Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 32. Старейшая палочка.

Мир рухнул, так почему сражение не прекратилось, замок не замер в ужасе, и каждый боец не сложил оружие? Сознание Гарри находилось в свободном падении, вышедшем из-под контроля, было неспособным поверить в невозможное, потому что Фред Уизли не мог быть мертв, это значило, все его чувства лгут.

И тут тело провалилось в дыру, образованную взрывом в стене школы, в них полетели проклятия, ударяясь в стену позади.

- Пригнитесь! - Гарри кричал, потому что все больше и больше проклятий летело из темноты.

Гарри и Рон, схватив Гермиону, потянули ее к земле, но Перси все еще лежал поперек тела Фреда, ограждая его от заклятий. Когда Гарри закричал:

- Мы должны бежать!

Он поднял голову.

- Перси!

Гарри видел, как слезы потекли по грязному лицу Рона, как он потянул старшего брата за плечи, но Перси не двинулся с места.

- Перси, ты уже ничего не сможешь сделать для него! Мы идем...-Гермиона закричала, и Гарри, повернувшись, не стал спрашивать, почему. Чудовищный паук размером с маленький автомобиль пытался пролезть через огромную дыру в стене.

Один из потомков Арагога присоединился к борьбе. Рон и Гермиона закричали вместе, их заклятия соединились, монстра отбросило назад и он, дергая лапками, исчез в темноте.

-Он привел друзей!

Гарри посмотрел на дыру в стене у края замка, оставшуюся от проклятия. Большое количество гигантских пауков карабкались на сторону замка, освобожденную от Запретного Леса, в который, должно быть, проникли Пожиратели Смерти. Гарри запустил парализующие чары в них, откинув ведущего монстра в его товарищей, так, что они отступили и скрылись из виду. Новые проклятия просвистели над головой у Гарри, так близко, что он чувствовал колебания воздуха от них.

- Давайте двигаться, сейчас же!

Протиснувшись между Гермионой и Роном, Гарри наклонился, чтобы схватить тело Фреда. Перси, понимая, что Гарри хочет сделать, прекратил цепляться за него и помог: вместе, приседая низко, чтобы избежать проклятий, летящих в них, они поволокли тело Фреда с прохода.

- Сюда! - сказал Гарри.

Они поместили его в нишу, где ранее стояли доспехи. Он не мог вынести, когда смотрел на Фреда дольше секунды, и убедившись в том, что тело хорошо спрятано, поспешил за Роном и Гермионой.

Малфой и Гойл исчезли, но в конце коридора, который был теперь полон пыли и падающей каменной кладки, он видел, как много людей сновали туда-сюда, но нельзя было разобрать, друзья это или враги.

Повернув за угол, Перси издав подобный быку рев:- Руквуд! - бежал в направлении высокого человека, который преследовал нескольких учеников.

- Гарри, сюда! - закричала Гермиона.

Она потянула Рона за гобелен. На одну сумасшедшую секунду Гарри показалось, что они там обнимаются, но потом он разглядел, что Гермиона пытается задержать Рона и не дать ему побежать за Перси.

Гермиона пробовала уговорить Рона не бежать за Перси.

- Слушай меня - СЛУШАЙ, РОН!

- Я хочу помочь - я хочу убить Пожирателей Смерти.

Его лицо было искажено пылью и дымом; он был охвачен гневом и горем.

- Рон, мы единственные, кто может покончить со всем этим! Пожалуйста, Рон, мы должны убить змею! - сказала она.

Но Гарри знал, что Рон чувствовал: уничтожение Крестража не могло утолить жажду мести; он хотел бороться, наказать людей, которые убили Фреда!!!

Он хотел найти других Уизли, удостовериться, что с ними все в порядке, особенно с Джинни, в чем он не был уверен.

- Мы боролись! - сказала Гермиона.

- Мы должны добраться до змеи! Мы единственные, кто может покончить с этим!

Гермиона плакала и вытирала лицо порванным, подпаленным рукавом. Вдохнув побольше воздуха, чтобы успокоить себя, поскольку, все еще держала напряженно Рона, она повернулась к Гарри.

- Ты должен узнать, где Волдеморт, потому что змея всегда с ним, не так ли? Сделай это!

Почему это было настолько просто? Потому что его шрам горел в течение многих часов, словно хотел показать ему мысли Волдеморта? Он закрыл глаза по ее команде, и сразу, крики и удары, и все звуки сражения утихали, пока не стали отдаленными, как если бы он стоял далеко, далеко от них...

Он стоял в середине пустынной, но странно знакомой комнаты с оборванными обоями на стенах и всех окнах, забитых за исключением одного. Звуки нападения на замок были приглушены и отдаленны. Единственное открытое окно показывало отдаленные вспышки света с того места, где стоял замок, но в самой комнате было темно за исключением уединенной керосиновой лампы. Он катал палочку между пальцами, наблюдая за этим, он думал о комнате в замке, Тайная комната, которую он когда-то находил, обнаружить ее сможет лишь умный, хитрый и любознательный... Он был уверен, что мальчик не найдет диадему.. .. хотя марионетка Дамблдора зашла намного дальше, чем он когда-либо ожидал ... слишком далеко...

- Мой Лорд... - сказал голос, отчаянный и сломанный. Он повернулся: это был Люциус Малфой, сидящий в самом темном углу, все еще имеющий следы наказания, которое он получил после последнего спасения мальчика. Один из его глаз оставался закрытым и опухшим.

- Мой Лорд ... пожалуйста... мой сын...

- Если ваш сын мертв, Люциус, это не моя ошибка... Он не пришел и не присоединился ко мне, как остальная часть Слизеринцев. Возможно, он решил оказать поддержку Гарри Поттеру?

- Нет, никогда... - шептал Малфой.

- Вы должны надеяться, нет.

- Разве Вы не боитесь, мой Лорд, что Поттер может умереть от чужой руки? - спросил Малфой, его голос колебался.

- Разве не было бы ... простите меня ... благоразумнее, остановить это сражение, войти в замок и искать его самостоятельно?

- Не симулируй, Люциус. Ты хочешь, чтобы сражение прекратилось, потому что сможешь узнать, что случилось с твоим сыном. Я не должен искать Поттера до наступления ночи. Поттер придет, чтобы найти меня. Волдеморт сосредоточил свой пристальный взгляд на палочке в его пальцах. Это беспокоило его ... те вещи, которые беспокоили Лорда Волдеморта должны были быть разрешены...

- Позови Снэйпа.

- Снэйпа, мой Лорд?

- Снэйпа. Сейчас же! Он нужен мне... Ступай..

Испуганный, следуя через мрак, Люциус покинул комнату. Волдеморт продолжал стоять там, вращая палочку между его пальцами и уставившись на это.

- Это единственный способ, Нагайна, - он шепнул и осмотрелся; в комнате была большая толстая змея, находящаяся в воздушном пространстве, защищала место, которое он сделал для нее - звездная, прозрачная сфера где-то между блестящей клеткой и резервуаром.

С удушьем Гарри отступал и открыл глаза одновременно, его уши атаковали крики и звуки боя.

- Он в Визжащей Хижине. Змея с ним, она имеет своего рода волшебную защиту вокруг себя. Он только что послал Люциса Малфоя, чтобы тот нашел Снейпа.

- Волдеморт сейчас в Визжащей Хижине? - сказала Гермиона, пораженная. Он не - он даже НЕ ДЕРЕТСЯ?

- Он не думает, что он должен драться, - сказал Гарри. Он думает, что я собираюсь идти к нему.

- Но почему?

- Он знает, что я приду за Крестражем - он держит Нагайну около себя.

- Очевидно, мне придется пойти к нему, чтобы добраться до змеи...

- Верно! - сказал Рон, распрямляя плечи. Значит, ты не можешь пойти, он только этого и хочет. Ты останешься здесь и позаботишься о Гермионе, а я пойду и достану его. Гарри приблизился к Рону.

- Вы оба оставайтесь здесь, я пойду под Плащом-Невидимкой, и я вернусь, как только я...

- Нет. - сказал Гермиона, больше смысла будет, если я возьму Плащ и ...

- Даже не думай об этом!- Рон рычал на нее.

Но едва Гермиона начала: "Рон, я вполне способна..." гобелен на вершине лестницы, на которой они стояли, откинулся, и...

- ПОТТЕР!

Два скрытых под маской Пожирателя Смерти стояли там, но не успели они поднять палочки, Гермиона закричала:

- Глиццео!

Лестница накренилась в скат и она, Гарри, и Рон, устремились вниз неспособные справиться с их скоростью, настолько быстро, что парализующие заклятия Пожирателей Смерти пролетели далеко над их головами. Они выкатились за гобелен у подножья лестницы и ударились о противоположную стену.

- Дуро! - выкрикнула Гермиона, направив палочку на гобелен, и за ним раздались два громких болезненных крика, когда ткань превратилась в каменную стену и преследующие их Пожиратели смерти врезались в нее.

- Назад! - закричал Рон, и они с Гарри и Гермионой спрятались за дверью, услышав шаги бегущих учеников, подгоняемых плюющейся профессором МакГонагалл. Казалось, она их не заметила, ее волосы растрепались, а на щеке была грязь. Когда она повернула за угол, они услышали ее крик:

-Заряжай!

- Гарри, ты должен надеть Плащ, - сказала Гермиона. Не думай о нас... Но он набросил его на всех трех. Они подросли, но он сомневался, что любой увидет их свободные ноги через пыль, которая забивала воздух. Они прошли следующую лестницу и оказывались в коридоре, полном дуэлянтов. Они спустились по следующей лестнице и обнаружили себя в коридоре, полном сражающихся. Портреты по обе стороны были полны фигур, выкрикивающих советы и подбадривающих, а Пожиратели Смерти, в масках и без, сражались с учителями и учениками. Дин добыл себе палочку и теперь сражался с Долоховым, Парвати - с Треверсом. Гарри, Рон и Гермиона мгновенно подняли палочки, готовые напасть, но дуэлятны двигались так быстро, что был велик риск задеть кого-то из друзей, если они бросят проклятия. Пока они стояли так, ожидая возможности напасть, раздался громкий крик "ВИИИИ!" и, подняв головы, они увидели, что над ними висит Пивз и обстреливает Пожирателей Смерти клубнями Снаргалафф, отчего головы у них порастали дрыгающимися зелеными ростками, похожими на червей.

- Аах!.

На голову Рону под мантией свалилась пригоршня ростков, вялые зеленые корни невероятным образом закачались в воздухе, пока Рон отчаянно пытался стряхнуть их.

Там кто-то невидимый! - кричал, обращаясь, скрытый под маской Пожиратель Смерти. Дин максимально использовал мгновенное отвлечение Пожирателя Смерти, проклял его парализующим заклинанием; Долохов попытался ответить, но Парвати попала в него Связывающими чарами.

-ПОЙДЕМ!- Гарри вопил, и он, Рон и Гермиона набросили Плащ, идя через середину бойцов, слегка скользили в скоплениях сока к вершине мраморной лестницы в вестибюль.

- Я Драко Малфой, я - Драко, я на вашей стороне! - он умолял замаскированного Пожирателя Смерти.

Гарри походя, оглушил Пожирателя. Малфой озирался по сторонам, сияющий, искал своего спасителя, и Рон ударил его кулаком из-под Плаща.

И Малфой упал навзничь поверх Пожирателя Смерти, совершенно пораженный, изо рта у него текла кровь.

- И это - второй раз, когда мы спасли твою жизнь сегодня вечером, двуличный ублюдок! - Рон вопил.

Было больше дуэлянтов на всем протяжении лестницы и в зале. Гарри заметил, Пожиратели Смерти были всюду: Яксли около передних дверей в бою с Флитвиком, скрытый под маской Пожиратель бился с Кингсли прямо около них.

Студенты бегали в каждом помещении; некоторые переносили раненных друзей и заботились о них. Гарри направил заклятие в Пожирателя; он промазал, но почти задел Невилла, который появился из ниоткуда, размахивая охапками ядовитой Тентакулы, которая радостно набросилась на ближайшего Пожирателя Смерти и впилась в него.

Гарри, Рон и Гермиона бросились вниз по мраморной лестнице. Под ногами у них хрустело стекло, а из песочных часов Слизерина, в которых учитывались баллы, сыпались изумруды прямо под ноги бегущим людям. С балкона упали два тела, и когда они достигли земли, серое пятно, которое Гарри принял за животное, бросилось к ним со всех четырех ног, чтобы вонзить зубы в упавшее тело. - НЕТ!- вопила Гермиона. С оглушительным взрывом от ее палочки Фенрир

Грейбэк был отброшен назад от еле шевелящегося тела Лаванды Браун. Он крушил мраморные перила и изо всех сил пытался добраться до ее ног. Тогда, с яркой белой вспышкой и трещиной, хрустальный шар упал на его голову, он рухнул на пол и не двигался.

-У меня есть больше! - кричала профессор Трелони из-за перил. Для любого, кто хочет...?! Здесь ...

И с движением, похожим на теннисную подачу, она поднимала другую огромную кристаллическую сферу из сумки, палочкой придала ему ускорение и отправила через весь зал, где он врезался в окно.

В тот же момент взрыв передних дверей, и огромное количество гигантских пауков направились в передний зал.

Крики террора заполняют воздух: бойцы рассеялись, Пожиратели Смерти и обитатели Хогвартса также. Красные и зеленые струи света летели в середину источника монстров, которые дрожали и поднимались, более ужасающе, чем когда-либо.

Как мы выйдем? - закричал Рон. Гарри и Гермиона не смогли ответить; вниз по лестнице гремя спускался Хагрид, размахивая его цветочным розовым зонтиком. Не пораньте их, не пораньте их!

-Хагрид, НЕТ!

Гарри забыл все остальное: он выбежал из-под плаща, уклонялся от проклятий, освещающих целый зал.

- Хагрид, вернись!

Но он не был даже на полпути к Хагриду, когда он увидел, что случилось: Хагрид исчез среди пауков. Со стремительным движением, грязным роящимся движением, они отступили под атакой заклятий. Хагрид был похоронен в их середине.

- Хагрид!

Гарри услышал свое имя, но это сейчас его не заботило: он бежал вниз...

А пауки роились далеко с их добычей, и он не мог видеть Хагрида вообще.

- Хагрид!

Казалось, ему удалось различить огромную руку, помахавшую ему из гущи паучьего роя, за которыми он гнался, но потом обзор заслонила гигантская нога, появившаяся из темноты, и земля затряслась. Он поднял глаза: перед ним стоял великан двадцати футов высотой, его голова была скрыта в темноте, видно было только волосатые, напоминающие дерево ноги, освещенные идущим из дверей замка светом. Одним быстрым жестким движением он разбил огромным кулаком одно из верхних окон, и на Гарри посыпался град осколков, заставляя его вернуться под прикрытие дверного проема.

-О боже...! - вопила Гермиона; она и Рон догнали Гарри и теперь пристально глядели вверх на гиганта.

-НЕ НАДО!- Рон кричал, хватая Гермиону за руку, потому что она подняла волшебную палочку. "Оглушите его, иначе он разрушит половину замка..."

-ХАГГЕР?

Из-за угла замка выглянул Грох ; только сейчас Гарри в действительности осознал, что Грох был не очень большим великаном. Жуткий монстр, который пытался ловить людей, поднял глаза и зарычал. Под ними задрожали каменные ступени, когда он направился к своему собрату поменьше, и Грох раззявил кривой рот, открывая желтые зубы размером с кирпич; и они набросились друг на друга с львиной жестокостью. - Бежим! - заревел Гарри. Ночь наполнилась жуткими криками и ударами, великаны дрались. Гарри схватил Гермиону за руку и потащил вниз по ступеням на улицу, Рон следовал за ними. Гарри не терял надежды найти и спасти Хагрида; он бежал так быстро, что они преодолели полпути до леса, прежде чем снова остановиться. Воздух стал ледяным, у Гарри перехватило дыхание. Во тьме двигались какие-то тени, сотканные из загустевшего мрака, двигались широкой волной к замку, их лица были скрыты капюшонами, они хрипели при вдохах.

Рон и Гермиона приблизились к нему, звуки борьбы позади них становились внезапно приглушенными, ослабленными - тишину могли принести лишь дементоры; и Фреда больше не было, и Хагрид наверняка погибает или уже погиб...

Давай, Гарри! - крикнула Гермиона издалека. Патронус, Гарри, давай! Он поднял палочку. Он чувствовал безнадежность: сколько еще умерло, о которых он не знал? Он чувствовал, как будто его душа наполовину покинула тело…

- ГАРРИ, давай! - орала Гермиона. Сто дементоров двигались, скользя к ним, высасывая, направлялись к нему, ближе к отчаянию Гарри, которое обещало им банкет...

Он видел, как серебряный терьер Рона врывается в воздух, мерцает слабо и исчезает; он видел завихрение выдры Гермионы, покружилось и тоже пропало, и его собственная палочка дрожала в его руке, он почти приветствовал приближение забвения, обещание ничего, никакого чувства...

И затем серебряный заяц, боров и лиса пролетели мимо Гарри, Рона и головы Гермионы: дементоры отступали перед напором существ.

Трое людей вынырнувшие из темноты, теперь стояли возле них, их протянутые палочки продолжали колдовать Патронуса: Луна, Эрни и Симус.

Отлично! - сказала Луна, ободряюще, как будто они вернулись в Выручай комнату, и это было просто практическое заклинание на занятиях О.Д.

- Все хорошо, Гарри ... давай, вспомни счастливый момент... что-нибудь счастливое? – сказал он сломанным голосом.

- Мы все - все еще здесь, - она шептала. Мы все еще боремся! Давай, сейчас....

Была серебряная искра, затем дрогнувший свет, следом, с огромным усилием, взрыв с конца палочки Гарри. Теперь дементоры рассеялись окончательно, и немедленно вернулась ночь. В ушах стояли громкие звуки сражения.

- Даже не знаю, как вас благодарить, – сказал Рон, поворачиваясь к Луне, Эрни и Симусу. Вы нас спасли.

Из тьмы над лесом появился с ревом другой великан, гораздо выше всех предыдущих, и от его поступи дрожала земля.

- Побежали! – снова крикнул Гарри, но другие не нуждались в команде; они все сорвались с места как раз вовремя, поскольку секунду спустя огромная нога опустилась как раз туда, где они стояли. Гарри оглянулся: Рон и Гермиона следовали за ним, а остальные трое, сражаясь, исчезли позади.

- Давайте уберемся подальше! - крикнул Рон, когда великан снова размахнулся, а его рычание разнеслось в ночи, освещаемой красными и зелеными вспышками.

- Дракучая Ива, - сказал Гарри. Идем!

Так или иначе он думал, что окружен стеной, все это было в его переполненном сознании, в которое теперь он не мог погрузиться: мысли о Фреде и Хагриде, и о мучениях всех людей, которых он любил, должны подождать, потому что они должны были бежать, должны были добраться до змеи и Волдеморта, потому что это был, как говорила Гермиона, единственный способ покончить со всем этим…

Он бежал, веря, что он мог обогнать смерть, игнорируя струи света, летящие в темноте вокруг него, и звук озера, плещущегося как море, и скрипение Запретного Леса, хотя ночь была безветренна; он бежал быстрее, чем он когда-либо бежал в его жизни. Он увидел большое дерево, Ива, с подобными кнуту, хлестающими ветвями, которая скрывала тайну в своих корнях.

Задыхаясь, Гарри замедлился, окаймляя сильно бьющие ветви Ивы, глядя через темноту на ее ствол, пытаясь найти единственный узел в коре старого дерева, что парализует его.

Рона и Гермиону схватили, , настолько запыхавшаяся, что она не могла сказать ни слова.

- Как мы войдем? - задыхался Рон. - Я вижу место… если бы у нас были крюкостержни…

- Крюкостержни? – хрипела Гермиона, сгибаясь пополам и задыхаясь. Ты волшебник, или нет?

- О, верно, да…, - Рон озирался, затем направил его палочку на прут, лежащий на земле, и сказал «Вингардиум Левиоса!». Прут взлетел с земли, как будто пойманный порывом ветра, летел к стволу через зловеще колеблющиеся ветви Ивы. Прут тыкал в месте около корней, и дерево мгновенно стало корчиться.

- Прекрасно! – задыхалась Гермиона.

- Ждите.

В течение секунды, в то время как звуки битвы заполнили воздух, Гарри колебался...

Волдеморт хотел, чтобы он сделал это, хотел, чтобы он пришел... Он вел Рона и Гермиону в западню? Но действительность, казалось, закрывалась от него, жестокая и простая: единственный путь вперед заключался в том, чтобы убить змею, и змея была там, где был Волдеморт, а он был в конце этого туннеля...

- Гарри, мы идем, пошли туда! - сказал Рон, толкая его вперед.

Гарри извивался в земляном проходе, скрытом в корнях дерева. Это было намного труднее - сжиматься, чем когда это было в последний раз.

Потолок в тоннеле был низким. Четыре года назад им пришлось идти согнувшись, теперь же они могли только ползти на четвереньках.

Гарри продвигался первым, его освещенная палочка ожидала в любой момент встретить преграды, но таких не оказалось. Они двигались тихо, пристальный взгляд Гарри был устремлен на дрожащий луч палочки, сжатой в его кулаке.

Наконец, туннель начал расширяться, и Гарри видел щелочку света впереди. Гермиона потянула его за ногу

Плащ! - шептала Гермиона. Надень Плащ!

Он нащупывал позади него, и она положила связку скользкой ткани в его свободную руку. С трудностью он потянул ее к себе.

- Нокс - погасил он свет палочки, продвигал его руки и колени, настолько тихо насколько возможно.

Его чувства были напряжены: ожидание каждую секунду быть обнаруженным, услышать холодный ясный голос, увидеть вспышку зеленого света.

И затем он услышал голоса, доносящиеся из комнаты прямо перед ними, только немного приглушенные старой корзиной, которая блокировала отверстие в конце туннеля.

Едва смея дышать, Гарри продвигался и глядел через крошечный промежуток между корзиной и стеной. Комната была смутно освещена, но он мог видеть Нагайну, сворачивающуюся кольцами и кружащую словно под водой в ее заколдованной, сверкающей сфере, которая плавала не поддержанной в воздушном пространстве. Он мог видеть край стола, и часть белой руки с длинными пальцами, играющей с палочкой.

Когда Снэйп заговорил, сердце Гарри подпрыгнуло: Снэйп находился всего в нескольких дюймах от того места, где он сидел, скрытый.

... Мой Лорд, их сопротивление слабеет -

- и это делается без вашей помощи, - сказал Волдеморт его высоким, ясным голосом. Ты квалифицированный волшебник, Северус, я не думаю, что ты сейчас многое сможешь изменить… Мы - почти там ... почти.

- Позвольте мне найти мальчишку. Позвольте мне притащить Вам Поттера. Я знаю, что я могу найти его, мой Лорд. Пожалуйста.

Снэйп шагал мимо отверстия, и Гарри отодвигался немного, не сводя глаз с Нагайны, задаваясь вопросом, есть ли какое нибудь заклятие, которое смогло бы проникнуть через защиту, окружающую ее, но он не мог ни о чем думать...

Одна неудавшаяся попытка, и он потерял бы свое положение...

Волдеморт встал. Гарри мог видеть его теперь, видеть красные глаза, сглаженное, змеиное лицо, бледность такова, что он немного мерцал в сумраке.

- У меня есть проблема, Северус, - сказал Волдеморт мягко.

- Мой Лорд? - сказал Снэйп.

Волдеморт поднял Старейшую Палочку, держа ее так изящно, точно жезл проводника.

- Почему она не работает, Северус?

В тишине Гарри показалось, что он услышал змею, шипящую немного, потому что она наматывалась и разматывалась - или это был свистящий вздох Волдеморта, задерживающийся в пространстве?

- Мой - мой Лорд? - сказал Снэйп безучастно. Я не понимаю. Вы - Вы выполняли экстраординарное волшебство этой палочкой.

- Нет, - сказал Волдеморт.

-Я выполнял мое обычное волшебство. Я экстраординарен, но эта палочка ... нет.

- Она не показала волшебство, которое обещала. Я не чувствую никакого различия между этой палочкой и палочкой Оливандера, которой я владел все эти годы…

Волдеморт спокойно размышлял, но шрам Гарри начал пульсировать и пульсировать: боль стояла в его лбу, и он чувствовал, что ей управляет ярость, охватившая Волдеморта.

- Никакой разницы, - сказал Волдеморт снова.

Снэйп не говорил. Гарри не мог видеть его лица. Он задавался вопросом, ощущал ли Снэйп тревогу, пробовал ли найти правильные слова, чтобы убедить своего хозяина.

Волдеморт начал двигаться по комнате: Гарри терял из виду его на протяжении многих секунд, потому что он бродил, говоря тем же взвешенным голосом, в то время как боль и ярость усилились в Гарри.

- Я думал серьезно и долго, Северус ...Ты знаешь, почему я вернул тебя с поля боя?

И на мгновение Гарри увидел профиль Снэйпа. Его глаза уставились на намотки змеи в ее заколдованной клетке.

- Нет, мой Лорд, но я прошу Вас, позволить мне вернуться. Позвольте мне найти Поттера.

- Ты походишь на Люциуса. Ни один из вас не понимает Поттера, как я. Его не надо искать. Поттер придет ко мне. Я знаю его слабость, его большой недостаток. Он не хочет видеть жертвы вокруг себя, зная, что это случается из-за него. Он захочет остановить это любой ценой. Он придет.

- Но мой Лорд, он может быть убит случайно кем-то другим…-

- Мои инструкции Пожирателям Смерти были совершенно ясными. Схватить Поттера. Убить как можно больше его друзей, чем больше, тем лучше - но не убивать его.

- Но я хотел поговорить о тебе самом, Северус - не о Гарри Поттере. Ты был очень полезен. Очень полезен. ..

- Мой Лорд знает, что я жажду служить только ему. Но – позвольте мне уйти и найти мальчишку, мой Лорд. Позвольте мне притащить его к Вам. Я знаю, что я могу-

- Я сказал тебе, нет! - ответил Волдеморт, и Гарри поймал свет его красных глаз, поскольку он повернулся снова, размахивание его плаща походило на скольжение змеи, и он чувствовал нетерпение Волдеморта в своем горящем шраме.

- Меня заботит то, Северус, что случится, когда я наконец встречу мальчишку!

-Мой Лорд, без сомнений, конечно…?

- .. сомнение есть, Северус. Есть.

Волдеморт остановился, и Гарри мог видеть его снова, он двигал Старейшую Палочку по его белым пальцам, уставившись на Снэйпа.

- Почему обе палочки, которые я использовал, потерпели неудачу, когда я направил их на Поттера?

- Я - я не могу ответить на этот вопрос, - мой Лорд.

- Не можешь???

Волна его ярости шипами пронзила голову Гарри; он прикусил себе руку, чтобы не закричать от боли; он закрыл глаза, и внезапно стал Волдемортом, глядящим на бледное лицо Снейпа.

- Моя тисовая палочка сделала все, что я просил, Северус, кроме просьбы убить Гарри Поттера. Дважды это не удалось. Олливандер сказал мне под пыткой, взять чью - либо палочку. Я так и сделал, но палочка Люциуса, была разрушена при встрече с Поттером.

- Я-я не могу объяснить…, - мой Лорд.

Снэйп теперь не глядел на Волдеморта. Его темные глаза все еще смотрели на намотки змеи в защитной сфере.

- Я искал третью палочку, Северус. Старейшая Палочка, Палочка Судьбы, Смертельная Палочка. Я взял ее у предыдущего владельца. Я взял ее из могилы Альбуса Дамблдора.

Теперь Снейп смотрел на Волдеморта, и его лицо напоминало посмертную маску. Оно было мраморно-белым и таким неестественно неподвижным, что странно было, что эти слова говорит живой человек.

- Мой Лорд, - позвольте мне пойти к мальчишке –

- Всю эту долгую ночь, когда я на грани победы, я сидел здесь, - сказал Волдеморт. Его голос был громче, чем шепот.

- ... гадая, гадая, почему же Старейшая палочка отказывает стать тем, чем должна, делать то, что, как гласит легенда, она должна делать в руках законного хозяина... и, думаю, я нашел ответ.

Снэйп молчал.

Может быть, ты уже знаешь его? Ты - умный человек, в конце концов, Северус. Ты был хорошим и преданным служащим, и я сожалею о том, что должно случиться.

-Мой Лорд…

- Старейшая Палочка не может служить мне должным образом, Северус, потому что я не ее истинный хозяин. Старейшая Палочка принадлежит волшебнику, который убил ее последнего владельца. Ты убил Альбуса Дамблдора. Пока ты живешь, Северус, Старейшая Палочка не может быть моей.

- Мой Лорд! - Снэйп протестовал, поднимая палочку.

- Это единственный путь, - сказал Волдеморт. Я должен подчинить себе палочку, Северус. Если она станет моей, я наконец справлюсь с Поттером.

И Волдеморт сильно рассек воздух Старейшей Палочкой.

Это не сделало ничего Снэйпу, которому на доли секунды показалось, что Лорд передумал: но тогда намерение Волдеморта стало ясным.

Клетка змеи плыла по воздуху, и прежде, чем Снэйп смог сделать что-то большее, чем завопить, Волдеморт сказал на змеином языке.

- Убить.

Был ужасный крик. Гарри видел, что лицо Снэйпа побелело, его подбитые глаза расширились, потому что клыки змеи проникли в его шею. Он был не в состоянии отодвинуть заколдованную клетку от себя, поскольку его колени подкосились, и он упал к полу.

- Я сожалею об этом, - сказал Волдеморт холодно. Он отвернулся; в нем не было никакой печали, никакого расскаяния.

Пришло время оставить эту лачугу и использовать палочку, которая теперь исполнила бы его любое желание. Он указал на звездную клетку, держа змею, дрейфующую вверх от Снейпа, который упал боком на пол; кровь лилась из его ран на шее.

Волдеморт несся из комнаты, не взглянув назад, большая змея двигалась за ним в ее огромной защитной сфере. В туннеле Гарри открыл глаза; Он тянул кровь, льющуюся из укусанных суставов, в усилии не выкрикнуть. Теперь он просматривал крошечную щель между корзиной и стеной, наблюдая за ногой в черном ботинке, дрожащем на полу.

Гарри! - сказала Гермиона позади него, но он уже направил палочку на корзину, блокирующую видимость. Она поднялась на дюйм в воздух и дрейфовала боком. Он как можно спокойнее протиснулся в комнату.

Он не знал, почему он делал это, почему он приближался к умирающему человеку: он не знал то, что он чувствовал, когда видел бледное лицо Снэйпа, который пытался зажать пальцами раны на шее.

Гарри снял Плащ-Невидимку и смотрел вниз на человека, которого он ненавидел, чьи расширенные подбитые глаза нашел Гарри, он хотел что-то сказать.

Гарри склонился над ним, и Снэйп схватил его за одежду и подтянул поближе.

Ужасный хрип, булькающий шум доносился из горла Снэйпа.

- Возьми ... это... Возьми ... это ...

Что-то еще кроме крови просачивалось из Снэйпа.

Ни газ, ни жидкость серебристо-синего цвета. Это лилось из его рта, из его ушей и глаз; Гарри знал что это было, но не знал что делать - фляга…, наколдованная из воздуха Гермионой, толкалась в его руку… Гарри, используя палочку, наполнял флягу серебристой субстанцией.

Когда фляжка наполнилась до краев, Снэйп выглядел опустошенным, как будто в нем больше не осталось крови; его хватка ослабла.

- Взгляни ... на .... меня ..., - он шептал.

Зеленые глаза нашли черные, через секунду, что-то в темных глубинах глаз, казалось, исчезало, оставляя их застывшими и пустыми. Рука, державшая Гарри, упала на пол.

Снэйп больше не двигался.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl