Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 36. Ошибка в плане.

Он cнова лежал лицом на земле. Запах леса наполнял его ноздри. Он мог ощутить твердую, холодную землю у себя под щеками, и крючки его очков, разлетевшихся по сторонам при падении, врезались ему в виски. Болел каждый дюйм его тела, а то место, в которое попало Смертельное Проклятье, саднило как от удара кувалдой. Но он не двигался, он оставался на том же самом месте, на котором упал, его рука вывернута под неестественным углом, а губа разорвана. Он ожидал слышать радость триумфа и ликование, вызванные его смертью, но вместо этого услышал быстрые шаги, шепот, и ропот полный желания наполнили воздух.

«Милорд... Милорд...»

Это был голос Белатрикс, и она как будто обращалась к любовнику. Гарри не осмеливался открыть глаза, но зато позволил другим своим чувствам исследовать затруднительное положение, в котором он оказался. Он знал, что его палочка все еще спрятана под мантией, потому что мог чувствовать, как она жмет между землей и его грудью. Легкое воздействие в области живота говорило ему о том, что мантия-невидимка была также там, вне поля зрения.

- Милорд...

- Достаточно, сказал голос Волдеморта. Больше шагов. Несколько человек отшатнулось от того места.

Отчаявшись увидеть - что происходит и почему, Гарри на миллиметр приоткрыл глаза. Волдеморт, казалось, поднимался на ноги. Различные Пожиратели Смерти спешили прочь от него, возвращаясь к толпе на границе. Одна Белатрикс оставалась сзади, упав на колени перед Волдемортом. Гарри снова закрыл глаза и обдумал то, что увидел. Пожиратели Смерти столпились вокруг Волдеморта, который, кажется, упал на землю. Что-то случилось, когда он поразил Гарри Смертельным Проклятьем. Волдеморт тоже упал в обморок? Кажется, похоже на то. И оба упали без сознания и оба сейчас возвратились…

- Милорд, разрешите мне –

- Мне не нужна помощь, сказал Волдеморт холодно, и хотя он не мог этого видеть, Гарри представил себе, как Белатрикс отдернула протянутую для помощи руку.

- Мальчик …. Он умер?

В помещении была абсолютная тишина. Никто не приближался к Гарри, но он чувствовал их пристальный взгляд; казалось, это еще больше вдавливало его в землю, и он боялся, что его палец или веко может дрогнуть.

- Вы, сказал Волдеморт, затем был удар и маленький вскрик боли. - Осмотрите его. Скажите мне, мертв ли он. Гарри не знал, кого он послал проверить. Он мог только лежать там и ждать, пока его обследуют, его сердце предательски стучало, но в то же время ничего не происходило, небольшим утешением стало то, Волдеморт остерегался приближаться к нему, что Волдеморт подозревал, что все шло не по плану.. . Руки, мягче, чем он ожидал, коснулись лица Гарри, и прощупали его сердце. Он мог слышать быстрое дыхание женщины, биение ее жизни против его ребер.

- Драко жив? Он в замке?

Шепот едва слышался, ее губы были в дюйме от его уха, а голова опустилась так низко, что ее длинные волосы закрывали его лицо от зрителей.

- Да, - выдохнул он.

Он почувствовал прикосновение руки к щеке, а ее ногти пронзили его. Затем все кончилось. Она приподнялась.

- Он мертв! - крикнула Нарцисса Малфой наблюдателям. И тогда они закричали, тогда они завопили в триумфе и затопали ногами, и сквозь веки, Гарри увидел взрывы красного и серебряного света, пронзающие воздух в знак праздника. Все еще обдумывая свою смерть, лежа на земле, Гарри понял, Нарцисса знала, для нее единственный способ оказаться в Хогвартс, заключался в том, чтобы попасть туда в числе армии завоевателей. Ее больше не заботило, выиграет ли Волдеморт.

- Вы видите? - пронзительно крикнул Волдеморт суматохе. - Гарри Поттер умер от моей руки, и никакой живой человек теперь больше не сможет мне угрожать. Смотрите! Crucio!

Гарри ожидал этого, он знал, что его телу, лежащему на лесном полу не позволят остаться незапятнанным; оно должно было подвергнуться унижению, чтобы доказать победу Волдеморта. Он был поднят в воздух, и потребовалась вся его решимость, чтобы остаться спокойным, но все же боль, такой, какой он ее ожидал, не пришла. Гарри был подброшен в воздух один, два, три раза. Его очки отлетели в сторону, и он почувствовал, как его палочка проскользнула вниз его мантии, но он оставался пассивным и безжизненным, а когда он упал на землю в последний раз, помещение разразилось насмешками и визгами смеха.

- Сейчас, сказал Волдеморт, мы пойдем к замку, и покажем им то, что стало с их героем. Кто должен протащить тело? Нет – Подождите –

Была свежая вспышка смеха, и, спустя несколько мгновений, Гарри почувствовал, что земля под ним задрожала.

- Ты понесешь его, сказал Волдеморт. Он будет очень хорош и узнаваем в твоих руках, не так ли? Подними своего маленького друга, Хагрид. И очки, надень очки, он должен быть узнаваем – Кто-то напялил очки Гарри обратно на его лицо с умышленной силой, но огромные руки, поднявшие его в воздух, были чрезвычайно мягкими. Гарри мог чувствовать, как дрожат руки Хагрида от силы его тяжких рыданий; большие слезы стекали вниз на него, но Гарри не мог ни движением, ни словом, дать понять Хагриду, что все еще не было потеряно.

- Двигайся, - сказал Волдеморт, и Хагрид поплелся вперед, прокладывая свой путь через близко растущие деревья, через лес назад. Ветви били по лицу Гарри и его мантии, но он лежал неподвижным, его рот открыт, его глаза закрыты, а в темноте, пока Пожиратели Смерти толпились вокруг него, а Хагрид слепо рыдал, никто даже не обратил внимание на то, бьется ли пульс в обнаженной шее Гарри Поттера… Два гиганта прогромыхали вслед за Пожирателями Смерти, пока они шли, Гарри мог слышать, как текли и падали слезы, процессия наделала столько шума, что птицы устремлялись в небо, и даже насмешки Пожирателей смерти не были слышны. Победоносная процессия маршировала вперед к открытой местности и через некоторое время Гарри сквозь его закрытые веки, по тому, как озарилась тьма, смог заметить, что деревья начали редеть.

- Проклятье! - неожиданное изречение Хагрида почти заставило Гарри открыть глаза. - Довольны теперь, что вы ээ не боролись, да, трусливая группка придурков? Вы рады, да, что Гарри Поттер у-умер….? Хагрид не мог продолжать, но снова разрыдался. Гарри заинтересовало, сколько кентавров смотрело на идущую процессию, но он не смел открыть глаза и посмотреть. Некоторые Пожиратели начали оскорблять кентавров, когда те остались позади. Некоторое время спустя, Гарри по посвежевшему воздуху почувствовал, что они достигли края леса.

- Стоп, - Гарри подумал, что Хагрид, должно быть, был заставлен подчиняться приказам Волдеморта, потому что тот немного пошатнулся. И теперь холод распространился вокруг того места, на котором они стояли, и Гарри услышал раздражающее дыхание дементоров, которые патрулировали другие деревья. Теперь они не окажут на него влияния. Факт его собственного выживания выжег внутри него талисман против них, так, как будто олень его отца, продолжал охранять его сердце. Кто-то прошел рядом с ним, и он знал, что это был Волдеморт собственной персоной, потому что мгновение спустя тот заговорил, его голос магически усилен, поэтому он возвышался над землей, стуча по барабанным перепонкам Гарри.

- Гарри Поттер мертв. Он был убит, когда убегал, пытаясь спасти себя, в то время как вы готовы отдать жизнь за него. Мы принесли вам его тело в знак того, что ваш герой мертв. Битва выиграна. Вы потеряли половину своих борцов. Мои Пожиратели численно превосходят вас, а с Мальчиком-Который-Выжил покончено. Больше не должно быть войны. Каждый, кто продолжит противостоять, мужчина, женщина или ребенок, будут убиты, как и каждый член их семьи. Выходите из замка, склонитесь на колени передо мной и я вас пощажу. Ваши родители и дети, ваши братья и сестры будут жить и будут прощены, а вы присоединитесь ко мне в новом мире, который мы построим вместе.

В замке и на местности рядом с ним была тишина. Волдеморт был к нему так близко, что Гарри опять не осмеливался открыть глаза.

- Подойди, - сказал Волдеморт, и Гарри услышал, что его продвинули вперед. Теперь Гарри частично приоткрыл глаза и увидел Волдеморта, стоящего перед ними, неся теперь свободную от своей магической клетки огромную змею Нагайна вокруг своих плеч. Но у Гарри не было возможность достать палочку, спрятанную под мантией так, чтобы это не заметили Пожиратели Смерти, которые маршировали с обеих сторон сквозь медленно освещающуюся тьму…

- Гарри, - всхлипнул Хагрид. – О, Гарри… Гарри…

Гарри опять крепко зажмурился. Он знал, что они приближаются к замку, и напряг уши для того, чтобы различить среди радостных голосов Пожирателей смерти и их бродяжьих следов, признаки жизни тех, кто внутри.

- Стоп.

Пожиратели смерти остановились; Гарри слышал, как они распределяются в шеренги, лицом к открытой входной двери школы. Даже сквозь закрытые веки он мог увидеть яркое сияние, означавшее свет, льющийся на него из входной двери. Он ждал. В любой момент люди, ради которых он пытался умереть, увидят его, лежащего, несомненно, мертвым, в руках Хагрида.

- НЕТ!

Этот крик был еще ужаснее потому, что он никогда не ожидал и даже представить себе не мог, что Профессор МакГонагал может произвести такой звук. Он услышал, как другая женщина рядом засмеялась, и он знал, что Белатрикс в восторге от отчаяния МакГонагал. Он прищурился еще раз на секундочку и увидел, как открытый дверной проем наполняется людьми, в то время как выжившие в битве вышли на передние ступеньки, чтобы встретиться лицом к лицу с их покорителями, и лично увидеть, правда ли то, что Гарри умер. Он увидел, что Волдеморт стоит немного впереди него, поглаживая голову Нагайна белым пальцем. Он снова закрыл глаза.

- Нет!

- Нет!

-Гарри! ГАРРИ!

Голоса Рона, Гермионы и Джинни были гораздо хуже МакГонагал; Гарри ничего не хотел более чем отозваться, но он заставил себя лежать тихо, а их крики прозвучали как импульс, толпа выживших продолжила, крича и визжа оскорбления Пожирателям Смерти, пока –

- Тишина! - крикнул Волдеморт, после чего послышался удар и вспышка яркого света, принудившая замолчать всех. – Все кончено! Положи его вниз, мне под ноги, туда, где ему положено быть.

Гарри почувствовал, как его опускают на траву.

- Вы видите? - спросил Волдеморт, и Гарри почувствовал, как тот шагает туда-сюда рядом с тем местом, где он лежал. – Гарри Поттер мертв! Теперь вы понимаете, обманутые? Он был ничто и никогда, кроме как мальчик, который мог положиться на других для того, чтобы они принесли себя в жертву ради него!

- Он победил тебя, - крикнул Рон, и чары сломались, защитники Хогвартса закричали и загремели опять, пока второй, более сильный удар не приглушил их голоса еще раз.

- Он был убит, когда попытался прокрасться из земель замка, - сказал Волдеморт, в его голосе звучало удовольствие ото лжи, - убит, пытаясь спасти себя, - но Волдеморт остановился, Гарри услышал драку и крик, потом еще один удар, вспышку света и ворчание от боли, он немного приоткрыл глаза. Кто-то высвободился из толпы и атаковал Волдеморта, Гарри увидел, как фигура ударилась об землю. Безоружный, Волдеморт отбросил палочку соперника в сторону и засмеялся. - И кто это, - спросил он мягким змеиным шипением. - Кто изъявил желание продемонстрировать, что будет с теми, кто продолжит бороться, когда битва проиграна?

Белатрикс довольно засмеялась. - Это Невил Долгопупс, милорд. Мальчик, который доставил Карроузам столько хлопот! Сын авроров, помните?

- Ах, да, помню, - сказал Волдеморт, смотря вниз на Невила, который вскочил на ноги, безоружный и беззащитный, стоя на ничьей земле среди выживших и Пожирателей Смерти. – Но ты ведь чистокровный волшебник, не так ли, мой храбрый мальчик, - спросил Волдеморт Невила, который стоя лицом к нему с пустыми руками, стиснутыми в кулаки.

- А если и так, - громко спросил Невил.

- Ты показал силу духа и храбрость, и ты происходишь из титулованного рода. Из тебя получится очень ценный Пожиратель Смерти. Нам нужны такие, как ты, Невил Долгопупс.

- Я присоединюсь к тебе тогда, когда ад замерзнет! Армия Дамблдора, - крикнул он и услышал одобрительный крик толпы, который не смогло сдержать даже заклинание тишины Волдеморта.

- Очень хорошо, - сказал Волдеморт, и Гарри услышал больше угрозы в мягкости его голоса, чем в могущественном проклятии, - если это твой выбор, Долгопупс, тогда вернемся к оригинальному плану. На твою голову, - сказал он тихо, - да будет так.

Все еще смотря сквозь веки, Гарри увидел, как Волдеморт взмахнул палочкой. Секунду спустя, из одного из открытых окон замка, что-то, что выглядело как уродливая птица, пролетела через половину света, и приземлилась в руке Волдеморта.

- Больше не будет сортировки в школе Хогвартс, - сказал Волдеморт. - Больше не будет Домов. Эмблема, щит и цвета моего знатного предка, Салазара Слизерина, будут для всех. Не так ли, Невил Долгопупс? Он направил свою палочку на Невила, который стоял жестко и прямо, потом напялил шляпу на голову Невила так, что она проскользила ниже его глаз. Толпа наблюдателей напротив замка задвигалась, и, как один, Пожиратели смерти подняли свои палочки, держа защитников Хогвартса в тупике.

- Невил вот здесь сейчас вам продемонстрирует, что случится с теми, кто будет на столько глуп, чтобы продолжить сопротивляться мне, - сказал Волдеморт, и взмахом своей палочки, он заставил Сортировочную Шляпу загореться. Крики озарили рассвет, а Невил был весь в огне, прикованный к земле, не мог даже двинуться, и Гарри не мог вынести этого. Нужно действовать – А потом… случилось много вещей одновременно. Они услышали шум с отдаленных границ школы, это было похоже на то, что сотни человек карабкались по скрытым от взгляда стенам и бросались в направлении замка, издавая громкие военные крики. В тот же момент, Грохх приблизился к загромождениям вокруг замка и крикнул: « Хаггер!».

На его крик ответило рычание гигантов Волдеморта. Они бежали к Грохху, как слоно-быки, заставляя землю дрожать. Затем прибыли копыта и резкие звуки натянутых луков и неожиданно стрелы со всех сторон начали падать среди Пожирателей Смерти, которые ломали ряды, крича от неожиданности. Гарри вытащил Мантию – Невидимку из-под мантии, набросил ее на себя, и прыгнул на ноги, Невил тоже двинулся. Одним быстрым, резким движением, Невил освободился от связывающего заклинания, горящая шляпа упала, и он достал из нее что-то серебряное, со сверкающей, рубиновой ручкой.

Резкий удар серебряного лезвия не был слышен из-за криков приближающейся толпы или сталкивающихся гигантов или массового движения кентавров но, не смотря на это, все обратили на него внимание. Одним движением Невил разрезал голову змеи, которая прокрутилась высоко в воздух, мерцая в свете, исходящем из входной двери, рот Волдеморта открылся от крика ярости, но никто не мог этого услышать, и тело змеи с глухим стуком упало на землю у его ног.

Спрятанный под Мантией- Невидимкой, Гарри наложи заклинание щита между Невилом и Волдемортом, прежде чем последний мог поднять его род сражающихся гигантов, но крик Хагрида прозвучал громче всего.

- ГАРРИ!!! ГАРРИ! ГДЕ ГАРРИ?

Царствовал хаос. Кентавры рассеивали Пожирателей Смерти, каждый чувствовал топот гигантов, и все ближе и ближе раздавались звуки подкрепления, которое прибывало ниоткуда. Гарри увидел прекрасных созданий с крыльями, парящих над головами гигантов Волдеморта, тестрали и Клювокрыл – гиппогриф царапал их глаза, в то время как Грохх дрался и бил их кулаками, а волшебники, защитники Хогвартса и Пожиратели Смерти, были отброшены назад к замку. Гарри бросал заклинания и проклятья в любого Пожирателя Смерти, которого он мог увидеть, и они падали, не зная, что или кто ударил их, их тела затаптывались толпой. Все еще спрятавшись под Мантией – Невидимкой, Гарри продвигался ко входу, ища Волдеморта, и увидел его через комнату, стрелявшего заклинаниями из своей палочки, в то время как он дал задний ход в сторону Большого Зала, все еще крича инструкции своим последователям, посылая проклятия летать налево и направо, а Гарри накладывал заклинание щита на будущих жертв Волдеморта. Симус Финниган и Ханна Абботт, прошли мимо него в Большой Зал, где они присоединились к борьбе, которая уже разрасталась внутри. И теперь там было больше и дальше больше людей, поднимающихся по входной лестнице, и Гарри увидел Чарли Уизли, догоняющего Горация Слагхорна, одетого в его изумрудную пижаму. Казалось, они вернулись к началу того, что выглядело как то, что семьи и друзья каждого студента Хогвартса, который остался бороться вместе с владельцами магазинов и домов в Хогсмите, прибыли сюда. Кентавр Бейн, Ронан и Магориан ворвались в холл с большим стуком копыт, когда за спиной Гарри дверь, ведущая на кухню, слетела с петель.

Домашние эльфы Хогвартса пролезли в холл, крича и махая кухонными ножами и во главе них с медальоном Регулуса Блека, подпрыгивающим у него на груди, был Кикимер, его голос был слышен даже через весь этот гам.

- Сражайтесь! Сражайтесь за моего хозяина, защитника домашних эльфов! Сражайтесь с Темным Лордом во имя храброго Регулуса! Сражайтесь!

Они рубили и наносили удары по лодыжкам и клинкам Пожирателей Смерти, их крошечные лица были оживлены злобой, и куда Гарри не посмотрел бы, Пожиратели смерти отступали под явным напором численности, борясь с заклинаниями, вытаскивая стрелы из ран, а в ноги им наносили удары эльфы, или же они просто пытались убежать, но были поглощены приближающейся ордой. Но все еще не было кончено, Гарри ускорился между дуэлянтами, внутрь Большого Зала. Волдеморт был в центре сражения, и он ударял и бил во все, что было в пределах его досягаемости. Гарри не смог бы сделать четкий выстрел, поэтому он прокладывал себе путь все ближе, все еще невидимый, а Большой Зал становился все более и более забитым, т.к., каждый, кто мог ходить, прокладывал себе путь внутрь. Гарри увидел Яксли, выброшенного на пол Джорджем и Ли Джорданом, увидел, как Долохов упал от луча Флитвика, увидел как Волден Макнеир, брошенный через комнату Хагридом, упал на противоположную каменную стену, и соскользил без сознания на пол.

Он увидел, как Рон и Невил победили Фенрира Грейбека. Аберфорт оглушил Руквуда, Артур и Перси сражались с Сикнессом, а Люциус и Нарцисса Малфой бежали сквозь толпу, даже не пытаясь бороться, они искали своего сына. Волдеморт сражался с МакГонагал, Слагхорном, Кингсли одновременно, в его лице была холодная ненависть, в то время как они сплетали свои проклятия и ныряли вокруг него, не имея возможности убить его, Белатрикс все еще сражалась в пятидесяти ярдах от Волдеморта, и, как и ее хозяин, сражалась с тремя одновременно: Гермиона, Джинни и Луна, все боролись на пределе своих возможностей, но Белатрикс была равна им, а Гаррино внимание отвлекло то, что Смертельное Проклятие пролетело так близко от Джинни, что она избежала смерти на дюйм.

Он изменил курс, спеша к Белатрикс, но, прежде, чем он продвинулся на несколько шагов, его отбросило в бок.

- НЕ МОЯ ДОЧЬ, ТЫ – СУЧКА! (ну не знаю даже как перевести слово BITCH по-другому…) Миссис Уизли сбросила с себя мантию, освобождая руки, Белатрикс развернулась на месте, рыча от смеха и от вида нового испытания.

- ПРОЧЬ С МОЕЙ ДОРОГИ! - Крикнула Миссис Уизли трем девчонкам, и простым взмахом палочки начала дуэль. Гарри смотрел со страхом и восторгом, как палочка Молли Уизли рассекала и вертелась, а улыбка Белатрикс Лестрандж уменьшилась и превратилась в рычание. Лучи света летели из обеих палочек, пол вокруг ног ведем стал надломанным и потрескавшимся, обе женщины сражались на смерть.

- Нет, - крикнула миссис Уизли, когда несколько студентов подбежали, чтобы помочь ей, - отойдите, отойдите, она моя!

Сотни людей стояли вдоль стен, смотря за двумя поединками, Волдеморта и его трех оппонентов, и Белатрикс и Молли, а Гарри стоял невидимый, разрываясь между обоими, хотел напасть, но одновременно и защитить, неуверенный в том, что он не ударит в невинного.

- Что случится с твоими детьми, если я убью тебя, - съязвила Белатрикс, такая же безумная, как и ее хозяин, прыгая между заклинаниями Молли, танцующими вокруг нее, - когда мама уйдет туда же, куда и Фредди?

- Ты – никогда – не – тронешь – больше – наших – детей! прокричала миссис Уизли Белатрикс засмеялась тем же веселым смехом, каким смеялся ее кузен Сириус, когда он упал в арку, и неожиданно Гарри знал что случится прежде, чем это случилось. Проклятье Молли пропарило под согнутой рукой Белатрикс и ударило ей в грудь, прямо в сердце. Веселая улыбка Белатрикс померкла, ее глаза, казалось, вздулись. В крошечный промежуток времени она знала что случилось, а потом она упала, и, смотря, как ревет толпа, Волдеморт закричал. Гарри почувствовал, что все как будто замедлилось: он увидел, как Воландеморт оттолкнул МакГонагал, Кингсли и Слагхорна назад, молотящими по воздуху и корчась, в то время как Волдеморт поднял свою палочку и направил ее на Молли Уизли.

- Protego, - прокричал Гарри, заклятие щита растянулось посреди Зала, а Волдеморт обернулся, ища источник заклинания, в то время как Гарри, наконец, стянул с себя Мантию – Невидимку. Крики шока и радости, крики с каждой стороны:

« Гарри! », « ОН ЖИВ!», но они сразу же прекратились. Толпа была напугана, и в тот момент, когда Гарри и Воландеморт посмотрели друг на друга и одновременно начали окружать друг друга, вдруг полностью наступила тишина.

- Я не хочу, чтобы кто-то помогал мне, - сказал Гарри громко и в полной тишине его голос прозвучал как труба.

- Все должно быть так. Это должен быть я.

- Поттер не имеет это в виду, - прошипел Волдеморт, его красные глаза расширились, - все не так, как должно быть, не так ли? Кого ты используешь как щит сегодня, Поттер?

- Никого, - просто сказал Гарри, - больше нет Крестражей. Просто я и ты. Никто не может жить, пока жив другой, и один из нас сейчас уйдет навсегда…

- Один из нас, - Волдеморт презрительно рассмеялся, и все его тело напряглось, а его красные глаза уставились на Гарри, змея, которая готова напасть, - ты думаешь, что это будешь ты, не так ли, мальчик, который выжил случайно и потому, что Дамблдор дергал за веревочки?

- Случайно, что моя мать умерла, спасая меня? - спросил Гарри. Они все еще двигались по сторонам, оба, в этом идеальном круге, соблюдая то же расстояние друг от друга, для Гарри не существовало больше никого, кроме Волдеморта. – Случайно, что я решил бороться на кладбище? Случайно, что я не защищал себя сегодня и все равно выжил и вернулся бороться опять.

- СЛУЧАЙНОСТИ, - прокричал Волдеморт, но он все еще не нападал, и наблюдающая за ними толпа молчала, как будто в ужасе, и из сотен в зале, казалось, не дышал никто, кроме этих двух. – Случайность и шанс, и тот факт, что ты прятался и хныкал за юбками лучших мужчин и женщин, и позволил мне убить их вместо тебя!

- Ты не убьешь сегодня больше никого, - сказал Гарри, они все еще стояли в круге, и уставились друг другу в глаза, зеленые в красные, - ты никогда больше не сможешь убить кого-то из них. Неужели ты не понимаешь? Я был готов умереть, чтобы остановить тебя и не дать навредить этим людям –

- Но ты не умер!

- Я хотел, и это то, что я сделал. Я сделал то, что сделала моя мать. Они защищены от тебя. Неужели ты не заметил, что ни одно из твоих заклинаний не действует? Ты не можешь нанести им вред. Ты не можешь притронуться к ним. Ты не учишься на своих ошибках, Риддл, не так ли?

- Ты смеешь –

- Да, я смею, - ответил Гарри, - я знаю вещи, которых ты не знаешь, Том Риддл. Я знаю много важных вещей, о которых ты не имеешь понятия. Хочешь что-нибудь услышать, прежде чем ты сделаешь еще одну ошибку? Волдеморт не ответил, но уменьшил круг, и Гарри знал, что он временно заворожен на мете, удерживаемый даже малейшей возможностью, что Гарри в действительности может знать последний секрет…

- Это опять любовь? - спросил Волдеморт, его змеиное лицо глумилось над Гарри. - Любимое решение Дамблдора, любовь, которая, как он утверждал, может подчинить смерть, хотя любовь не остановила его от того, чтобы упасть с башни и сломаться как старая работа из воска? Любовь, которая не предотвратила того, что я раздавил твою маглорожденную матерь как таракана, Поттер – и никто, кажется, не любит тебя достаточно, чтобы выбежать вперед и принять мое заклинание и в этот раз. И что же сейчас остановит тебя от смерти, когда я атакую?

- Только одна вещь, - сказал Гарри, они все еще ходили по кругу, уставившись друг на друга, ничто не держало их порознь, кроме последнего секрета.

- Если это не любовь спасет тебя сегодня, - сказал Волдеморт, - то ты, должно быть, веришь, что у тебя есть магия, которая мне не доступна или оружие, более могущественное, чем мое?

- Я думаю и то и другое, - сказал Гарри, и он увидел шок на змееобразном лице, но он тут же исчез; Волдеморт засмеялся, и этот звук был еще ужаснее, чем его крики; несмешной и сумасшедший, он эхом раздался в тишине Большого Зала.

- Ты думаешь, что ты знаешь магию лучше, чем я, - сказал он, - чем Я, чем Лорд Волдеморт, который может использовать магию, о которой мечтал сам Дамблдор?

- О, он мечтал о ней, - сказал Гарри, - но он знал больше тебя, знал лучше, что не следует делать того, что сделал ты.

- Ты имеешь в виду то, что он был слаб, - прокричал Волдеморт, - слишком слаб, чтобы посметь, слишком слаб, чтобы взять то, что могло принадлежать ему, то, что будет моим!

- Нет, он был умнее тебя, - ответил Гарри, - лучше как волшебник, лучше как человек.

- Я повлек за собой смерть Альбуса Дамблдора!

- Ты так думал, но ты ошибаешься.

Толпа впервые засуетилась, сотни людей вокруг вдохнули воздух как один.

- Дамблдор мертв! Волдеморт бросил слова в Гарри, как в мраморную могилу в землях замка, я видел это Поттер и он не вернется!

- Да, Дамблдор мертв, - спокойно ответил Гарри, - но ты не способствовал его кончине. Он выбрал свой способ смерти, выбрал месяц прежде, чем умер, организовал все это с человеком, который, как тебе казалось, был твои слугой.

- Какой детский сон, - сказал Волдеморт, но он все еще не нападал, и его красные глаза не отпускали глаз Гарри.

- Северус Снейп не был твоим слугой. Снейп подчинялся Дамблдору. Дамблдору, с того самого момента, как ты начал охотится за моей матерью. И ты так и не понял это, потому что все дело в том, что ты не можешь понять. Ты никогда не видел, как выглядит Патронус Снейпа, не так ли, Риддл? Волдеморт не ответил. Они продолжали ходить по кругу, как волки, готовые разорвать друг друга.

– Патронус Снейпа – лань, такая же, как и у моей матери, потому что он любил ее почти всю его жизнь, с того времени, как они были детьми. Ты должен был понять, - сказал он, видя, как расширяются ноздри Волдеморта, - он попросил тебя сохраните ей жизнь, не так ли? - Он желал ее, вот и все, - презрительно усмехнулся Волдеморт, - но когда она умерла, он согласился, что есть другие женщины, чистокровные, достойный его...

- Конечно, он сказал это вам, но он был шпионом Дамблдора с того момента, как ты начал угрожать ей, и с тех пор он работал против тебя! Дамблдор уже умирал, когда Снейп прикончил его!

- Это не важно, - пронзительно крикнул Волдеморт, который слушал каждое слово поглощенный вниманием, но теперь испустил дикий гогот, - не важно, был ли Снейп моим слугой или Дамблдора или какие мелкие неприятности они пытались поставить у меня на пути! Я разбил их, как разбил твою мать, предполагаемую величайшую любовь Снейпа! Но в этом есть смысл, с такой стороны, какую тебе не понять, Поттер! Дамблдор пытался держать подальше от меня Старшую палочку думал, что Снейп должен быть настоящим хозяином палочки! Но я добрался туда перед тобой, мальчишка, я добрался до палочки прежде, чем ты смог дотронутся до нее своими руками, я понял правду раньше тебя. Я убил Северуса Снейпа три часа назад, и Старшая палочка , Смертельная палочка, палочка Судьбы, теперь действительно моя! Последний план Дамблдора не удался!

- Да, это так, - сказал Гарри, - ты прав. Но, прежде чем ты убьешь меня, я советую тебе подумать о том, что ты сделал… Подумай, и попробуй немного раскаяться, Риддл…

- Что это?

Из всех вещей, которые Гарри ему сказал, после всех откровений и насмешек, ничто не шокировало Волдеморта так, как это. Гарри видел, как его зрачки контактируют с тонкими разрезами, увидел, как кожа вокруг его глаз белеет.

- Это твой последний шанс, - сказал Гарри, - это все, что у тебя осталось… Я видел, что с тобой будет в другом случае… Будь мужчиной…попробуй… Попробуй раскаяться…

- Ты смеешь, - снова сказал Волдеморт.

- Да, я смею, потому что последний план Волдеморта не ударил по мне, он ударил по тебе, Риддл. Рука Волдеморта дрожала, держа Старшую палочку, а Гарри очень крепко стиснул палочку Драко. Он знал, момент может настать каждую секунду. – Эта палочка все еще не работает должным образом, потому, что ты убил не того человека. Северус Снейп никогда не был настоящим хозяином Старшей палочки. палочки . Он никогда не побеждал Дамблдора.

- Он убил...

- Ты не слушаешь? Снейп никогда не побеждал Дамблдора! Смерть Дамблдора была спланирована между ними! Дамблдор готов был умереть, непобежденный, последний настоящий хозяин палочки! Если бы все пошло так, как планировалось, то сила палочки умерла бы вместе с ним потому, что она никогда не была выиграна у него!

Голос Волдеморта дрожал от злобного удовольствия. – Я украл палочку из могилы ее последнего хозяина! Я перенес ее, не смотря на последнее желание хозяина! Ее сила – моя!

- Ты все еще не понял, Риддл, не так ли? Владеть палочкой не достаточно! Держать ее, пользоваться ей, все это не делает ее действительно твоей. Ты что, не слушал Оливандера? Палочка выбирает волшебника… Старшая палочка узнала нового хозяина прежде, чем Дамблдор умер, кого-то кто ни разу не прикоснулся к ней! Новый хозяин забрал палочку против воли Дамблдора, так и не поняв, что он сделал, или то, что самая опасная палочка теперь была верна ему …

Грудь Волдеморта резко вздымалась и опускалась, и Гарри мог чувствовать, как приближается проклятье, чувствовал, как оно образуется внутри палочки, направленной ему в лицо.

- Настоящий хозяин палочки – Драко Малфой.

Чистый шок на мгновение показался на лице у Волдеморта, но он тут же исчез. – И что это меняет, - сказал он мягко,- даже если ты прав, Поттер, в этом нет никакой разницы ни для тебя, ни для меня. У тебя больше нет палочки с пером феникса. Мы сразимся только в мастерстве… а после того, как я убью тебя, я могу уделить внимание Драко Малфою…

- Но ты слишком опоздал, - сказал Гарри, - ты упустил свой шанс. Я смог это сделать первым. Я победил Драко недели назад. Я забрал у него его палочку. - Гарри подергал палочку из боярышника и почувствовал, что все взгляды в Зале направлены на нее. – Так что все возвращает нас к этому, не так ли, - прошептал Гарри, - знает ли палочка в твоих руках, что ее хозяин был разоружен? Потому что если знает, то… Я настоящий хозяин Старшей палочки.

Красный свет внезапно вырвался в очаровательное небо над ними, в то время как край великолепного солнца появился над подоконником ближайшего окна. Свет в то же время ударил им обоим в лицо таким образом, что Волдеморт оказался горящим пятном. Гарри услышал, как высокий голос пронзительно вскрикнул в то же время, когда он выкрикнул свою лучшую надежду к небу, направляя палочку Драко:

- Авада Кедавра!

- Экспеллиармус!

Удар был подобен взрыву артиллерии, и золотые огни, которые прорывались между ними в мертвом центре круга, по которому они ступали, отмечая точку, в которой заклинания столкнулись. Гарри увидел, как зеленый луч Волдеморта встретился с его собственном заклинанием, увидел, как Старшая палочка взлетела высоко, темнота против рассвета, вращаясь вокруг заколдованного помещения, как голова Нагайна, вращаясь сквозь воздух к хозяину, которого она не убьет, который пришел, чтобы взять ее в свое полное подчинение, наконец. И Гарри, с безошибочной ловкостью ловца, словил палочку в свою свободную руку, в то время как Волдеморт отлетел назад, руки вывернуты, узкие зрачки из алых глаз вывернуты наверх. Том Риддл упал на пол встретив свой мирской конец. Его тело слабело и сокращалось, белые руки были пусты, змееподобное лицо свободное и незнающее. Волдеморт был мертв, убит своим собственным отскочившим проклятием, и Гарри стоял с двумя палочками в его руке, уставившись на оболочку своего врага. Одна дрожащая секунда тишины, потрясение момента откладывалось: а затем суматоха прорвалась вокруг Гарри, в то время как крики и аплодисменты и рев наблюдателей сотрясали воздух. Безумное новое солнце ослепило окна, в то время как толпа приблизилась к нему, и первыми, кто подбежал к нему были Рон и Гермиона, и это были их руки, обнявшие его, их непостижимые крики оглушили его. Потом Джинни, Невил и Луна были там же, а потом все Уизли и Хагрид, и Кингсли и МакГонагал и Флитвик и Спрут, и Гарри не мог услышать ни слова, из того, что они кричали, не говоря уже о том, чтобы узнать, чьи руки сжимали его, дергали, пытались обнять хоть какую-то его часть, сотни прижимались к нему, и все они были настроены прикоснутся к Мальчику Который Выжил, причины, по которой все наконец-то кончилось.

Солнце устойчиво поднялось над Хогвартсом, а Большой Зал кипел жизнью и светом. Гарри был неизменной частью смешанных излияний ликования и траура, горя и праздника. Они хотели, чтобы он был с ними везде, их лидер и символ, их спаситель и проводник, и то, что он не спал, то, что он мечтал только о компании некоторых из них, казалось, никого не волновало. Он должен был обратится к понесшим утрату, пожать им руки, засвидетельствовать их слезы, получить от них благодарность, услышать новости, которые теперь, когда наступило утро, крались со всех сторон, что по всей стране те, кто были под Империусом, возвращались в себя, что Пожиратели Смерти убежали или были захвачены, что невиновные из Азкабана были освобождены и что в тот самый момент Кингсли Шеклбот был назначен временным Министром Магии. Они передвинули тело Волдеморта и положили его в комнате вне Зала, подальше от тел Фреда, Тонкс, Люпина, Колина Криви и пятидесяти других, кто умер, сражаясь с ним. МакГонагал перенесла столы, но больше никто не сидел, руководствуясь принадлежностью к Дому. Все смешались вместе, учителя и студенты, приведения и родители, кентавры и домашние эльфы, Фиренц лежал, выздоравливая, в углу, а Грохх выглядывал через разбитое стекло и люди бросали еду в его смеющийся рот. Спустя время, истощенный и иссушенный, Гарри обнаружил себя сидящим на лавочке рядом с Луной.

- Я бы хотела немного тишины и спокойствия, если бы это была я, - сказала она.

- Я бы тоже хотел, - ответил он.

- Я их отвлеку, используй свою мантию, - и прежде, чем он мог сказать хотя бы слово, она крикнула, - Ооооо, посмотрите, парень что надо, - сказала она и показала на окно. Все, кто услышал, развернулись, а Гарри надел на себя свою мантию и поднялся на ноги. Теперь он сможет пройти через Зал без вмешательства.

Он заметил Джинни в двух столах от него, она сидела, положив голову на плечо своей матери. Еще будет время поговорить с ней, часы и дни и, может, года в которых можно будет поговорить. Он увидел Невила и меч Гриффиндора, лежащий рядом с его тарелкой, пока он ел, окруженный узлом горячих поклонников. Вдоль прохода между столами, по которому он шел, он обнаружил трех Малфоев, столпившихся вместе, как будто они были не уверены в том, должны ли они быть здесь, но никто не обращал на них внимания. Всюду, куда он смотрел, воссоединялись семьи, и, наконец, он увидел парочку, чьей компании он желал больше всего. « Это я, прошептал он, - пойдете со мной?» Они сразу же поднялись, и вместе он, Рон и Гермиона покинули Большой Зал. Большие куски мраморной лестницы отсутствовали, часть балюстрады исчезла, и камни и пятна крови появлялись через каждые несколько ступенек, пока они поднимались. Где-то вдалеке они услышали, как Пивз летал по коридорам поя победную песню своего собственного сочинения:

Мы сделали это, мы побили его их, крошка Поттер именно тот,

И Волди исчез, так что сейчас давайте повеселимся!

- Действительно порождает чувство масштабности и трагичности всего этого, не так ли, - сказал Рон, открывая дверь, чтобы впустить Гарри и Гермиону. Счастье придет, думал Гарри, сейчас этот момент был приглушен истощением и болью потери Фреда, Люпина и Тонкс, прокалывавшей его подобно физической ране каждые несколько шагов, которые он делал. Но больше всего он чувствовал изумительное облегчение, и страстное желание поспать. Но с начала он должен был все объяснить Рону и Гермионе, которые держались с ним так долго, и которые заслужили правду. Кропотливо он рассказал им, что видел в кубке мыслей, и что случилось в лесу, и они даже не начали выражать весь свой шок и удивление, когда, наконец, они добрались до места, к которому они шли, хотя никто не упоминал место их назначения. С тех пор, как он видел ее в последний раз, горгулья, охраняющая вход в кабинет директора, была отодвинута в сторону, она стояла криво и выглядела немного пьяной от пунша, Гарри стало интересно, сможет ли она еще различать пароли. « Мы можем пройти?», спросил он у горгульи. «Чувствуйте себя свободными», - прорычала статуя. Они вскарабкались над ней по открытой спиральной лестнице, которая медленно двигалась вперед, как эскалатор. Гарри толчком открыл дверь наверху. Он быстро взглянул на Думоотвод на столе, там, где он его и оставил, а потом разрезающий уши звук заставил его вскрикнуть, думая о проклятьях и о возращении Пожирателей Смерти и о возрождении Волдеморта… Но это были аплодисменты. Повсюду на стенах, директора и директрисы Хогвартса устроили ему стоячую овацию, они махали своими шапками и, в некоторых случаях, их париками, они подвигались к рамкам, чтобы пожать друг другу руки, они танцевали у себя на стульях, на которых они были нарисованы. Дилус Дервент нескромно рыдал, Декстер Фортескью махал своей ушной трубой, а Финиас Найджелус крикнул высоким голосом: « И нужно заметить, что Дом Слизерина сыграл свою роль! Пусть наше содействие не будет забыто!» Но Гарри смотрел только на мужчину, который стоял в самом большом портрете, прямо за стулом директора. Слезы текли из-за очков полумесяцев в его длинную, серебряную бороду, гордость и благодарность, исходящая от него наполняла Гарри, как бальзам от песни феникса. Наконец, Гарри поднял руки и портреты уважительно замолчали, сияя и протирая их глаза и нетерпеливо ожидая, когда же он заговорит. Он адресовал свои слова Дамблдору, тем не менее, подбирая их с гигантской тщательностью. Хотя он был усталым и близоруким, он должен был сделать одно последнее усилие, ища один, последний совет.

- Вещь, которая была спрятана в снитче, - начал он, - я уронил ее в лесу. Я точно не знаю где, но я больше не пойду ее искать. Вы согласны?

- Да, мой дорогой мальчик, - ответил Дамблдор, тогда как соседние портреты выглядели смущенно и заинтересовано, - умное и отважное решение, но не менее того, что я ожидал от тебя. Никто больше не знает, где оно упало?

- Никто, - сказал Гарри, и Дамблдор удовлетворенно кивнул.

- Но я оставлю подарок Игнотуса, - сказал Гарри, а Дамблдор засиял.

- Ну конечно, он твой навсегда, пока ты не передашь его!

- Еще есть вот это, - Гарри протянул Старшую палочку, и Рон и Гермиона посмотрели не нее с таким почтением, что даже в одурманенном и лишенном сне состоянии, Гарри не понравилось то, что он увидел. – Я не хочу этого.

- Что? – спросил Рон громко. – Ты сумасшедший?

- Я знаю, что она могущественна, - сказал Гарри устало, - но я был счастливее с моей. Так что…

Он поискал в сумке, висевшей на его шее, и достал оттуда две половинки падуба, все еще соединенные только прекрасным пером феникса. Гермиона сказала, что палочку нельзя отремонтировать, что повреждение было слишком сильное. Все, что он знал, что если это не сработает, то ничто не сработает. Он положил сломанную палочку на стол директора, дотронулся до нее Старшей палочкой и сказал: «Репаро». И его палочка вновь заработала, красные искры полетели из ее кончика. Гарри знал, что он достигнул цели. Он поднял палочку из феникса и почувствовал неожиданную теплоту в пальцах, как будто палочка и рука наслаждались их воссоединением.

- Я кладу Старшую палочку , - сказал он Дамблдору, который смотрел на него с гигантским интересом и обожанием, - туда, откуда ее достали. Она может остаться там. Если я умру от естественной смерти, как Игнотус, то ее сила будет сломлена, не так ли? Предыдущий хозяин никогда не был побежден. Это будет конец, -

Дамблдор кивнул. Они улыбнулись друг другу.

- Ты уверен? - спросил Рон.

В его голосе был мельчайший след страстного желания, когда он смотрел на Старшую палочку .

- Я думаю, Гарри прав, - сказала Гермиона быстро.

- От этой палочки больше проблем, чем она того стоит, - сказал Гарри, - и, если честно, - он отвернулся от нарисованных портретов, мечтая теперь только о четырех кроватях, ожидающих их в Башне Гриффиндора, и думая о том, может ли Кикимер принести ему туда сэндвич, - с меня хватит проблем до конца моей жизни!

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl