Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 33. История Принца.

Гарри всё ещё стоял на коленях около Снейпа и смотрел на него, как внезапно высокий и холодный голос заговорил с ними. От неожиданности Гарри вскочил, ещё сильнее зажав склянку в руках, думая о том, что Волдеморт вернулся.

Голос Волдеморта отражался от стен, от пола, и Гарри понял, что Волдеморт говорит со всем Хогвартсом, со всеми прилежащими окрестностями, и все жители Хогсмита, и те, кто всё ещё сражался слышали его, как если бы они стояли рядом с ним, чувствовали его дыхание в спину, как дыхание смерти.

- Вы сражались, - сказал резкий, холодный голос, - как герои. Лорд Волдеморт знает, как оценить храбрость.

- Всё же, вы испытали большие потери. Если вы продолжите сопротивляться, то все умрёте, один за другим. Я не хочу, чтобы это произошло. Каждая пролитая капля магической крови – это большая потеря и ненужная растрата.

Лорд Волдеморт милостив. Я прикажу своим войскам отступать немедленно.

У вас есть один час. Позаботьтесь о раненых.

А теперь, Гарри Поттер, я обращаюсь к тебе. Ты позволил своим друзьям умереть ради тебя, вместо того, чтобы самому сразиться со мной. Я буду ждать тебя в течение часа в Запретном Лесу. Если проистечении этого часа ты не придёшь ко мне, бой продолжится. На этот раз, я сам буду сражаться, и я найду тебя, и я жестоко покараю каждого мужчину, женщину, или ребёнка, который попытается спрятать тебя от меня. Один час.

И Рон, и Гермиона сильно затрясли головами, смотря на Гарри.

- Не слушай его, - сказал Рон.

- Всё будет в порядке, - растерянно сказала Гермиона, - давай… давай вернёмся в замок. Если он действительно ушёл в Лес, нам нужно придумать новый план.

Она посмотрела на труп Снейпа и поспешила. Рон последовал за ней. Гарри поднял плащ – невидимку, потом посмотрел на Снейпа. Он не знал, что чувствовать, кроме шока от того, как был убит Снейп, и причины, по которой это случилось. Все молчали, а Гарри хотелось знать, слышат ли Рон и Гермиона голос Волдеморта, который всё ещё раздавался у него в голове.

- Ты позволил своим друзьям умереть ради тебя, вместо того, чтобы самому сразиться со мной. Я буду ждать тебя в течение часа в Запретном Лесу… У тебя есть всего лишь час…

С того времени, как рассвело, прошло около часа, но было по-прежнему темно. Они поднялись по каменным ступенькам. Огромная собака, величиной с рыбатскую лодку, лежала, брошенная всеми, неподалёку от них. Не было ни единого следа Грохха, или тех, с кем он сражался.

В замке было непривычно тихо. Не было ни вспышек огня, ни шума, ни криков. Каменные плиты входа были покрыты кровью, повсюду валялись отколотые куски мрамора, перила лестниц были сломаны.

- Где все? – прошептала Гермиона.

Рон вошёл в Большой Зал. Гарри остался у входа.

Столов факультетов уже не было, а весь зал был набит людьми. Выжившие собрались группами и обнимали друг друга. На возвышении, где раньше стоят стол преподавателей, расположились раненые. Мадам Помпфри и ещё несколько человек помогали им, как могли. Среди раненых был Ференц. Его бок, истекая кровью, он лежал, трясясь всем телом, как в лихорадке, не в силах подняться.

Мёртвые лежали в ряд посреди Зала. Тело Фреда не было видно из-за столпившейся вокруг него семьи. Джордж стоял на коленях около его головы; миссис Уизли содрогаясь от рыданий, бессильно опустилась на его грудь. Мистер Уизли поглаживал её по волосам, из его глаз ручьём лились слёзы.

Рон и Гермиона не сказав ни слова, отошли от Гарри. Гарри увидел, как Гермиона подошла к Джинни, чьё лицо было красным от слёз, и обняла её. Рон подошёл к Биллу, Флер и Перси, которые обняли его за плечи. Когда Джинни и Гермиона подошли ближе ко всей семье, Гарри увидел остальные трупы, лежащие рядом с Фредом. Ремус и Тонкс, бледные, неподвижные и умиротворённые, будто мирно спали под тёмным, зачарованным потолком.

Большой Зал начал уходить у него из-под ног, он становился меньше, сжимался. У Гарри кружилась голова, и он пошатываясь вышел входа в зал. Он не мог вздохнуть. Он не мог больше смотреть ни на кого из тех, кто погиб за него. Он не мог присоединиться к рыдающей семье Уизли, он не мог смотреть им в глаза: если бы он сдался сразу!, Фред был бы жив…

Он развернулся и побежал вверх по мраморной лестнице. Люпин, Тонкс…Он не хотел чувствовать…Он хотел бы вырвать своё сердце, которое разрывалось от невыносимой боли.

Замок был абсолютно пуст; даже призраки присоединились к рыдающим в большом зале. Гарри бежал, не останавливаясь, сжимая в руках фляжку с мыслями Снейпа., пока не добрался до каменной горгульи, охраняющей кабинет директора.

- Пароль?

- Дамблдор! – выкрикнул Гарри, не задумываясь, потому что именно его он хотел сейчас увидеть больше всего, и, к его удивлению, каменная горгулья отпрыгнула в сторону, открывая проход на винтовую лестницу. Но, когда он ворвался в круглый кабинет, он заметил разительную перемену: портреты, висевшие на стенах, опустели. Ни одного директора, ни директрисы, смотрящих на него. Казалось, что все они, переместившись на другие картины, развешенные по всему замку, пытались как можно лучше разглядеть, что сейчас происходит в замке.

Гарри с надеждой взглянул на портрет Дамблдора, висевший около директорского кресла, но тот был пуст. Каменный Омут Памяти был там же, где всегда. Гарри поставил его на стол, и вылил в него воспоминания Снейпа. Сбежать в чей-то разум сейчас былобы благословенным облегчением… Ни одно из воспоминаний Снейпа не могло быть хуже того, что переживал сейчас Гарри. Воспоминания переливались серебристым светом, и Гарри без промедлений, как будто это могло смягчить его горе, погрузился в мысли Снейпа.

Он долго падал в море солнечного света, пока его ноги нащупали тёплую землю. Он огляделся, и понял, что находится на полупустой детской площадке. На горизонте возвышалась громадная дымовая труба. Две девочки качались на качелях, а из-за кустов за ними наблюдал худенький мальчик. Волосы его были чересчур длинны для мальчика его лет, а одежда ему совершенно не подходила: короткие джинсы, нелепый комбинезон, и огромная, мешковатая куртка, которая должно быть принадлежала взрослому.

Гарри подошёл поближе к мальчику. Снейпу было не больше девяти – десяти лет, он выглядел болезненным, маленьким, и тощим. С нескрываемой жадностью он смотрел на младшую из двух девочек, раскачивающуюся всё выше и выше на качелях, чем её сестра.

- Лили, перестань! – крикнула старшая девочка.

Но младшая продолжала раскачиваться на качелях всё выше и выше.. Она взлетала всё выше, а потом полетела, по настоящему. С громким смехом она как снаряд вылетела в воздул, и, вместо того, чтобы упасть на асфальтированную площадку, парила в воздухе и легко опустилась на землю.

- Мама просила тебя больше так не делать!

Петунья остановила качели, со скрипом затормозив каблучками сандалей, спрыгнула на землю, уперев руки в бока.

- Мама запретила тебе так делать, Лили!

- Но со мной же ничего не случилось, - сказала Лили, всё ещё хихикая. – Туни, посмотри-ка! Посмотри, что я могу!

Петунья обернулась по сторонам. Кроме них на площадке никого не было, а Снейпа она не заметила. Лили подобрала сорванный цветок, рядом с клумбой, за которой притаился Снейп. Петунья из любопытства подошла поближе, хоть и была взволнована. Лили подождала, пока Петунья подойдёт достаточно близко, протянула руку, в которой держала цветок, и его лепестки начали раскрываться и закрываться сами по себе, как щупальца необыкновенного моллюска.

- Прекрати! - взвизгнула Петунья.

- Он же тебя не съест! – сказала Лили, но опустила ладонь с цветком и выбросила его на землю.

- Так не должно быть, - сказала Петунья, она всё ещё смотрела на, валяющийся на земле, цветок. – Как ты это делаешь? – спросила она уже с неподдельным интересом.

- Это очевидно, разве нет? – Снейп не мог больше прятаться и выпрыгнул из кустов. Петунья вскрикнула, и отбежала к качелям, но Лили, тоже явно испуганная, осталась на месте. Снейп покраснел, стеснялся своей нелепой одежды.

- Что очевидно? – спросила Лили.

Снейп был сильно взволнован. Взглянув на Петунью, прятавшуюся за качелями, он понизил голос, и сказал:

- Я знаю, кто ты.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты…ты – ведьма, - прошептал Снейп.

Лили обиделась.

- Очень плохо говорить подобные вещи незнакомым людям! – сказала она, и, задрав нос, быстро отошла к сестре.

- Нет! – сказал Снейп. Он сильно раскраснелся, и Гарри удивился, почему же он не снимет эту огромную куртку, если, конечно, он не хочет показывать комбинезон под ней. Он подбежал к девочкам; его огромная куртка развевалась, и в ней он выглядел, как летучая мышь, как своя взрослая копия.

Сёстры неприязненно рассматривали его, прячась за качели, будто это было самое безопасное место.

- Ведь ты, - сказал Снейп, - ты ведь ведьма. Я наблюдал за тобой. В этом нет ничего плохого. Моя мама ведьма, а я – волшебник.

Петунья рассмеялась, но смех этот был отнюдь не весёлый.

- Волшебник! – вскрикнула Петунья. Она уже не боялась выпрыгнувшего, будто из ниоткуда, мальчика. – Я знаю, кто ты. Ты – сын Снейпов! Они живут в Тупике Прядильщиков около реки, - сказала она Лили, и по её тону было понятно, что это была далеко не лестная рекомендация, - Зачем ты за нами шпионил?

- Я не шпионил, - сказал Снейп. Он был очень взволнован; раскрасневшийся, с растрёпанными чёрными волосами, - За тобой я бы точно не шпионил, - и добавил, - ты – маггл.

И хотя Петунья не поняла этого слова, по тону, с которым он его произнёс, она поняла смысл.

- Лили, пойдём, мы уходим.

Лили послушалась сестру, и взглянув ещё раз на Снейпа, пошла за ней. Он смотрел на то, как они уходили с детской площадки, а Гарри, оставшийся один на один со Снейпом, заметил в нём горькое разочарование, и понял, что Снейп обдумывал этот разговор, но всё пошло не так, как он планировал…

Детская площадка исчезла, и прежде чем Гарри смог понять, где находится, он увидел вокруг себя множество деревьев, освещённую ярким солнцем речку, струящуюся между стволов деревьев. Тени, отбрасываемые деревьями, наполняли берег тёмной зелёной прохладой. Двое детей сидели, скрестив ноги, друг напротив друга. На Снейпе уже не было того плаща; а его толстовка не выглядела слишком чудаковато в тени деревьев. - …и министерство накажет, если ты используешь магию вне школы, с совой приходит уведомление.

- Но я ведь использовала магию вне школы!

- Нам-то можно. У нас ещё нет волшебных палочек. Они не наказывают, потому что мы – дети, и не можем её контролировать. Но когда тебе исполнится одиннадцать, - он кивнул со значением, - ты начнёшь учиться, и тогда нужно быть осторожным.

Наступила небольшая пауза. Лили подобрала упавшую ветку, и начала крутить ею в воздухе. Гарри знал, что она представляет , что от неё разлетаются искорки. Она бросила ветку, наклонилась к мальчику, и спросила:

- Ведь всё это правда? Ты не шутишь? Петунья говорит, что ты мне врёшь. Петунья говорит, что нет никакого Хогвартса. А он есть, ведь так?

- Для нас он есть, - сказал Снейп, - Но не для неё. Мы получим письма, я и ты.

- Точно? – прошептала Лили.

- Точно, - сказал Снейп. И не смотря на его растрёпанный вид, он производил на неё сильное впечатление, был единственным, кто мог ей всё объяснить.

- И его принесёт сова? – прошептала Лили.

- Так обычно бывает, - сказал Снейп. Но ты магглорождённая, поэтому придёт кто-то из школы и объяснит всё твоим родителям.

- А какая разница, магглорождённый ты или нет?

Снейп заколебался. Его горящий взгляд скользнул в мрак деревьев, подальше от светлого личика и тёмных, рыжих волос.

- Нет, - сказал он. Нет никакой разницы.

- Отлично, - сказала Лили, с вздохом облегчения. Она заметно волновалась.

- В тебе куча магии, - сказал Снейп, - Я видел. Все время, когда наблюдал за тобой…

Его голос стих; не слушая, она подняла глаза с покрытой листьями земли на зеленый полог над ними, а он продолжал смотреть на нее с такой же жадностью, как и тогда, на детской площадке.

- Как у тебя дела дома? – спросила Лили.

- Нормально.

- Они больше не ссорятся?

- Нет, ссорятся всё ещё. Он поднял охапку листьев, и начал разрывать их на мелкие кусочки, совершенно не осознавая, что он делает. Осталось не так уж и много, и я уеду.

- Твоему отцу не нравится магия?

- Ему ничего не нравится из того, что связано с магией, - ответил Снейп.

- Северус?

Он слегка улыбнулся, когда она произнесла его имя.

- Да?

- Расскажи мне ещё раз про дементоров.

- Для чего ты хочешь знать о них?

- Если я случайно использую магию вне школы. -

Они не пошлют за тобой дементоров из-за этого! Дементоров насылают на людей, которые совершили что-то действительно плохое. Они охраняют тюрьму для волшебников – Азкабан. Тебя не отправят в Азкабан, ты слишком…

он снова покраснел, и снова подобрал несколько листьев. Шелест листьев позади Гарри заставил его обернуться: Петунья, прятавшаяся за деревом, оступилась.

- Туни!- удивлённо и дружелюбно воскликнула Лили, но Снейп уже вскочил.

- И кто теперь шпионит? – вскрикнул он. – Что тебе нужно?

Петунья, застигнутая врасплох, не могла вымолвить ни слова.

Гарри заметил, что она искала слова, чтобы как можно сильнее обидеть Снейпа.

- Да что на тебе надето? – сказала она, указывая на Снейпа, - Мамина блузка?

Раздался треск. Ветка, над головой Петуньи упала. Лили закричала. Ветка ударила Петунью по плечу, она отшатнулась назад и расплакалась.

- Туни!

Но Петунья уже убегала от них.

Лили обернулась к Снейпу.

- Ты это специально сделал?

- Нет. Он ответил дерзко, но выглядел испуганным до ужаса.

- Это ты сделал! Она отшатнулась от него. - Это ты! Ты её ранил!

- Нет – нет, это не я!

Но ложь не убедила Лили. Она бросила на него последний испепеляющий взгляд, и побежала сквозь заросли за своей сестрой, а Снейп выглядел несчастным и смущенным…

Гарри очутился в другом месте. Он стоял на платформе девять и три четверти. Снейп стоял неподалёку, слегка сгорбившись, рядом с худой, угрюмой, больного вида женщиной, которая была похожа на него, как две капли воды. Снейп смотрел на семью из четырёх человек неподалёку от него. Две девочки отошли от своих родителей; Лили о чём то умоляла сестру. Гарри подошёл поближе, чтобы послушать, о чём они говорят.

- Послушай, Туни, прости меня! Послушай- Она схватила руку сестры, и крепко сжала, несмотря на то, что Петунья вырывалась из-зи всех сил. – Как только я приеду – нет, послушай! – как только я туда приеду, я пойду к профессору Дамблдору и попрошу передумать!

- Я – не – хочу –туда – ехать! – сказала Петунья и вырвала свою руку у сестры. – Ты думаешь, я хочу поехать в какой-то дурацкий замок, чтобы учиться быть…

Её бледные глаза быстро оглядели платформу: мяукавших котов, ухающих сов, учеников, некоторые из которых уже переоделись в чёрные длинные мантии, они загружали свои сундуки в поезд или приветствовали друг друга после долгого лета разлуки.

- ...ты думаешь я хочу быть... чудачкой?

У Лили на глаза навернулись слёзы, а Петунии удалось высвободить руку.

- Я не чудачка, - сказала лили. - Не говори таких вещей.

- Вот куда ты едешь, - жестоко сказала Петуния. - Спецшкола для чудаков. Ты и этот Снейп... странные, вот кто вы. Хорошо, что вас изолируют от нормальных людей. Ради нашей же безопасности.

Лили посомтрела на своих родителей, которые оглядывали платформу с удовольствием, наслаждаясь видом. Она посмотрела на сестру, её голос стал низким и грубым.

- Ты не думала о ней как о школе для чудаков, когда писала директору и умоляла принять тебя.

Петуния побагровела.

- Умоляла? Я не умоляла!

- Я видела его ответ. Он был очень добрым.

- Ты не должна была читать... - прошептала Петуния, - это мои личные... как ты могла?..

Лили мельком взглянула на Снейпа. Пеутния открыла рот от удивления.

- Этот мальчик нашёл его! Ты и этот мальчик рылись у меня в комнате!

- Нет... мы не рылись... - теперь Лили пришлось защищаться. - Северус увидел конверт, он не мог поверить, что кто-то из Хогвартса обащлся с магглом, вот и всё! Он говорит, что на почте, наверное, работают волшебники под прикрытием...

- Видимо, волшебники суют свой нос куда попало! - сказала Петуния, на этот раз побледнев так же быстро, как она покраснела до этого. - Уродина! - выпалила она и убежала к родителям... Сцена исчезла и возникла вновь. Снейп бежал по Хогвартскому Экспрессу, пока поезд ехал по стране. Он уже переоделся в школьную форму, при первой же возможности избавляясь от маггловских вещей. Он остановился у купе, где разговаривали два мальчика, а у окна сидела Лили.

Он открыл дверь купе и сел напротив Лили. Она взглянула на него и отвернулась к окну. Она плакала.

- Я не хочу говорить с тобой, - рассержено сказала она.

- Почему?

- Туни ненавидит меня. Потому что мы видели то письмо от Дамблдора.

- И что?

Она посмотрела на него с презрением.

- То, что она моя сестра!

- Она всего лишь... - он быстро остановился. Лили, вытиравшая слёзы, не слышала его.

- Но мы ведь едем! - сказал он, не скрывая радости. - Вот и всё! Мы едем в Хогвартс!

Она кивнула, вытирая глаза, но слегка улыбнулась.

- Ты будешь в Слизерине, - сказал Снейп, ободрённый тем, что она немного повеселела.

- В Слизерине?

Один из мальчиков, сидящих в их купе, который до этого не обращал внимания на Снейпа и Лили, обернулся при этом слове, и Гарри, чьё внимание было увлечено парой у окна, увидел своего отца: худого, темноволосого, как Снейп, но с тем налётом избалованности, заботы, которых Снейпу явно не доставало.

- Кому охота быть в СЛизерине? Я бы ушёл в таком случае, а ты? - спросил Джеймс у мальчика, сидящего напротив него, и с восторгом Гарри узнал Сириуса. Сириус не улыбался.

- Вся моя семья была в Слизерине, - сказал он.

- Господи, - сказал Джеймс, - а я-то думал, ты нормальный!

Сириус хитро улыбнулся.

- А может, я нарушу традицию. А ты куда собираешься, уже выбрал?

Джеймс поднял невидимый меч.

- В Гриффиндор, где обитают сердцем храбрые! Как мой папа.

Снейп издал тихий пренебрежительный звук. Джеймс повернулся к нему.

- Какие-то проблемы?

- Нет, - ответил Снейп, хотя тон его говорил обратное. - Если у тебя мышцы вместо мозгов.

- А ты-то куда собрался, если у тебя нет ни того, ни другого? - вмешался Сириус.

Джеймс расхохотался. Лили села прямо, её лицо было красным, она с отвращением посмотрела на Джеймся и Сириуса.

- Пойдём, Северус, найдём другое купе!

- Оооооо…

Джеймс и Сириус скопировали её надменный голос. Джеймс попытался подставить Снейпу подножку.

- Увидимся, Сопливиус! - закричал голос, и дверь купе закрылась.

Сцена сменилась…

Гарри стоял позади Снейпа, лицом к столам Факультетов, освещённым свечами. Профессор МакГонагалл сказала: "Эванс, Лили!"

Он видел, как его мама на дрожащих ногах подошла и села на шаткую табуретку. Профессор МакГонагалл надела Сортировочную Шляпу ей на голову, и лишь Шляпа коснулась копны рыжих волос, она прокричала: "Гриффиндор!" Гарри слышал, как Снейп издал недовольный стон. Лили сняла шляпу и отдала её МакГонагалл, а затем поспешила к ликующим Гриффиндорцам, но когда она взглянула на Снейпа, на её лице была печальная улыбка. Гарри видел, как Сириус уступил ей место рядом с собой на скамейке. Она посмотрела на него, узнала, сложила руки и отвернулась от него.

Продолжали называть имена по списку. Гарри видел, как к Лили и Сириусу за столом Гриффиндора присоединились Люпин, Петтигрю и его отец. Наконец осталось лишь двенадцать студентов. МакГонагалл позвала Снейпа.

Гарри подошёл в табурету вместе с ним, смотрел, как он надел Шляпу, который закричала: "Слизерин!" И Северус Снейп пошёл в другой конце Зала, прочь от Лили, где его приветствовали Слизеринцы, где Люциус Малфой с сияющим значком старосты на груди похлопал Снейпа по спине, когда тот сел рядом с ним…

Снова сменились декорации...

Лили и Снейп шли по двору замка, видимо, споря. Гарри поторопился, чтобы успеть за ними и подслушать. Когда он настиг их, он понял, как сильно они выросли. Похоже, прошло несколько лет с их распрделения.

- ...думала, что мы лучшие друзья? - сказал Снейп. - Лучшие друзья?

- Да, мы друзья, Сев, но мне не нравятся некоторые люди, с коорыми ты общаешься! Простие, но я не выношу Авери и Мульсибера! Мульсибера! Что ты нашёл в нём, Сев, он страшный! Ты знаешь, что он пытался сделать с Мэри Макдональд на днях?

Лили подошла к столбу и опёрлась на него, смотря на худое болезненное лицо.

- Ничего такого, - сказал Снейп. - Это была шутка, вот и всё...

- Это была Тёмная Магия, и если ты думаешь, что это смешно...

- А как насчёт того, что вытворяет Поттер с дружками? - заявил Снейп. На его лице появился румянец, казалось, он больше не мог сдераживаться.

- Причём тут Поттер? - спросила Лили.

- Они шастают по ночам. Что-то не так с этим Люпиным. Куда он пропадает?

- Он болен, - сказала Лили. - Говорят, он болеет...

- Каждый месяц в полнолуние? - сказал Снейп.

- Я знаю о твоей теории, - холодно сказала Лили. - Почему они тебя так волнуют? Какое тебе дело до того, что они делают по ночам?

- Я пытаюсь показать тебе, что они не такие замечательные, как о них все думают.

Его пристальный взгляд заставил её покраснеть.

- НО они ведь не пользуются Тёмной Магией, - она понизила голос. - А ты неблагодарный. Я слышала, что случилось той ночью, когда ты полез в туннель, ведущий к Воющей Хижине, а Джеймс Поттер спас тебя от того, что там было...

Лицо Снейпа искривилось и она выпалил:

- Спас? Спас? Ты думаешь, он такой герой? Он спасал свою шкуру и шкуру своих друзей! Ты же не... я тебе не позволю...

- Не позволишь? Что?

Глаза Лили превратились в узкие щели. Снейп моментально опомнился.

- Я не хотел... Я просто не хочу, чтобы над тобой издевались... Ты ему нравишься, ты нравишься Джеймсу Поттеру! - он говорил слова против собственной воли. - А он не такой, как все думают... герой Квиддича... - горечь Снейпа оставалась неясной, слова были несвязанными, а Лили всё выше и выше поднимала брови.

- Я знаю, что Джеймс Поттер - самодовольная свинья, - сказала она, прерывая Снейпа. - Мне не надо этого объяснять. Но юмор у Мульсибера и Авери очень злой. Злой, Сев. Я не понимаю, как ты можешь с ними дружить. Гарри сомневался, что он слышал её разговор о Мульсибере и Авери. Когда он оскорбила Джеймса Поттера, он расслабился, и они пошли прочь, шаг Снейпа ускорился…

Сцена снова сменилась…

Гарри смотрел, как Снейп покидал Большой Зал после С.О.В. по Защите от Тёмных Искусств, смотрел, как он ушёл из замка и направился к тому дереву, где вместе сидели Джеймс, Сириус, Люпин и Петтигрю. Но он не подошёл на этот раз, потому что он знал, что произошло после того, как Джеймс подвесил Северуса в воздухе. Он знал, что была сделано и сказано, и ему совсем не доставляло удовольствия слышать это вновь… Он видел, как Лили подошла к толпе и стала защищать Снейпа. Издалека он слышал, как Снейп закричал на Лили в порыве гнева и обозвал её Грязнокровкой.

Сцена сменилась…

- Прости меня.

- Мне всё равно.

- Прости!

- Не трать лишних слов.

Была ночь. Лили в ночной сорочке, скрестив руки на груди, стояла, облокотясь на портрет Полной Дамы.

- Я вышла только потому, что Мэри сказала, что угрожаешь остаться здесь до утра.

- Я собирался. И ждал бы. Я никогда бы не назвал тебя грязнокровкой, это просто-

- С языка слетело? В голосе Лили не было сочувствия, - Уже поздно. Я много лет прощала тебя. Никто из моих друзей не понимает, почему я даже разговариваю с тобой. Ты и твои крошки Пожиратели Смерти – вот видишь, ты даже не отрицаешь этого! Ты даже не отрицаешь того, кем стремишься стать! Ты дождаться не можешь, когда сможешь присоединиться к Сам-Знаешь-Кому, не так ли?

Он открыл рот, но закрыл его, так ничего и не сказав.

- Я не могу больше претворяться. Ты выбрал свой путь, я – свой.

- Нет…послушай, я не то имел в виду…

- Называя меня грязнокровкой? Но ты всех, таких, как я, зовёшь грязнокровками, Северус. Чем я от них отличаюсь?

Он из-за всех сил пытался что-то сказать, но Лили, презрительно взглянув на него, развернулась и ушла через портрет Полной Дамы.

Коридор растаял, сцене понадобилось немного времени, чтобы появиться вновь: Гарри словно летел через разные предметы и цвета, пока они снова не собрались воедино, он стоял на вершине холма, в холодной темноте, ветер свистел, задевая ветви деревьев без листьев. Взрослый Снейп тяжело дышал, крутясь на месте, он крепко сжимал палочку, ожидая чего-то или кого-то… Его страх передался Гарри, хотя он знал, что ему ничего не грозило, он посмотрел через плечо, думая о том, чего ждал Снейп… Затем ослепляющая струя белого света пролетела сквозь воздух. Гарри подумал, что это была молния, но Снейп упал на колени и уронил палочку.

- Не убивайте меня!

- Я и не собирался.

Звук трансгрессирования Дамблдора поглотил звук ветра среди веток. Он стоял перед Снейпом, его мантия развевалась, а его лицо освещал свет от палочки.

- Ну, Северус? Какое сообщение отправил мне Лорд Волдеморт?

- Нет, никаких сообщений. Я пришёл по своей воле!

Снейп заламывал руки. Он выглядел обезумевшим, его чёрные волосы тоже развевались на ветру.

- Я… я пришёл с предупреждением… нет, с просьбой… пожалуйста…

Дамблдор взмахнул палочкой. Хотя листья и ветки всё ещё шумели вокруг них, там, где они стояли, повисла тишина.

- Какая просьба ко мне может быть у Пожирателя Смерти?

- Это… пророчество… предсказание… Трелони…

- Ах, да, - сказал Дамблдор. – Что ты рассказал Лорду Волдеморту?

- Всё… всё, что я слышал! – сказал Снейп. – Вот почему… поэтому… я думаю, речь идёт о Лили Эванс!

- В пророчестве говорилось не о женщине, - сказал Дамблдор. – В нём говорилось о мальчике, рожденном в конце июля…

- Вы знаете, о чём я! Он думает, что речь шла о её сыне, он будет охотиться за ней… убьет их всех…

- Если она тебе так дорога, - сказал Дамблдор, - разумеется, Лорд Волдеморт помилует её. Разве ты не можешь попросить спасения матери, вместо сына?

- Я уже… уже спрашивал…

- Ты мне противен, - сказал Дамблдор, и Гарри никогда не слышал столько презрения в его голосе. Казалось, Снейп сжался. – Значит, тебя не волнует смерть её мужа и ребёнка? Они могут умереть, если ты получишь то, что хочешь?

Снейп ничего не говорил, лишь взглянул на Дамблдора.

- Тогда спрячьте их всех, - прохрипел он. – Чтобы они были в безопасности. Пожалуйста.

- А что ты мне дашь взамен, Северус?

- Взамен? – Снейп смотрел на Дамблдора, и Гарри ждал, когда он запротестует, но спустя несколько мгновений Снейп ответил. – Что угодно.

Вершина холма исчезла, Гарри стоял в офисе Дамблдора, что-то издавало ужасный звук, как будто раненый зверь. Снейп сидел в кресле, над ним стоял мрачный Дамблдор. Снейп поднял лицо, он выглядел так, словно сотню лет после встречи на вершине холма он прожил в страданиях

- Я думал… вы должны были… спасти… её…

- Она и Джеймс доверили свою судьбу не тому человеку, - сказал Дамблдор. – Как и ты, Северус. Разве ты не надеялся, что Лорд Волдеморт её пощадит?

Снейп отрывисто дышал.

- Её мальчик выжил, - сказал Дамблдор. – У него её глаза, в точности такие же. Ты помнишь форму и цвет глаз Лили Эванс, не так ли?

- ХВАТИТ! – закричал Снейп. – Ушла… мертва…

- Это раскаяние, Северус?

- Я хочу… пусть лучше бы я умер…

- И какая бы была от этого польза? – холодно сказал Дамблдор. – Если ты любил Лили Эванс, если действительно любил её, то твой дальнейший путь мне ясен.

Снейп с трудом пытался понять смысл слов Дамблдора.

- Что… что вы имеете в виду?

- Ты знаешь, как и почему она умерла. Сделай так, чтобы это было не напрасно. Помоги мне защитить сына Лили.

- Ему не нужна защита. Тёмный Лорд исчез.

- Тёмный Лорд вернётся, и Гарри Поттер тогда будет в большой опасности.

Наступила тишина, и постепенно Снейп начал приходить в себя, он стал дышать ровнее. Наконец он сказал:

- Хорошо. Хорошо. Но никогда… никогда не рассказывайте это, Дамблдор! Это только между нами!

Поклянитесь! Я не вынесу… особенно сына Поттера… дайте мне слово!

- Слово, Северус, о том, что я никогда не открою в тебе лучшие черты? – Дамблдор вздохнул и посмотрел в страдальческое, но свирепое лицо Снейпа. – Если ты настаиваешь… Кабинет исчез, но тут же возник вновь. Снейп бегал взад-вперёд перед Дамблдором.

- … заурядный, высокомерный, как его отец, неисправимый нарушитель, получающий удовольствие от своей славы, жадный до внимания и дерзкий…

- Ты видишь то, что хочешь, Северус – сказал Дамблдор, не поднимая глаз с экземпляра Трансфигурации Сегодня. – Другие преподаватели отмечают скромность, привлекательность и талант мальчика. Лично я нахожу его весьма обаятельным ребёнком.

Дамблдор перевернул страницу и, всё ещё не поднимая глаз, сказал:

- Присмотри-ка за Квирреллом.

Водоворот цвета снова поглотил его, затем всё потемнело, Дамблдор и Снейп стояли порознь в коридоре замка, пока последние загулявшиеся студенты возвращались в замок после Святочного Бала, чтобы отправиться по постелям

- Ну что? – пробормотал Дамблдор.

- Метка Каркарова тоже темнеет. Он в панике, он боится наказания, вы знаете, как сильно он помог Министерству после падения Тёмного Лорда, - Снейп посмотрел в сторону на Дамблодра. – Каркаров собирается бежать, если Метка загорится.

- Неужели? – мягко сказал Дамблдор, когда Флёр Делакур и Роджер Девис, хихикая, зашли в замок. – И тебе бы хотелось к нему присоединиться?

- Нет, - сказал Снейп, глядя на Флёр и Рождера. – Я не такой трус.

- Действительно, - согласился Дамблдор, - ты гораздо храбрее Игоря Каркарова. Ты знаешь, иногда мне кажется, мы распределяем по факультетам слишком быстро… Он ушёл, оставив Снейпа, который выглядел больным…

Теперь Гарри снова стоял в кабинете директора. Была ночь, и Дамблдор полулежал в своём кресле. Его правая рука бессильно свисала, обожженная и почерневшая. Снейп нашоптывал заклятья, направив свою палочку на запястье, а свободной рукой поил Дамблдора зельем, золотого оттенка. Через некоторое время веки Дамблдора дёрнулись, и он открыл глаза.

- Зачем, - спросил Снейп, без какого-либо вступления, - Зачем вы надели это кольцо? На нём лежит проклятье, и вы точно знали это. Зачем к нему нужно было вообще прикасаться?

На столе перед Дамблдором лежало кольцо Марволо Гонта. Оно было сломано; рядом лежал меч Гриффиндора.

Дамблдор поморщился.

- Я… Совершил ошибку. Это было так соблазнительно…

- Что было соблазнительно?

Дамблдор не ответил.

- Чудо, что вы смогли вернуться! Снейп был в бешенстве. – На это кольцо наложено проклятие удивительной силы, нам остаётся надеяться, что его удастся сдержать; я задержал проклятье на одной руке на некоторое время…

Дамблдор поднял почерневшую руку, и начал разглядывать её, как редкую находку.

- Ты отлично справился, Северус. Как ты думаешь, сколько мне ещё осталось? Голос Дамблдора был спокоен; он будто говорил о прогнозе погоды на завтра. Снейп немного помедлил, а потом сказал:

- Точно я не знаю. Может быть год. Невозможно сдерживать подобное проклятье вечно. Оно освободится в конце концов; проклятья, подобные этому, с годами становятся всё сильнее. Дамблдор улыбнулся. Новость, что жить ему осталось меньше года , казалось, совсем его не огорчает.

- Мне повезло, очень повезло, что у меня есть ты, Северус.

- Если бы вы позвали меня немного раньше, я бы смог больше сделать, у вас было бы больше времени!- в ярости вскрикнул Снейп. Он посмотрел на сломанное кольцо и на меч. – Вы уверены, что, сломав кольцо, исчезнет и проклятье?

- Что-то вроде того…Я был вне себя, это точно…- сказал Дамблдор. Он с трудом выпрямился в кресле – Ну, на самом деле, это лишь всё упрощает.

Снейп был в крайнем недоумении. Дамблдор улыбнулся.

Я имею в виду план Лорда Волдеморта с моим участием. По его плану бедный Драко должен будет убить меня.

Снейп сел в кресло напротив Дамблдора, которое часто занимал Гарри, когда он занимался с директором. Гарри был уверен, что Снейп хотел сказать что-то ещё по поводу больной руки Дамблдора, но тот сделал знак, что не хочет больше говорить об этом.

Снейп нахмурился и сказал:

- Тёмный Лорд не рассчитывает, что у Драко это получится. Это всего лишь наказание за недавние ошибки Люциуса. Медленная пытка для его родителей. Им придётся смотреть на провал Драко, а после, наблюдать за его смертью.

- То есть мальчику вынесли смертельный приговор, так же как и мне, - сказал Дамблдор.

- Я предполагаю, что в случае, если Драко не сможет это сделать, то это сделаешь ты?

Наступила небольшая пауза.

- В этом, я думаю, и состоит план Тёмного Лорда.

- Предвидит ли Лорд Волдеморт, что в ближайшем будущем ему не понадобится шпион в Хогвартсе?

- Да, он хочет захватить школу.

- И если ему это удастся, - сказал Дамблдор, - То ты, как обещал, сделаешь всё, что в твоих силах, чтобы защитить учеников?

Снейп кивнул.

- Хорошо.В таком случае, тебе прежде всего нужно узнать, что затевает Драко. Напуганный подросток опасен для окружающих так же, как и для самого себя. Предложи ему помощь и защиту; он позволит тебе помочь, ты ему нравишься-

- Не меньше, чем услуга, которую ему оказал отец. Драко винит меня, он думает, что я хотел занять место Люциуса.

- Тем не менее, попробуй. Я меньше беспокоюсь за себя, чем за случайных жертв, которых вполне можно ожидать. В конце концов, мы можем сделать только одно, чтобы спасти его от гнева Лорда Волдеморта.

Снейп удивлённо поднял брови и язвительным тоном сказал:

- Вы собираетесь позволить ему убить себя?

- Конечно, нет. Ты должен убить меня.

Последовала долгая пауза, прерываемая лишь шёлкающими звуками: Феникс Дамблдора Фоукс щёлкал своим клювом, поедая что-то вкусное.

- Вы хотите, чтобы я сделал это сейчас? – спросил Снейп, голосом полным иронии. – Или вы хотите сначала сочинить эпитафию?

- Не совсем. Полагаю, что момент представится с течением времени. Судя по произошедшему сегодня, - он показал на изувеченную руку, - с уверенностью можно сказать, что это произойдёт в течение года.

- Если вы не против умереть, - небрежно предположил Снейп. – Почему не дать Драко сделать это?

- Душа мальчика ещё не повреждена, - сказал Дамблдор, - Я бы не хотел, что бы это случилось из-за меня.

- А моя душа, Дамблдор? Моя?

- Ты сам знаешь, повредит ли твоей душе, освобождение старого человека от боли и унижения, - сказал Дамблдор. – Я хочу, чтобы ты оказал мне эту услугу, Северус, потому что смерть приближается ко мне так же стремительно, как Чадли Кэннонс будет лучшим игроком лиги в этом году. Признаюсь, я хочу быстрой и безболезненной смерти, а не медленной и неприятной, какой она может оказаться, если, например, Грейбэк будет в ней участвовать – я слышал, Волдеморт принял его в свои ряды? Или же очаровательная Беллатриса, которая любит играть со своей жертвой, прежде чем прикончить её.

Говорил он беззаботно, но его глаза пронзали Снейпа, так же, как они пронзали Гарри, и будто видели душу, сидящего перед ним человека. Наконец, Снейп отрывисто кивнул.

Дамблдор выглядел довольным.

- Спасибо, Северус…

Кабинет исчез, и теперь Снейп и Дамблдор в сумерках прогуливались по пустынным окрестностям замка.

- Чем вы занимаетесь с Поттером, во время ваших вечерних занятий, - резко спросил Снейп.

Дамблдор выглядел слегка уставшим.

-Чем? Не пытаешься ли ты снова оставить его после занятий, Северус? Мальчик и так проводит больше времени отбывая наказания, чем на открытом воздухе.

- Он опять ведёт себя как его отец-

- Выглядит он, возможно как Джеймс, но в глубине души он больше похож на свою мать. Я провожу занятия с Гарри, потому что мне нужно обсудить с ним некоторые вопросы, и сообщить ему некоторую информацию… пока не поздно.

- Информацию ,- повторил за ним Снейп. – Вы доверяете ему…вы не доверяете мне.

- Здесь дело не в доверии. Мы оба знаем, что жить мне осталось немного. Я даю ему только ту необходимую информацию, которой ему будет достаточно для того, чтобы сделать то, что ему необходимо будет сделать.

- А почему я не могу хранить эту информацию?

- Я не предпочитаю хранить все мои секреты в одной корзине, особенно в той, которая очень много времени проводит с Лордом Волдемортом.

- Я делаю это по вашему приказу!

- И ты очень хорошо справляешься. Не думай, что я недооцениваю постоянную опасность, которой ты себя подвергаешь, Северус. Сообщать Волдеморту так называемую ценную информацию, при этом, утаивая главную сущность, я бы не доверил никому, кроме тебя

- Тем не менее, вы больше доверяете мальчишке, который ничего не смыслит в Окклюменции, чьи магические способности заурядны, и у которого есть прямой доступ к разуму Тёмного Лорда!

- Волдеморт боится этой связи, - сказал Дамблдор, - не так давно он на себе испытал, что для него значит хоть самая тончайшая связь с разумом Гарри. Он испытал боль, которую никогда не испытывал. Я уверен в том, что он больше не попытается захватить разум Гарри. Только не этим способом.

- Я не понимаю.

- Изувеченная душа Лорда Волдеморта не может вынести тесный контакт с такой душой как у Гарри. Как языком по ледяной стали, как плоть в пламени.-

- Души? Мы говорили о разуме!

- В случае с Гарри и лордом Волдемортом, упомянуть об одном значит упомянуть и о другом.

Дамблдор огляделся вокруг, чтобы убедиться, что они одни. Они уже приближались к Запретному Лесу, но не было и намёка на чьё-либо присутствие.

- После того, как ты убьёшь меня, Северус-

- Вы отказываетесь сообщить мне детали плана, и всё же ожидаете, что я выполню эту услугу! – огрызнулся Снейп, и его худое лицо побагровело от гнева. Вы слишком во всём уверены, Дамблдор! Может, я передумаю!

- Ты дал мне слово, Северус, а раз уж мы заговорили об услугах, которые ты мне должен, я полагаю, ты согласился присматривать за нашим молодым слизеринцем?

Снейп всё ещё был зол. Дамблдор вздохнул.

- Приходи сегодня ко мне в кабинет, в одиннадцать, и ты не будешь больше жаловаться на то, что я не доверяю тебе…

Они снова стояли в кабинете Дамблдора. За окнами было темно; Фоукс сидел тихо; Снейп сидел молча; а Дамблдор ходил по кабинету и говорил.

- Гарри не должен это знать, ни до последнего момента, ни до того момента, когда ему это понадобится, иначе как у него хватит сил сделать то, что ему придётся сделать?

- А что ему придётся сделать?

- Это только между мной и Гарри. А теперь, слушай внимательно, Северус. Придёт время – уже после моей смерти – не перечь мне и не перебивай! Придёт время, когда Лорд Волдеморт будет волноваться за жизнь своей змеи.

- За жизнь Нагайны? Снейп был удивлён.

- Совершенно верно. Если наступит время, когда Лорд Волдеморт не будет поручать ей выполнять свои приказы, а будет держать её подле себя, под магической защитой, в таком случае, я думаю, будет вернее сказать Гарри.

- Что сказать Гарри?

Дамблдор сделал глубокий вздох и зкрыл глаза.

- Сказать ему, что в ту ночь, когда Лорд Волдеморт пытался убить его, когда Лили поставила свою жизнь, как щит между ними, Смертельное проклятье отскочило от Лорда Волдеморта, и часть души Волдеморта отделилась от целого, и вселилось в единственное живое существо, оставшееся в здании. Часть души Лорда Волдеморта живёт в Гарри, поэтому он может говорить со змеями, и даёт ему связь с разумом Лорда Волдеморта, которую никто не мог объяснить. И пока эта часть души, упущенная Волдемортом, находится в Гарри, Волдеморт не может умереть.

Гарри смотрел на них, будто находился в конце долгого тоннеля, они были так далеко от него, что их голоса как эхо отдавались у него в ушах.

- Мальчик… должен умереть? – спросил Снейп довольно спокойным тоном.

- Волдеморт сам должен сделать это, Северус. Это – самое главное.

Последовала долгая пауза. Снейп сказал:

- Я думал…что все эти годы… мы защищаем его ради неё. Ради Лили.

- Мы защищаем его, потому что было важно обучить его, воспитать, дать ощутить свою силу, - сказал дамблдор, - глаза его были плотно закрыты. -Всё это время связь между ними становилась всё сильнее, и сильнее. Иногда мне казалось, что он догадывается об этом.

Дамблдор открыл глаза. Снейп был в ужасе.

- Вы сохранили ему жизнь, что бы он мог умереть в подходящий момент?

- Не удивляйся, Северус. Сколько мужчин и женщин умерли у тебя на глазах?

- В последнее время – только те, кого мне не удалось спасти, - сказал Снейп. Он встал на ноги. – Вы меня использовали.

- В смысле?

- Я шпионил для вас, лгал ради вас, подверг себя смертельной опасности ради вас. Сделал всё, чтобы защитить сына Лили Поттер. А теперь вы говорите, что выращивали его, как свинью на убой…

- Очень трогательно, Северус, - серьёзно сказал Дамблдор. – Ты уже привык заботиться о мальчике?

- О нём? – закричал Снейп. – Экспекто Патронум!

Из кончика его палочки вырвалась серебряная лань. Она приземлилась на пол кабинета, один раз пробежалась по нему и выпрыгнула в окно. Дамблдор смотрел, как она улетела, а когда её серебристое сияние исчезло, он повернулся к Снейпу, глаза того были полны слёз.

- Даже после всего, что случилось?

- Всегда, - сказал Снейп.

И сцена изменилась. Теперь Гарри видел Снейпа, разговаривающим с портретом Дамблдора позади его стола.

-Ты должен будешь передать Волдеморту точную дату отбытия Гарри от его дяди и тети-сказал Дамблдор.-Не вызвать подозрения, когда Волдеморт поверит, что ты так хорошо информирован. Однако, ты должен внедрить идею о приманках; это, как я думаю, должно будет гарантировать безопасность Гарри. Попытайся ударить Кондундусов Наземникуса Флетчера. И Северус, если тебе придеться принять участие в приследование, будь уверен, что сыграл свою роль убедительно… Я расчитываю на то, что ты останешься на хорошем счету у Лорда Волдеморта так долго, как это возможно, или Хогвартс останеться в милости у Пожирателей.…

Теперь Снейп был в неизвестной таверне, лицом к лицу с Наземникусом, который выглядел необычно бледно, Снейп хмурился, концентрируясь.

-Вы предложите Ордену Феникса-пробормотал Снейп-они используют приманки. Оборотное зелье. Такие же как Поттер. Это единственная вещь, которая сработает. Вы забудете, что я предложил это. Вы предложите это им как свою собственную идею. Вы поняли?

-Я понял-пробормотал Наземникус, его глаза расбежались..

Теперь Гарри летел рядом со Снейпом на метле через безоблачную темную ночь,сопровождаемый другими Пожирателями Смерти, и впреди них были Люпин и Гарри, который в действительности был Джорджем…Пожиратель Смерти обогнал Снейпа и поднял свою палочку, направляю прямо в спину Люпина.

-Сектусемпра! - закричал Снейп.

Но заклинание, предназначенное для пожерателя смерти, пролетело и вместо этого поразило Джорджа…

И следущее, Снейп стоял на коленях с старой спальне Сириуса. Слезы капали с кончика его носа, в то время как он читал старое письмо Лили. Вторая страница содержала только несколько слов:

Возможно, когда-либо дружили с Геллертом Гриневальдом. Я думаю, она двинулась умом.
С большой любовью,
Лили

Снейп взял страницу, содержащую подпись Лили и ее любовь, и положил в свою мантию. Потом он разорвал фоторграфию, которую держал, на две части, так, что теперь он держал часть, на которой Лили смеется, бросая часть с Джеймсом и Гарри на пол, под комод…

И теперь Снейп снова стоял перед портретом директора Финеаса Ниггелуса, посколько тот прибыл в свой портрет.

-Директор, они остановились в Декановом Лесу! Грязнокровка -не говори это слово!

-девчонка Грейнджер, тогда, упомянула это место, когда она открыла свою сумку и я услышал ее!

-Хорошо.Очень хорошо-прокричал портрет Дамблдора позади стола директора.-Теперь, Северус, меч! Но не забывайте, он должен быть получен в условиях важности и храбрости -и он не должен знать, что вы помогаете ему!Если Волдеморт сможет прочитать мысли Гарри и увидит твою помощь…

-Я знаю-кратко ответил Северус. Он приблизился к портрету Дамблдора и отодвинул его в сторону. Портрет отъехал вперед, предъявляя полость позади него, из которой он взял меч Гриффиндора.

-И вы до сих пор не собираетесь сказать мне почему так важно дать Поттеру меч?-спросил Снейп, пока он надевал походный плащ поверх мантии.

-Нет, я так не считаю-ответил Дамблдор-Он должен знать, что делать с ним. И Северус, будь осторожен, они будут не очень любезны к вам, после неудачи с Джорджем Уизли..

-Не волнуйтесь, Дамблдор-сказал он прохладно.-У меня есть план..

И Снейп вышел из комнаты. Гарри поднялся из Омута памяти и секунду спустя лежал на покрытым ковром полу, в той самой комнате, в которую Снейп, возможно, только что закрыл дверь.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl