на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
 

ИНТЕРНЕТ:

Гостевая сайта
Проектирование



КОНТАКТЫ:
послать SMS на сотовый,
через любую почтовую программу   
написать письмо 
визитка, доступная на всех просторах интернета, включая  WAP-протокол: 
http://wap.copi.ru/6667 Internet-визитка
®
рекомендуется в браузере включить JavaScript




РЕКЛАМА:

Код Бога

отрывок из книги П. Гаряева "Код Бога"

изм. от 04.02.2017 г ()

   

    Моя монография «Лингвистико-волновой геном. Теория и практика» (Киев, 2009) была написана для специалистов и тяжела для восприятия людей, далёких от науки. Поэтому я упростил изложение, убрав физико-математическую часть и сократив генетические обоснования новой теории. Это оправдано тем, что даже профессионалы в области молекулярной биологии и генетики испытывают затруднения в восприятии новых идей в биологии и в её центральной части - генетике.

    Вообще, борьба мнений в биологии относительно понятий гена и наследственности носило и носит ожесточённый характер. Особенно, если обратиться к сессии ВАСХНИЛ 1948 года, результатом которой стали жесточайшие преследования многих крупных генетиков СССР, поднявшие эту науку на высочайший уровень того времени. Понятие «ген» тогда стало в СССР почти ругательством, многие научные структуры, занимавшиеся исследованиями в этой области, были разгромлены. Вред науке был нанесён огромный. В настоящее время мы частично наверстали упущенное. Более того, появилось первичное понятие «полевого (квантового) эквивалента хромосом», гениально предсказанное нашим соотечественником А.Г. Гурвичем в 20-40-е годы прошлого века. Увы, и эта блестящая идея была надолго забыта, но сейчас возродилась и развивается, в том числе благодаря нашим исследованиям. Это научное направление носит название Лингвистико-волновая генетика. Именно она и будет представлена в простейшем изложении настоящей работой.

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС

    Что такое ген? Полного ответа до сих пор нет. Хотя сделано уже немало. Гены находятся в длинной двуспиральной молекуле ДНК, сворачивающейся в особые жидкокристаллические структуры - хромосомы, и отвечают за производство в организме белков и некоторых молекул РНК. РНК - тоже длинная молекула, копия ДНК, но покороче. Она не спиральная и немного отличается по составу от ДНК. ДНК и РНК управляют работой «кухни» всех наших клеток, которых у нас сотни миллиардов. Что это за кухня? В этой кухне-фабрике с компьютерным обслуживанием обрабатываются дополнительные вещества, поступающие с пищей, и которые находятся в процессе производства энергии и дополнительных нужных веществ, без которых жить нельзя. Все это кухонное хозяйство умно (программируемо) взаимодействует между собой. При этом ДНК и РНК - главные молекулы, своего рода генеральный штаб, мозговой центр и одновременно огромная аудио-видео библиотека, в тысячах томов которой в текстах, а также в голографических видеорядах-хромосомных кассетах записана часть информации, по которой по инструкциям-планам развиваемся мы от эмбриона до взрослого человека. Почему только часть информации в генштабе? Другая часть информации (квантовая) воспринимается и запрашивается молекулами ДНК и некоторыми белками, как антеннами, из окружающего Землю космоса. Этот космос-вселенная, по мнению части физиков, является голограммой, в которой содержится вся информация обо всем существующем, включая всех людей от рождения до смерти. В этом смысле вселенная - это бесконечно большой супермозг, существующий вечно и являющийся «причиной самого себя», как говорил голландский философ XVII века Б. Спиноза. Этот супер-мозг-вселенная порождает и регулирует все, что существует. Некоторые считают его Богом. Это их право.

КАК РАБОТАЮТ ГЕНЫ,
КОДИРУЮЩИЕ БЕЛКИ И РНК?

    Сейчас, в процессе развития биологии и генетики, становится всё более очевидным, что хромосомная ДНК содержит не только гены белков и РНК. Их всего около 2%. Остальные 98% - это тоже гены, но совершенно другие по структуре и функциям. Но об этом ниже. Сейчас же мы разберёмся с этими двумя процентами, роль которых велика - «мал золотник, да дорог».

    Эта проблема связана с открытием структуры двойной спирали ДНК, сделанное Уотсоном и Криком в 1953 году, за что они получили Нобелевскую премию в 1962 году. Тут же встал вопрос, а как же двойная спираль ДНК кодирует белки и РНК, т.е. как работают гены белков и РНК? Здесь совершена огромная работа тысячами исследователей из многих стран. Но главный вклад сделали Маршал Ниренберг и Френсис Крик. За это в 1968 году М. Ниренберг получил Нобелевскую премию. Он предложил, модель генетического кода, в которой он объяснил, как гены белков участвуют в синтезе белков. Этот процесс казался поначалу простым. Представьте себе ленту двойной спирали, она разворачивается и на одной спирали ДНК открывается закодированный текст, написанный только четырьмя «буквами» ДНК, которые создают 64 трёхбуквенные комбинации (кодоны или триплеты). Эти четыре буквы А, Г, Ц, Т - начальные по названиям блоков, из которых построена вся ДНК и её гены - Аденин, Гуанин, Цитозин и Тимин. Перед клеткой (и нами) возникает чисто логическая задача - как этими четырьмя буквами, точнее, 64-мя кодонами-триплетами закодировать (зашифровать) 20 аминокислот? При этом, что чрезвычайно важно, в этих триплетах только первые две буквы кодируют, а третья, вроде бы, ни к чему и может быть любой из четырёх - А, Г, Ц, Т. Если учесть именно это, 64 триплета-кодона делятся на две равные части - 32 кодона избыточно кодируют 20 белковых аминокислот. То есть число кодонов больше чем число аминокислот.

    Такая ситуация в лингвистике называется синонимией. К примеру, слово «дом» имеет синонимы - «жилище», «строение», «здание» - т.е. одно слово может заменяться несколькими без утраты основного смысла. Для кодирования аминокислот такими тройками синонимами это не страшно. Аминокислоты кодируются РАЗНЫМИ двойками букв избыточно, но ОДНОЗНАЧНО. Но остаётся другая половина кодонов. Там ситуация полностью противоположна - ОДНИ И ТЕ ЖЕ попарные двойки кодируют РАЗНЫЕ АМИНОКИСЛОТЫ и т.н. стоп-позицию - команду на остановку синтеза белков. Такая ситуация в лингвистике называется ОМОНИМИЕЙ. Например, слова-омонимы «ключ», «коса», «бокс» и т.д. имеют двойной смысл. Их точное единичное значение зависит от КОНТЕКСТА, т.е. от целого предложения, как определенной ментальной (мыслительной) конструкции. Например, в предложениях «Из-под земли струился ключ чистой воды» и «Он понял, что потерял ключ от квартиры» смыслы омонима «ключ» разные и зависят от смысла целого предложения, от контекста. Для иллюстрации посмотрите на таблицу генетического кода с разделением 64 кодонов на синонимы (синие) и омонимы (красные).

    Видим, что все концевые (третьи) кодоновые буквы (Т - тимин, С - цитозин, А - аденин, G - Гуанин) повторяются во всех кодонах – и в синонимах, и в омонимах, т.е. НЕ УЧАСТВУЮТ в кодировании. В то время как первые две буквы во всех кодонах-синонимах каждой из четвёрок избыточно кодируют только свои, приписанные только к своей четвёрке, ОДИНАКОВЫЕ аминокислоты. Если же посмотреть на четвёрки кодонов-омонимов, то видно, что там всё по-другому - пары первых двух букв кодируют РАЗНЫЕ аминокислоты или аминокислоту и СТОП-позицию. Это важный факт и большая мудрость генома, говорящая, что даже чисто логический анализ таблицы генетического кода, а она принята как догма, уже приводит к очевидной мысли, что кодирование аминокислот в белках НЕ ОДНОЗНАЧНО для половины кодонов, которые названы мной омонимами. А неоднозначность противоречит догме М. Ниренберга и Ф. Крика об ОДНОЗНАЧНОСТИ кодирования аминокислот.

    Так неужели два Нобелиата не заметили это противоречие и эту мудрость генома, ставящее крест на их общепринятой модели генетического кода белков? Заметили. Но не поняли. Причём, зафиксировали это экспериментально: один из кодонов-омонимов (UUU) кодировал ОДНОВРЕМЕННО две РАЗНЫЕ аминокислоты - фенилаланин и лейцин, чего быть НЕ ДОЛЖНО по их модели. А если это происходит в клетке, то это грозит синтезом неправильных белков, если омонимы «выберут» не ту аминокислоту из двух разных. Или не вовремя остановят синтез белка, или наоборот, продолжат его дольше положенного времени. Но от экспериментального факта не уйдёшь. Надо как-то объяснить противоречие. И они пишут: «молекулярная природа этого нам непонятна»... Странная реакция и странное объяснение, не объясняющее ничего. И почему они говорят о непонятной молекулярной природе феномена, хотя очевидна иная, ментальная (смысловая) природа обнаруженного несоответствия. Рибосоме, осуществляющей сборку аминокислот в белки, как нанобиокомпьютеру, необходимо делать ВЫБОР одной правильной аминокислоты из двух разных. Или выбирать между аминокислотой и стоп-командой. И все-таки, в итоге, несмотря на эту явную ошибочность игнорирования важнейшего обнаруженного феномена, в 1968 году нобелевская премия за неправильную модель белкового кода была вручена Маршалу Ниренбергу, и его соавторам Холли и Корана. Ф. Крику Нобелевскую вторично не дали. Первую он уже получил вместе с Д. Уотсоном в 1963 г. за открытие двойной спирали ДНК.

    Тем не менее, вклад Ниренберга с соавторами и Крика в развитии генетики и молекулярной биологии огромен. Тактически их модель верна - кодоны действительно реальны, они кодируют белковые аминокислоты, причём, кодируют практически БЕЗОШИБОЧНО. Почему? Ведь таблица белкового кода предсказывает ошибки и неоднозначность кодирования кодоном омонимом UUU продемонстрирована экспериментально. Значит, код всё-таки однозначный, как и постулировали отцы модели генетического кода белков? Да, однозначный, но вопреки канонической таблице кода. «Загогулина» в этой ситуации, как ответить на вопрос - почему код всё-таки однозначный, несмотря на очевидную двусмысленность кодонов-омонимов? Ответ удивительно прост. Генетический аппарат легко решает проблему двузначных омонимических кодонов, точно также как мы придаём точный смысл словам-омонимам, если читаем предложения, содержащие слова-омонимы. Мы учитываем общий смысл предложений, их контексты. Рибосомы, как квантовые нанобиокомпьютеры, читающие копии генов - информационные РНК (мРНК), учитывают и «понимают» контексты (смыслы) всей длинной молекулы информационной РНК и придают точный единичный смысл кодонам омонимам. И однозначность достигается. Но эта видимая простота открывает мудрость генетического аппарата и совершенно иные горизонты генетики, молекулярной биологии и биологии в целом. Следовательно, иные горизонты и принципиальные возможности в медицине, сельском хозяйстве, компьютинге, в системах управления сложными процессами и т.д. Всего этого, к сожалению, не заметили создатели модели белкового кодирования. Их модель тактически верна, но глубоко ошибочна СТРАТЕГИЧЕСКИ. А значит, ошибочна вообще. До поры до времени эта ошибка не играла роли в научных исследованиях, но как только появилась т.н. «трансгенная инженерия» дело приняло совершенно иной оборот, по сути, трагический.

В ЧЕМ ГИГАНТСКИЙ СМЫСЛ
КОДОНОВ-ОМОНИМОВ ДЛЯ ГЕНЕТИКА?

    По сути, наличие кодонов-омонимов демонстрирует, что кодирование белков не является только физико-химическим или биохимическим процессом, но это квазиразумные (на своём уровне) акты. Генетический аппарат обладает способностью к квазимышлению - принятию осмысленных решений. Чтение мРНК рибосомой является квазиразумным процессом, и это чтение - не метафора, как было принято думать. Приставка «квази» означает, что разумность генетического аппарата нельзя отождествлять с разумностью человека. Есть иерархия уровней (размерностей) разумности в организме. Иерархии такого рода принято называть фрактальностью. В организме высший уровень разумности у головного мозга, как целого органа. Затем пониже - это уровень тканей головного мозга. Ещё ниже уровень клеток, нейронов и других клеток организма. Затем уровень хромосом. Потом уровень белок синтезирующего аппарата. И так по всем органам - сердцу, железам внутренней секреции, почкам и т.д. Но и тут не просто. Организм открыт влиянию космоса, Вселенной. Мы не заканчиваемся собственным телом, но простираемся во Вселенную, и Она входит в нас. Это взаимное вхождение происходит за счёт физических полей, одно из которых, важнейшее для человека - это спинорное или торсионное поле. Но это тема специального разговора. Раньше генетический аппарат понимали только как сложную совокупность физико-химических и биохимических процессов. Это верно в определённой мере. За пределами этого понимания огромный и неизученный ареал квазиразумной работы наших хромосом и белок синтезирующей системы, которые теперь можно рассматривать с позиции их способности к осмысленным действиям на своём уровне. Например, гены и их продукты - белки, вероятно, несут некую семантическую, смысловую нагрузку, пока недоступную нам. Рассуждая так, мы фактически вошли в сферу генетических языков, в каких-то моментах сходных с естественными языками людей. Сходных, например, по фундаментальному признаку фрактальности их структуры. При определённой лингвистико-математической обработке текста гена белка казеина и английского текста получаются сходные фрактальные (самоподобные) структуры - четырёхугольники разных размеров.

    Это говорит о сходстве математической структуры человеческих и генетических текстов - сходстве по принципу фрактальности. А он важнейший признак разумных текстов, связанный с тем, что такие тексты имеют сжатия смысловых размерностей. Например, оглавление книги и её общее содержание отображают одно и то же, но масштабы разные. Высшей формой фрактальных сжатий являются математические тексты. Какое это имеет отношение к генетике? Прямое. Если раньше мы думали о генах только как о кодах белков, то теперь в область кодирования попадают СМЫСЛЫ генов и белков, передаваемые разными языками. И запускает (переключает) эти смысловые акты всего лишь третья буква в кодонах омонимах. Сейчас уже пора заниматься изучением языков мРНК и белков, их грамматикой. Нам необходимо понимать смыслы текстов генов и белков. В идеале перевести их на естественные языки людей. Пока же мы можем точно перевести только несколько триплетов на понятный нам язык - это не кодирующие триплеты TGA, ТАА, TAG, что переводится как слово «стоп» - команда на остановку синтеза белков. Каковы могут быть подходы к такой задаче? Например, можно взять гены таких белков-ферментов как протеазы и рестриктазы. У них чётко выраженный целевой мотив - разрезать молекулы на фрагменты. Для протеаз - это молекулы белков, для рестриктаз - это молекулы ДНК. Возможно, гены этих ферментов имеют выраженные целевые полинуклеотидные мотивы, которые можно обнаружить сравнительным компьютерным анализом. Такие мотивы можно условно считать фразой-командой на разрезание соответствующих молекул в тех или иных местах их структур. Аналогичный подход можно использовать и для перевода языков белков. Такое направление исследований даст неисчерпаемые возможности. Зная языки генов и РНК, их грамматики можно искусственно создавать новые гены, которые будут создавать в организмах, включая человека, новые метаболические ареалы, призванные бесконечно улучшать физические и физиологические качества человека, продлять его активную жизнь.

    Надо заметить, что гены и их продукты - белки и РНК несут не только информацию о структуре кодируемых молекул, но нечто большее. Это большее - музыка. А музыка - тоже информация в предельно абстрактном виде, выражающем в основном эмоционально-чувственные состояния в эстетико-гармоническом ключе. Существует множество исследований на эту тему и даже своего рода коммерческая индустрия перевода текстов ДНК и белков на музыку. Делается это путём привязки «букв» ДНК, точнее спектров частот колебаний атомов Аденина, Гуанина, Цитозина и Тимина к нотным знакам. То же делают по отношению к аминокислотным «буквам». Большой материал об этом имеется в Интернете.

КАК ЭМБРИОН «ЗНАЕТ»,
В КАКОМ МЕСТЕ И КАК ЕМУ ВЫРАСТИТЬ НОГУ, НОС, УХО, СЕРДЦЕ И Т. Д.

    Белковый код это, конечно важнейшая информация, но этим не исчерпываются кодовые возможности наших хромосом. С самого начала возникновения эмбриологии этот вопрос мучил исследователей. И до сих пор он не находил адекватного ответа. Только сейчас, с развитием лингвистико-волновой генетики, мы начинаем получать. В самом деле, что движет клетками эмбриона, чтобы они выстроились в части тела и в целый организм? Есть такая программа у генетического аппарата, у хромосом? Должна быть, это понятно. Но что она из себя представляет? Десятилетиями точного ответа хотя бы в общих чертах объясняющего эту загадку не было. Высказывалось множество гипотез, но все они слабы. И только в 20-40 годы прошлого века наши Российские учёные под влиянием успехов квантовой физики начали осознавать, где и в чем стратегический механизм, указывающий эмбриону как ему развиваться.

    Любищев, Беклемишев и, особенно, А. Г. Гурвич высказывали идеи относительно что, что хромосомы, где плотно упакована информация о будущей структуре человека, божьей коровки или берёзы и т.д., высказывали мысль, что хромосомы - это не только источник информации, которую можно рассматривать как вещество. Например, та же ДНК - основная часть хромосом. Но хромосомы - источник ещё и другой, не менее важной генетической информации. Она существует в виде физического поля. А. Г. Гурвич дал стратегическое направление в генетике, сказав «хромосомы имеют полевой эквивалент». Сейчас можно перефразировать: хромосомы (их ДНК) имеют квантовый эквивалент. Это было гениальное предвидение, опережавшее генетику лет на 80. Поэтому идею биолог и генетики не поняли и надолго забыли. О чём говорит такое предвидение? Об очень многом. Представьте себе, что вы, читая этот текст, отделяете от вещества физическое поле. Вы используете для этого световые образы вещественных букв, например, на бумаге. Буквы - вещество типографской краски, наложенное определённым геометрическим образом на бумагу. Они складываются в слова и предложения. Вот тут-то при чтении и происходит отделение физического поля (света) от вещества букв. От них отделяются фотоны, свет, который мы видим. Но этот свет модулирован буквами, словами, предложениями. А свет - это электромагнитное поле, только в данном случае такое световое модулированное поле уже является информационным или ментальным световым полем, несущим мысли и смыслы. Но мысли и смыслы возникают только при взаимодействии такого светового поля с нейронами головного мозга человека. Без этого взаимодействия буквы, слова, предложения - лишь типографская краска, вещество. Вот мы и получили дуальность, двойственность - вещество и физическое поле (свет). А если точнее, мы получили триаду: Вещество-Поле-Мысль (ВПМ). Теперь мы можем по аналогии перейти к ДНК, где мы, как потенциальные организмы, свёрнуты в знаковые текстовые строчки ДНК. И не только в них, но об этом позже. Итак, перед нами хромосомы и, входящая в их состав, ДНК. А ДНК хромосом в своей части (1-2%), как мы уже знаем, содержит гены белков и РНК. Гены белков - это тексты на непонятном нам языке и со своей грамматикой, стратегически похожей на грамматики всех человеческих языков, которые являются общими, как утверждает видный лингвист Ноам Хомский. На приведённом выше примере показана общая математическая (фрактальная) структура генетических текстов генов и человеческой письменной речи. Любой текст на языках людей - это отображение мыслей и образов. И мы можем полагать, что тексты генов, переведённые в тексты белков, это также отображение элементарных мыслей и образов. Замечу попутно, что самое интенсивное использование текстов белковых генов происходит в коре головного мозга человека, особенно когда он говорит и активно мыслит. И это не случайно и говорит нам, что сами акты мышления и сознания проходят через хромосомы, которые можно рассматривать как квантовые нано биокомпьютеры. Когда в Торонто в 2001 году мы планировали эксперимент по дальней трансляции генов, участвующих в регенерации поджелудочной железы (ПЖЖ) у крыс без ПЖЖ, и которые погибали от диабета, то мы ориентировались именно на эти соображения. И эксперимент был удачным и много раз воспроизведён, в том числе в независимых исследованиях.

    Итак, эмбрион, развиваясь из одной клетки (зиготы), имеет некие текстовые указания его клеткам, как себя вести и что делать. Но это не полные указания. Представьте себе, что вы строите дом и имеете тестовые описания всех строительных материалов - их количество, вес, цвет, консистенцию, прочность и т.д. Но нет чертежей дома. А без них дом не построить. Также и в процессе строительства организма человека, животного, растения и т.д. необходимы многочисленные и разные чертежи. Где они и что из себя представляют? Это генетические биогеноголограммы, создаваемые жидкими кристаллами ДНК в составе хромосом эмбриона. Эти биогеноголограммы динамичны и меняются по мере надобности и зависят от стадии развития эмбриона. В каждой из этих биогеноголограмм содержится информация о геометрической структуре глаза, уха, рук, ног, сердца, почек и т.д. По мере необходимости и стадии развития эмбрион запрашивает ту или иную голограмму, необходимую ему для построения того или иного органа и ткани. Они размечают пространственно-временную структуру строящегося организма и служат векторами построения организма. Могут спросить: голографический образ возникает, если голограмму освещать светом. Есть-ли такой свет в организме? Есть. Это сверхслабые фотонные излучения самих хромосом. Особенно много с ними работал немецкий исследователь Фриц Попп. Важно, что эти фотонные излучения хромосом являются когерентными, то есть они подобны лазерным излучениям, причём фотоны хромосом ещё и поляризованы, что не случайно и существенно, поскольку поляризация фотонов придаёт им особые информационные свойства, связанные с квантовыми состояниями фотонов - спинами. И наконец, хромосомные фотоны имеют разные частоты или длины их волн, цвета - от красного до синего. Это означает, что хромосомные биогеноголограммы могут создаваться для разных длин волн (частот) и прочитываться тоже на разных длинах волн (частотах). Это даёт возможность биогеноголораммам хранить поистине огромное количество генетической информации, свёрнутой в очень маленький объем хромосом. Иными словами, хромосомы каждой клетки - это голографический нано биокомпьютер, управляющий стратегическими процессами развития организма и его поддержания в норме и во взрослом состоянии.

УПРАВЛЕНИЕ СТВОЛОВЫМИ КЛЕТКАМИ –
ОДНО ИЗ ВАЖНЕЙШИХ ПРАКТИЧЕСКИХ ПРИЛОЖЕНИЙ ЛИНГВИСТИКО-ВОЛНОВОЙ ГЕНЕТИКИ

    Миллионы и миллионы клеток растущего организма человека происходят всего-навсего из одной клетки, зиготы, которая образуется в результате слияния двух клеток - сперматозоида и женской яйцеклетки. В ходе развития эмбриона оплодотворённая яйцеклетка делится и даёт начало клеткам, не имеющим других функций, кроме передачи генетического материала в следующие клеточные поколения. Это эмбриональные стволовые клетки, геном которых находится в «нулевой точке». Механизмы, определяющие специализацию клеток-потомков других стволовых клеток, потомков зиготы, ещё не включены. Из них при соответствующей команде организма могут развиться любые клетки, ткани и органы. Вот эти другие стволовые клетки обеспечивают восстановление повреждённых участков органов и тканей. Они, получив от регулирующих систем сигналы (пока неизвестной природы) о какой-либо «неполадке» в организме, по кровяному руслу идут к поражённому органу. Они могут восстановить практически любое повреждение, превращаясь на месте в необходимые организму клетки (костные, гладкомышечные, печёночные, сердечной мышцы, нервные и другие) и стимулируют внутренние резервы организма к регенерации (восстановлению) органа или ткани. Пока человек здоров, стволовые клетки свободно и независимо «блуждают» по его просторам. Они безработные. Одним из перспективных источников стволовых клеток для работы с ними, нашими методами Лингвистико-волновой генетики, являются мезенхимальные стволовые клетки, которые содержатся в жировой, хрящевой, мышечной тканях. Надо прямо сказать, что многочисленные попытки исследователей и врачей управлять стволовыми клетками для регенерации органов и тканей человека имеют весьма скромные результаты. Более того, зафиксированы многочисленные случаи, когда вводимые стволовые клетки вместо регенеративных восстановительных процессов запускали канцерогенез, у пациентов возникали опухоли, рак крови и т.д. И это несмотря на то, что на разработки получения управляемых человеком стволовых клеток выделяются уже миллиарды долларов. И, похоже, это стало ещё одной версией крупной отмывки денег «по-научному». Такие большие отмывки уже были, да и продолжаются. К примеру, управление атомной энергией, которое за 50 лет исследований дало нулевой результат. Впустую потрачены сотни миллиардов рублей и долларов, пошедшие на прокорм элитных физиков. Или программа «Геном человека». За 10 лет она истратила около 30 миллиардов долларов. В результате «гора родила мышь». Мы узнали, что наш генетический аппарат содержит около 35 тысяч генов. Это примерно 1% от всей геномной ДНК человека, а остальные 99% ДНК были бессовестно названы «мусором», хотя именно там содержится стратегическая информация о том, как работают наши хромосомы. При этом 35 тысяч генов практически одинаковы для всех живых существ Земли, включая человека, это рабочий универсальный инструментарий по биосинтезу белков, общий для всех организмов. Встал законный вопрос: если мы почти не отличаемся от собак, кошек, лягушек по генам, то почему мы на них не похожи? На это генетики не отвечают, тихо уходят в сторонку. А денежки потрачены. Та же судьба ждёт программу по управлению стволовыми клетками человека. Почему та же судьба? Потому, что биологи, генетики, эмбриологи, биофизики, сильно ошибаются в понимании того, как на самом деле работает наш генетический аппарат. Хотя много уже сделано. Однако этого, как оказалось, очень мало. Лингвистико-волновая генетика, которую мы начали и развиваем более 30 лет, объясняет ошибочность основных положений теории и практики генетического кодирования. Суть ошибок в том, что молекулы ДНК и её гены в составе наших хромосом большей частью генетиков неправильно понимаются только как вещество. В действительности ДНК - это единство вещества и физических полей, порождаемых молекулами ДНК. Эти поля являются совокупностью тесно взаимодействующих полей - электромагнитных, звуковых и торсионных. Упрощённо можно сказать, что гены имеют волновые (полевые) двойники-копии. Они работают как основная составляющая ДНК-биокомпьютера, обладающего способностью читать ДНК и РНК тексты, принимать решения и отдавать стратегические команды по управлению работой организма. Эти команды передаются квантовым путём (излучениями) хромосом. Причём передаются мгновенно между сотнями миллиардов клеток. Кроме того, генетический аппарат, как квантовый биокомпьютер и источник лазерных излучений хромосом, способен создавать и читать собственные голограммы. А они нужны для того, чтобы создавать образы, структуры, по которым, как по шаблонам, развивается организм из эмбриона, а во взрослом состоянии поддерживает структуру и целостность организма. Если мы это понимаем, то можно создать специальные, новые для организма и для его клеток, генетические программы на принципах Лингвистической генетики. Существенно, что эти программы построены по принципам естественной генетики и не являются чужеродными, отторгаемыми организмом. И такие программы мы создаём. Теперь представьте себе больных людей. У одного потеряно зрение, у другого травмирован спинной мозг, и он лежит парализованный 15 лет. Третий поражён неизлечимой бактериальной инфекцией. У четвёртого больное сердце и т.д. Обычная медицина уже не помогает им. Что мы делаем тогда? Например, в случае механического повреждения спинного мозга у парня, попавшего в автоаварию. Он парализован и был неподвижен уже 15 лет, мышцы атрофированы. Короче, он был обречён на медленное умирание. Мы хирургически забирали у него небольшой кусочек жировой ткани, выделили из неё мезенхимальные стволовые клетки (МСК), вырастили их. Затем провели процедуру программирования МСК вводя в них квантовую информацию, взятую из нейронов человека нашим лазерным методом, и снова начали их выращивать до определённого количества. После этого мы ввели их в кровоток парализованного парня. И такие введения программированных МСК сделали пять раз. Результат фантастический. Парень начал двигаться, сначала неуверенно (мышцы атрофированы), но постепенно, месяц за месяцем движения его стали более уверенными, мышцы окрепли, и он, слегка опираясь на две палки, уже ходит. После длительных тренировок он и палки бросит. Кроме того, он уже начал понемногу подтягиваться на турнике. У нас есть видеофильм об этом. Фактически мы получили прецедент излечивания человека от паралича, основанный на квантовых технологиях. Сейчас мы продолжаем такую же успешную работу с несколькими парализованными. В случае паралича мы базировались не только на том, что гены, вводимые в МСК, имеют текстовые программы. Тут работают не только они, но и другие характеристики генов, о которых ещё не говорил. А они очень важные и дают свой вклад в процесс регенерации спинного мозга и других органов и тканей. По своей сути они тоже являются квантовыми. Но это другие гены. Если текстовых генов белков и РНК около 1%, то других генов 99%. Раньше их не считали генами, а называли «мусорной ДНК». Действительно, если белковые и РНК-овые гены обладают сложной и разной, т.е. уникальной последовательностью букв - А, Т, Г, Ц, то «мусорная ДНК» имеет простые, примитивные короткие и повторяющиеся последовательности букв, которые, казалось бы, не несут никакой информации. Но это далеко не так. «Мусорная ДНК» - это совершенно иные функции ДНК, это квантовые информационные функции. Такая ДНК является, прежде всего, динамичной голограммой. А голограмма есть четырёхмерный волновой образ, даваемый по частям по мере роста и развития организма человека из эмбриона. Он четырёхмерный потому, что кроме трёх пространственных измерений, есть ещё и временной вектор, ведь организм развивается не только в пространстве, но и во времени. Упрощая можно сказать, что эмбрион развивается в соответствии с аудио-видео голографическим фильмом, где аудиозапись - это озвученные тексты белковых и РНК-овых генов, комментирующих динамичную голографическую видеозапись.

    Принципиально важно понять: если синонимия кода - это благо (избыток информации), то омонимия - потенциальное зло (неопределённость, неоднозначность информации). Но это мнимое зло, поскольку белок синтезирующий аппарат легко обходит эту трудность, о чем речь пойдёт ниже. Если же автоматически следовать таблице (модели) генетического кода, тогда зло становится не мнимым, но реальным. И тогда очевидно, что омонимический вектор кода ведёт к ошибкам в синтезе белков, поскольку рибосомный белоксинтезирующий аппарат, каждый раз встречаясь с тем или иным омонимичным дублетом и руководствуясь правилом чтения «два из трёх», должен выбрать одну и только одну аминокислоту из двух различных, но кодируемых неоднозначно тождественными дублетами-омонимами. А также принять решение (в случае UA-семейства) - остановить синтез пептидной цепи (выбрать стоп кодон) или включить в её состав тирозин. Если выбор неправилен (а как правильно выбрать, таблица кода нам не сообщает), это приведёт к ошибкам в синтезе белков. Потенциально опасная омонимия, ведущая к неправильному «прочтению» кодона антикодоном, следует из случайности (не знаковости) бытия 5’-нуклеотида антикодона, связывающегося с З’-кодоном в омонимичных кодонах. Такую случайность многие оспаривают, апеллируя к Криковским Вобл-правилам кодон-антикодонового спаривания. Поставим точки над «i».

    Ф. Крик пытался снять странности неканонического поведения пары 3’5’ с помощью т.н. «Вобл гипотезы». Она вводит понятие неоднозначного соответствия кодонов аминокислотам в ген-кодируемых белках и говорит о возможности не канонического и случайного спаривания 5’-нуклеотида антикодона транспортной РНК (тРНК) с 3’-нуклеотидом кодона информационной РНК (иРНК) при её трансляции в белок. Проще говоря, при биосинтезе белков иногда реализуется возможность нестрогого соответствия кодон-антикодоновых нуклеотидов в этом положении. Это значит, что образуются неканонические пары оснований, не отличающиеся существенно по геометрическим параметрам (Гуанин - Уридин и др.).

    Кроме того, из Вобл-Гипотезы, да и просто из общей Криковской схемы (модели) кода, автоматически следует, что в кодонах (триплетах) генов только первые два нуклеотида (дублет) кодируют последовательности аминокислот в белковых цепях. 3’-кодоновые нуклеотиды не участвуют в кодировке аминокислотных последовательностей в белках. Эти 3’-нуклеотиды, хотя и детерминированы жёстко молекулой ДНК, но допускают произвольные, случайные, не канонические спаривания с 5’-нуклеотидами антикодонов транспортных РНК, переносящих аминокислоты. А посему эти 5’-нуклеотиды антикодонов могут быть любыми из 4-х возможных. Следовательно, связки 3’-нуклеотиды в кодонах и спаривающиеся с ними 5’-нуклеотиды в антикодонах, не имеют гено-знакового характера и играют роль «стерических костылей», заполняющих «пустые место» в кодон-антикодоновых парах. Короче говоря, 5’-нуклеотидв в антикодонах случайны, «воблируют» - от английского «wobble» (качание, колебание, виляние). Вот суть Вобл-гипотезы. Если принять идею «стерических костылей», тогда ясно, что З’-нуклеотид в омонимичных кодонах иРНК не участвует в кодировке аминокислот для данного белка. На первый взгляд возникает некий генетико-семантический произвол и модель триплетного кода, вроде бы, теряет логику и очевидный смысл.

    Подтверждая это, приведём слова фактического автора теории триплетного кода, Френсиса Крика, начертанные им в своей автобиографической книге незадолго до смерти: «Важно отметить, что структура генетического кода не имеет очевидного смысла, хотя определённые закономерности все же наблюдаются - в некоторых случаях это одни и те же первые два основания в кодонах, кодирующие одну аминокислоту, тогда как третье может быть любым». Уточним. З’-нуклеотид в кодоне теоретически может быть любым из 4-х возможных, поскольку спаривается с 5’-нуклеотидом антикодона случайно, и эта пара, как уже говорилось, не участвует в кодировке аминокислот для данного белка. Но, ещё раз, в реальности З’-кодоновые нуклеотиды детерминированы в исходной ДНК и генетических канонов не нарушают. «Нарушают» же каноны именно 5’-антикодоновые, комплементарные З’-кодоновым. Удивительно, Ф. Крик видел синонимическую вырожденность кода, но не видел омонимическую. Хотя его фраза «...код не имеет очевидного смысла» говорит нам, что гениальный мозг Ф. Крика осознавал ограничения предложенной им модели и неоднозначности, связанные с 5’-«воблирующим» антикодоновым нуклеотидом, когда иРНК покодонно читается рибосомой в комплексе с тРНК по правилу «два из трёх». И этот комплекс «рибосома-иРНК-тРНК» неизбежно должен решать типично лингвистическую смысловую проблему омонимии. Иначе ошибки в синтезе белков неизбежны.

продолжение >>>

1 - 2


Copyright  © 2004-2016,  alexfl