Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 4. Семеро Поттеров.

Гарри вбежал вверх по лестнице в спальню как раз тогда, когда машина с Дёрсли выехала на дорогу. Котелок Дедалуса было видно между тётей Петунией и Дадли на заднем сидении. Машина свернула направо в конце Привет Драйв, её окна сверкнули рубиновым сиянием заходящего солнца, а затем она исчезла из вида.

Гарри взял клетку с Хедвиг, Молнию и рюкзак, в последний раз оглядел свою необыкновенно чистую комнату и направился вниз в коридор, где он поставил клетку, метлу и сумку у нижней ступеньки. Темнело, и в коридоре было полно теней. Было странно стоять там в тишине и знать, что он покидает этот дом в последний раз. Давно, когда Дёрсли оставляли его одного, чтобы уехать повеселиться, минуты одиночества казались ему ценностью. Прерываясь только на перекусы, он сразу же бежал играть в компьютер Дадли или включал телевизор, переключая каналы, пока не находил что-нибудь интересное. Странное чувство пустоты охватило его теперь, как будто он потерял младшего брата или сестру.

— Не хочешь в последний раз пройтись здесь? — спросил он у Хедвиг, которая всё ещё сидела, спрятав голову под крыло. — Мы никогда сюда не вернёмся. разве тебе не хочется вспомнить всё, что здесь было? Посмотри на этот коврик. Сколько воспоминаний… Дадли на него вырвало, когда я спас его от дементоров… Выходит, он всё же мне благодарен, представляешь?.. А прошлым летом Дамблдор прошёл в эту дверь…

Гарри на мгновение потерял ход мыслей, и Хедвиг не сделала ничего, чтобы помочь его восстановить, лишь сидела с головой под крылом. Гарри повернулся спиной к двери.

— А здесь, Хедвиг, — Гарри открыл дверь в каморке под лестницей, — я спал! Ты меня тогда не знала… Боже, да она же совсем крошечная, я и забыл насколько…

Гарри огляделся, увидев старые ботинки и зонтики, вспоминая, как он просыпался каждое утро, встретив глазами лестницу, всегда в компании парочки пауков. Тогда он не знал ничего о том, кто он на самом деле, что случилось с его родителями и какие странные вещи происходили вокруг него. Но он до сих пор помнил свои сны, странные, непонятные, с зелёными вспышками, а однажды — дядя Вернон чуть не разбил машину из-за того, что Гарри вспомнил о нём — летающем мотоцикле…

Неожиданно оглушительное рычание донеслось где-то вблизи. Гарри резко выпрямился и стукнулся головой о низкий дверной косяк.

Останавливаясь, чтобы выпалить несколько отборных ругательств дядюшки Вернона, он пошёл в кухню, держась за голову и выглядывая в окно на задний дворик. Темнота, казалось начала пульсировать, воздух задрожал. Затем, одна за одной, со звуками хлопков начали появляться люди, их Заклинание Невидимости переставало действовать. Возвышался на всеми Хагрид, в шлеме и защитных очках, восседая на огромном мотоцикле с коляской. Вокруг него люди спешивались с мётел и, в двух случаях, со скелетоподобных чёрных лошадей с крыльями. Распахивая дверь чёрного хода, Гарри поторопился к ним. Раздавались радостные вскрики, когда Гермиона обняла его, Рон похлопал по спине, а Хагрид спросил: «Всё нормально, Гарри? Готов ехать?»

— Определённо, — сказал Гарри, с восторгом осматривая процессию. — Но я не думал, что вас будет так много!

— Планы поменялись, — прорычал Грозный Глаз, в руках у которого были два огромных набитых мешка, глаз его двигался с безумной скоростью, осматривая дома и улицу вокруг. — Давай-ка где-нибудь укроемся, прежде чем мы тебе всё расскажем.

Гарри провёл их в кухню, где весело смеясь и переговариваясь, они уселись на стулья и другую мебель, тщательно отполированную тётей Петунией, или просто прислонились к безупречно чистым стенам. Длинный и худой Рон; Гермиона, пышные волосы которой были собраны в длинную косу; Фред и Джордж одинаково улыбались; длинноволосый Билл, весь в шрамах; лысеющий Мистер Уизли с его добрым лицом и немного кривыми очками; испытанный битвами Грозный Глаз, одноногий и с волшебным ярко-голубым глазом, который крутился в глазнице; Тонкс с её любимыми короткими розовыми волосами; седеющий Люпин, весь в морщинах; стройная белокурая Флёр; лысый Кингсли с широкими плечами; Хагрид со своими всклоченными волосами, которому пришлось пригнуться, чтобы не упереться головой в потолок; а ещё Наземникус Флетчер, маленький грязный подлый старичок. Он был безмерно счастлив им всем, даже Наземникусу, которого старательно избегал со времени их последней встречи.

— Кингсли, я думал, ты охраняешь Премьер-министра Магглов, — сказал он через всю комнату.

— Он может прожить без меня одну ночь, — сказал Кингсли. — Ты гораздо важнее.

— Гарри, угадай, что! — сказала Тонкс со стиральной машинки, шевеля пальчиками левой руки, на одном из которых сияло кольцо.

— Вы поженились? — вскрикнул Гарри, глядя то не неё, то на Люпина.

— Нам жаль, что тебя не было с нами, Гарри, это было тихое мероприятие.

— Это отлично, поздра…

— Ладно, ладно, у всех будет шанс поболтать потом, — рявкнул Грюм, и над кухней повисла тишина. Грюм скинул тюки на пол и повернулся к Гарри. — Дедалус, наверное, сказал тебе, что нам пришлось отказаться от плана А. Пиус Тикнесс зашёл слишком далеко, что вызвало некоторые трудности. Он под угрозой тюремного заключения запретил проводить Каминную Сеть к этому дому, делать Портал или Трансгрессировать сюда или отсюда. Всё сделано, чтобы защитить тебя от нападения Сам-Знаешь-Кого. Бессмысленно, тем не менее, потому что на тебе всё ещё защита твоей матери. Он хочет помешать тебе безопасно убраться отсюда.

— Вторая проблема. Ты несовершеннолетний, что означает действие Следа.

— Я не…

— Ну Следа, Следа! — нетерпеливо сказал Грозный Глаз. — Это заклинание, которое отслеживает магическую активность несовершеннолетних. Если ты или кто-то ещё произнесёт заклинание, чтобы вызволить тебя отсюда, Пиус Тикнесс сразу же узнает об этом. Как и Пожиратели Смерти.

— Мы не можем ждать, пока След исчезнет, потому что в тот же момент пропадёт защита твоей матери. Пиус думает, что всё под его контролем и тебе не уйти.

Гарри оставалось лишь согласиться с неизвестным ему Тикнессом.

— И что же нам делать?

— Использовать средства перемещения, которые всё ещё доступны, которые не может вычислить След, потому что мётлам, тестралям и мотоциклу Хагрида магия не нужна. В плане была куча дыр, но Гарри решил попридержать язык за зубами, чтобы Грозный Глаз сам мог их заметить.

— Значит, теперь, заклинание твоей матери снимется только в двух случаях: если ты достигнешь совершеннолетия или, — Грюм рукой обвёл кухню, — если ты больше никогда не назовёшь это место домом. Сегодня ты со своими дядей и тётей расходишься, полностью понимая, что ты больше никогда не будешь жить с ними в этом доме, правильно?

Гарри закивал.

— И в этот раз ты не вернёшься, а заклинание спадёт как только ты переступишь порог дома. Мы решили избавиться от магии пораньше, потому что другим вариантом было ждать, пока Волдеморт схватит тебя, когда тебе исполнится семнадцать.

— Одно наше преимущество в том, что Волдеморт не знает, что мы перевозим тебя сегодня. Мы пустили утку в Министерстве. Они считают, что мы не увезём тебя до тридцатого, но мы имеем дело с Вы-Знаете-Кем, поэтому мы не можем ни на что рассчитывать; наверняка, по его приказу парочка Пожирателей будет патрулировать небо в окрестностях, поэтому около десяти домов получили от нас хорошую порцию защитных заклинаний. Мы могли спрятать тебя в любом из них, все они как-то связаны с Орденом: мой дом, дом Кингсли, дом тётушки Молли Мюриэль… ну ты понял суть.

— Да, — ответил Гарри не совсем честно, потому что он всё ещё видел огромный пробел в плане.

— Ты поедешь к родителям Тонкс. Как только ты окажешься в зоне действия защитных заклинаний, ты сможешь использовать Портал до Норы. Вопросы?

— Эм… да, — сказал Гарри. — Конечно, они не узнают, в какой из двенадцати домов я полечу сначала, но разве не будет выглядеть странным, что… — он быстро посчитал в уме, — четырнадцать человек летят к родителям Тонкс?

— А, — сказал Грюм, — я забыл сказать самое главное. Четырнадцать человек не полетят к родителям Тонкс. Будет семь Гарри Поттеров, каждый из которых в сопровождении полетит в разных направлениях к одному из защищённых домов.

Из своей мантии Грюм вынул фляжку с жидкостью, похожей на грязь. Не было нужда что-то говорить, ведь Гарри мгновенно понял суть плана.

— Нет! — сказал он громко, его голос эхом прокатился по кухне. — Ни за что!

— Я говорила им, как ты отреагируешь, — сказала Гермиона удовлетворенно.

— Если вы думаете, что я позволю шести людям рисковать своей жизнью!..

— …потому что для нас всех это в первый раз, — сказал Рон.

— Это по-другому — быть мной…

— Ну, никому из нас это не нравится, — беспечно сказал Фред. — Представь, если что-то пойдёт не так и мы навсегда останемся тощими очкариками.

Гарри не улыбался.

— У вас не получится без моего согласия! Вам нужны мои волосы.

— О, какая нелепая ошибка, — сказал Джордж. — Конечно, нам никак не заполучить твои волосёнки, если ты не согласишься.

— Да, тринадцать человек против одного парня, которому нельзя колдовать, у нас просто ни одного шанса, — ухмыльнулся Фред.

— Очень смешно, — сказал Гарри, — просто обхохочешься.

— Если потребуется сила, мы примем меры, — рявкнул Грюм, пока его волшебный глаз вздрагивал, глядя на Гарри. — Здесь все взрослые, Гарри, все готовы принять на себя риск. Наземникус пожал плечами и скривился; волшебный глаз повернулся к нему.

— Не надо больше спорить. Время на исходе. Мальчик, мне нужны твои волосы сейчас же.

— Это безумие, не нужно…

— Не нужно! — зарычал Грюм. — Ты-Знаешь-Кто на свободе, полминистерства на его стороне!

Поттер, он, может, и съел эту утку про тридцатое число, по это не помешает ему заслать Пожирателей для слежки, я так и сделал бы. Они, возможно, не достанут тебя в этом доме, пока магия твоей мамы не спадёт, но она как раз скоро спадёт, а им известно всё. Наш единственный шанс — это приманки. Даже Ты-Знаешь-Кто не может разделиться на семь частей.

Гарри краем глаза столкнулся взглядом с Гермионой и быстро отвёл глаза.

— Так вот, Поттер… немного волос, будь уж любезен.

Гарри взглянул на Рона, на чьём лице было написано «просто сделай это».

— Сейчас же! — рявкнул Грюм.

Со всеми взглядами прикованными к себе, Гарри ухватился за волосы на макушке и потянул.

— Хорошо, — сказал Грюм, хромая вперёд и доставая пробку из фляжки с зельем. — Прямо сюда, пожалуйста.

Гарри бросил волосы в ёмкость с грязью. Зелье моментально начало пениться и дымиться, затем стало яркого чисто золотого цвета.

— Оо, ты выглядишь гораздо вкуснее, чем Крэбб или Гойл, Гарри, — сказала Гермиона, прежде чем увидеть задранные брови Рона, покраснеть и объяснить: — Ну, ты знаешь, о чём я… зелье Гойла выглядело как сопли.

— Так, теперь фальшивые Поттеры, в очередь, пожалуйста, — сказал Грюм. Рон, Гермиона, Фред, Джордж и Флёр выстроились перед сияющей раковиной тёти Петунии.

— Одного не хватает, — сказал Люпин.

— Вот, — сказал Хагрид, поднимая за шиворот Наземникуса и кидая его рядом с Флёр, которая поморщила носик и отошла, чтобы встать между Фредом и Джорджем.

— Я гварювам, мне лучшее будет в охране, — сказал Наземникус.

— Замолкни, — рыкнул Грюм. — Я уже говорил тебе, бесхребетному слизняку, что Пожиратели будут пытаться схватить Поттера, а не убить его. Дамблдор всегда говорил, что Вы-Знаете-Кто всегда хотел сам прикончить Поттера. А вот как раз охранникам следует волноваться, их точно попытаются убить.

Было видно, что Гнуса это не убедило, но Грюм уже доставал полдюжины стаканов размера яйца, которые он раздал, прежде чем наливать в них Оборотное Зелья.

— Ну, тогда поехали…

Рон, Гермиона, Фред, Джордж, Флёр и Наземникус выпили из стаканов. Все разом начали задыхаться и корчиться, когда зелье полилось внутрь. Их черты начали кипеть и искажаться, будто были горячими. Гермиона и Наземникус потянулись вверх, Рон и близнецы уменьшались; их волосы начали темнеть, у Гермионы и Флёр они словно втягивались в голову. Беззаботный Грюм тем временем развязывал огромные тюки, которые он принёс. Когда он покончил с ними, перед ним стояло шесть тяжело дышащих Гарри Поттеров. Фред и Джордж повернулись друг к другу и вместе сказали: «Ух ты! Мы одинаковые!»

— Не знаю, я, по-моему, всё же выгляжу лучше, — сказал Фред, разглядывая своё отражение в чайнике.

— Фу, — сказала Флёр, рассматривая себя в дверце микроволновки. — Билл, не смотри на меня, я выгляжУ ужаснО.

— Кому вещи великоваты, могут взять здесь размером поменьше, — сказал Грюм, указывая на первый мешок. — И наоборот. Не забудьте очки, в боковом кармане лежит шесть пар. Когда оденетесь, в другом мешке возьмёте свой багаж.

Настоящий Гарри с трудом следил за происходящим, потому что это была одна из самых странных вещей, которую он когда-либо видел. Шесть Гарри переодевались, надевали очки, убирая свои вещи в сторону. Он хотел попросить их проявить какое-нибудь уважение к его личной жизни, поскольку они беспечно оголялись, легко выставляя его тело напоказ.

— Я знал, что Джинни врала про татуировку, — сказал Рон, глядя на свою голую грудь.

— Гарри, у тебя отвратительное зрение, — сказала Гермиона, надевая очки.

Одетые Гарри взяли рюкзаки и клетки с плюшевыми совами из второго тюка.

— Хорошо, — скзаал Грюм, когда перед ним предстал последний Гарри. — Сейчас разбиваемся на пары. Гнус, летишь со мной на метле…

— А чёйта с тобой? — буркнул Гарри, стоявший ближе всех к чёрному ходу.

— Потому что за тобой нужен глаз да глаз, — прорычал Грюм, пока его волшебный глаз не сходил с Наземникуса. — Артур и Фред…

— Я Джордж, — сказал близнец, на которого указывал Грюм. — Что, нельзя нас различить, когда мы оба Гарри?

— Извини, Джордж…

— Да я шучу, я, вообще-то, Фред…

— Хватит издеваться! — взорвался Грюм. — Другой… Фред, Джордж, кто ты там… Ты с Ремусом. Мисс Делякур…

— Я повезу Флёр на тестрали, — сказал Билл. — Она не в восторге от мётел.

Флёр подошла к нему с плаксивым рабским выражением, которое Гарри надеялся больше никогда не увидеть на своём лице.

— Мисс Грэйнджер с Кингсли, тестраль… Гермиона стала увереннее, ответив на улыбку Кингсли; Гарри знал, что Гермиона тоже не чувствовала себя уверенно на метле.

— И остаёмся мы с тобой, Рон! — сказала Тонкс радостно, переворачивая кружки, когда помахала ему.

Рон не выглядел так же счастливо как Гермиона.

— А ты со мной, Гарри. Нормально? — сказал Хагрид слегка смущённо. — Мы будем на мотоцикле, понимаешь, мётлы и тестрали меня не выдержат. На сидении немного места, тебе придётся сесть в коляску, ладно?

— Отлично, — сказал Гарри, сам не уверенный в своей честности.

— Мы думаем Пожиратели будут ждать, что ты полетишь на метле, — сказал Грюм, который, похоже, догадался о чувствах Гарри. — У Снейпа была куча времени рассказать им много о тебе из того, чего он не говорил им раньше. Так что если мы натолкнёмся на одного из них, они, скорее, выберут Поттера на метле. Хорошо, — сказал он, завязывая мешки с вещами лже-Поттеров и подходя к двери. — Три минуты до отправления. Смысла закрывать двери нет, всё равно их при надобности откроют… пошли…

Гарри взял рюкзак, Молнию, клетку и вышел за остальными.

Со всех сторон полетели метлы. Гермиона уже залезала на чёрную тестраль при помощи Кингсли, Флёр помогал Билл. Хагрид уже стоял рядом с большим мотоциклом в защитных очках.

— Это он? Мотоцикл Сириуса?

— Он самый, — сказал Хагрид, просияв. — А когда я возил тебя на нём в последний раз, Гарри, ты мог уместится у меня в ладони.

Гарри казалось немножко унизительным сидеть в коляске мотоцикла. Ведь из-за этого он сразу стал ниже других. Рон усмехнулся, увидев его сидящим как ребёнок в игрушечной машинке. Гарри сложил рюкзак и метлу у ног, а клетку с Хедвиг поставил между коленями. Было ужасно неудобно.

— Артур кое-что тут поколдовал, — сказал Хагрид, не замечая неудобства Гарри. Он сел на мотоцикл, тот хрустнул и просел до земли.

— Несколько козырных тузов в рукаве. Ха, в вот это была моя идея.

Он ткнул толстым пальцем в пурпурную кнопку рядом со спидометром.

— Хагрид! Аккуратнее, — сказал мистер Уизли, стоявший рядом с ними с метлой в руке. — Я до сих пор не уверен, что стоит этим пользоваться. Но если использовать, то лишь в действительно критической ситуации.

— Отлично, — крикнул Грюм. — Все готовы. Я хочу, чтобы мы все отправились в одно время, иначе все будет зря.

Все повернули головы.

— Держись крепче, Рон, — сказала Тонкс, и Гарри увидел, как Рон виновато взглянул на Люпина, после чего обхватил талию девушки.

Хагрид завел мотоцикл: он заревел как дракон, и коляска начала трястись.

— Удачи всем! — прокричал Грюм. — Увидимся через час в Норе. На счёт три. Раз… два… ТРИ!

Мотоцикл издал жуткий рёв, а коляска неприятно содрогнулась. Он быстро поднимался в воздух, его глаза слезились, а волосы улетели с лица назад. Вокруг него поднимались мётлы, мимо пронёсся длинный чёрный хвост тестрали. Его ноги стиснули клетку и рюкзак и уже начинали неметь. Дискомфорт был таким ужасным, что он забыл в последний раз взглянуть на дом номер четыре по Привет Драйв, а когда он высунулся через край коляски, он уже не мог понять, какой из домов был его. Выше и выше они поднимались в небо…

И вдруг из ниоткуда, буквально из воздуха, их окружили. По крайней мере тридцать человек в капюшонах сформировали круг в воздухе, в котором оказался каждый член Ордена…

Повсюду зеленые вспышки, раздавались крики: Хагрид заорал, и мотоцикл перекрутился (перевернулся). Гарри потерял все ориентиры. Фонари светили над ним, кричали везде, Гарри цеплялся за коляску, пытаясь спастись.

Клетка Хедвиг тряслась. Огненный шар попал в мотоцикл, и рюкзак вылетел из-под колен.

— Нет… ПОМОГИТЕ!

Метла упала вниз, но Гарри все-таки подхватил рюкзак. Клетка моталась по всей коляске вместе со всем мотоциклом.

Секундное облегчение и вспышка зеленого света. Сова крикнула и упала на дно клетки.

— Нет… НЕТ!

Мотоцикл устремился вперёд; Гарри заметил Пожирателей в капюшонах, мимо которых они с Хагридом пролетали.

— Хедвиг… Хедвиг…

Но сова лежала неподвижно, словно игрушка, на полу клетки. Он не мог в это поверить, страх за других охватил его. Гарри посмотрел через плечо и увидел массу народа, зелёные проклятья летали повсюду, две пары людей улетели от происходящего, но Гарри не мог понять, кто это был.

— Хагрид, нам нужно вернуться, нам нужно вернуться! — кричал он, пытаясь перекричать шум ревущего мотора, доставая палочку, ставя клетку с Хедвиг на пол, отказываясь верить, что она была мертва. — Хагрид, ПОВОРАЧИВАЙ!

— Мне велено доставить тебя в сохранности, Гарри! — закричал Хагрид и прибавил ходу.

— Остановись… ОСТАНОВИСЬ! — кричал Гарри, но когда он обернулся, мимо его уха пролетели две зелёные вспышки. Четыре Пожирателя вырвались из круга и гнались за ними, целясь в широкую спину Хагрида. Хагрид уворачивался, но Пожиратели догоняли мотоцикл, вслед им летело все больше проклятий, и Гарри пришлось пригнуться, чтобы не попасть под них. Извиваясь, он крикнул «Ступефай!» и вспышка красного света вылетела из его палочки, разгоняя Пожирателей, пытающихся от неё увернуться.

— Держись Гарри, сейчас я им покажу, — взревел Хагрид, и Гарри вовремя посмотрел наверх, когда Хагрид толстым пальцем надавил на зелёную кнопку.

Стена, настоящая кирпичная стена вырвалась из выхлопной трубы. Повернувшись, Гарри увидел, как она росла прямо в воздухе. Трое Пожирателей ускользнули от неё, а четвёртому не повезло. Он исчез из вида, а затем упал как камень, а его метла разлетелась на куски. Один из его товарищей замедлил скорость, чтобы помочь ему, но они скрылись в темноте, как и стена, когда Хагрид налёг на ручки и ускорился.

Ещё больше Смертельных Проклятий пролетело мимо головы Гарри из палочек двух оставшихся Пожирателей.

Они целились в Хагрида, Гарри послал больше Замораживающих Заклинаний. Красные и зелёные искры столкнулись в воздухе, разлетаясь цветными осколками, и Гарри подумал о фейрверках, и Магглах внизу, которые не знали, что происходило…

— Ещё раз, Гарри, держись! — крикнул Хагрид, нажав вторую кнопку. На этот раз огромная сеть вырвалась из выхлопа, но Пожиратели были к ней готовы. Двое увернулись и неожиданно появился третий, теперь они вместе гнались за мотоциклом, кидая проклятья одно за другим.

— Посденяя попытка, должно сработать, держись крепче! — завопил Хагрид и вдавил пурпурную кнопку рядом со спидометром.

Безошибочно громкий рёв драконьего пламени вырвался как пуля со звуком разрывающегося металла. Он видел, как Пожиратели пропали из вида, уворачиваясь от огня, но коляска под ним начала отрываться — крепления не выдержали нагрузки ускорения.

— Всё хорошо, Гарри! — крикнул Хагрид, еле удерживаясь на скорости. Никто не вёл мотоцикл и он начинал брыкаться.

— Не волнуйся, Гарри, я исправлю! — вопил Хагрид, доставая зонтик в цветочках.

— Хагрид! Нет! Дай я!

— РЕПАРО!

С оглушительным треском коляска оторвалась от мотоцикла окончательно. По инерции она ещё летела вперёд, но затем начала терять высоту…

В отчаянии Гарри направил палочку на коляску и закричал: «Вингардиум Левиоса!»

Коляска поднялась словно пробка, неустойчивая, но всё ещё способная летать. Это было лишь мгновенное облегчение: неожиданное мимо него пролетело больше проклятий. Три Пожирателя настигали их.

— Я иду, Гарри! — кричал Хагрид из темноты, но Гарри чувствовал, как коляска вновь начала опускаться. Нагибаясь так низко, насколько это было возможно, он направил палочку в середину приближающихся фигур и закричал «Имепедимента!»

Заклинание ударило Пожирателя в середине прямо в грудь. На мгновение он повис в воздухе, словно налетел на невидимое препятствие, а один из его соратников чуть не врезался в него… Коляска начала падать, один из Пожирателей бросил в Гарри настолько близкое проклятье, что Гарри пригнулся под края коляски и ударился зубом о край сидения…

— Я иду, Гарри, иду!

Огромная рука схватила Гарри за шиворот и вытащила из несущейся вниз коляски. Гарри успел ухватить свой рюкзак и усесться на сидение мотоцикла, оказавшись спиной к Хагриду. Они взмыли вверх, прочь от гонящихся за ними Пожирателей, Гарри сплюнул кровью и, указав на падающую коляску, крикнул «Конфринго!»

Он знал, что Хедвиг разлетелась на куски вместе с коляской, когда та взорвалась, скидывая одного из пожирателей с метлы; он полетел вниз, один его товарищ отстал и полетел ему на помощь.

— Гарри, прости, мне очень жаль, — стонал Хагрид. — Мне не следовало пытаться всё исправить… теперь места нет…

— Нет проблем, просто лети! — закричал Гарри в ответ, когда два другие Пожирателя вылетели из темноты, приближаясь.

Хагрид уворачивался, летая зигзагами, когда проклятья вновь залетали вокруг них. Гарри прекрасно знал, что теперь, когда он сидел так близко к выхлопной трубе, Хагрид не стал бы использовать драконье пламя.

Гарри посылал Замораживающие Заклинания одно за другим, еле отбиваясь, ещё одно заклинание и капюшон Пожирателя, ближайшего к нему, упал. В свете красной вспышки Гарри увидел странное лицо Стэнли Шанпайка… Стэн…

— Экспеллиармус! — закричал Гарри.

— Это он, точно, настоящий!

Пожиратель в капюшоне кричал так, что Гарри услышал даже сквозь гром мотора. В следующее мгновение оба преследователя скрылись из вида.

— Гарри, что случилось? — прокричал Хагрид. — Куда они делись?

— Я не знаю.

Но Гарри боялся: Пожиратель в капюшоне прокричал «Это он, настоящий»; откуда он знал? Он смотрел в пустую темноту и ощущал её угрозу. Где они были?

Он повернулся по направлению движения и ухватился за куртку Хагрида.

— Хагрид, пусти пламя дракона ещё раз, давай-ка отсюда убираться!

— Тогда держись крепче, Гарри!

Оглушительный рык раздался снова и раскалённое пламя вырвалось из выхлопной трубы. Гарри почувствовал, как съезжает назад, когда Хагрид повернулся к нему, еле удерживая ручки…

— Думаю, отстали, Гарри, по-моему, у нас получилось, — кричал Хагрид.

Но Гарри не был так уверен: страх опутывал его, когда он смотрел по сторонам и ждал преследователей… Почему они отстали? У одного из них всё ещё была палочка… Это он… настоящий… Они сказали это сразу после того как он попытался обезоружить Стэна…

— Мы почти на месте, Гарри! Почти получилось! — крикнул Хагрид.

Гарри почувствовал, как мотоцикл опускается, огоньки на земле были похожи на звёздочки. И вдруг шрам на его лбу заболел, будто он горел в огне; Пожиратели появился с двух сторон, два Заклятья Смерти, посланные сзади, чуть не попали в Гарри…

А потом Гарри увидел его. Волдеморт парил как дым на ветру, без метлы или тестрали, его змеиное лицо светилось в темноте, а пальцы поднимали палочку снова…

Хагрид издал крик ужаса и повернул мотоцикл в вертикальное положение, перпендикулярно земле. Хватаясь за что можно, Гарри послал несколько Замораживающих Заклинаний куда попало. Он увидел, как мимо пролетело тело и понял, что попал в одного из них, но затем послышался грохот и от мотора полетели искры; мотоцикл летел вниз без контроля… Зелёные вспышки пролетали мимо них. Гарри не понимал, где верх, а где низ. Его шрам горел, он ждал смерти в любую секунду. Фигура в капюшоне на метле была всего в полуметре, он видел, как поднялась рука…

— НЕТ!

С яростным криком Хагрид спрыгнул с мотоцикла и набросился на Пожирателя. С ужасом Гарри увидел, что оба понеслись вниз — метла не выдержала тяжести… Еле удерживаясь за пикирующий мотоцикл коленями, Гарри слышал крик Волдеморта: «Мой!» Всё было кончено. Он не видел и не слышал, где был Волдеморт, он увидел ещё одного Пожирателя, затем «Авада…»

И вдруг боль заставила Гари закрыть глаза, а его палочка начала действовать сама по себе. Он чувствовал, как она тянула его руку, словно магнит, видел струю золотого огня сквозь сжатые веки, слышал шум и яростный крик. Оставшиеся Пожиратели кричали, Волдеморт вопил: «Нет!» Каким-то образом Гарри носом уткнулся в кнопку, вызывающую драконье пламя, и ударил по ней свободной рукой, после чего из трубы вырвалось ещё больше пламени и мотоцикл полетел прямо на землю.

— Хагрид! — кричал Гарри, еле удерживаясь. — Хагрид! Аццио Хагрид!

Мотоцикл ускорился, словно его всасывало в центр земли. Поравнявшись с ручками, Гарри не видел ничего, кроме приближающихся огней. Он должен был разбиться и не мог ничего сделать. За ним раздавались крики: «Твою палочку, Сельвин, дай мне свою палочку!» Он почувствовал Волдеморта, прежде чем увидел его. Взглянув в сторону, он увидел красные глаза, и понял, что они станут последним, что он увидел в своей жизни… Волдеморт готовился бросить новое проклятье…

И вдруг Волдеморт исчез. Гарри посмотрел вниз и увидел распластавшегося на земле Хагрида. Он потянул за ручки и дернул тормоз, но всё равно с оглушительным шумом врезался в грязный пруд.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl