Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 8. Свадьба.

С трех часов дня и до самого вечера Гарри, Рон и близнецы Уизли провели в саду у большого белого шатра, ожидая прибытия гостей. Гарри выпил большую дозу оборотного зелья и стал точной копией рыжеволосого магловского мальчика, Отери Качпола, у него Фред стянул волосок, используя заклятие призыва. План заключался в том, что бы представить гостям Гарри как кузена Барни и препоручить семье Уизли заботы о маскировке. Всем четверым выдали списки мест, чтобы они могли помочь гостям найти кто, где сидит. Начальник официантов весь в белом прибыл часом раньше, вместе с музыкантами в золотистых пиджаках. Сейчас эта компания магов отдыхала под деревом неподалёку. Оттуда время от времени поднимались голубые облачка трубочного дыма.

Позади Гарри вход в шатёр открывал ряды хрупких стульев золотистого цвета, расставленных повсюду на длинном пурпурном ковре. Шесты, поддерживающие шатёр, были опутаны белыми и золотыми цветами. Фред и Джордж закрепили огромную связку золотых шаров над тем самым местом, где Бил и Флёр очень скоро станут мужем и женой.

Снаружи, бабочки и пчелы лениво летали над травой и кустами живой изгороди. Гарри было не по себе. Мальчик, облик которого он принял, был немного толще его, и Гарри было жарко в тесной праздничной мантии под ярким летним солнцем. -Когда у меня будет свадьба, сказал Фред, оттягивая воротник “Я не буду заморачиваться всей этой чепухой. Все смогут прийти, в чём захотят, никаких праздничных мантий, а маму я превращу в птицу на всё время праздника”.

-Да будет тебе, всё было не так уж и плохо, сказал Джордж. “Ну, мама немножко расстроилась, что Перси не пришёл, но кому он нужен.

-О! Вот и они! Смотри! Фигуры в ярких одеждах стали трансгрессировать одна за другой в дальнем краю сада.

За несколько минут образовалась процессия, которая огромной змеёй поползла через сад к праздничному шатру. Удивительные цветы и волшебные птицы красовались на шляпах колдунов, на многих поблескивали драгоценности. Гул взволнованных голосов раздавался всё громче и громче, заглушая жужжание пчел, по мере того как процессия приближалась к шатру.

-Отлично, кажется, я заметил несколько кузин Флёр, -сказал Джордж, вытягивая шею, для лучшего обзора. -Думаю, им потребуется помощь с нашими английскими обычаями, я им помогу…”

-Не так быстро Ваше Дыровство, сказал Фред и, пробравшись через группу ведьм средних лет во главе процессии, вежливо поклонился двум симпатичным француженкам, -“Permetiez moi to assister vous*”

Девушки хихикнули, но позволили Фреду увести их внутрь.

Джорджу остались ведьмы, Рон стал сопровождать мистера Перкинса, старого друга и коллегу его отца, а Гарри достались пожилая пара, оба практически глухие.

-Вотчер, послышался знакомый голос, когда они снова вышли из шатра и встретили Люпина и Тонкс в очереди у входа. В честь церемонии девушка стала блондинкой.

-Артур сказал, что только у тебя вьющиеся волосы, Извини за вчерашнюю ночь, добавила она шепотом, когда Гарри проходил мимо. “Министерство было очень плохо настроено по отношению к оборотням в музее, и мы подумали, что наше присутствие ничего хорошего не даст”.

* - Позвольте мне проводить вас (Фр.)

-Всё нормально, я понимаю, отвеил Гарри, обращаясь больше к Люпину, чем к Тонкс. Люпин улыбнулся в ответ, но когда они отошли Гарри, заметил, что улыбка сменилась гримасой печали. Он не понял почему, но было некогда разбираться, в чем дело. Хагрид, как всегда, внёс в происходящее изрядную долю хаоса, он неверно истолковал указания Фреда и перепутал специально увеличенные и укреплённое магией кресла в заднем ряду с обычными стульями. Пятеро из них теперь напоминали большую груду золотых каминных спичек.

Пока мистер Уизли устранял ущерб, а Хагрид рассыпался в извинениях, Гарри поспешил обратно к входу и встретил Рона вместе с крайне эксцентрично выглядевшим волшебником. Слегка косоглазый, с длинными волосами до плеч напоминающими сахарную вату, волшебник был в шляпе, кисточка которой болталась у самого его носа, и носил робу цвета яичного желтка. Странный амулет в виде треугольного глаза, свисал на золотой цепочки с его шеи.

-Ксенофилиус Лавгуд, сказал маг, протягивая руку Гарри, -Мы с дочерью живем сразу за холмом, и было так любезно со стороны семьи Уизли пригласить нас на праздник. Я думаю, вы знакомы с моей дочкой Луной? добавил он Рону.

-Да. Ответил Рон. “Разве она не с вами?”

-Она задержалась в этом замечательном садике, хотела поздороваться с гномами, они здесь просто кишат! Многие волшебники даже и не подозревают о том, как многому мы можем научиться у

этих мудрых маленьких созданий или если назвать их по научному Gernumbli gardensi

-Наши гномы знают множество отличных клятв, задумчиво сказал Рон, но я думаю что этому их научили Фред с Джорджем.

Гарри вёл к шатру группу колдунов когда к нему подбежала Луна.

-Привет, Гарри

-Э… вообще то меня зовут Барни, опешил от неожиданности Гарри.

-О, так ты и имя поменял? спросила Луна, весело улыбаясь.

-Как ты догадалась?

-А, просто по выражению твоего лица

Как и отец, Луна была одета в ярко жёлтую мантию, к которой она добавила крупный подсолнух, непонятно как державшийся у неё в волосах. В целом впечатление она производило приятное, после того как глаза привыкали к необычайной яркости её наряда. Во всяком случае, у неё не свисали редиски из ушей.

Ксенофилус разговора Луны с Гарри не услышал, так как был увлечён беседой со знакомым. Попрощавшись в волшебником, он обернулся к дочери, Луна подняла палец и сказала, -Папочка, посмотри – один из гономов укусил меня.

-Замечательно! Слюна гномов необычайно полезна. Мистер Лавгуд схватил протянутый палец дочери, внимательно вглядываясь, кровоточащий укус.

-Луна, дорогая, если сегодня ты почувствуешь в себе новый талант, возможно неудержимое желание петь в опере или говорить по русалочьи, не сдерживай этот порыв! Возможно, гномы тебя одарили!

Рон проходивший мимо не удержался и громко хмыкнул.

-Рон может смеяться, спокойно сказала Луна, когда Гарри проводил её и Ксенофилуса к их местам, -но мой отец проделал серьёзный труд по изучении магии гномов.

-Правда?” сказал Гарри, давно зарёкшийся спорить с Луной или её отцом в таких вопросах.

-Луна ты уверенна, что эти гномы ничего не занесли с этим укусом?

-Да, всё в порядке, ответила Луна, посасывая ранку на пальце, задумчиво огладывая Гарри. В этом облике ты выглядишь умнее. Я сказала отцу, что все оденут праздничные мантии на свадьбу, но он считает, что его долг носить одежду цвета солнца во время церемонии, на удачу

После того как Луна неторопливо, удалилась вслед за отцом, появился Рон, в сопровождении пожилой ведьмы опиравшейся на его руку. Нос, немного напоминавший клюв, глаза подёрнутые сеткой сосудов и розовая кожаная шляпа придавали ей вид старого фламинго с крайне скверным нравом.

-…и твои волосы слишком длинные Рональд, на какую то секунду я спутала тебя с Джинервой… Мерлинова борода! Вот что вырядился этот Ксенофилус Лавгуд! Он похож на омлет. А ты ещё кто?” Рявкнула старушка на Гарри.

-Ах да, тётушка Муриель, это наш кузен Барни.”

-Ещё один Уизли? Боже, вы плодитесь как гномы. А разве Гарри Поттер не здесь? Я надеялась встретиться с ним. Рональд он твой друг или это лишь хвастовство?”

-Нет, Гарри просто не смог прийти”

-Хмм. Значит, придумал отговорку? Что ж он не столь безупречен, как о нём рассказывает пресса. Тогда я лишь проинструктирую невесту как правильно носить тиару, громко продолжила старушка обращаясь к Гарри, -Гоблинская работа, храниться в моей семье столетия. Она конечно хорошая девушка, но всё же, француженка…

-Так, так, найди-ка для меня хорошее место Рональд, мне сто семь лет и мне не следует слишком долго быть на своих двоих.

Рон наградил Гарри выразительным взглядом и ушел в сопровождении тётушки. Когда спустя некоторое время они снова встретились у входа, Гарри показывал ещё десятку гостей их места. Шатёр был практически заполнен и, наконец, рассосалась очередь гостей у входа.

-Эта бабка Муриель просто кошмар, сказал Рон, откидываясь на спинку кресла. Раньше она каждый год приезжала к нам на рождество, это было ужасно, затем, слава богу, она нас обиделась, после того как Фред с Джорджем заложили ей дермобомбу под стул во время ужина в сочельник. Папа потом говорил, что она выписала близнецов из своего завещания после этого случая. Но им по-моему всё равно они и так станут самыми богатыми в семье учитывая как у них идут… Ух ты! Рон уставился на Гермиону часто моргая, в то время как она торопливо пробиралась к их местам. –

-Гермиона, ты потрясающе выглядишь”

-Как всегда слышу в голосе нотку удивления, Рон. Чуть ехидно ответила Гермиона, но улыбнулась. На ней было воздушно-лёгкое платье цвета сирени до пят; а волосы были гладкие и блестящие. “Твоя тётя Муриель с тобой не согласиться, я только встретила её наверху, когда она отдавала тиару Флёр. Она сказала -О боже, и это маглорожденная колдунья?”, а потом добавила, -тощие лодыжки и кривая осанка”

-Не бери в голову Гермиона, она всем грубит”, утешил Рон.

-Говорите о старухе Муриель? Спросил Джордж, заходя в шатёр с Фредом.

-Она мне только что сказала, что у меня уши кривоваты. Старая карга! Хотел бы я, что бы дядюшка Билиуса был с нами, он любил повеселиться на свадьбе

-Билиус? Это он увидел Грим и умер через 24 часа?” Спросила Гермиона.

-Ну, в общем, да он себя довольно странно вёл незадолго до смерти, подтвердил Джордж.

-Но прежде чем он начал чудить, он был настоящей душой компании,” ударился в воспоминания Фред, -Бывало как выпьет целую бутылку огневиски, а затем как выбежит на танцпол, скинет одежду и начинает доставать букетики цветов прямо из своей…”

-Похоже это был просто очаровательный человек,” прохладно заметила Гермиона, пока Гарри закатывался в хохоте.

-Да, но почему-то так никогда и не женился, с грустью сказал Рон. ?

-Иногда ты меня просто удивляешь, Гермиона, очень внимательно посмотрела в лицо Рона, пытаясь понять шутит он или говорит серьезно.

Они все так веселились, что никто обратил внимания на запоздалого гостя, это был черноволосый молодой человек, с большим кривым носом и толстыми густыми бровями. Ребята заметили его только когда он протянул приглашение Рону и произнес, не отводя глаз от Гермионы “Ты чудесно выглядишь.”

“Виктор!” Радостно закричала Гермиона и уронила сумочку, которая упала с громким стуком явно не соответствующим её размерам. Она нагнулась поднять её, потом залилась краской и сказала “Я не знала, что ты придешь… боже… я так рада тебя видеть! Как у тебя дела?” Уши Рона приобрели оттенок спелого помидора. Несколько секунд он смотрел на приглашение, словно сомневаясь, что он настоящее, а потом спросил Виктора чересчур резко и громко “Что ты здесь делаешь?”

-Меня пригласила Флёр” Крам удивленно посмотрел на Рона.

Гарри пожал Виктору руку, в отличие от Рона, он не имел личных счётов с бывшим соперником по турниру трёх волшебников. Затем, чувствуя что будет благоразумнее увести Виктора подальше от Рона, вызвался показать Краму его место.

-Твой друг похоже не слишком рад меня видеть, сказал Крам когда они вошли в заполненный гостями шатёр. -Или он твой родственник? уточнил Виктор, глядя на рыжие вьющиеся волосы Гарри.

-Ага, кузен, пробормотал Гарри в пол голоса, но Крам всё равно не слишком его слушал. Его появление произвело фурор в основном среди француженок, кузин Флёр. Как никак Виктор был знаменитым игроком в Квидич.

Люди все ещё вытягивали шеи стараясь рассмотреть Крама получше, когда с верхних рядов по проходу торопливо спустились Рон, Гермиона и близнецы.

-Пора рассаживаться” сказал Фред, Гарри, “Иначе мы рискуем налететь на невесту. Гарри, Рон и Гермиона заняли места во втором ряду позади Фреда с Джорджем. Щёки у Гермионы были розовыми, а уши Рона по-прежнему, отливали оттенками алого. Несколько секунд спустя он прошептал Гарри -Видел, он отрастил эту идиотскую маленькую бородёнку?”

Гарри счел, что лучше промолчать.

Чувство напряженного ожидания наполнило тёплый воздух шатра, гул голосов кое, где нарушался взрывами хохота. Мистер и миссис Уизли ходили по проходам, улыбались и приветствовали родственников. Миссис Уизли была в мантии нежно-аметистового цвета и такого же цвета шляпе. Секундой позже Бил и Чарли встали перед шатром, оба в праздничных робах с большими белыми розами, заколотыми в петлицах. Фред свистнул по-волчьи, что вызвало всплеск хохота по залу, но затем в шатре наступила тишина и только тихая музыка исходила из того, что выглядело как золотые надувные шары.

-Как классно! – сказала Гермиона, повернувшись, что бы лучше видеть вход.

Собравшиеся в зале ведьмы и колдуны разом воскликнули в восторге, когда в месье Делакёр прошел по проходу, весёлой походкой весь сияющий от радости. Флёр плыла рядом с ним, а её простое белое платье казалось, светилось ярким серебристым светом. В то время как красота Флёр обычно приглушала краски остальных, сегодня наоборот она лишь подсвечивала красоту окружающих. Джинни и Габриель обе в золотистого цвета платьях казалось, стали ещё прекраснее, когда Флёр прошла мимо них, а Билл выглядел так, словно он никогда не встречал Фенрита Грейбэка*

-Дамы и господа, сказал слегка монотонный голос, с удивлением Гарри узнал маленького колдуна с жидкими чёрными волосами, что стоял напротив Билла и Флёр. Он руководил на похоронах Дамблдора.

-Мы собрались здесь сегодня, чтобы отпраздновать соединение двух любящих сердец.

-Моя тиара сидит на девочке великолепно, тихо сказала тётушка удивительно нехарактерным для неё заботливым тоном.

-Однако, я должна заметить что платье у Джиневры слишком короткое. Джинни оглянулась, пробежалась глазами по залу, потом подмигнула Гарри и быстро повернулась назад. Гарри вспомнил, как они с Джинни проводили вечера вдвоём в уединённых уголках школы. Кажется, это было целую вечность назад. Короткие часы, когда он мог хоть ненадолго побыть обычным человеком, без шрама в форме молнии на лбу. Слишком хорошее время, чтобы длиться долго…

-Уильям Артур берешь ли ты, Изабель…? На переднем ряду миссис Уизли и мадам Делакёр тихо всхлипывали, утирая слёзы узкими полосками ткани. Звук, напоминавший рёв трубы возвестил, что Хагрид тоже был очень растроган происходящим и достал свой носовой платок размером с небольшой столик.

Гермиона обернулась и уставилась на Гарри, её глаза тоже были полны слёз.

-…тогда. Я объявляю вас мужем и женой, пока смерть не разлучит вас.

Колдун с жидкими волосами взмахнул над рукой над головами Билла и Флёр и дождь из серебряных звёзд посыпался на них, закручиваясь вокруг двух фигур в подобие спирали. Когда Фред и Джордж начали аплодировать, золотые шары лопнули, райские птицы и маленькие золотые колокольчики вылетели из них, прибавляя музыку своих голосов и мелодичный звон к атмосфере праздника.

Фенрит Грейбэк – оборотень, укусивший Билла Уизли

-Дамы и господа! Возвестил колдун. -Попрошу всех встать.” Все в зале поднялись, тётушка Муриель с заметным ворчанием. Колдун снова повёл волшебной палочкой и стулья, на которых они сидели изящно взлетели в воздух, полотняные стены шатра исчезли, уступив место прекрасному виду на сад залитый солнечным светом. Шатёр превратился в навес поддерживаемым золотыми шестами. Затем, в центре тента вырос пруд с жидким золотом и превратися в блестящую танцевальную площадку. Летающие стулья выстроились вокруг маленьких столиков покрытых белой скатертью, затем эти конструкции мягко опустились обратно на землю, а музыканты в золотых пиджаках направились к подиуму.

-Ловко, одобрительно заметил Рон, пока официанты сновали, повсюду разнося тыквенный сок, усладэль и огневиски, другие выстраивали пирамиды из пирогов и сандвичей.

-Нам лучше пойти поздравить их! Сказала Гермиона и встала на цыпочки, выглядывая молодожёнов в толпе доброжелателей.

-У нас ещё будет время, пожал плечами Рон, подхватывая три кружки с усладэлем с пролетавшего мимо подноса и протягивая одну Гарри.

-Гермиона, лучше пойдем займём столик… Нет только не тот! Только не рядом с Муриель! Рон прошёл через пока пустой танцпол, поглядывая на ходу по сторонам. Гарри был почти уверен, что он искал столик как можно дальше от Виктора. К тому времени как они другого края шатра, большинство столиков были уже заняты, больше всего свободных мест было за столом где сидела Луна.

-Луна, ты не против, если мы присоединимся?

-Конечно, нет, радостно ответила девушка. –Папа как раз пошел вручать Биллу и Флёр наш подарок.

-И что же это? Пожизненный запас охранных кореньев или что-то в этом духе? съязвил Рон. Гермина попыталась стукнуть Рона под столом, но промахнулась и ударила Гарри, на миг он потёрял нить разговора, пытаясь унять боль в ноге. Музыканты начали играть, а Билл и Флёр поднялись на танцплощадку первыми, под громкие аплодисменты. Спустя несколько минут мистер Уизли пригласил мадам Делакёр на танце, за ними последовали миссис Уизли и отец Флёр.

-Мне нравиться эта песня, сказала Луна, покачиваясь в такт мелодии, напоминавшей вальс, вскоре она встала и проскользнула на площадку где стала вращаться на одном месте с закрытыми глазами, в то время как её руки совершали волнообразные движения.

-Она потрясающая верно? Сказал Рон с улыбкой, -настоящий друг, однако его улыбка исчезла, когда на освободившее место сел ни кто иной, как Виктор Крам. Гермиона выглядела радостно взволнованной, но на этот раз Виктор воздержался от комплиментов. С угрюмым видом он спросил,

-Кто этот тип в жёлтом?

Это Ксенофилус Лавгуд, он отец нашего друга, задиристый тон Рона давал понять что смеяться над Ксенофилусом они не собираются.

-Пошли танцевать, добавил Рон обращаясь к Гермионе. Она выглядела немного смущенной, и всё же ей явно было приятно недовольство Рона. Она встала и вместе с Роном пошла, танцевать, скоро они смешались с десятками вальсирующих пар.

-А? Они что встречаются? – спросил Виктор на мгновенье озадаченный.

-Да, что-то вроде того, ответил Гарри.

-А тебя как зовут? Полюбопытствовал Крам

-Барни Уизли.

Они пожали руки.

-Барни, скажи, ты хорошо знаешь этого человека Лавгуда?

-Нет, сегодня его впервые встретил. А почему ты спрашиваешь?

Крам злобно посмотрел на Лавгуда поверх кружки, Ксенофилус мирно беседовал с несколькими колдунами на другой стороне танцевальной площадки. Наконец Крам ответил

-Потому, что если бы он не был гостём Флёр, я бы ему врезал, здесь и сейчас за то, что он носит этот грязный знак!

-Знак? Удивился Гарри, тоже поглядывая на Ксенофилуса. Странный треугольный глаз поблескивал у него на груди.

-А что с ним не так?

- Гриндельвальд, прорычал Виктор, -Это знак Гриндельвальда!

- Гриндельвальд… тёмный маг которого победил Дамблдор?

-Именно

На лице у Грума вздулись желваки, словно Виктор что сосредоточенно жевал, потом он продолжил.

-Гриндельвальд убил многих, моего дедушку например. Конечно его влияние никогда не было значимым в этой стране, говорили он боялся Даблдора и не зря, учитывая каким был его конец. Но это, -Виктор вытянул руку показывая пальцем на Ксенофилуса, -Это его знак, я узнал его сразу. Гриндельвальд вырезал его на стене Дурмстранга когда был там учеником. Некоторые маги оказались достаточно глупы, что бы копировать этот символ на обложки своих книг или одежду, полагая, что так они будут выглядеть внушительнее, это продолжалось какое-то время. Пока те из нас кто потерял близких, по вине Гриндельвальда не объяснили, насколько они были неправы. Крам угрожающе сжал кулаки и снова с ненавистью уставился на Ксенофилуса. Гарри был озадачен тирадой Крама. Казалось крайне маловероятным что отец Луны поддерживал тёмную магию, к тому же никто кроме Виктора не узнал в треугольном знаке символ тёмного мага.

-А ты точно уверен, что это знак Гриндельвальда?

-Я уверен, прохладно ответил Крам. Я ходил мимо этого знака несколько лет, уж будь, уверен, я хорошо его запомнил.

-Может быть тогда есть вероятность что Ксенофилус просто не знает значения этого знака. Лавгуды они довольно… эксцентричные люди. Он запросто мог взять этот знак и решить что это поперечное сечение головы падуче-рогатого снорка или что-нибудь в этом духе.

-Поперечное сечение чего?

-В общем я не знаю, но эта семья частенько проводит выходные в их поисках…

Гарри почувствовал, что он не слишком хорошо объяснил особенности семьи Ксенофилусов.

-Вон посмотри, это его дочка -Гарри показал пальцем на Луну, она по прежнему танцевала в одиночестве, размахивая руками, словно отгоняла мошкару.

-Зачем она это делает? Удивленно спросил Виктор

-Может, пытается избавиться от Вракспуртов, предположил Гарри, узнавший симптомы.

Крам похоже никак не мог решить, говорит Гарри серьезно или разыгрывает его. Он вынул руки из-под мантии и со злостью стукнул себя по бедрам, с пальцев Крама слетело несколько искр.

-Точно! Грегорович! Громко сказал Гарри, Виктор уставился на него, но Гарри был слишком возбужден, что бы соблюдать осторожность. Вид палочки Виктора навеял воспоминание перед турниром трёх волшебников. Гарри вспомнил Оливандера, как он берет и внимательно изучает палочку Крама.

-Грегорович? А что с ним? Подозрительно спросил Виктор.

-Он мастер волшебных палочек.

-Да, я знаю.

-Он сделал твою палочку, поэтому я подумал…

-Как ты узнал что Грегорович изготовил мою палочку? С ещё большим подозрение перебил Виктор.

-Я…Я кажется где-то об этом читал, - нашёлся Гарри. В журнале по Квидичу в одном из твоих интервью с фанатами. Он импровизировал, сочиняя на ходу, и Крам немного успокоился.

-Не помню, что бы я обсуждал мою палочку с фанатами…

-А… где сейчас Грегорович? Крам выглядел удивленно.

-Он ушел на пенсию несколько лет назад, я был одним из последних, кто приобрёл палочку у самого Грегоровича. Он создавал самые лучшие палочки в мире. Хотя я знаю, британцы в основном пользуются палочками Оливандера.

Гарри не ответил, он притворился, что наблюдает за танцорами, так же как Крам. Но на самом деле его мыли, были далеко от праздничной обстановки. Значит, Вольдеморт разыскивает знаменитого мастера волшебных палочек. Гарри не пришлось долго раздумывать в поисках причины, по которой тёмному лорду потребовался Грегоровича. Конечно, это из-за того, что Гарри сделал в ту ночь когда Вольдеморт преследовал его в небе. Дуб и перо феникса победили палочку, что Вольдеморт взял у соратника. Произошло что-то, чего Оливандер не знал и не ожидал. Может быть Грегорович знает? Действительно ли он лучший мастер в исскустве создания волшебных палочек и владеет чем-то что недоступно Оливандеру? Может он сможет дать ответ?

-А вон та девушка очень симпатичная, голос Крама вернул Гарри к реальности. Круп указывал на Джинни которая только что присоединилась в танце к Луне. –Она тоже твоя родственница?

-Да, сказал Гарри чувствуя внезапное раздражение, -она уже встречается кое с кем. Большой верзила и ужасно ревнивый тип, тебе не захочется с ним ссориться. Крам фыркнул.

-Что? Подтянув кубок, Виктор поднялся и грустно сказал, в чём смысл быть международной звездой Квидича если все симпатичные девушки уже с кем-то встречаются?

И он зашагал прочь, оставив Гарри размышлять над этой философской мыслью в одиночестве. Гарри тоже не стал задерживаться за столиком он взял сандвич и направился вокруг заполненной танцплощадки. Он хотел найти Рона и рассказать ему о Грегоровиче но Рон танцевал с Герминой в самой середине площадке. Гарри прислонился к одному из золотых столбов и следил за Джинни, она танцевала с Фредом и другом Джорджа, Ли Джорданом. Он смотрел на неё и пытался не грустить по поводу обещания, что он дал Рону.

Раньше Гарри никогда не бывал на свадьбе поэтому не мог с уверенностью сказать в чём праздник магов отличается от обычного. Хотя он был вполне уверен, что вечеринка маглов не включала свадебный торт, с двумя маленькими фигурками фениксов на его верхушке. Фениксы взлетали и кружились неподалёку, пока торт резали. Бутылки с шампанским тоже обычно мирно стоят на столах, здесь же они летали без всякой видимой опоры прямо среди людей. Когда стемнело и ночные мотыльки, стали мельтешить под навесом, теперь освященным летающими золотыми фонариками, вечеринка была в самом разгаре.

Фред и Джордж давно ушли куда-то в тёмные уголки сада в компании пары кузин Флёр. Чарли, Хагрид и прижимистый маг в пурпурной шляпе, пели “Одо – герой” в углу. Гарри блуждал в толпе чтобы избежать совершенно ненужной встречи с пьяным дядюшкой Рона, который похоже был не совсем уверен является ли Гарри его сыном.

Гарри заметил пожилого волшебника сидящего за столиком в одиночестве. Облако белых пушистых волос, напоминавших одуванчик, венчала побитая молью феска. В его облике было определенно, что-то знакомое. Мучительно напрягая память, Гарри неожиданно вспомнил пожилого мага. Это был Эльфиас Додж, член Ордена Феникса и автора некролога Дамблдора.

Гарри подошёл к нему.

-Могу я присесть?

-Конечно, конечно. У Доджа был высокий хриплый голос.

Гарри наклонился к уху старого мага.

-Мистер Додж, я Гарри Поттер. Тихо произнес он.

Дож, вздохнул.

-Мой дорогой мальчик! Артур сказал мне, что ты здесь, в другом обличье… я так рад, так горд!

Обрадованный и взволнованный маг налил Гарри кубок шампанского.

-Я подумывал написать тебе, -прошептал Додж, -после того как Дамблдор… такой шок для тебя, я уверен…

Узкие глазки Доджа наполнились слезами.

-Я видел некролог, который вы написали для Ежедневного пророка, -сказал Гарри, -Я и не знал что вы так хорошо знали профессора Дамблдора.

-Лучше чем кто-либо, -Дож помакнул глаза салфеткой. Опеределённо я знал его дольше всех, если не считать Аберфорта, и почему-то люди никогда о нём не вспоминают.

-Кстати о Ежедневном пророке… я не знаю, читали ли вы мистер Додж…?

-Эфиас, Гарри, пожалуйста, называй меня Эфиас.

-Хорошо, Эфиас, я не знаю, читали ли вы интервью с Ритой Скитер, интервью о ей книге, о Дамблдоре.

Лицо Доджа залилось краской.

-Да, Гарри, я читал. Эта женщина или правильней сказать – стервятник, в своё время долго донимала меня уговорами дать ей интервью. Стыдно сказать, один раз я был несколько груб с ней и назвал её надоедливой форелью, что вызвало, как ты может, заметил язвительный выпад насчёт моей вменяемости.

-В этом интервью, -продолжил Гарри, -Рита Скитер намекнула, что профессор Дамблдор в молодости практиковал тёмную магию.

-Не верь ни единому слову! –немедленно воскликнул Додж, -Ни единому слову! Пусть ничто не затмит твою светлую память об Альбусе Дамблдоре!

Гарри взглянул в лицо Доджа тусклое, страдальческое. Слова старика лишь расстроили Гарри. Неужели он и вправду думает, что он может просто взять и закрыть на что-то глаза. Неужели он не понимает, как ему важно всё знать наверняка. Возможно Эфиас догадался о чувствах Гарри, он торопливо продолжил.

-Гарри, Рита Скитер ужасная…

Его прервал пронзительный старушечьи голос.

-Рита Скитер? О! Она замечательный писатель, я всегда читаю её статьи!

Гарри и Додж подняли глаза и увидели тётушку Муриель, стоявшую напротив них их столика.

Перья болтались в её волосах, а в дрожащей руке был зажат кубок с шампанским.

-Вы знаете? Она написала книгу о жизни Даблдора!

-Здравствуй Муриель, -приветствовал её Додж, -Да, мы как раз обсуждали…

Старушка не дала ему закончить пронзительным голосом она напустилась на рыжеволосого паренька, кузена Уизли за соседним столиком.

-Эй ты! А ну уступи место пожилой леди, мне сто семь лет! vМальчишка соскочил со своего места словно ошпаренный, а Муриель с удивительной для только что заявленного возраста силой передвинула тяжёлое кресло и уселась между Доджем и Гарри. Ему она уделила лишь короткий кивок.

-Привет Барри или как там тебя…

И всё внимание переключила на Доджа

-Так что ты там говорил про Риту Скитер, Эльфиас? Ты знаешь, она пишет биографию Дамблдора? Я с нетерпением жду, когда смогу прочитать эту книгу. Надо не забыть оставить заказ в Завитках и Кляксах!

Лицо Доджа приняло вид мрачный и торжественный, всем своим видом давая понять какого низкого мнения, он о Рите Скитер, её книге и читателях. Но тётушка Муриель не смутилась, она осушила кубок с шампанским, щёлкнула костлявыми пальцами проходящему мимо официанту, что бы он подал ей новый. Потом, сделав большой глоток, тётушка сыто рыгнула и ехидным голосом произнесла:

-И не надо на меня смотреть словно пара жабьих чучел! Прежде чем Альбус стал таким важным и знаменитым, про него ходило немало забавных слухов.

-Всего лишь глупые сплетни!, -наконец нарушил молчание Эльфиас, его лицо снова стремительно наливалось багрянцем.

-Я знала, что ты скажешь что-то подобное, Эльфиас, противным голосом прокудахтала тётушка Муриель, -Я заметила как ты избегал писать в некрологе Альбуса о всех нелицеприятных эпизодах его жизни.

-Очень жаль, что ты так думаешь, -холодно ответил Додж, -Уверяю тебя я писал от сердца.

-Мы все знаем, что ты боготворил Даблдора, я даже осмелюсь предположить что ты по прежнему будешь считать его святым даже когда вясниться что он сделал со своей сестрой Сквибом!

-Муриель ты забываешься! –Воскликнул Додж.

Острый холодок который не имел ни малейшего отношения к ледяному шампанскому в бокалах пробежал у Гарри по позвоночнику и обосновался ледяным комком в груди.

-Что вы хотите этим сказать? Спросил он Муриель, -Кто сказал, что его сестра была сквибом? Я думал, она просто была больна.

-Тогда ты думал неправильно, -ухмыльнулась тётушка довольная эффектом который она произвела. -В любом случае откуда тебе вообще что то знать об этой истории? Она произошла за много лет до того, как ты появился на свет. И истина в том, что никто так и не узнал, что произошло на самом деле. Именно поэтому я с нетерпением жду момента когда смогу узнать что же раскопала эта Скитер! Дамблдор держал эту тайну в секрете всю свою жизнь.

-Неправда! Взвился Додж, -абсолютная чепуха! Ледяной комок в груди Гарри всё не таял.

-Он никогда не говорил мне, что у него была сестра сквиб, -на миг он забыл о том что находиться в другом облике. Старушка немного покачивалась на своём стуле пока её взгляд пытался сфокусироваться на Гарри.

-С чего бы это Дамблдору обсуждать с тобой такие вещи, мальчик?

-Единственная причина по которой Дамблдор никогда не говорил об Арианне, -начал Эльфиас глухим от волнения голосом, -это только потому что он очень тяжело пережил её смерть…

-Почему никто и никогда не видел её, Эльфиас? –гаркнула Муриель, -Почему большинство знакомых Альбуса даже не подозревали о её существовании, до тех пор пока гроб с её телом не вынесли из дома?

Где был святоша Дамблдор, пока Ариана медленно угасала в тюремной камере. Или ты думаешь, что лучший ученик Хогврадса не знал что творилось в его собственном доме?

-Тётушка Муриель что вы хотели сказать? Какая камера?, -взволнованно спросил Гарри. На Доджа было жалко смотреть. Муриель глубоко вздохнула и ответила:

-Мать Дамблдора была ужасной женщиной, просто ужасной, маглорожеднная, хоть я слышала, что она настаивала на обратном…

-Ничего такого она не говорила! Кендра была хорошей женщиной, -прошептал Додж, но тётушка проигнорировала его слова.

-…горделивая и очень властная, для неё рождение ребёнка-сквиба было невыносимым позором…

-Ариана не была сквибом! Хрипло возразил Додж.

-Если так, то почему же она тогда не посещала Хогсвард? Сказала тётушка и повернулась к Гарри.

-В наши дни рождение сквибов тоже часто замалчивают, но дойти до крайности, запереть бедную девочку в доме и претвориться что она вообще не существует это слишком…

-Да не было такого! Говорю тебе! Громко сказал Додж но тётушка Муриель снова не обратила внимания на его реплику и продолжила рассказывать Гарри.

-Детей-сквибов обычно отправляют в магловские школы, а потом они обычно так и живут в обществе маглов, это поощряется. Всё же куда гуманнее, чем пытаться найти для них место в нашем мире, здесь они всегда будут людьми второго сорта. Конечно, Кендра Дамблдор и подумать не могла о том что бы отправить свою дочь в школу маглов…

-Адриана была болезненным ребёнком, -прошептал старый маг в отчанье, -Её здоровье никогда не позволяло ей…

-Выходить из дому? -Хмыкнула Муриель, -к тому же она никогда не появлялась и в больнице Св. Мунго и ни разу до самой смерти ни один лекарь ни разу не был вызван к ней домой!

-Ну откуда ты можешь знать такие подробности…

-Что бы ты знал, Эфиас, мой кузен Ланселот был лекарем в больнице Св. Мунго в том время и он по секрету рассказал моей семье, что Арианна никогда не была у него на приёме. Ланселот находил это очень подозрительным!

Глаза Эфиаса заблестели от слез. Муриель похоже была черезвычайно довольна произведенным эффектом снова щелкнула пальцами подзывая официанта. А Гарри в оцепенении вспоминал снова и снова как Дурсли как то заперли его и долго старались делать вид что его вовсе не существует, только потому что он мог колдовать, словно это преступление. Неужели сестра Дамблдора разделила схожую судьбу только, наоборот, из-за неспособности к волшебству? И Дамблдор действительно бросил свою сестрёнку что бы отправиться в Хогвардс и сделать блестящую магическую карьеру? К реальности Гарри вернул голос тётушки.

-Если бы Кендра не умерла раньше её, я бы решила что это она убила Андриану…

-Как ты можешь, -простонал Эльфиас, -Мать – убийца собственной дочери! Думай что говоришь!

-Если она смогла запереть свою дочь на долгие годы, почему бы и нет, -пожала плечами Муриель, -но как я уже сказала, Кендра умерла раньше Арианы, так что версия не подходит… Вот только... никто ведь так и не выяснил от чего умерла Кендра... –глубокомысленно произнесла Муриель, -Ну конечно! Арианна могла вырваться из своей кельи и убить мать, пытаясь сбежать… Можешь качать головой сколько тебе угодно Эльфиас, но ведь ты же был на похоронах Арианы?

-Да был, -у Доджа задрожали губы, -даже не могу вспомнить, когда ещё я видел всех столь опечаленными, Альбус был буквально убит горем…

-Дело не только в его душевном состоянии, разве Аберфорт не сломал Дамблдору нос прямо во время церемонии?

Если раньше Додж выглядел опечаленным рассказом Муриель, то теперь они привели его в ужас. Её слова ранили его прямо в сердце. А тётушка похоже веселилась вовсю, она сделала большой глоток шампанского, тоненькой струйкой потёкшей по подбородку. -Откуда ты…? Прошептал Додж.

-Моя мама была подругой Батильды Бегшот, весело сказала тётушка. Батильда рассказала матушке, как всё прошло на похоронах, как раз когда я проходила мимо двери. Ссора подле гроба – вот как она это назвала! Аберфорт кричал на Альбуса что это он виноват в смерти Арианы а затем ударил его по лицу. Батильда заметила что Альбус даже не пытался защититься, что само по себе странно. Ведь на дуэли Альбус мог бы с завязанными руками развеять Аберфорта в прах. Тётушка снова потянулась за шампанским. Восмоминания о старых скандалах похоже взбодрили её настолько, насколько удручили Доджа. Гарри уже не знал что ему думать и чьим словам верить. Он хотел знать правду о Дамблдоре. А Додж все бормотал, повторяя что Ариана просто была тяжело больна. С другой стороны Гарри с трудом мог представить себе, что Дамблдор не вмешался бы, если бы в его собственном доме творилась нечто, подобное рассказу тётушки. И все же несомненно, было что-то странное во всей этой истории.

-Вот что я вам ещё скажу, Муриель начала слегка икать и осушила очередной кубок, -Я думаю Батильда рассказала всё Рите Скитер. Все эти подсказки в интервью со Скитер указывают на Батильду. Источник информации необычайно близкий к семье Дамблдора. Она была там во время всех эти трагических событий.

-Батильда не стала бы откровенничать со Скитер. Тихо прошептал Додж.

-Батильда Багшот, автор книги “История магии”? –удивился Гарри. Это имя было написано на обложке одной из школьных тетрадей Гарри, однако надо признать эта тетрадка была не из тех что Гарри штудировал с особым усердием.

-Да, Додж ухватился за вопрос Гарри, словно тонущий за соломинку, -одна из самых одарённых магических историков нашего времени и давний друг Альбуса.

-Говорят последнее время она совсем не в себе, -весело вставила тётушка Муриель.

-Если так, то со стороны Скитер ещё более низко пользоваться её состоянием, -- возмущённо ответил Додж, -к тому же в этом случае нет никакой уверенности что её словам можно верить.

-Существует много способов вернуть утраченные воспоминания. –Продолжила Муриель, но даже если Батильда совсем спятила, я уверенна у неё остались старые фотографии, может какие-нибудь письма. Он дружила с семьёй Дамблдоров долгие годы… Думаю уже это стоит того чтобы наведаться в Лощину Годрика.

Гарри потягивавший сливочное пиво поперхнулся. Додж похлопал его по спине пока Гарри откашливался, глядя на Муриель слезящимися глазами. Как только к нему вернулся дар речи, он спросил

-Батильда Багшот живёт в Лощине Годрика?

-О да, она там уже целую вечность. Семья Дамблдора переехала туда после того как Персиваль был заключён. А Матильда была их соседкой.

-Семья Дамблдора жила в Лощине Годрика?

-Да, Барри, я ведь это только что сказала, раздражённо бросила тётушка. После этого разговора Гарри чувствовал себя опустошённым, за шесть лет, что он знал Даблдора, он ни разу даже не упомянул, что они оба жили и потеряли близких людей в Лощине Годрика, но почему?

Может быть Лили и Джеймся, похоронены рядом с мамой и сестрой Дамблдора.

Навещал ли он их? Может быть, приходя на кладбище навестить, Дамблдор проходил мимо могилы родителей. И он никогда и ничего не рассказывал об этом Гарри. Даже не потрудился упомянуть. Но почему это так важо? Гарри не мог это объяснить даже себе самому, но он чувствовал, что скрыть от него, что с Дамблдором его связывало одно и то же место и смерть близких людей. Со стороны Даблдора было равносильно обману.

Остекленевшим взглядом он смотрел вперёд, едва замечая, что происходит вокруг. Он даже не замтил что, что из толпы появилась Гермиона, до тех пор, пока она не поставила стул рядом с ним.

-Я просто больше не могу танцевать, тяжело дыша, сказала она. Потом сняла одну из туфелек и стала разминать ступню.

-Рон пошёл принести ещё пива. Это немного странно, но видела, как Виктор с негодованием ушел после разговора с отцом Луны, кажется, они поссорились… Она понизила голос, внимательно глядя на Гарри.

-С тобой всё в порядке?

Гарри не знал с чего начать, но это было уже неважно. Потому что в этот момент, что-то огромное и серебряное прорвалось через навес над танцполом. Сверкая серебряным телом, огромная рысь медленно и изящно приземлилась среди танцоров. Все повернулись к ней, несколько пар так и замерли в нелепых позах.

Затем патронус медленно заговорил громким, глубоким голосом Кингсли Шаклеболта

-Министерство пало! Скримджер убит. Они наступают.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl