальной плоскости будет распределять представление во всех направлениях.

В этой иллюстрации скалярное движение ХY шара появляется в системе отсчета как распределенные серии движений АВ, АС, АD и так далее. Общей точкой является А; то есть, помещением точки Х шара в точку А пола мы сделали А началом отсчета для представления скалярного движения ХY в фиксированной системе отсчета. Легко можно видеть, что начало отсчета существенно для представления. Таким образом, мы можем обобщить это требование и сказать: для того, чтобы представить скалярное движение в пространственной системе координат посредством физического соединения с системой отсчета, нужно придать движению начало отсчета и векторное направление (которое может быть либо постоянным, либо меняющимся непрерывно и постоянно).

Значение начала отсчета в том, что хотя эта точка на самом деле движется так же, как все другие точки в скалярной системе, компонентом которой она является, это единственная точка системы, не вращающаяся относительно фиксированной системы отсчета. Таким образом, распределенное скалярное движение является как бы постоянным свойством объекта, хотя статус объекта как начала отсчета для его скалярного движения вынуждает объект выглядеть постоянным в системе координат.

Важное следствие таково: поскольку скалярное движение объекта меняет расстояние между объектом и любым другим в пространственной системе отсчета, движение, не представленное изменением положения самого движущегося объекта, должно представляться в системе отсчета посредством изменения положения другого объекта. Вывод, что движение объекта Х наблюдается как движение объекта Y, кажется странным или даже сомнительным, когда он встречается в новой ситуации, такой как обсуждаемая, но изменение такого рода всегда имеет место при смене системы отсчета. Например, путешествуя в поезде и рассматривая другой поезд, медленно движущийся по соседнему пути, часто трудно сразу же определить, какой поезд реально пребывает в движении. В данном случае, если движущийся поезд ошибочно принимается за стоящий, его движение в системе отсчета приписывается другому поезду.

В такой ситуации вывод легко проверяется исследованием расширяющего шара, покоящегося на полу. Очевидно, истинное движение пятна Х не меняется помещением пятна в фиксированное положение на полу. Расширение шара все еще продолжается, как и перед помещением его на пол, следовательно пятно Х удаляется от своих соседей. Отсюда следует, что в контексте фиксированной системы отсчета, где Х не двигается, скалярное движения пятна Х распределяется среди пятен, от которых оно удаляется. Например, часть движения пятна Y, наблюдаемое в фиксированной системе отсчета, – это на самом деле движение пятна Х, пятна, являющегося началом отсчета. То же справедливо и для движения отдаленных галактик. Измеряемая рецессия – это просто увеличение расстояния между нашей галактикой и галактикой, удаляющейся от нас. И до тех пор, пока мы считаем нашу галактику единственным стационарным объектом во вселенной, нам придется признавать, что часть увеличения расстояния, которую мы приписываем рецессии другой галактики, происходит за счет движения нашей собственной галактики.

Как и в случае с галактиками или поездами, не трудно понять, что причина, почему удаленные объекты кажутся движущимся или кажутся движущимся быстрее, чем на самом деле, проистекает из-за произвольного определения нашего расположения как стационарного. Сейчас следует осознать, что это общее суждение. Тот же результат получится в случае, если движущийся объект будет приниматься за стационарный. Как мы видели, представление скалярного движения в фиксированной системе координат требует выделения начала отсчета, точки, в которой скалярное движение принимает нулевую величину в контексте системы отсчета. Тогда движение, имеющее место в начале отсчета, рассматривается посредством системы отсчета, точно так же, как мы рассматриваем наше собственное движение в случае галактик; то есть, движение, “замороженное” системой отсчета, рассматривается как движение удаленных объектов.

Однако следует понимать, что обездвиживание начала отсчета в системе отсчета применяется лишь к представлению скалярного движения. Ничто не мешает объекту, расположенному в начале отсчета, обретать дополнительное движение векторного характера. Когда имеется такое движение, оно подчиняется тем же соображениям, что и любое другое векторное движение.

Результаты направленно распределенного скалярного движения отличаются от тех, которые создаются комбинацией векторных движений в разных направлениях. Величины и направления векторных движений взаимосвязаны, и их совместные влияния можно выражать векторами. Векторное движение АВ, прибавленное к векторному движению АВ' равной величины, но противоположного направления, создают результирующее движение, равное нулю. Аналогично, векторные движения наружу равной величины во всех направлениях от точки А прибавляются к нулю. Но скалярное движение XY пятна Y на поверхности шара сохраняет одну и ту же положительную величину (наружу), независимо от способа распределения направлений. В данном случае, направление – это свойство соединения с системой отсчета, а не с самим движением. Величина движения и его скалярное направление (наружу) не меняются, невзирая на изменения направления, наблюдаемые в системе отсчета.

Это один из неосознанных фактов, появившихся на свет в результате данного труда, – существование вида движения, отличающегося от векторных движений, с которыми мы знакомы.

Это неоспоримый факт. Скалярное движение мы можем наблюдать в таких феноменах, как расширяющиеся шары, и определять его посредством измерений частот излучения в случае разбегающихся галактик. Как легко можно видеть, такое движение обладает лишь величиной; то есть, это скалярное движение.

Возвращаясь к примеру движения точки Х между двумя точками Y и Z: если это движение векторное, тогда всю систему из трех точек и движение можно поместить в фиксированную систему отсчета как полную единицу. То же самое справедливо, если система большая и многомерная. Но если система ХYZ скалярная, только одна точка в данной системе может совпадать с фиксированной точкой в традиционной стационарной пространственной системе отсчета. Две другие точки движутся относительно системы координат. Это совсем другой вид движения.

Статус скалярного движения как вида движения, отличающегося от обычного векторного движения, не осознавался потому, что известные феномены, включающие такое движение, казалось, не обладают ощутимым следствием, и никто не брался их критически исследовать. Кроме того, к физике раздувающихся шаров не проявлялось никакого интереса. Но как только установили, что скалярное движение является отдельным видом движения, который можно создать намеренным человеческим действием, стало очевидно, что создание такого вида движения естественными способами – это не только неопределенная вероятность, но и определенная возможность. Конечно, мы уже определили одно естественно происходящее движение такого вида, галактическую рецессию, и имеем право сделать вывод, что где-то во вселенной, возможно, существуют и другие естественные скалярные движения. Поскольку сейчас такие движения не известны, отсюда следует, что если они существуют, они не осознаются как движения. Тогда далее можно предположить, что в нынешних знаниях о природе феноменов, в которые вовлечены такие движения, имеется серьезная ошибка.

Как только встает эта проблема, практически очевидно, что трудность кроется в нынешнем подходе к концепции силы. В целях использования в физике, сила определяется Вторым Законом Движения Ньютона. Это произведение массы на ускорение, F = ma. Движение, отношение пространства ко времени, на основе отдельной единицы массы измеряется как скорость или быстрота, v (то есть, каждая единицы движется с этой скоростью), а на коллективной основе как момент, произведение массы на быстроту, mv, ранее называемое более описательным названием “количество движения”. Тогда скорость изменения во времени величины этого движения равна dv/dt (ускорение а) в случае отдельной единицы и m dv/dt (сила ma) в случае измерения коллективного движения. Тогда по существу, сила определяется как скорость изменения величины общего движения. Тогда ее законно можно назвать “количеством ускорения”, и именно данный термин будет использоваться в дальнейшем обсуждении, где это будет уместно.

Из определения силы следует, что она является свойством движения; это не нечто, способное существовать как автономная сущность. Она обладает тем же статусом, что и любое другое свойство. Так называемые “фундаментальные силы природы”, предположительно автономные силы, использующиеся для объяснения происхождения базовых физических феноменов, обязательно являются свойствами основополагающих движений; они не могут существовать как независимые сущности. Это логическое требование определения силы, оно справедливо, невзирая на любую физическую теорию, в контексте которой рассматривается ситуация.

Однако при отсутствии понимания природы и свойств распределенного скалярного движения, невозможно примирить то, что известно о “фундаментальных силах”, с требованиями определения силы. И в результате, это определение стало одной из отвергнутых характеристик физики, коль скоро рассматривается его распространение на происхождение сил. Невзирая на то, что сила конкретно определяется как свойство движения, превалирует тенденция обращаться с ней как с автономной сущностью, существующей до движения. Вот типичные утверждения, взятые из современной физической литературы:

“Итак, силы создают структуру, движение и изменение структуры”.

“Всем происходящим в мире управляют гравитационная сила, электрическая сила и ядерная сила”.

“Конечно, электрическая сила – это фундаментальная концепция современной физики”.

“Насколько нам сейчас известно, все события, происходящие во вселенной, управляются четырьмя фундаментальными видами сил”.

Осознается, что обычная значимость, придаваемая концепции силы, какая-то неполная. Точка зрения Ричарда Фейнмана такова: сила – это нечто большее, чем определенное количество. “Одна их самых важных характеристик силы – она имеет материальное происхождение”, – говорит он и подчеркивает, что “это не просто определение”. Развивая свою мысль, он продолжает: “Когда мы имеем дело с силой, всегда подразумевается, что сила равна нулю, если не присутствует никакое физическое тело”. В “точной” науке такое не приемлемо. Если определение не полное, его следует завершить. Но на самом деле определение не неполное. Создается впечатление чего-то упущенного, и это следствие отказа осознать, что определение делает силу свойством движения.

Статус движения как базовой сущности – вот причина “материального происхождения”, которое подчеркивает Фейнман. Без присутствия “физического тела” нет действующего движения и, следовательно, нет силы. Точная взаимосвязь между физическими телами и движениями, свойствами которых являются “фундаментальные силы”, не будет рассматриваться в данном труде, поскольку включает некоторые вопросы, выходящие за пределы темы нынешнего обсуждения.

Способ, посредством которого сила входит в физическую активность, и ее связь с движением можно видеть при исследовании кое-каких конкретных процессов. Хороший пример – действие, имеющее место при запуске космического корабля. Сжигание топлива придает молекулам продуктов сгорания быстрое движение. Затем цель последующего процесса – просто передать часть этого движения ракете. С точки зрения качества, этим все сказано. Но чтобы спланировать такую операцию, необходим количественный анализ. И для этой цели требуется измерение способности молекул передавать движение и измерение влияния передачи при создании движения ракеты. Свойство силы позволяет такое измерение. Его можно оценить (как давление, силу на единицу площади) независимо от какого-либо знания об отдельных движениях молекулы, свойством которых она является. Затем распространение этой величины на массу, которая должна двигаться, определяет ускорение массы, темп, с которым скорость передается массе. В период всего процесса, физически существующая сущность – движение. Сила – это просто свойство исходного движения, величина ускорения, посредством которой мы можем вычислить ускорение на отдельную единицу массы – свойство последующего движения.

В предыдущих параграфах мы пришли к выводу, что где-то во вселенной существует или, по крайней мере, может существовать класс распределенных скалярных движений, не осознаваемых как движения. Сейчас критическое исследование концепции силы демонстрирует, что предположительно автономные “фундаментальные силы” являются свойствами неосознанных основополагающих движений. Эти два открытия явно можно считать равноценными, то есть, можно прийти к выводу, что так называемые “фундаментальные силы” являются силовыми аспектами до сих пор неосознанных скалярных движений. Причина отсутствия осознания в повседневной практике практически самоочевидна. Скалярное движение в фиксированном направлении не отличается от векторного движения, несмотря на то, что скалярное движение направленно распределено, что возможно благодаря природе соединения движения с системой отсчета, феноменом, ныне не осознанном как движение.

Распределенное скалярное движение не рассматривается в его истинном свете, потому что движение воспринимается как синоним “векторного движения”. А феномены, такие как гравитация, действующая во многих или во всех направлениях и, следовательно, не обладающая конкретным векторным направлением, явно не является векторными движениями. Следовательно, концепция автономных сил притянута за уши в качестве альтернативы. Как уже обсуждалось, альтернатива не легитимная, поскольку сила определяется как свойство движения. Это оставляет современную физическую науку в подвешенном состоянии, поскольку она не способна определить движения, требующие определения. Например, электрический заряд создает электрическую силу, но насколько можно судить из наблюдения, он делает это напрямую. Нет никакого указания на какое-либо вмешивающееся движение. Сейчас с подобной ситуацией справляются посредством игнорирования требований определения силы и рассматривают электрическую силу как автономную сущность, создаваемую зарядом каким-то неясным способом.

Сейчас необходимость в увиливании такого рода устраняется прояснением природы скалярного движения, демонстрирующим, что характеристики вращательно распределенного скалярного движения – это именно те характеристики, которые требуются для работы сил вида, ошибочно принимаемого за автономный. Сейчас очевидно, что причина отсутствия какого-либо свидетельства движения, вмешивающегося в электрический заряд и электрическую силу, в том, что сам заряд является движением. Это распределенное скалярное движение, свойством которого является электрическая сила.

Результаты представленного анализа не предлагают ярлыков. Поэтому процесс идентификации существенен там, где, как в настоящем случае, анализ базируется на допущениях общей природы. Обычно идентификация выполняется легко, и в любом событии проверяется сама собой, поскольку неверное определение быстро ведет к противоречиям. В качестве примера работы процесса: в пространстве мы наблюдаем определенные объекты, которые называем звездами и планетами. Природа таких объектов не выявляется из наблюдений. Когда-то они рассматривались как отверстия в небе, позволяющие проходить свету. Но свойства материи мы вывели тогда, когда пребывали в непосредственном контакте с нею; так были выведены свойства звезд и планет. В той степени, в какой свойства можно сравнивать, мы считаем их одинаковыми. Это оправдывает вывод, что звезды и планеты являются совокупностями материи. Точно таким же образом мы определяем электрический заряд как распределенное скалярное движение. Оно обладает свойствами распределенного скалярного движения.

Идентификация других базовых распределенных скалярных движений выполняется тем же способом. Детали идентификации будут рассматриваться в следующей главе, но практически очевидно, что наиболее общую форму вращательно распределенного скалярного движения можно определить как гравитацию. В свете информации, сообщенной на предыдущих страницах, видно, что сила гравитации не предшествует гравитационному движению; это свойство данного движения. Непрерывное существование силы – результат скалярного характера движения.

Постоянное векторное движение не оказывает силы. По определению, из такого движения сила развивается только тогда, когда нарушается постоянство; то есть, когда имеется изменение в моменте. Однако те же хорошо понимаемые геометрические соображения, ведущие к обратному квадрату соотношения в применении к силе, распределенной в трех измерениях, распространяются и на распределенное скалярное движение. Если общая величина такого движения постоянна, в контексте фиксированной системы отсчета движение ускоряется. Ускорение положительное для движения вовнутрь и отрицательное для движения наружу. Как отмечал Уйтмен, со времен Галилея считалось, что “когда тело страдает от ускорения, на него должна действовать сила”. Сейчас мы видим, что это верно лишь в случае векторного движения. Постоянно распределенное скалярное движение – это ускоренное движение в контексте фиксированной системы отсчета по причине геометрии системы. Однажды, будучи запущенным, такое движение не требует внешней силы для поддержания ускорения.

Общая природа гравитации и других так называемых “фундаментальных сил” соответствует вышеприведенному выводу, поскольку они являются распределенными силами, то есть, силовыми полями. Силовой аспект векторного движения – вектор, а силовой аспект распределенного скалярного движения – поле. Концепция поля изначально развивалась из концепции эфира. И для тех, кто следовал исходной линии мышления, поле – это по существу эфир, лишенный большинства своих физических свойств. Он обладает функциями эфира без ограничений. Концепция эфира предусматривала физическую субстанцию, размещенную в пространстве и сосуществующую с ним. Обычно такая школа мышления отождествляется с именем Эйнштейна, заменившим эфир полем, расположенным в пространстве и сосуществующим с ним. “Пустого пространства не существует, то есть, нет пространства без поля”, – заявляет он. Он приходит к выводу, что с его точки зрения переход от эфира к полю чисто семантический.

“Мы же выразимся так: наше пространство обладает физическим свойством передачи волн, и таким образом, опустим употребление слова (эфир), которого решили избегать”.

Величайшей слабостью концепции эфира (помимо полного отсутствия поддержки наблюдением) было определение эфира как “субстанции”. Она характеризовала эфир как физическую связь между объектами, разделенными в пространстве, и, следовательно, предоставляла объяснение передачи физических влияний, но требовала от эфира обладания свойствами необычного и противоречивого характера. Название связующей среды “полем” вместо “эфира” устраняло отождествление с “субстанцией”, без внесения чего-то на его место и позволяло теоретикам приписывать паттерны поведения среде без ограничений, обязательно сопровождающих использование конкретно определенной сущности. Тем не менее, те, кто визуализируют поле как чистый эфир, все еще рассматривают его как “нечто физически реальное”. И вновь, цитируем Эйнштейна:

“Для современного физика, электромагнитные поля так же реальны, как и стул, на котором он сидит. После Фарадея мы ограничены представлением, что в пространстве вокруг себя магнит всегда создает нечто физически реальное, нечто, что мы называем “магнитным полем”. Влияния гравитации тоже рассматриваются аналогичным образом”.

Сейчас теория поля – это ортодоксальная доктрина в данной сфере, но отсутствует общее согласование деталей. Даже вопрос о составляющих поля вызывает значительное разнообразие мнений. Например, нижеприведенное определение Маршала Уолкера сильно отличается от выраженного Эйнштейном:

“Поле – это регион пространства, в котором испытуемый объект подвергается действию своей конкретной силы”.

Здесь мы видим, что поле приравнивается к пространству (“поле – это регион пространства”), а Эйнштейн рассматривал его как нечто реальное в пространстве. Трудности в определении концепции поля, наряду с другими, вовлеченными в его применение, вызвали много сомнений в правомочности нынешних идей. Дэвид Парк предлагает следующее утверждение:

“Это не означает, что объяснение всего будет происходить в терминах полей, и, конечно, налицо все признаки того, что общее развитие теории поля ближе к концу, чем к началу”.

Сейчас прояснение свойств скалярного движения демонстрирует, что современный взгляд на природу поля неверен. Поле – это не физическая сущность, такая как стул физика; оно не является и регионом пространства. Это силовой аспект распределенного скалярного движения, и так же связан с движением, как обычная сила с векторным движением. Они отличаются лишь тем, что обычная сила обладает конкретным направлением, в то время как сила поля, подобно движению, свойством которого она является, направленно распределена.

Это еще один из ранее неосознанных фактов физической науки – главной темы данного труда. Подобно существованию скалярного движения, это нечто, неосознанное никем и никогда, ввиду того, что открытие распределенного скалярного движения являлось предварительным условием осознания свойств такого вида движения. Но как только статус “фундаментальных сил” осознается как распределенные скалярные движения, явно определяется истинная природа поля. И ответ, появляющийся в результате изучения скалярного движения, – это просто вид объяснения, которое ожидали найти физики, когда и если поиск ответа был успешным. И вновь, цитируем Дэвида Парка:

“В настоящее время мы представляем все пространство заполненным наложением полей, названных в честь элементарной частицы – электронами, протонами, разными видами мезонов и так далее. По мере открытия новых видов, все более и более желательно, чтобы будущая теория, если она будет похожа на современную, содержала бы единое поле с нынешними видами материи, соответствующими разным режимам возбуждения”.

По существу, именно это мы и находим. Существует единый вид поля, распределенная сила, но природа влияний, создаваемая любой конкретной силой, зависит от характеристик движения, свойством которого является распределенная сила.

Открытие, что фундаментальные силы являются свойствами фундаментальных движений, а не автономными сущностями, само по себе не решает проблемы происхождения этих сил. Например, в случае гравитации оно просто заменяет вопрос: Каково происхождение силы гравитации? на вопрос: Каково происхождение гравитационного движения? Но это определенно шаг вперед в верном направлении, и каждый такой шаг приближает нас к цели. Автор выполнил полномасштабное исследование проблемы в контексте теории вселенной движения и опубликовал результаты в ряде томов, первым из которых является книга, озаглавленная “Ничего кроме движения”. Этот теоретический анализ, основанный на новой концепции фундаментальной природы вселенной, включает значимые изменения существующих физических точек зрения. Изменения, которые не каждый готов принять. Чтобы сделать результаты изучения скалярного движения общедоступными, презентация в данном томе ограничилась теми чисто фактическими аспектами скалярного движения, которые не зависят от теоретических соображений и должны приспосабливаться к каждой системе физической теории.

2. МНОГОМЕРНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

В предыдущей главе указывалось на бесспорность существования скалярного движения (поскольку мы можем его наблюдать), и его неосознанность физической наукой (поскольку оно не подвергалось критическому анализу, который отделил бы его от обычного векторного движения). Сейчас выполнено длительное запоздавшее исследование и анализ, результаты чего описываются в данном труде. Указывалось, что скалярное движение, по определению обладающее величиной, имеет еще и неотъемлемое скалярное направление (вовнутрь или наружу в контексте фиксированной системы отсчета). Когда скалярное движение физически соединяется с системой отсчета, оно обретает начало отсчета и векторное направление, абсолютно не зависящие от природы соединения. Векторное направление не обязательно постоянно и может распределяться на два или три измерения пространства. Распределенное скалярное движение ускоряется.

Самое значимое прибавление к научному знанию, входящее в вышеприведенный перечень – существование вращательно распределенного скалярного движения. В этой главе мы столкнемся с другим важным дополнением к нашей истории фактической информации, еще одним ранее неосознанным физическим фактом, существованием скалярного движения в более, чем одном измерении. Это открытие уведет нас еще дальше в ранее неисследованную сферу физической науки. Распределенные скалярные движения уникальны и не имеют векторных собратьев, кроме векторных движений, конкретно соединенных с системой отсчета и занимающих определяемые положения в системе. Сейчас следует осознать, что имеются и другие скалярные движения, которые нельзя представить в системе отсчета.

Бесспорно, открытие, что большая часть деятельности вселенной имеет место вне (то есть, независимо от) системы отсчета, которую большинство людей привыкли рассматривать как контейнер или окружение для всего физического действия, придется не по вкусу многим представителям человеческой расы. Конечно, человеку, пытающемуся понять физическую вселенную, было бы легче и удобнее, если бы она соответствовала виду системы отсчета, который он находит удобным. Но мы вынуждены считаться с фактом, что она так не поступает. Это было установлено давным-давно и сейчас не встречает серьезных возражений в научных кругах. Проблемные вопросы связаны с природой и причинами расхождений между истинной физической ситуацией и представлением в системе отсчета. Современная “официальная” школа физической теории сочла эти вопросы слишком трудными для ответа и в отчаянии прибегла к радикальному отказу от физической реальности в связи с физическими сущностями. Согласно Гейзенбергу, одному из главных архитекторов превалирующей структуры теории, базовые сущности вселенной вовсе не являются “объективно реальными”; они – фантомы, которые можно “лишь символизировать частичными дифференциальными уравнениями в абстрактном многомерном пространстве”. П. У Бриджмен, еще один известный физик, уходит еще дальше в дебри философии:

“Революция, с которой мы сейчас сталкиваемся, проистекает из недавнего открытия новых фактов, единственная интерпретация которых такова: убеждение, что природа постижима и подчиняется закону, возникает за счет узости нашего горизонта. И если мы достаточно расширим диапазон, мы обнаружим, что природа в целом и ее элементы не постижимы и не подчиняются закону”.

Прояснение природы скалярного движения и определение ряда доселе необъяснимых базовых физических феноменов устраняет необходимость в уходе от реальности. Сам факт, что определенные феномены невозможно подогнать к виду системы отсчета, которым мы выбрали пользоваться, не означает, что они являются нереальными “фантомами”. Мы не можем представить все физическое существование в целом в терминах системы отсчета ограниченного масштаба, но посредством выявления видов величин, которых невозможно представить в системе, мы можем определять, какие дополнения или подгонки представления требуются для того, чтобы достичь точного описания общей физической ситуации.

Однако сам процесс идентификации довольно труден, но не из-за особой сложности самого процесса, а потому что система отсчета, ограничения которой мы пытаемся преодолеть, подогнана под нашу физическую активность, и как следствие, к ней приспособилось наше мышление. В каком-то смысле, такое предприятие аналогично вошедшей в поговорку задаче поднять себя за косичку. Даже несложная концепция движения, которое неотъемлемо скалярно и не является простым векторным движением, аспектами направления которого пренебрегают, включают концептуальную переориентацию не малой величины. Сейчас нам нужно сделать шаг вперед и осознать, что трехмерное универсальное скалярное движение не ограничивается одним измерением, которое можно представить в традиционной пространственной системе отсчета. Одинаково возможны двумерные и трехмерные скалярные движения.

С математической точки зрения, n-мерное количество – это просто количество, для полного определения которого требуется n величин. Как объясняет один словарь, посредством иллюстрации, “a² - b² = c – это обозначение пяти измерений”. Скалярное движение в одном измерении определяется в терминах одной величины; скалярное движение в трех измерениях определяется в терминах трех величин. Одно из трех измерений скалярного движения можно еще дальше пространственно разделить посредством введения направлений относительно трехмерной пространственной системы отсчета. Такая уловка раскладывает одномерную скалярную величину на три ортогонально связанные субвеличины, которые вместе с направлениями образуют вектора. Векторно можно выразить не более одной из трех скалярных величин, определяющих трехмерное скалярное движение, поскольку введения такой величины в векторные компоненты приходится достигать в контексте системы отсчета, обладающей ограниченной способностью.

Традиционная система отсчета трехмерна в пространстве, но не способна представить больше одного измерения движения. Каждое представленное отдельное движение характеризуется вектором, а результирующее любого количества движений объекта – это одномерное движение, определенное суммой векторов. Для представления одномерного движения такой природы требуются все три измерения системы отсчета. И нет способа, посредством которого система может указывать изменение положения во втором измерении. Такое ограничение способностей системы отсчета не ограничивает ее способность представлять векторное движение ввиду того, что, по определению, такое движение является движением относительно системы отсчета. Следовательно, оно одномерно. Но сейчас нам следует осознать, что скалярное движение может иметь место в двух или трех измерениях, и что лишь одно из этих измерений движения может быть представлено в системе отсчета.

Существование движения больше, чем в одном измерении, абсолютно чуждо современной физической мысли, допускающей, что вся физическая вселенная, помимо таких вещей, как “фантомы” Гейзенберга, “виртуальные частицы” и другие призрачные обитатели квантовых теорий, содержится в трехмерном пространстве и часовом времени. Но это просто подчеркивает тот факт, что традиционная система отсчета не способна представлять всю вселенную. Многомерное скалярное движение – это не допущение и не теория. Это обязательное следствие существования скалярного вида движения, наряду с существованием трех измерений вселенной. Скалярному движению доступно каждое измерение.

Чтобы отличать измерения скалярного движения от измерений пространства, в котором имеет место одно измерение движения, мы будем пользоваться термином “скалярное измерение”, аналогично использованию термина “скалярное направление”. Здесь, вновь, какие бы семантические возражения не выдвигались против терминологии, они компенсируются удобством.

Если векторная сумма всех векторных движений (измеренных как скорости) объекта равна ХА, в системе отсчета эта сумма представлена линией ХА. В данном случае ХА – это полное представление движения. Представление скалярного движения некоего объекта в измерении системы отсчета тоже может быть ХА, но в данном случае ХА – не обязательно полное представление движения. Например, если скалярное движение двумерно, объект, движущийся из Х к А, также случайно движется в скалярном направлении ХВ, перпендикулярном ХА. Движение ХВ абсолютно не зависит от ХА и не может комбинироваться с ним для создания равнодействующей способности представления в системе отсчета, поскольку способа комбинирования независимых скалярных движений не существует. Они могут прибавляться. Скалярная сумма ХА + ХВ может быть значимой величиной для каких-то целей, но движение ХВ не входит в какой-либо физический феномен, имеющий отношение к положению в системе координат.

Тогда естественно возникает вопрос: Если движение во втором или в третьем скалярном измерении не влияет на движение, которое может наблюдаться в терминах пространственной системы отсчета, откуда мы знаем, что такое движение существует? Чтобы ответить, понадобится осознать, что скалярное движение – это физическая величина. В определенных обстоятельствах и в конкретных пределах эту величину можно представить как вектор в пространственной системе координат, как указывалось на предыдущих страницах. За пределами такого представления это все еще физическая величина и входит в любое измерение величин, не зависящее от координатных различий.

Пример, который войдет в последующее обсуждение, – Доплеровское красное смещение. Изменение частоты испускаемого излучения – это непосредственное измерение скорости испускающего объекта относительно места наблюдения и не имеет отношения к координатам системы отсчета. Следовательно, оно измеряет общую эффективную скорость в измерении системы отсчета, безотносительно того, включает ли оно компоненты в том же измерении, которые нельзя представить в системе отсчета. Природа таких компонентов будет обсуждаться позже.

Пользуясь преимуществами вышеприведенной информации об измерениях скалярного движения, сейчас мы можем завершить определение главных распределенных скалярных движений, ответственных за существование “фундаментальных сил”. Как отмечалось раньше, очевидно, что характеристики распределенного скалярного движения идентичны наблюдаемым характеристикам гравитации. В современной мысли считается, что гравитационное движение создается автономной гравитационной силой неизвестного происхождения. Эйнштейн приписывал ее искривлению пространства за счет присутствия массы, и его теория гравитации, общая теория относительности, является частью догмы современной физики. Степень, в которой она реально принимается как настоящее объяснение, определяется тем фактом, что практически каждая ныне публикуемая книга или статья о гравитации рассматривает ее, либо в заглавии, либо в первых параграфах, как “загадку”, “головоломку” или “таинство”. Как описывал Дин Вулбридж: “Она все еще такая же загадочная и непостижимая, какой была всегда”. Р. Дайк, один из ведущих исследователей в этой области, описывает ситуацию так:

“В любом случае ясно, что в связи с гравитацией есть мало оснований для самодовольства. Она – наиболее фундаментальное и наименее понятное из взаимодействий”.

Проблема, с которой сталкиваются те, кто пытается объяснить гравитацию, в том, что, хотя она кажется силой, ее свойства сильно отличаются от свойств обычной силы. Насколько можно определить из наблюдения, она действует мгновенно, без промежуточной среды и так, что ее нельзя экранировать или изменить. Такие поведенческие характеристики так трудно объяснить на основе принятой физической теории, что теоретики совершили беспрецедентный шаг и отреклись от наблюдения. Ввиду невозможности построить теорию, соответствующую наблюдениям, они заявили о необходимости модификации наблюдений в целях соответствия теории. Таким образом, поскольку они не в состоянии объяснить наблюдаемый набор свойств, они изобрели фиктивные свойства вместо наблюдаемых. Вопреки эмпирическому свидетельству противоположного, суть нынешних разногласий в том, что влияние гравитации должно передаваться с конечной скоростью через среду или через что-то, обладающее свойствами среды.

При этом осознается вся абсурдность ситуации. Наблюдатели продолжают привлекать внимание к расхождению между тем, что они находят, и допущениями, на которых базируется современная теория:

“Когда расстояние астрономическое, трудность в том, что посредникам требуется измеряемое время для движения, а на самом деле силы действуют мгновенно”.

Теоретически признается, что выводы не имеют фактической поддержки. Как объясняет Макс фон Лоэ:

“Сейчас мы убеждены, что гравитация движется со скоростью света. Однако такое убеждение произрастает не из нового эксперимента или нового наблюдения, это результат исключительно теории относительности”.

Тем временем, звучат голоса, предупреждающие против такого вида пренебрежения результатами наблюдений. Весьма типично утверждение де Вокоулье:

“Когда природа отказывается сотрудничать или время пребывает в молчании, возникает серьезная опасность, что постоянное повторение того, что на самом деле является просто набором априорных допущений (рациональных, правдоподобных или достойных похвалы), со временем превратится в общепринятую догму, которая опрометчиво может некритично приниматься за установленный факт или неизбежное логическое требование”.

Но все это разговоры в пользу бедных. Когда научное сообщество отказывается осознавать физические факты, такие как существование распределенного скалярного движения, указывающего путь к правильным объяснениям определенных феноменов, на теоретиков всегда оказывается давление предложить хоть какой-то вид объяснения. Неизбежный результат – построение ошибочных теорий, особенно тогда, когда дозволенная широта свободного использования специально выдуманных допущений и других тактик для преодоления противоречий настолько безгранична, как сегодня. Вот как описывает ситуацию Р. Б. Линдсей:

“Умный физик всегда оставляет за собой право произвольно изобретать конструкции, которые преуспеют в теоретическом объяснении опыта, даже если это ведет к довольно странным приспособлениям для увязки этих конструкций с данными наблюдений”.

Как только с помощью “странных приспособлений” строится ошибочная теория и добивается всеобщего признания, поскольку “альтернативы не существует”, она становится частью догмы научной профессии и защищается от всех нападок любыми доступными средствами, самым эффективным из которых являются специально выдуманные модификации теории в качестве решения любой проблемы, с которыми она сталкивается. Как признавал Эйнштейн:

“Часто, даже почти всегда, можно оставаться верным общему теоретическому основанию посредством обеспечения адаптации теории к фактам посредством искусственных дополнительных допущений”.

Чтобы сделать искусственные допущения правдоподобными, часто необходимо втискивать некоторые наблюдаемые факты туда, где их можно игнорировать. Данный труд фокусируется в основном на ранее неосознанных физических фактах и их обязательных следствиях. Многие другие значимые положения фактической природы известны, но отвергаются, частично или полностью, поскольку конфликтуют с некоторыми аспектами нынешней физической мысли. Вот почему в заглавии данного тома используется термин “факты, которыми пренебрегли”, чтобы включить факты отвергнутые или ранее неопределенные. Наблюдаемые свойства гравитации относятся именно к такой категории, хотя ими не просто пренебрегают, от них полностью отрекаются.

Если когда-либо и имелось законное оправдание открытого пренебрежения результатами наблюдений, что весьма сомнительно, сейчас оно убирается прояснением природы скалярного движения, поскольку очевидно, что свойства вращательно распределенного скалярного движения идентичны наблюдаемым свойствам гравитации, свойствам, сбивавшим с толку исследователей, пытавшихся иметь дело с гравитацией как с автономной силой. Согласно Фейнману:

“Ньютон удовлетворился обнаружением того, что делает гравитация, и не вникал в ее механику. С тех пор эта механика так никому и не поддалась”.

Сейчас у нас есть механика. Ключ к пониманию гравитации – это осознание того, что каждый притягивающийся объект следует своим путем, независимо от всех других. Распределенное скалярное движение такого объекта в скалярном направлении вовнутрь уменьшает величину расстояния между ним и каждым другим объектом в системе отсчета. Ввиду того, что уменьшение есть результат движения самого объекта, а не какого-либо взаимодействия между объектами, уменьшение мгновенное и не нуждается в среде. Причина наблюдаемой неспособности вмешательства любого вида экрана между притягивающимися объектами тоже очевидна.

Открытия в связи с природой гравитации позволили прояснить связь между гравитацией и инерцией, тема, в которой царит полная неразбериха. Распределенное скалярное движение, которое мы называем гравитацией, обладает теми же общими свойствами, что и любое другое движение. Свойства, которые нас интересуют сейчас, – это количество единиц (масса, m), скорость каждой единицы (v), общее количество движения (момент, mv) ускорение каждой единицы (dv/dt) и общее количество ускорения (сила, ma). Подобно любому распределенному скалярному движению, гравитация также обладает некоторыми особыми характеристиками благодаря своей скалярной природе и пространственному распределению. Одна из особых характеристик, величина всех свойств за исключением вовлеченных единиц, зависит от расстояния от начала отсчета. Из-за геометрии системы отсчета движение ускоряется. Обе эти особые характеристики уже обсуждались.

Сейчас мы будем отмечать еще одно уникальное свойство распределенного скалярного движения. Ввиду того, что объекту с таким движением произвольно приписывается нулевая скорость относительно системы отсчета за счет помещения его в точку начала отсчета для скалярного движения, посредством движения объекта отсчета можно создавать сложное движение, движение распределенного скалярного движения. Чтобы создать такое движение, mv, следует приложить количество ускорения (или силы), ma. В таком процессе масса возникает в виде сопротивления ускорению; то есть, для данной приложенной силы, на основе отдельной массы, чем больше масса, тем меньше ускорение. С другой стороны, в случае гравитации, ускорение производится массой. Поэтому раньше исследователям данной сферы казалось, что в процесс включены два разных количества: инерционная масса и гравитационная масса. Высоко точные измерения продемонстрировали, что величины двух видов массы идентичны. Тогда естественно возник вопрос: “Почему?” Как сообщал Тор Р. Герхольм:

“Это не может быть совпадением! Должна быть какая-то причина. В пределах классической физики объяснение отсутствует. Когда на эту проблему направляется внимание, она кажется полнейшей загадкой”.

“Загадка” – это результат обращения с силой на основе, не соответствующей ее определению как свойства движения. Когда осознается, что физические процессы, с которыми мы имеем дело, являются связями между движениями, и то, что мы измеряем, – это количества движения, перешедшего из одного состояния в другое, очевидно, что разница между выходом (под действием гравитации) и входом (преодолением инерции) присуща природе процесса, а не природе вовлеченных в него сущностей (движению и его свойствам). Это хорошо иллюстрируется в случаях, когда одно и то же движение играет обе роли. Например, у пара работающего компрессора движение поршня – это выход первого процесса, а вход – второго.

Своей теорией относительности Эйнштейн сделал шаг вперед. Он не пришел к осознанию того, что гравитация – это движение, а сформулировал принцип эквивалентности, в котором постулировал (при отсутствии любых доступных средств, с помощью которых он пришел к выводу из установленных предпосылок), что гравитация эквивалентна ускорению системы отсчета. Это стало значимым продвижением в понимании и позволило сделать кое-какие предсказания отклонений от проверенной предыдущей теории, по крайней мере, приблизительно и достаточно впечатляюще, чтобы обеспечить общее признание теории научным сообществом.

Невзирая на нынешний статус “официальной” гравитационной теории, она вызывает значительное неудовлетворение, особенно у ведущих исследователей в сфере гравитации. Подразумевается, что характеристика гравитации, данная Дайком в вышеприведенном утверждении, как “наименее понятного из взаимодействий”, является неблагоприятным суждением адекватности теории, призванной объяснять данный феномен. Питер Бергман замечает: “Представляется, общая относительность содержала в себе зерна собственного концептуального разрушения, поскольку мы можем конструировать предпочитаемую систему координат”. Брюс Девитт еще более откровенен. “В качестве фундаментальной теории общая относительность – полная неудача”, – констатирует он.

Открытие, что гравитация – это распределенное скалярное движение, объясняет, почему общая относительность не способна удовлетворить специалистов. Хотя гравитация ускоряется, она ускоряется геометрическим способом, отличающимся от способа “ускорения системы отсчета”. Поэтому допущение Эйнштейна о равенстве между этими двумя вынудило его ввести геометрические искривление ради компенсации частичной ошибки в допущении равенства. Аргументы обычно трудно отследить из-за разработанной математической формы, в которой они обычно представляются, но более понимаемый итог Герхольма звучит так:

“Если ускорение и гравитация эквиваленты, нам следует представлять поле ускорения, поле, созданное силами инерции. Легко осознать, что как бы мы не пытались, мы никогда не сможем получить поле такой же формы, как гравитационное поле вокруг Земли и других небесных тел. Если мы хотим сохранить принцип эквивалентности, если мы хотим сохранить идентичность между гравитационной и инерционной массой, мы вынуждены отказываться от геометрии Евклида! Только посредством одобрения неевклидовой геометрии нам удастся достичь полной эквивалентности между инерционным полем и гравитационным полем. Такова цена, которую нам придется заплатить”.

Анализ данного утверждения в свете открытий, описанных на предыдущих страницах, показывает, что не в порядке в современном мышлении на эту тему. Шаг вперед Эйнштейна в осознании гравитации как эквивалента ускоренного движения не завел его достаточно далеко, для получения ясной картины ситуации. Прежде чем достичь прояснения, следует понять, что гравитация не только эквивалентна ускоренному движению; она и есть ускоренное движение, но движение особого рода: распределенное скалярное движение. Силовой аспект такого движения равносилен направленно распределенному; это силовое поле. Ускоренное векторное движение притягивающегося объекта не является направленно распределенным. Одно из свойств такого движения – количество ускорения или сила; но без распределения в пространстве нет силового поля. Положение, выраженное в предыдущей цитате, о наличии инерционного поля, которое следует примирять с гравитационным полем посредством использования неевклидовой геометрии, абсолютно беспочвенно. В обоих случаях масса одна и та же, и общая сила одинаковая, но направленные характеристики двух видов движения абсолютно разные. Ответ на вопрос, какие модификации общей относительности потребуются при замене системы ускорения на правильно распределенное скалярное движение, выходит за рамки данного труда. Однако некоторые положения очевидны. Выводы, вытекающие непосредственно из самой концепции гравитации как ускоренного движения (или его эквивалента), такие, как гравитационное красное смещение, останутся незатронутыми. Другие, такие как опережение перигелия Меркурия, будут рассматриваться в другом свете.

Бесспорно, произойдет возвращение к геометрии Евклида и соответствующее упрощение математики. Однако требующийся базовый пересмотр совершится в результате идентификации гравитации как неотъемлемого свойства материи.

Когда-то этому было приемлемое объяснение. Ловелл сообщает, что “идея гравитации как неотъемлемого свойства материи принималась постепенно и оставалась без проблем до публикации общей теории относительности Эйнштейна в 1916 году”. Эйнштейн заменил эту концепцию своей версией Принципа Маха, гипотезой, допускающей, что “инерционные свойства материи в мелком масштабе определяются поведением материи в космическом масштабе”. Сама по себе идея довольно проста, но как объясняет Дэннис Скиама:

“Оказалось, что перевод этих идей в сложную математическую форму, оказался непростым делом. Проблема технически трудна потому, что уравнения Эйнштейна не линейны. Это значит, что влияние многих звезд – не просто сумма влияний каждой отдельно взятой звезды. Поэтому трудно детально проанализировать гравитационное поле вселенной”.

Скиама сообщает, что неопределенность ситуации породила широкое разнообразие мнений. Он говорит, что в связи с направлением усилий дальнейшего изучения имеются три разные школы мышления. Все эти идеи сейчас опровергаются определением гравитации как распределенного скалярного движения. Такое определение – это точно установленный факт, свидетельствующий об идентичности гравитационной и инерционной массы и развенчивающий Принцип Маха.

Как уже отмечалось, определение гравитации как распределенного скалярного движения не отвечает на базовый вопрос о ее происхождении. Ответ не может быть получен из того, что мы узнали о скалярном движении. Никакая новая информация не в состоянии охватить все детали феномена гравитации. Но прояснение природы гравитационного влияния – это значительное достижение и открывает двери для дальнейших продвижений. Такие продвижения уже достигнуты посредством исследований наряду с теоретическими линиями, о чем сообщалось. Они не будут обсуждаться в данном труде, поскольку он ограничен открытиями в связи со скалярным движением и его непосредственными следствиями, не зависящими от изменений в базовых физических концепциях, вовлеченных в теоретическое развитие.

Когда статус гравитации понимается как распределенное скалярное движение, остается всего один шаг до осознания того, что предположительно автономные электрические и магнитные силы тоже являются свойствами распределенных скалярных движений. Говорит Фейнман: “Никто не преуспел в определении того, что электричество и гравитация – разные аспекты одного и того же”. Сейчас данное утверждение устарело. Подобно гравитации, электрический заряд, источник электрической силы, тоже является движением. Бесспорно, такое открытие окажется сюрпризом для большинства ученых, и возникнет тенденция отбросить его как радикальный пересмотр современного научного мышления. Но современной науке нечего сказать на эту тему. Заряд просто принимается как данная характеристика вселенной, “не анализируемая”, как назвал ее Бриджмен. Нам говорят: спрашивать, что такое заряд, не имеет смысла. Вот как высказывается на эту тему Андрад:

“Часто задаваемый вопрос: Что такое электричество? не имеет смысла. Электричество – одна из фундаментальных концепций физики; и абсурдно ожидать, что это вид жидкости или известный вид силы, когда мы объясняем свойства жидкостей в терминах электричества. Возможно, электрическая сила – это фундаментальная концепция современной физики”.

Данное утверждение, призванное объяснять, почему вопрос остается без ответа, на самом деле объясняет, почему физики не способны ответить. Они помещают телегу впереди лошади. Игнорируя собственное определение силы, и возводя электрическую силу в статус “фундаментальной концепции”, они захлопывают двери к осознанию прародителя этой силы.

Те, кто сводит весь вопрос к природе электрических феноменов, обычно передают такие вопросы метафизической сфере. Например, Ф. Робинсон:

“Вопрос: “Что такое электричество?” как и вопрос: “Что такое материя?” выходит за пределы физики и принадлежит сфере метафизики”.

Демаркационная линия между физическим и метафизическим, проведенная в современном физическом мышлении, на самом деле представляет собой границу между постижимым и непостижимым. Каким-то образом сила приходит из электрического заряда. Сила – феномен, с которым физики считают себя хорошо знакомыми. Заряд – нечто, что им так и не удалось внести в поле постижения. Масса, свойство материи, определяющее величину гравитационной силы, понимается не лучше. Магнетизм объясняется движением зарядов, но поскольку сам заряд остается необъясненным, прибавление движения не добавляет понимания. Поэтому физики приняли силу, феномен, который они, по их мнению, понимают, за базовую физическую реальность.

Как указывалось в главе 1, возведение силы в статус автономной базовой физической сущности само по себе противоречиво, поскольку сила определяется способом, делающим ее свойством движения, а не независимой сущностью. Концепция автономной силы выжила только из-за отсутствия удовлетворительной альтернативы и без чего-то, способного занять ее место. Физики не желали подвергнуть ее критическому исследованию, поскольку это потребовало бы строгой научной процедуры.

Сейчас осознание существования распределенного скалярного движения прояснило ситуацию. “Фундаментальные силы” – это аспекты силы распределенного скалярного движения. “Заряд” и “масса” – просто названия ранее неосознанных движений. И чтобы рассматривать их существование вовсе не обязательно прибегать к метафизике.

Подобно гравитационному движению, электрические и магнитные движения распределены в трех пространственных измерениях системы отсчета, они обладают одинаковыми общими характеристиками. Но имеются и значимые различия. Одно из них таково: электрическая сила намного сильнее гравитации. Ученые любят указывать на то, что гравитация была бы относительно несущественной характеристикой вселенной, если бы не размер многих объектов, из которых она исходит: звезд, планет, галактик и так далее.

Открытие, что скалярное движение может иметь место в трех скалярных измерениях, только одно из которых можно представить в пространственной системе отсчета, предлагает объяснение разницы в величине. Логически, можно прийти к выводу, что гравитация, явно базовый вид распределенного скалярного движения, относящегося ко всем материальным объектам при всех обстоятельствах, – это движение, имеющее место во всех трех скалярных измерениях. Тогда разницу в величинах движений, наблюдаемую в системе отсчета, можно рассматривать, если мы определяем электрическое движение как ограниченное одним скалярным измерением. На этом основании, полная величина электрического движения (и силы) действует лишь в наблюдаемых физических феноменах, в то время как эффективно только одно измерение трехмерного (скалярного) гравитационного движения (и силы).

Логическое следствие вышеприведенного – существование двумерного (скалярного) движения (и силы) одинаковой природы, с величиной, промежуточной между гравитационным и электрическим движением. Магнетизм – это феномен, явно удовлетворяющий данному условию. Здесь одно измерение движения наблюдаемо в системе отсчета, а другое нет. Такие комментарии относятся лишь к тому, что известно как “постоянный магнетизм”, и к феноменам “магнитостатического” электромагнетизма. Электромагнетизм – это феномен другой природы и не входит в охват данного труда.

Количественные соотношения пребывают в полном соответствии с предварительными качественными наблюдениями. Числовое соотношение между пространством и временем в одном измерении, указанное скоростью света (значимость которого мы будем обсуждать позже), составляет 3x1010 в терминах традиционных единиц измерения (система СГС). Согласно предварительному объяснению, это 3x1010 у магнетизма. Тогда обычное соотношение между электрическими и магнитными величинами должно быть 3x1010, что согласуется с величиной, полученной из наблюдения. На соотношение между электрическим и гравитационным движением влияют различия в природе распределения движения, которые будут исследоваться в главе 3. Но отношение электрической силы к гравитационной значительно больше, чем отношение электричество/магнетизм, как того требует разница в измерениях.

Во многих важных отношениях определение электрических и магнитных сил как силовых аспектов распределенного скалярного движения конфликтует с ныне принятыми идеями. Ввиду того, что ныне принятые идеи являются продуктами превалирующей теории электричества и магнетизма, бесспорно, появится тенденция принимать на веру, что достигнутые новые выводы будут продуктами какой-то другой теории. Это не так. Определение чисто фактическое. Мы определяем некоторые классы и сущности и их свойства из наблюдения. И когда мы наблюдаем сущности, обладающие этими свойствами и никакими другими, не совпадающими с ними, мы определяем наблюдаемые сущности в виде членов определенных классов. Это чисто объективный и фактический процесс. Результаты имеют такое же значение, как и любые другие результаты фактического знания.

Отсюда следует, что элементы ныне превалирующей теории, приводящие к другим выводам, определенно ошибочны, в целом или частично. Это не вопрос мнения или суждения. Когда одна прочная теория конфликтует с другой, решение о корректности или почти корректности обычно, в значимой степени, зависит от суждения о весе каждого положения свидетельства. Но когда теория конфликтует с определенно установленными фактами, она больше не прочная и должна быть отвергнута.

Как только осознается существование распределенных скалярных движений, сразу же очевидно, что базовая ошибка современной теории в допущении, что электрические, магнитные и гравитационные влияния распространяются с конечной скоростью в среде, или в чем-то со свойствами среды. Как уже отмечалось, наблюдаемые характеристики гравитации пребывают в прямом конфликте с таким допущением, и физики могут сохранять свою теоретическую позицию лишь отречением от наблюдений. Ситуация в связи с электрическими и магнитными силами не так отчетлива из-за путаницы, возникшей в результате существования других связанных феноменов, которые не отличаются или не совсем отличаются от действий этих сил в современной мысли. Самый значимый вклад в путаницу вносит электромагнитное излучение.

В данный том не будет входить детальное обсуждение этого излучения, поскольку оно не входит в интересующий нас сейчас круг вопросов. Однако поскольку современная теория базируется на допущении, что в такие дела вовлекается излучение, было бы желательно указать на ошибки в этой гипотезе. Излучение – это процесс передачи энергии. Фотоны покидают источник излучения, движутся в пространстве и, в конце концов, достигают материального атома или совокупности, которыми они поглощаются. Каждый фотон несет определенное количество энергии. Когда испускается фотон, энергия источника уменьшается на эту величину, а когда фотон поглощается, энергия поглотителя увеличивается на ту же величину. На обоих концах пути энергия излучения взаимодействует с любым другим видом энергии. Например, энергия сталкивающегося фотона может превращаться в кинетическую энергию (тепло), в электрическую энергию (фотоэлектрический эффект) или в химическую энергию (фотохимический эффект). Аналогично, любой из перечисленных видов энергии, способных существовать в точке испускания излучения, может превращаться в излучение посредством надлежащих процессов. Процессы превращения энергии излучения абсолютно не зависят от расстояния между эмиттером и поглотителем, кроме влияния расстояния на количество времени, требующегося на путешествие.

Работа распределенного скалярного движения – это абсолютно другой вид процесса. Например, гравитация, вместо того, чтобы не зависеть от расстояния, полностью зависит от него; то есть, от разделения рассматриваемых объектов. До тех пор, пока расстояние не меняется, не меняется и энергия каждого из объектов. Сила сохраняется, а вот энергетическое влияние нет. Когда один объект увеличивает свою кинетическую энергию по причине уменьшения расстояния, как в случае падающего на землю объекта, приращение энергии достигается не за счет земли; оно достигается в результате энергии положения (потенциальной энергии) самого движущегося объекта.

Более того, гравитационная энергия не меняется на другие формы энергии. В любом конкретном расположении в связи с другими массами, единица массы обладает определенным количеством гравитационной (потенциальной) энергии, и содержание энергии невозможно увеличить или уменьшить посредством превращения форм энергии из одной в другую. Да, изменение положения выливается в высвобождение или поглощение энергии, но гравитационная энергия, которой обладает масса в точке А, не может превращаться в любой другой вид энергии в точке А. Также гравитационная энергия в точке А не может передаваться неизменной в любую другую точку В (кроме как вдоль эквипотенциальных линий). Единственная энергия, появляющаяся в любой другой форме в точке В, – это часть гравитационной энергии, которой обладала масса в точке А, но не сохранила в точке В: фиксированное количество определяется исключительно разницей в расположении.

Эти факты очевидны каждому, кто желает их видеть. Но как однажды заметил Харлоу Шепли в комментарии о ситуации в сфере космологии, факты – враг № 1 теорий. После длительной путаницы теоретики приходят в отчаяние и начинают строить свои теории, уходя от фактов. Именно это и произошло в рассматриваемых нами сферах. Поэтому не удивительно, что современные теории конфликтуют с новыми фактами, открытыми посредством исследования скалярного движения. Они уже пребывали в конфликте со многими старыми фактами, долгое время пребывающими частью основного объема научного знания. Выражаясь терминологией данного труда – это и есть факты, которыми пренебрегла наука.

продолжение >>>

1 - 2 - 3 - 4


Copyright  © 2004-2016,  alexfl