на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
 

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript




РЕКЛАМА:

Голографическое кодирование в мироздании

квантовая нелокальность информации


изм. от 09.08.2016 г - (чуть дополнено)

    Давайте рассмотрим процесс хранения, кодирования и передачи информации в мироздании на примере новых данных, полученных при декодировании ДНК и проверенных экспериментально.

    Маршалл Ниренберг, сын эмигрантов из России, в 1968 году, вслед за Уотсоном, Уилкинсом и Криком в 1962 году, получил Нобелевскую премию за "расшифровку генетического кода и его роли в синтезе белков". Эта модель генетического кода, основанная на двойной спирали генетического кода, образно говоря, вбита в головы генетиков и молекулярных биологов здоровенными гвоздями. Она превратилась в типичную догму. Но в настоящее время эта догма приносит больше вреда, чем пользы.

    Современная модель генетического кода похожа на слегка беременную женщину. Но женщина либо беременна, либо нет. Тоже самое и модель генетического кода – либо она правильная, либо нет. Слегка правильной модели генетического кода быть не может. Но именно по этой модели научились делать генномодифицированные продукты или ГМО.

    Если раскрутить наши 46 хромосом ДНК, мы получим 3 миллиарда буковок, упакованных в два метра нашего ДНК. Мы состоим из белков, которые реализуют наши основные метаболические процессы, от которых, по сути, зависит наша жизнь. Белки состоят из 20 основных аминокислот, которые кодируются кодонами (триплет).

    По сути, ДНК содержит четыре буквы – А,Т,Г, Ц. А (A) - аденин, Г (G) - гуанин, Ц (C) - цитозин, в ДНК Т (T) - тимин, в мРНК У (U) - урацил. И вот стоит задача – 20 аминокислот необходимо зашифровать 4-я буквами. Было выяснено, что они шифруются тройками (триплет). Потом было уточнено, что кодирование осуществляется даже двойками, а третья носит вспомогательный характер, т. е. случайный. При этом 32 кодона из 64 являются синонимами. То есть 20 аминокислот кодируются 32 кодонами, а роль еще 32 абсолютно не понятна. Хотя с самого начала, еще Крик признал, что “обнаружено некоторое противоречие и отсутствие очевидного смысла в коде”, с тех пор так ничего и не изменилось. Противоречие заключается в том, что у нас имеется избыточность кодонов для кодирования 20 аминокислот. Получается, что каждая кислота может быть закодирована несколькими двойками. Эта избыточность была названа синонимией. Вроде это прекрасно, но для чего вторая половина кодонов?

    Ниренберг первым обнаружил, что две аминокислоты могут кодироваться одним и тем же дуплетом, что аналогично применению, например, современного слова коса. Какая коса? Девичья или литовка?

    Таким образом выяснилась неоднозначность кодирования аминокислот. Единственное, что было написано: ”молекулярная природа этого явления нам не понятна”.

    Потом все эти утверждения куда-то исчезли. Никаких дальнейших разработок в этом направлении в открытом доступе обнаружить невозможно.

    Получается, что модель генетического кода не точна! Она бывает омонимична. При явной избыточности кодирования она остается неопределенной.

    Омонимы - одинаково звучащие единицы языка, в значении которых, в отличие от значений многозначных единиц, нет общих семантических элементов. Словообразовательные и синтаксические показатели не являются решающими объективными критериями отличия омонимии от многозначности. Лексические омонимы возникают вследствие звукового совпадения различных по происхождению слов.

    Мы видим, что гены, которые кодируются информационной РНК, если их читать (что делает рибосома) как текстовое предложение, мы встречаем омонимы, т е необходимость выбора. Если выбор будет не правильным, мы получаем неправильный белок, что сразу же создает большие проблемы для биосистемы, вплоть до летального исхода. Неправильный белок – это очень плохо. Но, тем не менее, никто этим противоречием не хочет заниматься.

    Рибосомы - очень мелкие органоиды клетки, образованные рибонуклеиновыми кислотами и белками. Каждая рибосома состоит из двух частиц - малой и большой. Образуются рибосомы в ядре клетки, после чего поступают в цитоплазму. Связываясь с молекулой мРНК, осуществляют ее трансляцию (биосинтез белка), что и является их главной функцией. Рибосомы присутствуют в клетках всех живых организмов.

    Но это было терпимо до той поры, пока генетики не научились вставлять чужеродные гены в другие организмы. С этой поры началась трансгенная инженерия. И эти «инженеры» наломали таких дров, что сейчас мы едим модифицированную сою, пшеницу, кукурузу, томаты, абсолютно не понимая последствий для нашей генетики.

    Вроде что тут страшного? Синтез белка идет нормально, растет быстрее, климат не влияет, вредители не едят. Что еще надо, чтобы достойно встретить старость? Шутка...

    Но возвращаясь к слову коса – как понять, какое значение слова используется при кодировании ДНК? Правильно, его надо поместить в предложение. Часть поместить в целое, т.е. в законченную фразу, контекст которой дешифрует омоним и присваивает ему единственное значение, создавая однозначность. Отсюда автоматически следует: для того, чтобы рибосома правильно приняла решение, она должна правильно понять смысл контекста последовательности ДНК. И здесь, в отличие от метафорического Криковского понимания, мы должны сделать однозначный вывод: аппарат, который синтезирует белки, обладает некоторым видом квази сознания. Нельзя понять семантику (semantikos - обозначающий), не понимая целого предложения. Если бы организмы автоматически руководствовались моделью кода в канонических Криковских рамках и следовали бы ей без каких-либо поправок, то жизнь на Земле была бы невозможна.

    Вот почему, аппарат, синтезирующий белок, работает нормально, а модель генетического кода неоднозначна. Синтез белка – достаточно точный процесс именно потому, что он использует приемы, свойственные лингвистике и логике, т.е. сознанию. И неоднозначность начинает проявляться только косвенно, и только при грубом внешнем воздействии.

    К примеру, выведена генномодифицированная картошка, которую не ест колорадский жук. Засеяли поля, картошка растет, жук умирает на ранней стадии своего эмбрионального развития, все великолепно. Но вылез маленький неприятный сюрприз. Эта картошка убивает бабочек и пчел, которые садятся на цветы картошки, вызывает рак кишечника у крыс и мышей. В Америке такой отрасли как пчеловодство уже давно нет - все пчелы вымерли, т к поля засеваются генномодифицированными растениями.

    Проблема в том, что вводя чужеродные гены, мы вместе с тем меняем и контекстный пейзаж. Мы меняем смыслы генов. В результате некоторые гены начинают молчать, т. е. становятся спящими. В искусственно введенных генах создается такая лингвистическая и семантическая ситуация, когда некоторые гены выключаются. При этом другие, которые до этого спали, просыпаются и начинают читаться, что вносит хаос и разнобой. Начинают синтезироваться белки, которые совершенно не нужны организму в данный момент. Контекстный пейзаж приводит к тому, что меняются аминокислоты, входящие в состав белка. Совершенно беспардонно вводя трансгены, мы получаем высокую вероятность того, что будут синтезироваться аномальные белки, которые могут вызвать отравление, аллергию, раковые заболевания и т.п. Это давно уже показано на животных, которых кормили трансгенными продуктами.

    Кроме лингвистического аспекта работы генетического кода, существует еще один – его голографическое кодирование.

    Рассмотрим как это проявляется на простом примере. Существует листовой фантомный эффект. Его открыл Адаменко, работавший с Кирлианом. Берется живой листочек, имеющий определенную форму, которая генетически закодирована в ДНК дерева, и на него подается высокочастотное напряжение. Спросите любого генетика – как форма листа закодирована в ДНК? Вряд ли они вам что-то ответят вразумительное. Мол за морфогенез отвечают какие-то мифические градиенты морфогена.

    Но если посмотреть на кирлиановские фотографии, то можно это объяснить. Если вы отрезаете от листочка его часть, и помещаете этот лист между электродами высокочастотного поля, он начинает искрить, при этом искрит весь листок, включая и ту часть, которая была отрезана.

    В чем дело? А это типичное проявление голограммы. Если вы читали про голограммы, то должны знать: на сколько бы частей вы не разрезали пленку с голограммой, вы всегда будете получать целое изображение, ранее записанное на эту пленку. Каждый кусочек даст трехмерное изображение целого объекта. Получается, что генетическому аппарату свойственна голографическая память. А если голограмму пустить по четвертому измерению, т е по вектору времени, мы получим изображение листа от его появления из почки до момента увядания и осыпания с дерева. Чтобы построить любой организм, необходимо иметь план его пространственно-временной структуры. Любой развивающийся эмбрион должен знать, когда и где он должен построить лапку, вырастить глаз, нос и т. д. Если в эти планы вносятся какие-то не запланированные эволюцией изменения, вы получаете урода.

    Когда Гаряев поместил образец ДНК в крошечный кварцевый контейнер, облучил его мягким лазером, а затем наблюдал за ним с помощью сверхчувствительного оборудования, способного обнаруживать даже единичные фотоны света, он увидел, что ДНК работает как губка, впитывающая свет. Каким-то образом молекула ДНК поглощала все фотоны света в этом месте и хранила их в виде штопорообразной спирали. По-видимому, ДНК создавала вихрь, притягивающий свет.

    Настоящая магия произошла тогда, когда он закончил эксперимент. Он взял кварцевый контейнер с ДНК и убрал ее. Он даже не думал, что что-то произойдет. Тем не менее, к его величайшему удивлению, там, где раньше находилась ДНК, свет продолжал спиралевидно закручиваться, хотя физически ДНК уже там не было. Что бы не удерживало свет на месте, оно совсем не нуждалось в молекуле ДНК.

    И это еще не все. Когда Гаряев заливал фантом жидким азотом (эффект внезапного сильного охлаждения), спираль света исчезала, но загадочно возвращалась через 5-8 минут. Такая живучесть фантома ДНК – нашего энергетического двойника - даже перед лицом вполне определенного разрушения, вызывает удивление.

    Как вы думаете, сколь долго продолжает существовать этот паттерн? Забавно, но фантом ДНК остается видимым до 40 дней после появления. Эта информация доступна вот уже более 25-ти лет, и эксперимент был повторен в Соединенных Штатах Р. Пекорой в 1990 году, но никто об этом не слышал.

    Отсюда вывод: когда вы вводите трансгены, вы кроме всего прочего, в жидкие или волновые кристаллы хромосом, вводите чужеродные голографические структуры, от которых зависит тот набор голограмм, который там записан. Изменив первичную структуру ДНК, вы меняете и топологию жидкого кристалла. А голограмма является одной из форм топологического кодирования. Эти волновые фронты, считываемые из хромосомного континуума, по сути, являются разметочными векторами, по которым и строятся биосистемы.

    Хромосомы - структурные элементы ядра клетки, содержащие ДНК, в которой заключена наследственная информация организма. В хромосомах в линейном порядке расположены гены. Самоудвоение и закономерное распределение хромосом по дочерним клеткам при клеточном делении обеспечивает передачу наследственных свойств организма от поколения к поколению. В виде четких структур хромосомы различимы (при микроскопии) только во время деления клеток. Каждая хромосома имеет специфическую форму, размер. В клетках организмов с недифференцированным ядром (бактерии) имеется одиночная двухспиральная молекула ДНК, нередко называемая хромосомой.

    Возникает вопрос – а кто читает эти голограммы? Но мы уже знаем, что прежде всего сами хромосомы являются системами накопления фотонов и излучения когерентных фотонов. Вообще, хромосомы всех биосистем являются лазерами с настраиваемыми длинами волн для излучения когерентного света в диапазоне от 250 до 800 нанометров и далее в диапазоне СВЧ, радиоволн и торсионных полей.

    Вот посмотрите на приведенную химическую формулу биологического передатчика и его аналогичную схему глазами физика. Эти же структуры когда-то можно было видеть и на пирамидах.

    Волновые поля хромосом, генерируемые как живыми клетками и их ядрами, так и выделенными из хромосом препаратами ДНК, могут приобретать структуру солитонов (структурно устойчивых уединенных волн), а главное, способны к дистанционной трансляции геноволновой информации. По сути, генетические молекулы дуалистичны - будучи веществом, они же работают как источники физических знаковых полей. Хромосомы, как главные фигуры любой биосистемы, расщепляются на многомерные фрактальные семиотические (semeion - знак, признак) структуры вещества и поля, закодированные видимо божественным промыслом. То есть потенциально в каждую биосистему привносится все (принцип голограммы), идущее свыше, но возможность расслышать, увидеть и понять это все определяется свойствами воспринимающего генетического материала конкретной формы жизни.

    Широко известны данные о генетическом дефиците хромосом, не позволяющем полностью реализовать программы развития организма в условиях внешней искусственной полевой информационной изоляции. Фильтрация или искажение некоторых (гено-знаковых) внешних естественных физических полей вызывает уродства и гибель эмбрионов. Это означает, что коммуникации генетических субстратов с экзогенными волновыми знаковыми структурами безусловно необходимы для гармоничного развития организма. Внешние Божественные (или искусственные) волновые сигналы несут дополнительную, а может быть и главную, информацию в геноконтинуум Земли.

    Первыми, кто выдвинул зачатки этих идей, были Гурвич, Любищев и Беклемишев (20-40 годы), затем, в Новосибирске А.Н.Мосолов (1980), а затем группа ученых из Института общей физики АН (1984) с помощью световой и лазерной микроскопии обнаружили в клеточных ядрах (хромосомах) нейронов некие вибрирующие (звучащие) сферические образования. Мосоловым было высказано предположение, что они являются источниками информационно-силовых генетических, а точнее, эмбриональных полей, что это не фотонные поля, а звуковые излучения, имеющие голографическое происхождение. Это была первая четко сформулированная гипотеза знако-несущих (образных) волновых голографических структур генома высших биосистем.

    Далее эту гипотезу развил на основании собственных исследований П. Гаряев. В 1985 году методом спектроскопии корреляции фотонов ему удалось зафиксировать необычные аномально долго затухающие колебания (звук) ДНК с меняющимся спектральным составом, особым образом распределенным во времени. Было обнаружено, что ДНК обладает способностью как бы в автоматическом режиме (квази-спонтанно) синтезировать незамолкающую сложную «мелодию» с повторяющимися музыкальными фразами.

    Итак, мы получили два стратегических вектора при развитии любого организма – это речевые и голографические конструкции. При этом обе конструкции дают избыточность (свободу выбора) генетического программирования организма, состоящего из сотен миллиардов клеток. И каждая клетка, в идеале, должна знать друг о друге все.

    Возникает вопрос – как решить такую проблему? Нервные импульсы – это 120 м/сек. Явно не хватит такой скорости для обмена информацией. Нужна более мощная стратегическая система.

    Такая система была предложена Петром Гаряевым еще в 1999 году. Он высказал идею, что генетическая информация обладает квантовой нелокальностью и способностью телепортироваться. Ядро каждой клетки имеет связанное, спутанное состояние со всеми ядрами других клеток организма. И эта связь осуществляется через процесс поглощения и излучения фотонов света. А мы уже писали, что фотоны света имеют свойство «мерцать», т е переходить из пространства во время и обратно, что отражено в их свойстве быть “одновременно” и волной и частицей. На этом принципе и были построены лазерные приборы, изобретенные Гаряевым.

    Фотоны света, которые излучаются нашими молекулами ДНК, являются элементами спутанных фотонов. А фотоны, которые находятся в спутанном состоянии, при разлете в разные стороны, сохраняют некоторое подобие информационной связи независимо от расстояния. Расстояние между фотонами может быть бесконечным, что следует из уравнения, выведенного физиками. Если вы изменили угол поляризации одного фотона, то второй фотон мгновенно отвечает таким же изменением поляризации. Такие спиновые состояния фотонов являются тем фондом, который обеспечивает основную часть генетического кодирования – квантовую нелокальность. Наши с вами клетки находятся в информационно спутанном состоянии, т е каждая клетка знает о каждой клетке все и сразу. И эта информация квантована. Берется только та часть информации, которая актуальна в данный момент времени.

    Хотя это не укладывается в головах биологов и физиков, возможность телепортации фотонов уже четко показана экспериментально. И осталось только доказать возможность телепортации генетической информации, записанной на спинах фотонов при обмене этой информацией.

    Люк Антуан Монтенье, ставший Нобелевским лауреатом в 2008 году, вслед за Гаряевым показал, что природа ДНК и генов дуалистична, то есть ДНК, будучи веществом, может отделять от себя свои квантовые эквиваленты (волновые гены) и передавать их на расстоянии по принципу радиоволн, содержащих генетико-торсионную составляющую.

    Итак, мы получили три базовых положения, которые отсутствуют в классической генетике. Это лингвистичность генетического аппарата, его голографичность и квантовая нелокальность.

МУСОРНАЯ ДНК

    Генетический код, который отвечает за синтез белка – это всего 1-2% от всего ДНК, остальное занимает так называемая “мусорная ДНК”.

    Эта часть ДНК устроена очень просто: там повторяющаяся последовательность нуклеотидов. Примитивная последовательность, состоящая из чередования блоков из нескольких букв. Например, АУ или КАЦЭ, и эта АУ будет повторяться тысячу раз. Они так и называются – повторяющиеся последовательности. Естественно, у классических ученых возникает вопрос: а что там может быть зашифровано на таком примитивном уровне?

    Вспоминая принцип построения голограммы, постоянное чередование белых и черных полос, по сути, мы то же самое видим и в “мусорной ДНК”. Или другая аналогия: вспомните грифель карандаша, постоянное чередование графитовых чешуек. При письме на бумаге карандашом, мы получаем постоянное чередование графитовых чешуек на бумаге, но при правильном осознанном подходе, мы можем получить достаточно сложный и реалистичный рисунок.

    Петр Гаряев сконструировал лазер, который способен читать и передавать генетическую информацию, записанную на спинах фотонов. Он сделал лазер, который повторяет излучения генов, передавая его в определенном диапазоне когерентным светом. При этом, поскольку речь идет о спиновых состояниях, которые являются главными носителями генетической информации, мы должны сделать так, чтобы фотоны работали на поляризации. То есть лазер обладает способностью чувствовать оптическое вращение фотонов.

    Оптическая активность или способность менять спиновое состояние фотонов – это и есть запись генетической информации. Природа на спиновых состояниях фотонов научилась записывать голографическую генетическую информацию. Лазер тоже имеет способность записывать генетическую информацию на спинах фотонов.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ

    Первое, с чего начал Гаряев, он взял ДНК цыплят, считал его лазером, и подал полученную информацию на картошку. В результате ростки картошки начали расти в 1000 раз быстрее (по 2-3 см за ночь). А на втором поколении вылезли помидороподобные структуры. Картошка начала давать томаты. Странного в этом вроде ничего нет. Видимо были затронуты палеогенетические структуры, которые еще хранили, в спящем состоянии, структуры помидор. А уже в третьем или четвертом поколении были получены прямые как палки корни картофеля (длиной до метра) с маленькими-маленькими картофелинами. Получается, что генетика была возвращена к начальным этапам эволюции картошки, когда шло отделение томатов от картофеля.

    Потом он взял генетический код, выделенный из определенной линии растения Арабидопсис Таля, а в другом институте, расположенном за семь километров, посеяли сотни семян этого растения. Подав эту информацию на все четыре стороны, она избирательно нашла именно эти проросшие растения. В результате чего 98% из них смутировало. Более подробную информацию по этим экспериментам можно найти в интернете.

    Вот вам доказательство негативной мощи генетической информации, когда она используется в испорченном виде, что приводит к засыпанию одних генов и пробуждению других.

    Тогда Гаряев решил считать информацию, с учетом прошлых ошибок, с поджелудочной железы новорожденных крыс и подать ее на крыс, у которых она была искусственно удалена с помощью аллоксана. В обычных условиях, после применения аллоксана, у крысы растет количество сахара в крови, и она умирает от сахарного диабета. Экспериментальным крысам, которые уже погибали, в лапку лучом лазера была введена информация здоровой поджелудочной железы. И что вы думаете? Все крысы выжили. У всех регенерировалась поджелудочная железа.

    Тогда был проведен еще более интересный эксперимент. Крыс долгое время облучали генетической информацией поджелудочной железы, а потом ввели им убойную дозу аллоксана. Но ничего не произошло! Крысы стали устойчивы к действию аллоксана. Получается, что иммунитет крыс набрал такую силу, что такой яд, как аллоксан, стал для них безвредным. Вам не кажется, что этот эксперимент очень хорошо объясняет природу воздействия мантр, в которых последовательность слов подобрана по четко определенному алгоритму, только в звуковом диапазоне? А фрактальность мироздания еще никто не отменял. Более развернуто о других экспериментах Гаряева мы уже писали здесь.

    Когда к этой теме подключились лингвисты, они обнаружили, что генетический код – особенно видимый в “бесполезных” 99% - следует тем же правилам, что и наши человеческие языки. Они сравнивали правила синтаксиса (способ, с помощью которого слова складываются вместе для формирования фраз и предложений), семантику (учение о значении в формах языка) и основные правила грамматики. Ученые обнаружили, что щелочи нашей ДНК следуют правилам обычной “грамматики” и обладают рядом правил точно так же, как наши языки.

    Следовательно, изначально человеческие языки появились не случайно, а как отражение внутренних паттернов нашей ДНК, которая, в свою очередь, является отражением голографического и квантово нелокального устройства всего Мироздания.

    Момент выбора, который совершает рибосома, присутствует и в Буквице, на своем уровне порядка, в последовательности Ёта-Ота-Кси.

    “Ключевым положением ее (теории волновых генов) является то, что хромосомный аппарат биосистем функционирует одновременно как источник и приемник генознаковых лазерных, солитонных и голографических полей. Кроме того, хромосомный континуум многоклеточных организмов является неким подобием статико-динамичной мультиплексной пространственно-временной голографической решетки, в которой свернуто пространство-время организма. Но и этим не исчерпываются кодирующие возможности генетических структур. Последовательности нуклеотидов ДНК, образующие голографические и/или квази-голографические решетки, формируют еще и текстовые рече-подобные структуры, что существенно меняет наши представления о генетическом коде. Эволюция биосистем создала генетические «тексты» и геном-биокомпьютер как квази-разумный «субъект», на своем уровне «читающий и понимающий» эти тексты. Чрезвычайно важно для обоснования этой элементарной «разумности» генома, что естественные (не существенно на каком языке) человеческие тексты и генетические «тексты» имеют сходные математико-лингвистические и энтропийно-статистические характеристики. Это относится, в частности, к такому понятию, как фрактальность распределения плотности частот встречаемости букв в естественных и генетических текстах (для генетических «текстов» буквы - это нуклеотиды)." / Гаряев, 2009 /

    Рассмотрение генетических структур как космических волновых антенн хорошо согласуется с идеями Хозе Аргуэльеса относительно генетического кода. Он считает, что последний описывает лишь часть общей картины жизни, и дополнением к нему является свет (лучистая энергия). Эта резонансная лучистая инфраструктура (световое тело) входит в диапазон излучения, который управляется кодом Цолькина, гармонического модуля майя. Отслеживая “источник” лучистой энергии, Аргуэльес приходит к мнению, что он является ядром нашей Галактики. Излучаемые им спиральные потоки пульсаций вращаются в прямом и обратном направлениях и представляют собой код, контролирующий самопередающие и самопреобразующие свойства лучистой энергии. Описываемый гармоническим модулем майя галактический код является первоисточником, пропитывающим и наполняющим жизнью код ДНК. /Аргуэльес Хосе. Фактор майя (майанский фактор). Внетехнологический путь. Киев, 1996./


Copyright  © 2004-2016,  alexfl