на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
 

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript




РЕКЛАМА:

Сумрачный храм Сета

отрывок из книги В.Новикова "Хранитель Прави. Бус Белояр"


изм. от 18.01.2017 г ()

    На корабле заметили александрийский маяк и изменили курс на вечерник. Еще целый день плыли вне видимости берега, пока Стрибожий ветерок не подсказал свежим напором, что пора поворачивать к суше. Берег выглядел сумрачным и неприветливым. Умело лавируя обошли все коварные рифы, Хранитель никому не доверил кормила, пока не нашли природную бухточку, которая малой чашей приютилась среди неприветливых скал. Северные вои сошли на берег, весь день ушел на то, чтобы разбить и обустроить лагерь. Вечером Хранитель позвав Буса принялся творить действо над сакральной чашей. Всю ночь звездные силы небесного купола снисходили в чашу творя образы. К полуночи Хранитель Яр велел Бусу достать свой древний, династийный меч, обнаженная харулажная сталь отражала таинственный свет звезд. Затем Хранитель незаметным движением снял с пояса свой клинок, тот с легким взвизгом распрямился и по его хищному, черному телу заиграли звездные узоры, он ничего не отражал, вся сила входила в него без остатка. Затем Яр, установил оба меча остриями, направив на семизвездный ковш Макоши, взяв чашу, облил звездной водой оба клинка и повел действо таинственное. Кудеяр осторожно приблизившись, с восторгом смотрел, как от далеких звезд сходили нити-лучи и творили связь небесную с клинками. Не выдержав, вопрошающе выхватил свой меч, да и уговорил седовласого волхва присоединить его к стоящим мечам.

    Затем Хранитель Яр достаточно сурово объяснил:

    - Идем вглубь пустыни я с Бусом, ну и с Кудеяром, остальные остаются здесь в лагере, ожидаете нас здесь, иначе вас ждет гибель, Темный противник силен. Когда мы будем возвращаться, вестником будет ворон. Он вам и поведает, добрая весть или иная…

    Сборы были короткие, взяли запас родниковой воды, еду взял только Кудеяр. И решительная троица двинулась вглубь. Вскоре небольшие каменистые гряды с чахлой растительностью сменились каменистой пустыней, а на второй день пошел песок. Барханы зыбучие обманчиво меняли очертания и вводили в блуд. Но Хранитель Яр торил путь, точно ведая, где цель. Как-то на привале забурчал, что-де Бус на Ур-горе мало учился, а Кудеяр вообще не ведает, как переносить тело в пространстве, как сворачивать расстояние. Меру знать надо. Ведь если бы учились, то уже давно были бы у гнезда Темного. А так… Бей, сбивай ноги. И они шли и шли, днем изнуряющая жара, ночью леденящий холод. Но кто ведает цель, тот знает и конец пути. И вот наконец пошли места мрачные, вроде бы те же пески, но все было пронизано мертвящим сумраком. Яр поведал, что цель уже близка. Решили перед решающим броском разбить ночлег, весь день шли, собирая редкий сухостой на дровишки, их было отчаянно мало, но какой никакой костерчик вскоре затеплился, да разгорался, Кудеяр встал до полуночи на страже, а Хранитель с Бусом улеглись возле животворящего пламени спать. Во сне Хранитель пытался найти способы – подходы к логову, пытался проникнуть, да приободрить Эвлисию, но магические, черные запоры были крепки и первые две попытки окончились неудачей. Но Хранитель готовился к третьей попытке, за счет растворения в пространстве Белого света, Яр собрался пробиться к Евлисии.

    Но неожиданно, ближе к полуночи, их разбудил встревоженный Кудеяр. Полная луна освещала мертвенным светом его напряженную фигуру.

    - Шакалы воют.

    - Воют? Может просто на луну?

    - Да нет, как-то со страхом воют, а больше того скулят…

    - Не сбесились ли?

    На том и замолчали. Но вот Хранитель Яр встал, потянулся, крутнулся волчком, выставив вперед длани и рек-

    - Однако нас учуяли и определяют точнее место, надо готовиться к гостям лихим, Бус и ты Кудеяр доставайте тетивы, да натягивайте луки. Ждем…

    И уже взойдя на сыпучий бархан, кинув взгляд, на простиравшую в лунном иномирье даль, да присмотревшись попристальней, понял Хранитель Яр, что неспроста суматошились шакалы!

    Криволапые фигурки невелички, отсюда, издали, вовсе нестрашные, смешные даже, суетились, рассыпаясь на стайки, растягиваясь понемногу в длинную, неровную цепь…

    - Бус! Оба на бархан, держитесь подальше от костра, приготовьте тулы со стрелами!

    … а по песчаным невысоким дюнам уже брели к стоянке с горящим костром чужие вои, по щиколотку увязая в сыпучих песках.

    - Луки изготовить!

    … и что-то еще неладное было в молчаливом наступлении ночной нежити…

    - Тихо идут, - удивленно пробормотал Кудеяр.

    Беззвучно шли ночные вои, не было слышно воплей, ни истошного визга, и это весьма удивляло, но все же не тишина была главным несообразием в происходящем, нет, нечто иное…

    - Глянь-ка, Хранитель! – изумительно охнул Кудеяр.

    Но и сам Хранитель и Бус видели, не было у темных гостей никакого оружия, с голыми руками они брели к стоянке.

    Над этим стоило поразмыслить. Кабы время было. Но не было уже времени.

    - Ну заединщики! Сила Перуна с нами!

    Загудели тетивы.

    Стрелы рванулись в полет, к цели. И они не подвели. Острые кованые наконечники вошли туда, куда целились, - в шею и в грудь наступающих, эти стрелы без труда пробивали любые доспехи ворогов…

    - Луки изготовить!

    … но нежить, пораженные насмерть, отчего-то даже и не думали падать, а тем более умирать. Они шли по песку все так же неторопливо, и оперения русколанских стрел трепетали в такт шагу неуязвимых ворогов…

    - Перуне! – в голос крикнул Кудеяр.

    Оба молодых витязя бранились вперемежку.

    И было отчего!

    Уже по второму, а затем и по третьему разу выпустили бронебойные стрелы, способные попав в глаз, повалить и медведя. Они теперь и целились только в глаза, и не промахивались, но – попадали без толку…

    - Перуне вми призывающим тя! – вскрикнул Бус.

    - Лук!

    В последний раз, правду молвить, Хранитель Яр забавлялся лучной стрельбою давненько уж: едва ли не два лета назад, хоть и достойное занятие, а все ж таки – игра, то ли дело с мечом на ворога идти. Но теперь он сам должен был стрелять – и обязан попасть, а попав, непременно поразить вражину насмерть…

    … чтобы робость оставила заединьщиков…

    Не выдал Перун!

    Не подвели ни око, ни рука.

    Он специально целился не в этот, самый первый, молчаливый ряд, уже одолевший половину дороги, он послал заговоренную стрелу подальше, туда, где уже растягивалась вторая цепь ночных пришельцев. Эти были вооружены, как положено.

    Он не ошибся.

    Малый ночной пришелец замер, словно споткнувшись, взмахнул дланями, как уже мертвыми ветвями и запрокинулся в песок.

    Кудеяр в восторге взревел.

    Смущенно улыбаясь, Хранитель наложил другую стрелу. Вот ведь вроде и не молод уже, а коли нужно, так можем еще…

    Теперь он бил в этих близких и молчаливых. Но не брали их стрелы заговоренные. И рявкнул Хранитель, поняв все:

    - Бус! Ты с Кудеяром в мечи! Бейте первую цепь, а я на вторую, они суть Зла!

    И рванулись трое. Не простая тройка, а вышла Сила Севера против пыли южной… Не ведала нежить, что три страшных меча и наливались звездной силой на таких как они. Три смертельных вихря ворвались в жуткую цепь. И нежить изведала северную мясорубку. Бус с Кудеяром вошли в раж, рубили наискось, с оттягом. И нежить ложилась как травы, ярые косари трудились люто, цепь редела на глазах. А Хранитель Яр, срезав двоих нелюдей походя, прорвался ко второй цепи, вблизи увидел очи будущих жертв. Лютая, неземная ненависть, побеждающая страх плескалась в очах этих синайских жрецов, поборников лжи и кривды. И Хранитель Яр принялся за праведный труд. Иудейских жрецов-воев учили неплохо владеть мечом, они очень старались покончить с седовласым старцем, но не ведом им был древний, божественный стиль боя, который хранили волхвы-вои на Ураковой горе. Хранитель постоянно вертелся волчком, то посолонь, то коловратом, то по низу, выкидывая ногу, взметая песок и сшибая жрецов Темного божества, то взмывал вверх, рассекая врагов напополам. Жатва стояла знатная. Уже и жадный песок напитывался иудейской кровью, уже не первый раз в ночной прохладе Яр утирал трудовой пот с чела, что струился ручьями. Ужель глядишь, дрогнули обе цепи.

    А над пустыней, подъедая понемногу ночной небосвод, вдруг возникает клубящаяся черная туча. Она разрасталась на глазах – очень осторожно и медленно, но неизбежно, и в недрах ее изредка сверкают, разрубая наплывы густые тьмы, кривые багряно – белые всполохи. Вот мелко вздрогнули все дюны округ, сотряслись, словно сама земля дернулась от боли. Хранитель даже усомнился, глянь-ка, это всего лишь ноги с устатку подкосились. И снова дрогнула земля. Нет! Это не земля застонала, это с лютым воем и змеиным шипением проявлялась огромная фигура Темного Владыки. Иудейские жрецы, и первая цепь нежити, увидев своего Хозяина, вновь с диким исступлением кинулись на северных пришельцев. Натиск усилился, и когда Бус с Кудеяром крушили свирепых недолюдков, то тройка темных жрецов, сумели подобраться к ним с тыла. Бус успел почуять опасность, прянул оземь, крутнувшись на пятке, и сшиб одного зазевавшегося, но двое других успели нанести Кудеяру два коварных удара в спину. Кудеяр пошатнулся, но собрав последние силы, закрутил своим мечом страшные петли, сокрушая и кроша в капусту темных. Но затем силы оставили его и он обливаясь кровью пал на обильно политый песок. Бус увидя это, с удвоенной яростью кинулся на врагов, стараясь пробиться к жутко хохочущей фигуре Темного Владыки. С другой стороны к Темному, шел Хранитель Яр укладывая одного за другим темных жрецов. Но окинув поле боя, Хранитель крикнул Бусу:

    - Сынок! Поворачивай, там Кудеяра добивают! Спасай! Отбей, мы его оживим потом, а здесь я один управлюсь!

    И пришел бы конец Кудеяру, когтистые лапы нежити уже вцепились ему горло, другие пытались порвать его на части, но налетел Бус, и меч его налитый звездной силой крушил, отправлял в небытие одноразовую нежить. А, хранителя Яра, почти пробившегося к Черному Идолу встретил страшный смерч из острых камней, но седой волхв успел выставить Оумную волновую защиту, и град камней, натолкнувшись на неведомую защиту бессильно осыпался. И вот ярый волхв оказался прямо перед ощеревшей сутью Темного божества, низкие волны исходили от фигуры, неся разрушительное начало. Но высокий резонирующий крик в-арр! Исходящий из грудной чары перси превосходил гибельные волны. И Яр незримо почуял за собой Силу, родником Божьим почуял, с ним Араван, его наставник, древний Хранитель, учуял даже Дару, взгляд её очей острым мечом резал синайское божество. За Хранителем Яром стоял весь его древний Род, единый с Родом Небесным и оттого он был непобедим. Темное божество затуманилось, наливаясь какой-то фиолетовой сутью…и вдруг метнул змеевидные щупальцы, склизкие, но покрытые ороговевшими пластинами, они извиваясь несли гибель. Но Хранитель Яр был сильнейшим из волхвов и в полной мере владел искусством Небесного боя Сва. Вихрь в белых одеждах встретил ящерные щупальцы, но из вихря вылетала черная молния, черный клинок насыщенный звездной силой рубил щупальцы как масло и бессмертная суть, становилась обычной смертной сущностью. Страшный визг сотряс ночную пустыню, утробный клекот исходил из Темного Владыки.

    - Гой! Подлый Гой! Ты замахнулся на бессмертие! Не добил я тебя, когда ты еще был мальцом, на Лысой горе. Вам конец, Эвлисия у меня! И вы отсюда не уйдете! Я выпью ваши души!!!

    Но громовой глас Хранителя сбил его шипение:

    - Ты – никто! Ты – ничто! Из ништо пришел, в ништо и уйдешь! Ты отец лжи, во лжи и племя оскопленное живет. И ты назвался Единым Богом? Самозванец! Мы меч подняли над главой своей, тебе погибель дать! Варрр!!!

    Хранитель прыгнул в немыслимом прыжке, полосонул Черной молнией! И зловонная чернота брызнула фонтаном на алчущий песок… Дикий визг, еще страшнее первого раздался над ночной пустыней. И вихрь черных крыльев взметнул гору песка, лилового туману прибавилось еще больше. Хранитель закрылся, переждал и огляделся.

    Бус еле отбивался от нежити и темных жрецов, стоя над Кудеяром. А фигура Темного, проявилась на дальнем бархане. У него появилась еще толпа нелюдей, кои двинулись в сторону северных пришельцев. Хранитель рванулся на помощь Бусу, но когда он пробился, то вся нечисть отступила, перегруппировались и взяли их в окружение. Вперед, в малый круг вышли темные жрецы. Видно было, что все их действия руководились полевой сущностью. Жрецы взялись все за руки, замкнув круг и вдруг заплясали, закружились в какой-то немыслимой, страшной пляске, выкрикивая одновременно, в одном ритме жуткие проклятия. Седой волхв, воспользовавшись передышкой, принялся за Кудеяра, затягивая на глазах его страшные раны. Вскоре тот задышал, появился легкий румянец. Но вскоре круговые волны, исходящие от беснующих жрецов стали доходить до северян, Кудеяру стало вновь плохо, он стал терять сознание, да и Бус вдруг задышал прерывисто. Хранитель быстро рявкнул:

    - Бус твори защиту, это Пульса-Денура – заговор-молитва черной магии. Её творят не меньше десяти жрецов иудеев, когда хотят кого-то убить на расстоянии. Кудеяр, боюсь не выдержит, надо убираться отсюда.

    И Хранитель пустил Оумный низкий глас. И жреческий круг стало лихорадить, а когда два высоких гласа выбросил крик – Аббарраа!!! - то многие из жрецов чужебесия стали падать, у многих открылась кровавая рвота. Но клекот с дальнего бархана не умолкал, Черный Владыка бесновался, и выходили новые жрецы и дикая Пульса-Денура возобновлялась. И Хранитель решил:

    - Бус бери на руки Кудеяра! Отключай сознание, вспоминай, как на Ур-горе творили проходы, сворачивали Меру длины. Твори два окна-прохода, одно перед собой, другое, выход перед аллеей сфинксов, за ним строения чудные и мрачные скалы, Нам туда!

    Взвалил Бус верного друга, да стал из чары живота, где пуповина творить свой клубок-суть, сворачивать клубок жизненный, да тоже повторил с Кудеяром. Изготовился к броску, взял два клубка и увидел сотворенный вход-проход и далекий выход перед сфинксами. Изготовился и в сотворенный проход кинул два клубка, не отпуская концы. Два клубка пролетели вход и творя свой полет, влетели во второе окно-выход, зацепились. И тут Бус медленно, осторожно стал подтягивать через жизненную силу-пуповину окно-выход, тянул пока оно не соединилось со входом.

    Темный Владыко почуял неладное и страшным клекотом приказал разорвать в клочья ускользающих северян. Черные фигуры, выкрикивая жуткую Пульса-денуру разом кинулись на северян. Хранитель крикнул:

    - Шагай! Я следом…

    Бус шагнул со своей ношей. И понесло, сливались и желтые пески и темное небо, давление сжало его в комок. Вихрь закрутил его, растворяя в стремительном полете. И вдруг наступила тишина…

    Бус сидел на песке, рядом тихо постанывал верный Кудеяр. На утреннике, на сереющем небе проблеснули первые отсветы малиновой зари. Вдруг совсем рядом проявился Хранитель Яр. Вид его тоже был до крайности изможденным. Но он тут же принялся за восстановление молодого заединьщика. Зашелестел-завился над пустынью древний шепоток:

    Отступись от Кудеяра Вий да Морок
    Отыди от Кудеяра Марь сухоточная
    Сила нечистая маята пустая
    По руслу огня войди в Кудеяра Ярь Небесная!
    Гой!
    На святой Ра-реке на Ураковой горе
    Лежит бел-горюч камень Алатырь
    У камня сидит красна девица Ясна-Заряница
    Держит в руках иглу булатну
    Вдевает в нее нитку шелкову
    Зашивает Кудеяру рану кроваву
    Ты нить перервись!
    Ты рана затянись! Ты кровь-руда остановись!
    Ты больна-боль уймись!
    Да буди мое слово твердо как речено!
    Гой!
    Кудеяр! Кудеяр!
    Оборотись! Оборотись!
    С дороги мертвых вернись!
    С дороги мертвых вернись!
    К жизни возвратись!
    К жизни возвратись!
    В Явь возвернись!
    В Ось становись!
    В Явь возвернись!
    Гой!
    Всебоже вели
    Кудеяру здраву дари!
    Гой!     Хранитель кивнул Бусу:     - Ну что оклемался? Возьми из мешка бутыль с водой, да налей её в чашу сокровенную. Возьми меч Кудеяра, да вложи в его десницу.

    И сотворялась здрава недолго, вскоре Кудеяр задышал ровнее, на ланитах его проступил румянец, а после заговоренной водицы, сел, тряхнул головой и … Почуяв меч в деснице, вскочил тревожно озираясь. Но Бус успокоил его, молвив:

    - Все позади, мы ушли от них, но обязательно вернемся, я боюсь, что они убьют Эвлисию.

    Но Хранитель сразу оборвал его:

    - Бус! Темный божок украл Эвлисию, чтобы заманить нас на свою территорию, где ему все помогает, его цель - нас уничтожить. И посему, в его планах – Эвлисия приманка. И пока мы живы, жива и она. Но гляньте, что нас ждет впереди. Мне здесь с малых лет все знакомо.

    А перед ними лежала выложенная плитами дорога, но обе стороны ее охраняли каменные сфинксы. Яр стоял и вспоминал, вспоминал свою раннюю юность. Когда они стояли также с отцом-Гордием и древним наставником Араваном, да проводник был с ними, грек Гекатий, а еще кот Баюн, который, не боясь запрыгнул на огромного собрата, огромного каменного сфинкса. Яр как в юности насчитал сто сорок одного льва с ликом человеческим. Бус с Кудеяром поражены были грандиозностью зрелища.

    Даже источник остался тот же как будто не было три сотни лет, только зачах совсем, но вокруг везде зеленели невысокие пальмы.

    Северные странники вступили на белую мощеную дорогу.

    - Со злым и подлым сердцем здесь человек не пройдет.

    Вечные сфинксы все также таинственно и молчаливо взирали на них и мысли их были неведомы никому. Стражи их пропускали. Дорога упиралась в таинственное сооружение, тяжелая бронзовая дверь манила путников. Но Хранитель рек:

    - Нам здесь делать нечего, там подземные чертоги, они хранят останки священных, белых быков. Еще в этом Серапиуме полно золота, нам оно ни к чему. Да к тому же на нем заклятие Сварога наложено. Здесь до сих пор его рука чуется. Раньше страна Та-Кеми звалась. Это иудеи на свой лад переименовали в Египет. А нам сюда.

    Обошли подземный склеп Серапиум, Яр помнил эту едва заметную тропинку. Среди диких скал, лежали обломки колон редчайшей красоты. Хранитель Яр вел путников уверенно, точно зная цель. И вот, наконец, подошли к скале и Хранитель указал на незаметную расщелину. Кудеяр тревожно озирался, да и было отчего, там и сям валялись человеческие кости, у входа их было больше всего. Тревога в голосе выдала его волнение:

    - Хранитель! Поведай, зачем мы сюда пришли? Здесь гибель повсюду, мы каким-то чудом избежали гибели от этих ночных демонов в пустыне, а здесь я чую силы более мощные.

    - Кудеяр, ты останешься здесь, наверху. Там…внизу тебя могут не признать. Мне же здесь все ведомо, да думаю и Буса они разгадают. Здесь я надеюсь, мы найдем помощь, могучих помощников, они давно на покое, а кости это тех, кто пытался их покой нарушить. Да ты взгляни на древний амулет-хранитель над входом-лазом.

    Кудеяр заглянул в расщелину и с трудом прочел:

    - «Я тот, кто зовом пустыни обращает в бегство осквернителей нашего покоя. Я тот, кто стоит на страже нашего покоя».

    Кудеяр резко отдернулся. Задумчиво сел и молвил:

    - Я буду охранять вход и ждать вас.

    А Хранитель-Яр бережно достав из своего мешка старинное, местами даже ветхое одеяние, воздел его на себя, оно было слегка тесновато. Бус удивленно рассматривал новое одеяние древнего волхва:

    -Хранитель! Я никогда не видывал ни на тебе, ни на ком такого одеяния, но чем-то оно мне близко, родное, и память подсказывает, я его ведаю, ведь на нем нет ни одного шва….

    - Бус, одеяние-это дар. Дар тех, к кому мы сейчас будем спускаться вниз, у меня это одеяние три сотни лет.

    В твоем прошлом воплощении, я тебе приносил такое же, дар тех к кому мы идем. Но на Лысой горе, где тебя столбавали, римские стражники забрали одеяние и играли на него в кости. Жаль… Ну пойдем, нам вниз. Войдя в Оумное состояние.

    И пошли они вниз по ступеням, после долгого пути они спустились в обширную залу. И тут их ушей достиг низкий, пронзительный звук, множество костей, белеющих под ногами дополняли чувство всепроникающего страха. Ответом прозвучал из уст Хранителя:

    - Оооуууммм…

    После долгого пути, странники достигли черной залы, аспидная темнота давила на пришельцев. Везде на отполированных камнях были высечены таинственные надписи. Вдруг из всех закоулков и туннелей поползло змеиное шипение, перешло в жуткий рев и шорох огромных тел заполнило до отказа всю залу. А тут еще раздался звук лопающих камней и обваливающихся скал.

    - Бус! Это пустой звук. А вы!!! Если даже не узнали меня, то узнайте одеяние Изиды…

    Тишина наступила внезапно. Путники чуяли, как их внимательно разглядывают-изучают из ниоткуда. И тут мягкий неземной свет разлился по всей аспидной зале. Стены и камни озарившись, выглядели как таинственный черный лед, да все как-то странно мерцало. Хранитель Яр огляделся. Все было как триста лет назад. Также посреди залы стоял прямоугольный и тоже весь черный саркофаг. Также в нем лежала мумия в золотой броне. Яр глянул с придыханием и с надеждой, да все было на месте – огромный яхонт горел во лбу мумии звездным огнем. И вдруг голос таинственный из ниоткуда:

    - Мы узнали тебя и не по нашей одежде, а по сути, а с тобой кто? Мы его помним в другом обличье и посылали дар, но он сгинул, но… Но мы его узнали и в этом преображении. Что привело вас? Ведь мы помним ваше творение силы, оно сияет на месте и дает нам то, что надо.

    Хранитель Яр прислонил длань к сердцу и с проникновенным чувством молвил:

    - Вы храните здесь покой вечности. И я хорошо помню Ту, у коей сияет полумесяц над челом, что давала мне тайны-заклинания и приоткрыла предо мной край завесы Тайны Изиды. Я это помнил все триста лет. Но нас постигло горе-несчастье. И мы здесь за помощью. У нашего, Буса-Белояра Темный Владыко украл невесту Эвлисию. Мы пошли в поход, отбить её у десятиименного божества. Долго бились с ним и с сотнями синайских темных жрецов и… и не смогли пробиться. Ведь я ведаю, что это по его вине, тогда, потерял Силу ваш прекрасный кристалл яхонт, но мы сумели вернуть его сакральную-звездную мощь.

    - Так это Сет опять проявился?!

    - Да, тот, который лишил тебя брата Осириса, тот, кого по грецкому изводу величают Сатанаил, а по нашему просто Сатана. Но сейчас он принял новую форму-личину, это синайское, карнаухое, племенное божество, что сотворил себе племя обрезанное, полное в подчинении ему. И Он с их помощью и с помощью лжи и Зла мечтает завоевать весь Мир.

    - Он наш враг-противник, из-за него Осирис до сих пор находится в нижайших мирах, судит души ушедших. Ну да, Сет лжив и коварен. Но все решено… Идите. Наша Сила будет с вами. Давно на свет не выходили, надо подготовиться. Все.

    И вспыхнул свет в зале сильнее, озарив на мгновение прекрасную фигуру Изиды.

    Назад летели как на крыльях, выбравшись наверх, долго щурились свету Божьему. Кудеяр силился молчать, видно было, что вопросы у него рвались наружу. Но Хранитель Яр был деловит, выбравшись назад по аллее сфинксов, он точно выбрал направление. Затем осмотрел зажившие раны Кудеяра, удовлетворенно хмыкнул:

    - Вот мы и опять в строю, снова в бой пора. Но у нас теперь сильнейшие союзники. Они очень древнии и я их знаю. Посмотрим теперь, как отплясывать будут, свою Пульсу-Денуру.

    Шли они скоро и в сумерках и в холодную ночь, встретили восход в пустыне урайскими криками, набрали яревой силой. И ближе к середине дня Хранитель молвил, что до цели рукой подать, надо подготовиться, силы стихий собрать, да оморочить стражей темных, чтобы не почуяли до поры до времени. И начал действо-таинство, Бус с Кудеяром ему вторили:

    Девять раз повернусь, ветром обернусь.
    Я есть меня нет.
    Крепким, лютым стану, а подую – все смету.
    Силу ветра я возьму.
    В воду-море окунусь, водой-морем обернусь.
    Я есть, меня нет.
    Напою остужу, если нужно утоплю.
    Силу водную возьму.
    Матерь-Землю обниму, да песком я обернусь.
    Я есть, меня нет.
    Накормлю, помогу, врагов Матушки-Землицы в прах земной превращу.
    Я есть, меня нет.
    Силу у Земли возьму.
    Огонь-Батюшка меня в круг окутает всегда.
    Обогреть, приютить смогу, а врагов своих сожгу.
    Я есть, меня нет.
    Силу огня-Батюшки возьму.
    Мысль к небесам я вознесу, у Богов и Предков мудрости спрошу.
    Мудрость Роду я отдам, Бусу, внукам передам.
    Я есть, меня нет.
    Мудрость у Богов и Предков я возьму.
    Я есть, меня нет.
    Камни Храма обниму, крепость-силу их возьму.
    Стойкость, крепость передам я родам
    Я есть, меня нет.
    В песок-пыль вражину перетру.
    Силу Храма я возьму.
    Во славу Богов и Предков наших!

    Хранитель закончил действо-обряд и они немедля двинулись вперед, навстречу зловещей опасности.

    Сумрачный храм Амона-Сета появился неожиданно.

    Строение было грандиозным, но во всем, в огромных колоннах, в ступенях во всем таилась угроза. Трое странников обнажили мечи. Медленно, вкрадчиво три тени скользнули к храму. У гигантских врат среди колонн стояли стражи, это была нежить. Низкие волны оморока поплыли к ним. И навные вои были нейтрализованы. Но на входе седой волхв и его спутники столкнулись лоб в лоб с несколькими темными жрецами. Очи в очи, глаза в глаза, стремительный взгляд Хранителя резал как нож масло. Быстро метнулась длань круговым движением:

    - Видел… Забыл…

    Стремительные движения, стальные пальцы Хранителя хлестнули каждому жрецу в основание уха. Жрецы упали, парализованными. Бус с Кудеяром быстро оттащили их за колонны и прикрыли наспех каким-то хламом. Путь был вперед. Буса было не узнать, весь подобравшийся, он горел каким-то внутренним светом. Вскоре они были в самом логове. Уж что, что, а глаза отводить Хранитель умел, и темные жрецы не были исключением. Врагов было много, не хотелось думать, но если не будет помощи от древних сил, то назад прорубаться было почти невозможно. Врагов было скопище, да сила их была какая-то тягучая, низкая, да темная. Но вот, они наконец достигли черты, чрез которую жрецы темные не переступали. Дальше следовала огромная, пустая зала. Перед ней взгляд Буса привлекло ужасное зрелище, тельца младенцев были свалены в стороне, в кучу, выглядели они жутко, тельца были обескровлены, как бы жуткий вампир высосал всю животворную кровь. Бус прошипел:

    - Это какими же тварями надо быть, чтобы жертвы приносить младенцами. А ведь это карнаухая сущность требует таких жертв. Ну, Яхве берегись!

    Они проникли в залу, ярость переполняла сердца всех троих. В конце залы висела тяжелая завеса. А вот что за ней? А за ней заворочилось что-то тяжелое, заурчало. И вдруг наступила гнетущая тишина, настороженная тишина. Хранитель, не раздумывая рванул вперед, за завесу. Через мгновение оттуда раздался жуткий визг. От воплей боли даже зашатались тяжелые колонны и сверху, кое-где посыпались камни. И тут взорвался весь храм, вернее его обитатели, пелена спала с очей. Их грозный и ревнивый Владыка ревел от боли. Масса темных жрецов и прочей нежити рванулись в залу таинств, но запрет на вход остановил их как вкопанных. Это дало те короткие мгновения чтобы изготовится Бусу с Кудеяром. Но вот всех растолкал первосвященник, он дико визжал и брызгал слюной от злости. Он один имел право входить в залу таинств, но там стояли, обнажив мечи, ненавистные пришельцы с севера. А за завесой шла страшная рубка, уже черная кровь выплывала оттуда страшной лужей. Вопли ярости, страшный хрип и деловитые удары меча, рубящего плоть, или что это было.

    Жуткий крик первосвященника подвиг всю нежить к атаке. Как им хотелось разорвать этих ненавистных гоев на тысячи кусочков, выпить еще пульсирующую, горячую кровь. Но гои на жертв были совсем не похожи. Их клинки готовы были встретить противников. Но вдруг… Что-то непонятно-страшное произошло сзади нежити.

    Полупрозрачные высокие фигуры замкнули полукруг сплошным строем, среди них выделялся один, с головой шакала, он оглянулся на высокую сияющую фигуру, с полумесяцем на голове и решительно махнул рукой. Сплошная стена из мглы стала сгущаться перед ними.

    Дальше картина была ужасной. Жуткий огромный зев распахнулся из сути мглы. Могильный холод сковывал все движения, парализовывал страхом. Но это был еще не страх. Страх начался, когда огромный, распахнутый зев стал затягивать в бездонную темноту перепуганных насмерть темных жрецов. Было действительно страшно, когда жрецы упирались, истошно орали, но жуткий зев втягивал их внутрь. А с другой стороны, из зала Бус и Кудеяр ударили в мечи. Рубились истово и отсекая головы, теснили и гнали их прямо в страшную, распахнутую пасть.

    Вдруг раздалось утробное рокотание, страшный зев отрыгивал назад темную иудейскую мразь. Они то, оставались живыми, но все какие-то обескровленные, трясущиеся. И вся эта полуживая масса, еле, еле ползала на коленях, а вставая, тряслись и вновь падали. Взгляды у всех были потухшими. А те, которых северные пришельцы восприняли нежитью, отрыгивались смрадным прахом. А жуткий зев продолжал свою страшную работу. И беснующая толпа жрецов уменьшилась уже до жалкой кучки перепуганных насмерть нелюдей. Бус с Кудеяром продолжали уничтожать синайское мракобесие.

    И тут раздался глас, проникновенный, вроде бы женственный, мягкий, но он валил с ног, вводя в ступор оставшихся в живых:

    - Выходи! Выходи! Убийца моего брата Осириса! Амон-Сет! Ты опять принял новое обличье и новые десять имен! Ты прячешь себя, но все твои деяния, это деяния лжи и зла! Ты враг человека!

    Завеса таинств лопнула и оттуда выкатилось что-то безобразно жуткое, визжащее и окровавленное. За ним, как пардус выпрыгнул седой волхв, вся льняная одежа были в крови, в своей алой и в чужой, черной, зловонной... Сейчас вся его огромная фигура ползала, распластавшись на каменных плитах, да все пыталась встать во весь свой рост. Меч – черная молния, напоенный звездной силой рубил бессмертную плоть, как любого хитрого иудея.

    И тут Бус Белояр, не сдерживая ярости, прыгнул на Темного. Ярь настолько переполняла его, что он, забыв про династийный меч, вцепился шуйцей в капюшон, что всегда скрывал лик Темного Владыки. А тот взревел диким ревом, но…капюшон был сорван.

    И что он скрывал, все ожидали увидеть злобную, суровую личину, что-то божественное ожидали увидеть, и что… Красная, женоподобная рожа была настолько противна в своей лживой подлости, гнусная затаенная злоба проглядывалась в его редких зубах. Но в маленьких глазках плескалась боль затравленная и … И страх!

    Он крутнулся, пытаясь скинуть Буса, но не тут-то было. И вдруг склизкое щупальце метнулось из-под черной, крылатой хламиды и обвило шею Буса. Сжалось, лик Буса налился кровью. Да стал он уже задыхаться, а Темный торжественно и гнусно ощерился своими редкими волосками на двойном подбородке. И тут Бус рубанул своим мечом и вместе с обрубком щупальца упал – скатился на пол. А Темный отчаянно метнулся на прорыв, в сторону призрачных фигур, облетя страшный зев, чуя свободу, рванул напропалую, но страшная сила швырнула его об стену, и он бессильно сполз на каменные плиты. А на него шел окровавленный, седой волхв и страшная черная молния была поднята в его деснице.

    Что плескалось в очах этой карнаухой сущности?

    - Все злато мира отдам, власть поделим…

    Вдруг полная пригоршня каменной пыли метнулась в очи Хранителя. Он зажмурился, на время ослеп. А Темный, с неожиданной ловкостью и скоростью, метнулся в незаметный лаз у самого пола. И он исчез…

    Огромный зев чавкающе заканчивал свою страшную работу. А призрачная, светлая женская фигура молвила:

    - Его сейчас под землей не догнать. Но мы знаем его логово. В стране Куш есть Гебель-Баркал, одинокая столовая гора, стоит в версте от Нила. Она нависает прямо над городом Напата, лежит он между третьим и четвертым порогами, - словно щит занесенный Богами, чтобы защитить столицу. Южный склон напоминает кобру, что привстала и раскрыла свой капюшон. Амон с древних времен утверждал, что он родился там. Там мы его и найдем. А пока давай найдем украденную Эвлисию.

    За разорванной занавесой все было в черной крови, там сям валялись обрубки щупалец, между ними валялся массивный, золотой семиконечный светильник. Вдруг сюда на трясущихся ногах заполз в полном безумие первосвященник, вернее то, что от него осталось. Кудеяр не удержался, пнул его ногой и свистнул меч, снося голову. Крови в отрубленной шее не было… Не было ни капельки.

    Голос Изиды прозвучал жестко:

    - Какой мерой они меряли, такой и им отмерено…

    У задней стены незаметно спускались глубокие ступени. Бус схватил факел и ринулся вниз, за ним двинулись остальные. Ступени уводили глубоко вниз, пока не уперлись в толстую каменную плиту. Бус попробовал её отодвинуть, но тщетно, с таким же успехом и сотня воев не смогли бы сдвинуть плиту. Вперед вышел Хранитель, долго копался в своем мешке. И вот, наконец, достал какой-то засохший корешок.

    - Одолень трава, на Купалу найденный, вот он и пригодился.

    Он щупал всю плиту дланями, нашел определенное место, приложил чудну-траву и зашептал… Шептал долго, истово и … дверь каменная легко повернулась на шарнирах. Бус с факелом первый вошел в небольшую комнату. Маслянные светильники тускло освещали роскошную, каменную клетку. Старинная кровать, украшенная слоновой костью, и золотом занимала почти полкомнаты. А на ней… На ней лежала, разметавши волосы, цвета спелой соломы само совершенство. Бус кинулся к ней, ощупав запястье, жизнь била животоком. Нежные, розовые губы были слегка приоткрыты, и ровное дыхание подымало её высокую грудь. Бус пытался её разбудить, что-то шепча ей, но все было тщетно. Светлая полупрозрачная фигура Изиды приблизилась, окинула своим оком комнату, приметив рядом с кроватью кубок, изящной, редкой работы. Да и молвила:

    - Это мареотийской вино, с подмешанной беладоной, по вашему красавка. Это почерк Сета. Ведь страшное снадобие развязывает язык и вызывает ласку без ограничения. Видно он очень хотел добиться приязни, но увы… Бус аккуратно вынь у нее из длани нож, он очень острый. Видно решила защищать себя до конца. Да я гляжу, она благородного, царского рода. Отойди Бус, я ее пробужу.

    Светоносная Изида распахнула свое призрачное покрывало-крыло, дунула с длани какую-то цветочную пыльцу. И… Эвлисия чихнула, распахнула прекрасные, но испуганные очи. Быстро дернула дланью и не найдя рядом кинжала, вся собралась, изготовилась к защите, но сосредоточив взгляд на пришельцах, взгляд стал недоуменный. С восхищением глядела на полупризрачную Светоносную Изиду, затем перевела очи на седого Хранителя и наконец, уперлась в Буса Белояра.

    - Кто вы? Но тебя я видела во сне. Ты с далекого севера. За вами стоят Боги, но я их не знаю. У меня дома культ Ра-Солнца.

    - Ты откуда ведаешь расенский древний язык, ведь остров Родос грецкий?

    - Мои пращуры жили в великой дружбе с правителями Крита. Оттуда и язык и много что еще. Так ты с Севера?

    Вперед выступила Изида:

    - Вот вы и встретились, все как определили звезды. Все светлые с Севера находили невест на вашем острове. Этот убийца хотел спутать Путь звездный, но куда ему. Хотя скоро наступает Темный Круг и власть перейдет в его руки. Мы пойдем искать его логово, а вас оставляем. Да! Вот вам дар…

    На ложе легло два одеяния. Не успел Бус протянуть к нему руки, как в пространстве белого света прозвучало:

    - Прощайте! Запомните, Любовь проникает везде и сильнее всего, она соединит вас не только в этой жизни! Будьте Вечными!!!


Copyright  © 2004-2016,  alexfl