Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 6. Упырь в пижаме.

Все тосковали по Грозному Глазу. Как и остальные члены ордена, Гарри всё ещё ждал стука протеза, который раздастся, когда Грюм пройдет через заднюю дверь. Гарри чувствовал, что бездействие только усиливало чувство вины и печаль. Он хотел как можно скорее найти и уничтожить все Крестражи.

— Ну, ты ничего не поделаешь с — Рон понизил голос — «Крестражами», пока тебе не исполнилось семнадцать. Тебя всё ещё ищут. Но ведь мы можем планировать здесь, да? Или, — он опустил голос до шёпота, — ты уже догадываешься, где сам-знаешь-что может быть?

— Нет, — ответил Гарри.

— Я думаю Гермиона проводила какие-то исследования, — сказал Рон. — Она сказала что оставит это до того как ты приедешь.

Они сидели за обеденным столом, Мистер Уизли и Билл ушли на работу. Миссис Уизли ушла наверх разбудить Гермиону и Джинни, а Флер пошла принять ванну.

— Я уже замёл все следы, — сказал Гарри — поэтому мне здесь остаться надо только на четыре дня. Потом я смогу…

— Пять дней, — твёрдо перебил его Рон. — Мы должны остаться на свадьбу, они убьют нас если мы её пропустим.

Гарри понял, что «они» означало Флер и Миссис Уизли.

— Это всего лишь ещё один день,- сказал Рон увидев недовольный взгляд Гарри.

— Они представляют себе как это важно?

— Конечно не представляют, — сказал Рон. — Они не имеют не малейшего представления, и так как ты об этом упомянул, я хотел с тобой поговорить.

Рон бросил взгляд на дверь, чтобы проверить не вернулась ли Миссис Уизли, и придвинулся ближе к Гарри.

— Мама пыталась вытянуть хоть какие-нибудь сведения от нас с Гермионой, и она будет расспрашивать тебя следующим, так что будь готов. Папа и Люпин тоже пытались, но когда они услышали от нас, что Дамблдор запретил тебе говорить кому-либо кроме нас, они успокоились. Все кроме Мамы, это точно.

Предсказания Рона сбылись спустя несколько часов: прямо перед обедом Миссис Уизли подозвала Гарри, попросив его опознать одинокий мужской носок, который мог выпасть из его рюкзака. Как только она осталась с ним в буфетной, допрос начался:

— Рон и Гермиона думают, что ваша троица может игнорировать Хогвартс? — Начала она легко и непринужденно.

— А…- сказал Гарри — Ну да, мы можем.

— Могу я спросить, почему ты отказываешься от своего обучения? — спросила Миссис Уизли

— Ну, Дамблдор поручил мне… задания… — пробормотал Гарри. — Рон и Гермиона знают об этом, и тоже хотят поехать.

— Какие задания?

— Извините, я не могу…

— Ну, откровенно говоря я думаю, что Артур и я имеем право знать и, я уверена, Мистер и Миссис Грейнджер согласятся со мной — сказала Миссис Уизли.

Гарри боялся атаки «переживающих родителей». Он заставил себя смотреть прямо в её глаза, заметив, что они имеют тот же самый оттенок коричневого, как у Джинни. Помогло мало.

— Дамблдор не хотел, чтобы кто-то ещё знал, Миссис Уизли. Простите, Рону и Гермионе не обязательно ехать, это их выбор.

— Я не считаю, что и тебе обязательно ехать. — Отрывисто произнесла Миссис Уизли. — Ты уже почти повзрослел, и не имеет значения, что поручил тебе Дамблдор. В конце концов, у него есть целый Орден! Я думаю, ты просто неправильно понял его, он просил что-то сделать, и ты подумал, что именно ты должен это сделать.

— Я всё правильно понял, — решительно сказал Гарри. — Это должен быть именно я.

Он вручил ей носок, раскрашенный в золотой камыш.

— И это не моё, я не болею за «Паддлмир».

— Ну конечно нет, — сказала Миссис Уизли понижая голос до повседневного тона. — Я должна была догадаться. — Ну, Гарри, поскольку ты всё равно здесь, не поможешь нам подготовиться к свадьбе Билла и Флер? Там ещё столько всего нужно сделать.

— Да-да, конечно, — сказал Гарри, немного обескураженный резкой сменой темы разговора.

— Как мило с твоей стороны, — ответила она и улыбнулась, выходя из буфетной.

С этого момента Миссис Уизли держала Гарри, Рона и Гермиону до такой степени занятыми подготовкой к свадьбе, что у них не оставалось времени обдумать их план.

Лучшим объяснением этому было то, что Миссис Уизли хотела отвлечь их ото всех мыслей о Грюме и от страхах их недавнего путешествия. После двух дней не прекращающихся чисток ножниц, помощи в подборе цветов, ленточек, очисток огорода от гномов, и помощи Миссис Уизли в приготовлении большой партии канапе, Гарри заподозрил другую причину: вся работа, которую она давала им, разделяла троицу по разным углам, и у Гарри не было шанса поговорить с ними наедине после первой ночи, когда Гарри рассказал им, что Волдеморт пытал Олливандера.

— Я думаю, Мама считает, что, если она сможет разделить вас, у нее получится отложить твой отъезд, — сказала Джинни вполголоса, пока они накрывали на стол перед обедом.

— И что она думает тогда изменится? — пробормотал Гарри. — Разве кто-то ещё может убить Волдеморта, пока она нас тут держит, заставляя работать? — произнес он машинально, и увидел, что Джинни побледнела.

— Так это правда? — спросила она. — Вот что ты хочешь сделать?

— Я…я просто пошутил, — попытался уклониться Гарри

Они посмотрели друг на друга, и Гарри заметил, что в выражении лица Джинни было что-то ещё, кроме удивления от услышанного. Внезапно Гарри осознал, что это был первый раз, когда они остались наедине после того как проводили часы в укромных местах Хогвартса. Он был уверен, что Джинни чувствует то же самое.

Скрип двери заставил их резко подпрыгнуть, затем Мистер Уизли, Кингсли и Билл вошли в комнату.

Они часто присоединялись к Ордену за обедом, потому что Нора заменила штаб квартиру на площади Гриммо, 12. Мистер Уизли настоял на этом после смерти Дамблдора, Хранителя секрета. Каждый человек, которому Дамблдор доверял, в свою очередь был Хранителем Секрета Площади Гриммо 12. И так как таких людей около двадцати, это сильно размывало власть заклятия. У Пожирателей Смерти было в двадцать раз больше возможностей вытянуть секрет из кого-то. Нельзя было ожидать что это будет длиться долго.

— Но сейчас-то Снейп уже выдал Пожирателям Смерти адрес, ведь так?

— Ну… Грозный Глаз поставил пару проклятий против Снейпа, если он ещё раз появится там. Мы надеемся, они будут достаточно сильными, чтобы держать его подальше оттуда и чтобы он прикусил язык, если попытается, хоть что-то сказать об этом месте, но мы точно не уверены в работоспособности этого заклятия. Было бы глупо всё ещё продолжать использовать дом на площади Гриммо как нашу штаб-квартиру, о безопасности там говорить сейчас не приходится.

Кухня была так переполнена этим вечером, что за столом было неудобно орудовать столовыми приборами. Для Гарри нашлось место возле Джинни, хотя то, что только что произошло между ними заставляло его жалеть, что они не разделены несколькими людьми. Он старался избежать прикосновения к ее руке, когда разрезал своего цыпленка.

— Никаких новостей насчёт Грозного Глаза? — Спросил Гарри Билла

— Ничего, — ответил Билл.

Они даже не могли нормально похоронить Грюма, потому что Билл и Люпин не нашли его тела. Почти невозможно было узнать, куда оно упало, в пылу битвы и в темноте ночи.

— «Ежедневный Пророк» не написал ни строчки о его смерти или о поиске его тела. — продолжил Билл. — Но это ничего не значит. Они теперь очень о многом молчат.

— И они всё ещё не созвали слушание насчёт использования магии несовершеннолетним, когда я сбежал от Пожирателей Смерти? — спросил Гарри Мистера Уизли. Мистер Уизли кивнул.

— Потому что они знали, что у меня не было выбора или потому что они не хотят, чтобы я сказал миру, что Волдеморт напал на меня?

— Я думаю второе. Скримджеор не хочет признать, что Сам-Знаешь-Кто могущественен как никогда, и не верит в массовый побег из Азкабана.

— Да конечно, зачем говорить всем правду? — сказал Гарри, судорожно сжимая нож.

— И никто в Министерстве не пойдёт против него? — сердито спросил Рон.

— Рон, люди напуганы — ответил Мистер Уизли. — Напуганы тем, что они могут быть следующими пропавшими, или их дети подвергнутся атаке! Ходят отвратительные слухи. Я, например, не верю, что преподавательница Истории Магглов ушла в отставку. Её не видели уже недели. Тем временем Скримджеор запирается в офисе на целый день, и я всего лишь надеюсь, что он работает над планом.

Мистер Уизли прервался, чтобы очистить и высушить тарелки магией.

— Мы должны решить, как мы тебя будем одевать Гарри, — сказала Флер — Для свадьбы, — добавила она, заметив замешательство Гарри. — Конечно, никто из наших гостей не будет Пожирателем Смерти, но нельзя гарантировать, что они не попытаются чему-нибудь помешать.

— Да, она права, — сказала Миссис Уизли с другого конца стола, сквозь очки, сдвинутые на нос, изучая длинный список работ, записанный на куске пергамента. — Теперь Рон — ты уже убрался у себя в комнате?

— Зачем? — воскликнул Рон, ударив ложкой по столу и взглянув на мать. — Зачем мне нужно убираться в комнате? Гарри и меня все вполне устраивает!

— Свадьба твоего брата будет всего через несколько дней, молодой человек…

— И они собираются жениться у меня в комнате? — порывисто спросил Рон. — Нет! Так зачем же во имя Мерлина мне…

— Не говори с матерью в таком тоне. — твёрдо сказал Мистер Уизли. — И делай, что тебе говорят.

Рон хмуро взглянул на родителей, подобрал свою ложку и быстро доел свой кусок яблочного пирога.

— Я могу помочь, убрать свои вещи — сказал Гарри Рону, но Миссис Уизли прервала его.

— Нет Гарри, дорогой, я хотела бы, что ты помог Артуру с курицей, и я была бы очень благодарна, если бы Гермиона сменила простыни у мсьё и мадам Делакур, вы ведь знаете, что они приезжают завтра в одиннадцать часов утра.

Но оказалось, что помощь была почти не нужна

— Только не надо упоминать об этом при Молли, — сказал Мистер Уизли Гарри, встав перед ним на пути в курятник. — Тонкс нашла для меня запчасти, оставшиеся от мотоцикла Сириуса и я… скажем так, прячу их у себя. Это потрясающе, у меня есть прокладка от выхлопов и ещё что-то, я думаю это называется аккумулятор. Это чудесная возможность узнать, как работают тормоза. Я собираюсь попробовать собрать всё это вместе, когда Молли не будет… Я имею в виду, когда у меня будет время.

Когда они вернулись в дом, Миссис Уизли ещё не пришла, Гарри тихонько поднялся на чердак к Рону.

— Да убираюсь я, убираюсь… а, это ты — с облегчением вздохнул Рон, развалившийся на кровати. Комната оказалась в полном беспорядке, как и была всю неделю. Единственное отличие было в том, что теперь в уголке ещё сидели Гермиона, и её пушистый кот Живоглот. Гермиона разбирала книжки, некоторые из которых Гарри узнал.

— Привет Гарри. — сказала она и уселась на его кровать.

— Ты уже успела всё сделать?

— А, мама Рона забыла, что она уже просила Джинни и меня сменить простыни, — улыбнулась Гермиона и бросила учебник Нумерологии и Грамматики в стопку на «Взлёт и падение Защиты от тёмных искусств».

— Мы как раз говорили о Грозном Глазе. Я считаю, он мог выжить.

— Но Билл видел, как его поразило смертельным заклятием,- возразил Гарри.

— Да, но Билла тоже атаковали в тот момент, — ответил Рон. — Как мы можем быть уверены, что он видел все?

— Даже если они промахнулись с Авадой Кедаврой, Грюм всё равно упал на тысячу футов вниз, — сказала Гермиона, взвешивая в руке книжку «Команды по квидичу Британии и Ирландии»

— Он мог использовать заклятие щита…

— Флер говорила, что ему выбили волшебную палочку заклинанием, — сказал Гарри.

— Ну ладно, если ты так хочешь верить, что он умер, — угрюмо пробурчал Рон, набивая подушку поудобней.

— Конечно, он не хочет! — сказала Гермиона поражённо. — Но будем всё-таки реалистами.

В первый раз Гарри представил себе тело Грозного Глаза, разбитого как Дамблдора, с крутящимся глазом в глазнице. Он почувствовал укол совести смешанный со странным желанием смеяться.

— Пожиратели Смерти, наверное, хорошо заметают следы, поэтому никто не нашёл его, — Мудро заметил Рон.

— Да…да, скорее всего, — сказал Гарри. — Как Барти Крауч, превращенный в кость и зарытый в огороде у Хагрида. Наверно они трансфигурировали Грюма и превратили его в…

— Хватит! — завопила Гермиона. Вздрогнув, Гарри взглянул на неё и увидел, как она льёт слёзы на «Азбуку Волшебника».

— О нет. — Вздохнул Гарри, поднимаясь с кровати. — Гермиона, я не хотел огорчать тебя…

Но Рон уже встал со скрипом пружин кровати и оказался рядом с Гермионой, доставая носовой платок. Поспешно достав палочку из кармана джинсов, он навел её на платок и произнёс «Тэргео!» Палочка высосала всю грязь из платка. Довольный этим Рон дал этот платок Гермионе.

— Оу… спасибо, Рон… простите, пожалуйста, — Гермиона высморкалась. — Это просто так у-ужасно, правда? П-прямо после Дамблдора… я просто никогда не думала, что это случится с Грозным Глазом, он казался таким сильным!

— Да, я знаю, — подхватил Рон. — Но ты же знаешь, что он сказал бы нам, если бы был здесь?

— Постоянная бдительность! — повторила слова Грюма Гермиона, поднимая глаза.

— Именно так, кивая головой, — сказал он. — Он бы сказал нам учиться на его ошибках. И что я точно понял, так это не никогда не верить этому лживому трусу, Наземникусу.

Гермиона слабо улыбнулась Рону в ответ и нагнулась вперед, чтобы подобрать ещё несколько книг. В следующую секунду она уронила «Книгу Монстров о монстрах» на его ногу. Книга упала и ремень, связывающий её, расстегнулся, книжка подпрыгнула и быстро укусила Рона за лодыжку.

— Ой! Прости, прости, пожалуйста! — закричала Гермиона, когда Гарри, наконец, оторвал книжку от ноги Рона.

— Что ты вообще делаешь с этими книжками? — спросил Рон, медленно прихрамывая к своей кровати.

— Просто думаю, какую из них взять с собой, — ответила Гермиона. — Когда мы будем искать Крестражи.

— А ну, конечно! — сказал Рон, хлопая ладонью по лбу. — Я и забыл, что мы будем охотиться за Волдемортом в передвижной библиотеке.

— Как смешно — сказала Гермиона, разглядывая «Азбуку Волшебника». Я думаю… нужно ли нам будет переводить руны? Может быть… я думаю нам лучше взять это с собой чтобы быть более увереными…

Она кинула азбуку обратно в большую стопку книг, и подняла «Историю Хогвартса».

— Послушайте… — произнес Гарри.

Он поднял голову. Рон и Гермиона посмотрели на него с покорностью и вызовом одновременно. — Я знаю, вы заявили после похорон Дамблдора, что хотите пойти со мной….

— Ну вот, опять начинается, — сказал Рон Гермионе, вращая глазами. — Мы уже всё поняли, — вздохнул Рон, поворачиваясь обратно к книгам.

— Знаешь, я думаю нужно взять «Историю Хогвартса». Даже если мы не вернёмся туда я не буду чувствовать себя комфортно без неё.

— Послушайте меня! — повторил Гарри.

— Нет, Гарри, ты послушай, — сказала Гермиона. — Мы идём с тобой, мы решили это много месяцев назад, да что там, много лет назад.

— Но…

— Замолчи, — посоветовал ему Рон.

— Вы уверены, что всё обдумали? — упорствовал Гарри

— Ну давай, подумай, — сказала Гермиона, бросая «Путешествие с троллями» в кучу с ненужными книгами, — Я упаковывала вещи в течение долгих дней, так, что мы готовы уехать немедленно, причем сбор информации для тебя требовал довольно сложной магии, не говоря уже о контрабанде целого запаса Оборотного зелья Грозного Глаза прямо под носом у мамы Рона. Я изменила память своих родителей так, что они убеждены, что их в действительности зовут Вендел и Моника Вилкинс, и они всю жизнь мечтали перебраться в Австралию, чем они сейчас и занимаются. Это станет препятствием на пути Волдеморта, если он захочет их разыскать и допросить обо мне…. или тебе, потому что, к сожалению, я рассказывала им немного про тебя. Если я выживу в нашей охоте за Крестражами, я найду маму и папу и сниму чары. Если нет… что ж, я думаю, что наложила достаточно хорошие чары для того, чтобы они жили счастливо и в безопасности. Вендел и Моника не знают, что у них есть дочь, как вы понимаете…..

Глаза Гермионы вновь наполнились слезами. Рон встал с кровати и положил свою руку на руку Гермионы, взглянув на Гарри, упрекая его за отсутствие такта. Гарри не мог придумать, что ответить — Рон, обучающий кого-либо тактичности оказался для него сюрпризом.

— Я….. Гермиона, прости меня… я не хотел….

— ТЫ не думал, что я и Рон прекрасно представляем, что может случиться, если мы пойдем вместе с тобой? А мы представляем! Рон, покажи Гарри что ты сделал.

— А стоит ли? Он только что поел, — ответил Рон.

— Давай, он должен знать!

— Ох, ну ладно. Гарри, давай сюда.

Рон убрал руку с руки Гермионы и поковылял к двери.

— Давай.

— Зачем? — спросил Гарри, следуя за Роном к крошечной лестнице.

— Десендо, — пробормотал Рон, указав своей палочкой на низкий потолок. Ужасный, сосущий, полустонущий звук донесся из открывшегося квадратного отверстия, вместе с вонью открытой канализации.

— Это ваш призрак, не так ли? — спросил Гарри, который никогда не встречал существо, которое иногда нарушало ночную тишину.

— Да, это он, — сказал Рон, поднимаясь по лестнице. — Подойди и взгляни на него.

Гарри последовал за Роном наверх, до крошечного закутка на чердаке было несколько шагов. Он заметил существо, свернувшееся в нескольких футах от него, крепко спящее с большим открытым ртом.

— Но.. это… это нормально, чтобы призраки носили пижамы?

— Нет — ответил Рон — И обычно у них нет рыжих волос и определенного количества прыщей.

Гарри с отвращением рассмотрел призрака. Он был похож на человека и носил старую пижаму Рона. Гарри был уверен, что призраки обычно прозрачный и лысые, а не волосатые и не покрытые ужасными фиолетовыми прыщами.

— Он — я, видишь? — сказал Рон.

— Нет, — сказал Гарри. — Не вижу.

— Я объясню это, когда мы вернемся в комнату, — сказал Рон. Они спустились по лестнице, Рон вернул потолок на место, и присоединился к Гермионе, которая до сих пор разбирала книги.

— Как только мы уедем, призрак спустится и будет жить здесь, в моей комнате, — сказал Рон.- Я думаю, он действительно ждет этого, но точно трудно сказать, ведь все, что он может делать — это стонать и пускать слюни, еще он начинает сильно кивать, когда вы упоминаете о нем. В любом случае он будет мной в слюнях. Ну как?

Гарри выглядел сконфуженно.

— Ясно, — сказал Рон, расстроившись от того, что Гарри не оценил всю прелесть плана. —

Смотри, пока мы трое не будем в Хогвартсе, все думают, что Гермиона и я должны быть с тобой, так? Это значит, что Пожиратели Смерти пойдут прямо к нашим семьям, чтобы понять, есть ли у них информация, касающаяся твоего местонахождения.

— Но к счастью, все будет выглядеть так, что я уехала с мамой и папой; большинство магглорожденных говорят сейчас о том, чтобы скрыться — сказала Гермиона.

— Мы не можем спрятать всю мою семью, это будет слишком подозрительно и они не могут бросить свою работу — сказал Рон.- Итак, мы собираемся запустить слух, что я серьезно болен spattergroit (драконья оспа ), поэтому я не смогу вернуться в школу. И если кто-то соберется позвонить или приехать и посмотреть, мама и папа смогут показать им призрака в моей кровати, покрытого волдырями. Spattergroit действительно заразна, и никто не захочет подойти к нему. В любом случае он не сможет ничего сказать, и вряд ли кто-то захочет, чтобы гриб распространился на его язык.

— И твои мама и папа в курсе плана? — спросил Гарри.

— Папа да. Он помогал Фреду и Джорджу трансформировать призрака… Мама… вот увидишь, ей понравиться. Она не узнает об этом, пока мы не уедем.

Повисла тишина, прерываемая только глухими шлепками, потому что Гермиона до сих пор

продолжала бросать книгу то в одну, то в другую кучу. Рон сидел, глядя на нее, а Гарри посматривал на обоих, не зная, что сказать. Те меры, которые они предприняли, чтобы защитить свои семьи позволили ему осознать, что они действительно собрались идти с ним и они точно представляют опасность, которая может их ожидать. Он захотел сказать им, как много это значит для него, но не смог найти подходящие слова.

Разорвав тишину, донеслись приглушенные крики миссис Уизли, четырьмя этажами ниже.

— Возможно, Джинни оставила пятнышко пыли на кольце для салфетки, — сказал Рон. — Я не знаю, почему Делакуры приезжают за два дня до свадьбы.

— Сестра Флер — подружка невесты, она должна быть здесь для репетиции, но она слишком мала, чтобы приехать самостоятельно, — сказала Гермиона, раздумывая над «Борьбой с Банши».

— Хорошо, гости не собираются напрягать маму, — сказал Рон.

— Что мы действительно должны решить,- сказала Гермиона, бросая «Теорию по магической защите» в корзину, и извлекая «Справочник магического образования в Европе». — Это куда мы собираемся, после того, как уйдем. Я знаю, ты говорил, что хочешь посетить Гордрикову лощина в первую очередь, Гарри, и я понимаю почему… но….разве мы не должны сделать Крестражи нашей основной целью?

— Если бы мы знали, где хоть один Крестраж, я бы согласился с тобой, — сказал Гарри, не в силах поверить, что Гермиона действительно понимает его желание вернуться в Гордрикову лощину. Не только могилы родителей привлекали его: Гарри чувствовал, что именно это место даст ответы на многие вопросы. Гарри тянулся к лощине Годрика, из-за того, что там он выжил после смертельного заклятья Волдеморта, и быть может теперь окажется в состоянии понять, как же противостоять врагу.

— Ты не думаешь, что Волдеморт охраняет лощину? — спросила Гермиона.- Он может ожидать от тебя именно этого — попытки увидеть могилы родителей.

Это не приходило на ум Гарри. Пока он искал контраргументы, Рон заговорил, очевидно, следуя за ходом своих мыслей.

— Этот человек, Р.А.Б. — сказал он. — Вы знаете, кто украл настоящий медальон?

Гермиона покачала головой.

— Он сказал в своей записке, что собирается уничтожить его, так?

Гарри взял рюкзак и достал поддельный Крестраж, в котором все еще была записка от Р.А.Б.

«Я украл настоящий Крестраж и собираюсь уничтожить его, как только смогу,» — вслух прочитал Гарри.

— А если он действительно сделал это?

— Или она, — вставила Гермиона.

— Кто бы то ни был, — сказал Рон. — Это значит минус один для нас!

— Да, но мы все равно должны попытаться найти настоящий медальон, не так ли? — сказала Гермиона. — Найти в любом случае: уничтожен он или нет.

— А когда мы его найдем… Как мы уничтожим Крестраж? — спросил Рон.

— Ну, — ответила Гермиона. — Я изучала это.

— Как? — спросил Гарри. — Книг о Крестражах нет в библиотеке.

— Нет, — ответила Гермиона, краснея. — Дамблдор изъял их все, но он… он не уничтожил их.

Глаза Рона стали похожи на блюдца.

— Как, именем Мерлина, ты достала книги о Крестражах?!

— Я… я не украла их, — быстро проговорила Гермиона, с отчаяньем глядя то на Гарри, то на Рона. — Они ведь все еще были библиотечными книгами, несмотря на то, что Дамблдор убрал их с полок… В любом случае, если бы он действительно не хотел, чтобы кто-либо заполучил их, я уверена, он бы спрятал их намного лучше….

— Давай по сути, — сказал Рон.

— Ладно, это было легко, — тихо сказала Гермиона. — Я только использовала Вызывающие чары. Вы знаете — Акцио. И они переместились из окна кабинета Дамблдора прямо в спальню девочек.

— Но когда ты сделала это? — спросил Гарри, восхищенно и недоверчиво глядя на Гермиону.

— Сразу после его, Дамблдора, похорон, — Сказала Гермиона еще тише..

— Сразу после того, как мы решили, что покинем школу и отправимся искать Крестражи. Я поднялась наверх собрать свои вещи… и я поняла, что чем больше мы будем знать о них, тем будет лучше…. я была одна там… и я попробовала… и это сработало. Они влетели прямо через открытое окно и я, я забрала их.

Она сглотнула и умоляюще прошептала:

— Я не думаю, что Дамблдор сердился бы. Ведь это то не тоже самое, что использовать информацию для создания наших Крестраж, не так ли?

— Ты думаешь мы станем жаловаться? — спросил Рон.- Где эти книги сейчас?

Гермиона достала из кучи большую книгу, в черном кожаном переплете. Она смотрела на нее с отвращением и держала книгу так, словно это было что-то омерзительное.

— Она единственная дает точные инструкции о том, как сделать Крестраж. Секреты Темных Искусств — это ужасная книга, действительно ужасная, полная темной магии. Мне интересно, когда Дамблдор изъял ее из библиотеки… если он не сделал этого до того, как стал директором, держу пари, Волдеморт получил все нужные ему инструкции из нее.

— Почему тогда он спрашивал Слизорна (разве так?), как сделать Крестраж, если уже прочитал это?- спросил Рон.

— Он только обратился к Слизонру, чтобы понять что случится, если он расколет свою душу на семь частей, — ответил Гарри. — Дамблдор был уверен, что Риддл уже знал, как сотворить Крестраж. Думаю ты права, Гермиона, он все прочитал в этой книге.

— Я многое читала о них, — сказала Гермиона. — Они ужаснее, чем кажутся, и, я думаю, он действительно сделал шесть. Книга предупреждает, о том, какой нестабильной вы сделаете оставшуюся часть своей души, разрывая ее, и это при создании только одного крестража.

Гарри вспомнил, как Дамблдор говорил, что Волдеморт стал вне «обычного зла».

— Есть какой-либо способ собрать себя вместе? — спросил Рон.

— Есть, — ответила Гермиона с наигранной улыбкой, — но это мучительно больно.

— Как? Как это можно сделать?- спросил Гарри.

— Раскаянье, — сказала Гермиона. — Вы должны прочувствовать то, что вы сделали. Но есть оговорка: боль от этого может уничтожить вас. Я не могу представить, что Волдеморт пытаться сделать это, а вы?

— Нет, — сказал Рон, прежде чем Гарри смог ответить.- Итак, в этой книге говорится что-нибудь о том, как уничтожить Крестраж?

— Да, — сказала Гермиона, переворачивая тонкие страницы, с видом человека, исследующего чьи-то гниющие останки. — Здесь советуют темным волшебникам насколько сильную защиту им придется сделать. На самом деле, то, что Гарри сделал с дневником Риддла было одним из нескольких по-настоящему надежных способов уничтожить Крестраж.

— Нанести удар зубом Василиска?- спросил Гарри.

— О, как удачно, у нас есть большой запас клыков василиска, — съязвил Рон. — Теперь мне интересно, что мы собираемся делать?

— Это необязательно должен быть зуб василиска, — терпеливо ответила Гермиона. — Это должно быть нечто настолько разрушительное, что Крестраж не сможет восстановить себя. Яд василиска имеет только одно противоядие, и оно очень редкое…

— Слезы Феникса, — кивнул Гарри.

— Точно, — ответила Гермиона. — Наша проблема в том, что таких вещей, как яд василиска очень мало, и они все слишком опасны, чтобы носить их с собой. Это проблема, которую нам придется решить, хотя бы потому, что разрывая, разбивая, или разрубая Крестраж, мы ничего не добьемся. Нужно что-то на самом деле разрушительное. — Но даже если мы разрушим вещь, в которой оно существует, — сказал Рон. — Почему этот маленький кусочек души не может просто переместиться и жить в чем-нибудь еще?

— Потому что Крестраж — полная противоположность человеку.

Заметив, что Гарри и Рон выглядят сконфуженно, Гермиона поспешила объяснить.

— Смотрите, если б я взяла меч прямо сейчас, Рон и нанесла тебе удар, я не повредила бы твою душу.

— Я уверен, мне бы было очень комфортно, — сказал Рон. Гарри засмеялся.

— Не сомневаюсь. Но я имею в виду, что если что-нибудь случится с твоим телом, твоя душа выживет, — сказала Гермиона. — С Крестражем все по-другому. Часть души внутри зависит от сосуда, его магического тела, созданного для выживания души. Она не может существовать без него.

— Я видел смерть души, когда поразил дневник, — сказал Гарри, вспоминая чернила, льющиеся как кровь с проколотых страниц, и вопль с которым исчезла часть души Волдеморта.

— Как только дневник был должным образом уничтожен, кусочек души, пойманный в ловушку, больше не мог существовать. Джинни пыталась избавиться от дневника перед тем, как это сделал ты, она пыталась смыть его водой, но он возвращался как новенький.

— Постойте, — сказал Рон, нахмурившись.- Часть души в дневнике захватила Джинни, не так ли? Как он работает тогда?

— Пока магический сосуд не поврежден, часть души внутри может переселяться в кого-то, если этот кто-то находиться слишком близко к Крестражу. Я не имею в виду владение им долгое время, и от прикосновения к нему может ничего не происходить, — добавила она, прежде, чем Рон начал говорить.- Нужно быть близко именно эмоционально. Джинни отдала сердце тому дневнику, тем самым она сделала себя невероятно уязвимой. Вы в беде, если вы любите или зависите от Крестража.

— Мне интересно, как Дамблдор уничтожил кольцо? — спросил Гарри. — Почему же я не спросил его? Я никогда действительно…

Его голос затих: он думал о тех вещах, которые стоило спросить у Дамблдора и о том, как погиб директор. Гарри казалось, он упустил возможность узнать как можно больше, узнать все, пока Дамблдор был жив.

Тишина лопнула. Дверь в спальню распахнулась, с грохотом ударившись в стену. Гермиона закричала и уронила «Секреты Темных Искусств», Косолап, шипя от негодования, шмыгнул под кровать; Рон вскочил на кровать, поскользнулся на обертке от Шоколадной лягушки и ударился головой о стену; Гарри инстинктивно выхватил палочку, прежде чем осознал, что смотрит на миссис Уизли, чьи волосы были растрепаны, лицо искаженно гневом.

— Я очень извиняюсь, что прерываю ваш маленький спор, — сказала она подрагивающим голосом.- Я уверена вы все должны отдохнуть…. но в моей комнате лежат свадебные подарки, их нужно рассортировать, и я была бы очень рада, если бы вы помогли.

— Да, да! — ответила Гермиона. Она выглядела испуганной, ее книги левитировали в самых разных направлениях — Мы поможем… Мы сожалеем…

Бросив тоскливый взгляд на Гарри и Рона, девушка поспешила из комнаты вслед за миссис Уизли.

— Мы как эльфы-домовики, — тихонько пожаловался Рон, все еще массируя голову, пока они с Гарри шли вниз. — Ожидание без удовлетворения от работы. Чем скорее эта свадьба закончится, тем счастливее я буду.

— Да, — сказал Гарри. — Тогда у нас не будет ничего, кроме поиска Крестраж… Это будет как каникулы, не так ли?

Рон начал было улыбаться, но при виде огромной груды свертков, ждущих их в комнате миссис Уизли, улыбка резко сползла с его лица.

Делакуры прибывали на следующее утро в 11. К этому времени Гарри, Рон, Гермиона и Джинни не испытывали ни малейшей симпатии к семье Флер; Рон озадаченно пошел наверх, чтобы подобрать носки одного цвета, и Гарри попытался пригладить свои волосы. Когда всех сочли достаточно нарядными, они всей толпой двинулись на залитый солнцем задний двор встречать гостей.

Гарри никогда не видел это место настолько чистым. Ржавые котлы и старые Веллингтонские ботинки, обычно разбросанные рядом с задней дверью, заменили двумя кустарниками Flutterby, по обе стороны двери в больших горшках; и хотя на улице не было даже небольшого ветерка, листья лениво покачивались. Кур увели, двор обнесли оградой, а соседний сад был обрезан, ощипан и украшен, хотя Гарри подумал, что он выглядит очень печально без толпы скачущих гномов.

Он потерял счет тому, сколько заклинаний безопасности было вокруг Норы и от Ордена, и от Министерства; все, что он знал — никто не мог перенестись при помощи магии в это место. Поэтому мистер Уизли пошел на вершину ближайшего холма, чтобы встретить Делакуров, куда они должны были прибыть при помощи портала. Когда они появились, раздался необычно высоких смех, который, как оказалось, издавал мистер Уизли, появившийся мгновение спустя, загруженный багажом и под руку с красивой белокурой женщиной, в мантии цвета зеленых листьев.

— МамА, -закричала Флер, и помчалась вперед, чтобы обнять ее — ПапА!

Месье Делакур был не так красив, как жена; это был невысокий коренастый мужчина с острой черной бородой. Однако он выглядел добродушным. Подойдя к миссис Уизли в ботинках на высокой платформе, он дважды поцеловал женщину в каждую щеку, оставив ее взволнованной.

— У вас было столько п?гоблем, -сказал он глубоким голосом. — Флер сказала нам вы «габотали очень много.

— О, ничего, ничего — прострекотала миссис Уизли — Никаких проблем.

От возмущения Рон пнул гнома, который находился за одним из кустов Flutterby.

— Дорогая леди,- сказал месье Делакур, все еще держа руку миссис Уизли и сияя.- Мы удостоены большой чести, создавая союз двух наших семей! Позвольте мне представить свою жену — Аполллина.

Мадам Делакур проплыла вперед и остановилась чтобы поцеловать миссис Уизли.

— ОчаговательнО, — сказала она, — ваш муж гассказывал нам такие забавные истории.

Мистер Уизли издал безумный смешок, миссис Уизли взглянула на него так, что он немедленно замолчал сделал вид, что стоит у постели серьезно больного друга.

— И, конечно, вы встгечались с моей младшей дочегью, Габгиель, — сказал месье Делакур. Габриель была Флер в миниатюре — одиннадцати лет, с серебряными волосами до талии, она послала миссис Уизли сногсшибательную улыбку и обняла ее, затем бросила на Гарри пылкий взгляд и взмахнула ресницами. Джинни громко прочистила горло.

— Так, давай, проходите!- сказала миссис Уизли просияв и проводила Делакуров в дом с множеством «Нет, пожалуйста, мон ами» и «Только после вас, Шер ами» и «Не за что, мез ами»

Делакуры, как выяснилось, были полезными и приятными гостями. Они всегда были рады помочь с приготовлениями к свадьбе. Месье Делакур называл все, начиная от плана рассадки гостей до ботинок подружек невест, «Очаровательным!». Мадам Делакур была более подкована в домашних делах и мигом почистила духовку должным образом. Габриэль везде следовала за своей старшей сестрой, пытаясь помогать всем, чем может, и быстро лепетала на французком языке.

Внизу Нора была еще не готова разместить гостей. Мистер и миссис Уизли теперь спали в гостиной, перекричав протесты месье и мадам Делакур и настояв на том, чтобы они разместились в их спальне. Габриэль спала вместе с Флер в старой комнате Перси, а Билл будет разделять комнату с Чарли, с его шафером, как только Чарли вернется из Румынии. Шансы проработать план вместе стали практически нулевыми, и, в отчаяньи, Гарри, Рон и Гермиона вызвались кормить куриц только для того, чтобы избежать переполненного дома.

— Но она все еще не хочет оставлять нас одних! — прорычал Рон: их второй попытке собраться во дворе помешало появление миссис Уизли, несущей в руках большую корзину с бельем.

— О, отлично, вы покормили кур, — сказала она пока, подойдя к ним.- Мы должны их снова загнать прежде, чем мужчины приедут завтра… чтобы поставить палатку для свадьбы, — объяснила она, делая паузу, чтобы прислониться к курятнику. Она выглядела опустошенной. — Магические палатки Милламанта… они очень хороши. Билл сопровождает их… Тебе лучше оставаться внутри, пока ты здесь, Гарри. Я должна сказать, что это усложняет организацию свадьбы, все эти охранные заклинания вокруг дома.

— Извините, — кротко ответил Гарри.

— О, не глупи, дорогой!- сразу ответила миссис Уизли.- Я не имела ничего в виду, — твоя безопасность гораздо важнее! Вообще-то я хотела спросить, как ты собираешься праздновать свой день рождения, Гарри. В конце концов, семнадцать лет — это один из самых важных дней….

— Я не хочу шумихи, — ответил Гарри быстро, предугадывая нарастающее напряжение, которое завладело всеми ими. — Правда, миссис Уизли.. обычный ужин — это будет просто замечательно… Это же день перед свадьбой…

— О, хорошо, если ты так хочешь, дорогой.. Я приглашу Ремуса и Тонкс, ладно? И как насчет Хагрида?

— Это было бы великолепно, — сказал Гарри. — Но, пожалуйста, не стоит хлопотать. Вы и так сделали очень много для меня…

— Что ты… Что ты… это не проблемы…

Она смотрела на него, долгим и изучающим взглядом, затем печально улыбнулась и пошла прочь. Гарри наблюдал, как она машет своей палочкой около столбов с бельевыми веревками и влажная одежда сама поднимается в воздух и развешивается на них. Вдруг Гарри почувствовал огромную волну раскаянья за те неудобства и боль, которые он причинял этой доброй заботливой женщине.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl