Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 31. Битва за Хогвартс.

Чарующий темный потолок большого зала был усыпан звездами, под ним стояли четыре длинных факультетских стола с взъерошенными студентами, некоторые в дорожных плащах, другие в мантиях.. Здесь и там светили жемчужино-белые фигуры школьных приведений. Каждый взгляд, живой или мертвый был заострен на профессоре Макгонаголл, которая говорила с трибуны большого зала. За ней стояли оставшиеся учителя, включая кентавра с белой гривой, Фриенза, и членов Ордена Феникса, которые прибыли чтобы сражаться.

- … эвакуация будет под руководством Мистера Филча и Мадам Помфри. Перфекты, по моему приказу, вы соберете ваш факультет и по очереди отведете ваших подопечных в эвакуационный пункт. Многие студенты выглядели окаменевшими. Однако, когда Гарри прошел вдоль стены рассматривая Гриффиндорский стол в поисках Рона и Гермионы, Эрни Макмиллан встал из-за стола Хаффлпафф и закричал:

- А что если мы хотим остаться и сражаться? Послышались редкие хлопки.

- Если вы совершеннолетние, можете остаться. – сказала профессор Макгонаголл.

- Как насчет наших вещей? – вызвалась девочка за столом Рэйвенкло. – Наши чемоданы, наши совы?

- У нас нет времени собирать вещи. – сказала профессор Макгонаголл. – Сейчас важно выбраться от сюда в безопасности.

- Где профессор Снейп? – крикнула девочка из-за стола Слизерина.

- Он, популярно выражаясь, смылся – ответила профессор Макгонаголл и взрыв аплодисментов донесся со столов Гриффиндора, Хаффлпаффа и Рэйвенкло.

Гарри продвигался пол Залу вдоль стола Гриффиндора, все еще высматривая Рона и Гермиону Когда он проходил мимо, лица поворачивались в его строну и сильный шум шепота врезался в его сознание..

- Мы уже установили защиту вокруг Замка, - продолжала профессор Макгонаголл, - но вам не рекомендуется оставаться здесь надолго, пока мы не усилим ее. Поэтому, я должна просить вас передвигаться быстро и спокойно, и следовать за вашими перфектами.

Но ее последние слова утонули из-за другого голоса эхом пронесшемся через весь зал. Он был высоким, отчетливым и хладнокровным. Было неясно откуда он шел. Казалось он исходил из самих стен. Он командовал, как чудовище, которое должно быть дремало веками.

- Я знаю, что вы готовитесь сражаться. –послышался крики среди студентов, которые хватали друг друга и в ужасе оглядывались по сторонам в поисках источника звука. – Ваши старания бесполезны. Вы не можете бороться со мной. Я не хочу убивать вас. Я очень уважаю преподавателей Хогвартса. Я не хочу проливать магическую кровь.

Сейчас в зале царила тишина, такая тишина, которая сдавливает барабанные перепонки, которая кажется слишком большой, чтобы быть в стенах.

- Отдайте, мне Гарри Поттера, - сказал голос Волдеморта, - и их никто не побеспокоит. Отдайте мне Гарри Поттера и я покину школу никого не тронув. Отдайте мне Гарри Поттера и вы будите вознаграждены.

- У вас есть время до полуночи.

Тишина поглотила их всех. И казалось каждая повернутая голова, каждый взгляд искал Гарри, чтобы навсегда схватить его в свете тысячи невидимых лучей. Затем из-за стола Слизерина поднялась фигура, в которой Гарри узнал Пенсии Паркинсон, она подняла дорожащую руку и закричала,

- Но он здесь! Поттер здесь! Кто-нибудь схватите го!

До того как Гарри смог заговорить, произошло массовое движение. Гриффиндорцы позади него встали смотря не на Гарри, а на Слизеринцев. Потом встали Хаффлпаффцы, и почти в тот же момент поднялись студенты Равенкло, все они стояли спиной к Гарри, все смотрели на Пенсии, и Гарри был ошеломлен, охвачен благоговением, видя их возникающие отовсюду палочки, взятые из плащей или рукавов.

- Спасибо вам, Мисс Паркинсон, сказала профессор Макгонаголл сорвавшимся голосом . – Вы уйдете первая с Мистером Филчем. Если остальная часть вашего факультета последует за вами.

Гарри слышал скрип скамей, и шум Слизеринцев переходящих на другую часть зала.

- Студенты Равенкло, вы следующие! - крикнула профессор Макгонаголл.

Четыре стола медленно пустели. Стол Слизерина был полностью пустой, но некоторые из старших студентов Равенкло остались сидеть, пока их товарищи по одному уходили, еще больше Хаффлпаффцев осталось сзади, и половина Гриффиндора сидела на местах, вынуждая профессора Макгонаголл сойти с преподавательской трибуны, расталкивая на своем пути несовершеннолетних.

- Даже не думай, Криви, иди! И ты, Пикс!

Гарри поспешил к семье Уизли, все из которых сидели за столом Гриффиндора.

- Где Рон и Геримиона?

- Ты их не нашел? – начал Мистер Уизли, он выглядел встревоженным.

Но его оборвали прервали, так как Кингсли прошел вперед на трибуну, обращаясь к тем, кто остался.

- У нас есть только половина получаса до полуночи, поэтому нам нужно девствовать быстро. План действий был согласован с учителями Хогвартса и Орденом Феникса. Профессора Флитвик, Спраут, Макгонаголл будут собирать группы борцов на вверху трех башен: Рэйвенкло, Астрономической и башне Гриффиндора., где будет хороший обзор, отличные позиции, откуда можно стрелять заклинаниями. Тем временем, Ремус, - он указал на Люпина. – Артур, - обратился он к Мистеру Уизли, сидящему за Гриффиндорским столом. – и я будем вести группы на земле. Нам нужен кто-то, кто будет проводить защиту входов и коридоров школы.

- Звучит, как работа для нас, - вызываясь сказал Фред, указывая на себя и Джорджа, и Кингсли одобрительно кивнул.

- Так, хорошо, командиры встаньте здесь и мы разделимся на группы.

- Поттер, - сказала профессор Макгонаголл, спеша к нему, когда студенты заполнили трибуну, толкаясь на месте и получая инструкции, - Разве вы не должны искать кое-что?

- Что? Ох, - сказал Гарри, - ах, да!

Он почти забыл про крестраж, почти забыл, что схватка началась и он мог начать поиски. Непонятное отсутствие Рона и Гермионы мгновенно прогнали другие мысли из его сознания.

- Тогда идите, Поттер, идите!

- Правильно, да..

Он чувствовал не себе провожающие его взгляды, когда он выбежал из Большого Зала в холл, все еще переполненный спасающимися студентами. Он позволил себе снестись с ними по мраморной лестнице, но наверху он устремился через пустой коридор. Страх и паника затуманивали его мыслительный процесс. Он пытался успокоиться, сконцентрироваться на поиске крестража, но его мысли безумно и тщетно гудели, как осы загнанные в стекло. Без помощи Рона и Гермионы он не мог управлять своими идеями. Он снизил темп, останавливаясь на полпути в коридоре, где он сел на постамент былой статуи и вытащил Карту Мародеров из мешка на своей шеи. Он нигде не видел имен Рона и Гермионы, хотя густая толпа точек направляющихся к Нужной Комнате могла, как он думал, скрыть их. Он отложил карту, сжимая руками лицо, и закрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться.

Волдеморт думал, что я пойду в башню Рэйвенкло. Вот то место, с которого нужно было начинать. Волдеморт поселил Алеко Кэрроу в общей комнате Ревенклоу, и это было единственным объяснением тому, почему он так боялся, что Гарри уже знает, что Крестраж связан с этим Факультетом.

И единственной вещью, с которой ассоциировался Рейвенклоу, была утерянная диадема… но как Крестраж мог стать диадемой? Как могло случиться, чтобы Волдеморт, ученик Слизерина, нашел диадему, которая на протяжении уже многих поколений учеников Ревенклоу считалось давно утерянным сокровищем? Кто рассказал ему, где её искать, если никто среди живущих никогда её даже не видел?

Гарри открыл глаза, спрыгнул с постамента и отправился обратно, откуда пришел, в погоне за своей последней надеждой. Пока он приближался к мраморным лестницам, гул голосов сотен людей, идущих в Комнате Требований становился все громче и громче. Старосты выкрикивали инструкции, пытаясь разделить учеников по факультетам, вокруг все кричали и толкались. Гарри увидел Захариуса Смита, который, расталкивая первокурсников локтями, расчищая себе дорогу к голове очереди. Тут и там плакали студенты младших курсов, те, кто постарше отчаянно звали друзей и братьев и сестер. В поле зрения Гарри попала полупрозрачная белесая фигура, медленно проплывающая через двери холла внизу, и позвал так громко, как только мог, пытаясь перекричать гул толпы:

- Ник! Ник! Мне нужно с тобой поговорить!

Он с трудом прокладывал себе путь сквозь плотные ряды студентов, и вскоре достиг нижнего пролета лестницы, где его ожидал Почти Безголовый Ник, приведение Башни Гриффиндор.

- Гарри! Здравствуй, мой милый мальчик!

Ник схватил Гарри за руки, и тот почувствовал себя так, будто опустил руки в бочку с ледяной водой.

- Ник, мне нужна твоя помощь. Кто приведение башни Равенкло?

По выражению лица Почти Безголового Ника было видно, что он удивился и немного обиделся.

- Серая Дама, конечно; но только если услуга, о которой ты пытаешься её попросить носит духовный характер…

- Уверен, она сможет мне помочь. Ты не знаешь, где она?

- Сейчас посмотрим…

Голова Ника слегка покачнулась, когда он начал вытягиваться и сужаться, пролетая между все так же толпившимися студентами.

- Она здесь, Гарри, молодая девушка с длинными волосами.

Гарри посмотрел в направлении, указанном Ником и увидел, как высокое приведение, увидев, что он на неё смотрит, удивленно подняла брови и улетела, скрывшись за каменной стеной.

Гарри побежал за ней. Ворвавшись через дверь в коридор, куда скрылось приведение, он увидел его в конце длинного перехода, медленно и плавно скользившим в противоположном от него направлении.

- Эй, погодите! Вернитесь!

Женщина-призрак остановилось, медленно покачиваясь в нескольких дюймах от пола. Гарри подумал про себя, что она очень красивая: стройная талия, длинные волосы и мантии почти до самого пола, правда, вела она себя слишком высокомерно и надменно. Присмотревшись к приведению получше, он вспомнил, что несколько раз встречался с ним в коридорах замка, но никогда не заговаривал.

- Вы Серая Дама?

Она кивнула, но ничего не сказала.

- Вы призрак Башни Равенкло?

- Правильно, - ободряюще кивнула Серая Дама.

- Пожалуйста, мне нужна помощь. Мне нужно кое-что узнать об утерянной диадеме. На её губах появилась холодная улыбка.

- Боюсь, - сказала она, поворачиваясь, чтобы улететь, - я не смогу тебе помочь.

-ПОДОЖДИТЕ!

Он не хотел кричать, но возмущение и паника заливались по телу. Он посмотрел на часы, когда она парила над ним. Было четверть двенадцатого.

- Это срочно, - отчаянно воскликнул он. – Если диадема в Хогвартсе, я должен найти её, быстро.

- Ты едва ли первый студент, который хочет получить диадему, - презрительно ответила она. – Поколениями студенты дразнили меня…

- Это не для того, чтобы получить хорошие оценки, - закричал на неё Гарри. – Это для Ворлдеморта…чтобы уничтожить Волдеморта…или… Вас это не волнует?

Она не могла покраснеть, но её щёки стали менее прозрачными, её голос напрягся, когда она ответила: - Конечно, я…Как ты смеешь так говорить…?

- Хорошо, тогда помогите мне!Её уверенность пошатнулась.- Это…это…не проблема, - запнулась она. – Диадема принадлежит моей матери…

- Вашей матери?

Она выглядела рассерженной на саму себя.

- Когда я была жива, - натянуто произнесла она, - Меня звали Хелена Равенкло.

- Вы – её дочь? Но тогда Вы должны знать, что случилось.

- Диадема дарует мудрость, - сказала она, делая над собой усилие, чтобы собраться. – Но я сомневаюсь, что она увеличит твои шансы победить волшебника, называющего себя Лордом…

- Я не собираюсь носить её! – В отчаянии воскликнул Гарри. – Нет времени для объяснений, но если Вас волнует судьба Хогвартса, если Вы хотите знать, что Волдеморт побеждён, Вы должны мне рассказать что-нибудь о диадеме!

Она всё ещё порхала в воздухе, и безнадёжность охватила Гарри. Конечно, если бы она знала что-нибудь, она бы сказала Флитвику или Дамблдору, который, конечно, просил её об этом же. Гарри покачал головой и почти отвернулся, когда она заговорила низким голосом.- Я украла диадему у матери…

- Вы…Вы что сделали?

- Я украла диадему, - шёпотом повторила Хелена Равенкло. – Я хотела стать умнее, известнее, чем моя мать. И я убежала с диадемой.

Гарри не знал почему она доверилась ему и не спрашивал, он просто продолжал слушать её рассказ.

- Говорят, моя мать не признавала пропажу диадемы, но притворилась, что диадема всё ещё у неё. Она скрыла её утрату, моё отвратительное предательство даже от остальных основателей Хогвартса. Потом моя мать заболела – смертельно заболела. Несмотря на мое вероломство, она отчаянно пыталась найти меня еще некоторое время. Она отправила мужчину, долгое время любившего меня, но чьи ухаживания я отвергала, найти меня. Она знала, что он и не передохнёт, пока не сделает этого.

Гарри ждал. Она глубоко вздохнула и качнула головой.

- Он нашёл меня в лесу, где я пряталась. Когда я отказалась вернуться с ним, он применил силу. Барон всегда был вспыльчивым человеком. Разъярённый моим отказом, ревнуя мою свободу, он ударил меня.

- Барон? Вы хотите сказать…?

- Кровавый Барон, да, - подтвердила Серая Дама и отбросила в сторону свой плащ, чтобы показать единственную рану на своей белой груди. – Когда он увидел, что он сделал, его захватило раскаяние. Он взял оружие, отобравшее жизнь у меня, чтобы убить себя. Столетия спустя, он носит цепи в знак раскаяния,…как и должен, - горько добавила она.

- А…а диадема?- Она осталась там, где я спрятала её, когда услышала приближение Барона. Она спрятана в полом дереве.

- Полое дерево? – повторил Гарри. – Какое дерево? Где это было?

- В лесах Албании. Это одинокое место, как я думала, было вне досягаемости моей матери.

- Албания, - повторил Гарри.

У него появилось чувство замешательства, он теперь понял, почему она отвергла Дамблдора и Флитвика. – Вы рассказывали эту историю кому-то, не правда ли? Другому студенту?

Она закрыла глаза и кивнула.- У меня…и в мыслях не было… Он был так учтив. Казалось, что он понял…он симпатизировал…Да, подумал Гарри. Том Риддл конечно понял бы желание Хелены Рэйвенкло обладать невероятным сокровищем, на которое она имела хоть немного прав.

- Ну, Вы не были первым человеком, которого очаровал Риддл, - пробормотал Гарри. – Он был очаровательным, когда хотел…

Так, Волдеморт сумел, подлизавшись, выведать местонахождение диадемы у Серой Дамы. Он отправился к тому лесу и забрал диадему из тайника, возможно сразу после окончания Хогвартса, даже, прежде, чем он начал работать у Боргина и Беркса.

И мог ли быть тот отдалённый албанский лес превосходным укрытием позднее, когда Водеморту было необходимо спокойное место, чтобы ждать долгих десять лет?

Но диадема, как только она стала Крестражем, не осталась в том непритязательном дереве… Нет, диадема тайно была возвращена на своё истинное место, И Волдеморт, должно быть спрятал её…- …та ночь, когда он просил о работе! – произнёс Гарри, заканчивая свою мысль вслух.

- Прошу прощения?

- Он спрятал диадему в замке в ночь, когда просил Дамблдора принять его преподавателем! – воскликнул Гарри. Высказав это вслух, Гарри понял смысл всего. – Он, скорее всего, спрятал диадему по дороге или на обратном пути от кабинета Дамблдора! Но, он правильно предпринял попытку получить работу – тогда бы у него была возможность добраться также и до меча Гриффиндора…спасибо, благодарю Вас!

Гарри оставил её совершенно изумлённой плавать в воздухе. Когда он побежал в вестибюль, он посмотрел на часы. Без пяти минут полночь, и хотя он теперь знал, что было последним Крестражем, он не стал ближе к его обнаружению…Поколения студентов были не в состоянии найти диадему; Значит, скорее всего, она не в башне Равенкло – тогда, где? Какое тайное место было у Тома Реддла в Хогвартсе, которое, он верил, останется скрытым от всех навсегда?

Теряясь в отчаянных предположениях, Гарри сделал всего лишь несколько шагов вниз по коридору, когда с оглушительным треском сломалось окно слева от него. Когда он отпрыгнул в сторону, огромное тело ввалилось через окно и ударилось о противоположную стену.

Что-то пушистое отделилось от тела и бросилось прямо к Гарри.

- Хагрид! – заревел Гарри, отбиваясь от Клыка, когда огромная фигура ползла к его ногам. – Что…?

- Гарри э здесь! Э здесь!

Хагрид наклонился вниз, быстро, но сильно обнял Гарри, и отбежал к разрушенному окну:

- Хороший мальчик, Грохх! – прокричал он через отверстие в окне. – Я это, через секунду буду, хороший мальчик!

Позади Хагрида, во тьме ночи, Гарри увидел отдалённые всполохи света и услышал жуткий причитающий крик. Он посмотрел на часы: была полночь. Битва началась.

Чтоб мне провалиться, Гарри, - одышливо сказал Хагрид, - это оно, да? Время битвы?

- Хагрид, откуда ты появился?

- Услышал о Сам-Знаешь-Ком из своей пещеры. - сурово произнёс Хагрид. - Земля слухами полнится, не так ли? Вот пытался добраться к тебе до полночи, Поттер. Знал, что ты должен быть здесь, и что это произойдёт. Выходи, Клык!.. Мы пришли, чтобы присоединиться к тебе, Гарри, я и Грохх и Клык. Мы прокладывали путь по границе леса, Грохх нёс нас, Клыка и меня. Сказал ему, чтобы доставил меня в замок, вот он и впихнул меня через окно, слава ему. Не то, что я хотел, конечно, но... А где Рон и Гермиона?

- Это, - ответил Гарри, - хороший вопрос. Пойдём. Они вместе заспешили по корридору, Клык вприпрыжку бежал за ними.Гарри слышал движение в коридорах вокруг: звуки быстрых шагов, крики; через окна он видел ещё большее количество вспышек света на тёмной земле.

- Куда мы идём? - выдохнул Хагрид, ступая за Гарри след в след и заставляя половицы трястись.

- На самом деле, я не знаю. - сказал Гарри, делая наугад ещё один поворот. - Но Рон и Гермиона должны быть где-то здесь...

Первые жертвы битвы уже были разбросаны вокруг: Две каменные горгульи, которые обычно охраняли вход в учительскую, были разбиты заклятием,которое испарилось через очередное разбитое окно. Их останки слабо шевелились на полу, и когда Гарри приблизился к одной из отделённых от тела голов, она слабо простонала:

- О, не надо меня... Я буду тихо лежать здесь и осыпаться.

Её уродливое каменное лицо внезапно заставило Гарри вспомнить о мраморном бюсте Равены Равенкло в доме Ксенофилиуса, носившей столь нелепый головной убор - а затем о статуе в Башне Равенкло, с каменной диадемой на белых кудрях.

И, только он дошёл до конца коридора, к нему вернулось воспоминание от третьей каменной фигуре, изображающей уродливого старого волшебника, на голову которого Гарри собственноручно воодрузил парик и покосившуюся старую шляпу. Шок пронзил Гарри с жаром огневиски, и он едва не споткнулся.

По крайней мере, он знал, где его дожидался Крестраж.

Том Риддл, который никогда не полагался ни на кого и действовал в одиночку, должно быть, был весьма высокомерным, полагая, что он, и только он проник в самые глубокие тайны Замка Хогвартс. Конечно, Дамблдор и Флитвик, эти образцовые ученики, никогда не заглядывали в это место, но он, Гарри, часто сбивался с протоптанного следа в школьные годы - по крайней мере, он, равно как и Волдеморт, знал о тайном месте, которое Дамблдор никогда не обнаружил бы. Его отвлекла Профессор Спраут, которая с шумом шла позади, с Невиллом и ещё дюжиной других студентов, одетых в наушники и держа в руках нечто, при ближайшем рассмотрении оказавшееся цветочными горшками.

- Мандрагора! - на бегу крикнул он над головой Гарри. - Хотим выставить её на стены - им это не понравится!

Теперь Гарри знал куда идти, Он ускорился, Хагрид и Клык галопом неслись за ним. Они проходили портрет за портретом, и нарисованные фигуры перемещались около них, волшебники и ведьмы в платьях с оборками и брюках, в доспехах и мантиях толпились в чужих рамках и выкрикивали новости из других частей замка. Когда они дошли до конца этого коридора, весь замок затрясся, и, Гарри понял, когда гигантскую вазу сдуло с постамента со взрывной силой, что это заклятье по силе было более страшным, чем таковые учителей Ордена.

- Всё хорошо, Клык... всё хорошо! - прокричал Хагрид, но огромный пёс, как и фарфоровые столовые приборы, шрапнелью понёсся по воздуху, и Гарри погнался за испуганным Клыком, оставляя Гарри одного.

Он прокладывал путь по трясущимся коридорам, с палочкой наготове, и, по всей длине коридора нарисованный рыцарь маленького роста, сэр Кардиган, передвигался за ним от карртине к картине, лязгая доспехами и воодушевлённо крича, с маленьким пони, который галопом скакал за ним.

- Хвастуны и негодяи, собаки и негодяи, здавайтесь, Гарри Поттер видит вас насквозь!

Гарри добежал до угла и увидел Фреда и небольшую цепочку студентов, включая Ли Джордана и Ханну Эббот, стоящих у другого пустого постамента, статуя на котором ранее скрывала секретный проход. Их палочки были подняты, и они прислушивались к открывшемуся отверстию.

- Хорошая ночка для этого! - закричал Фред, когда замок вновь затрясся, и Гарри побежал дальше, ликующий и испуганный одновременно. В другом коридоре повсюду были совы, и миссис Норрис шипела и пыталась оцарапать их когтями, несомненно, для того, чтобы вернуть в предназначенное им место.

- Поттер!

Аберфорт Дамблдор, стоял, блокируя коридор впереди, с палочкой наготове.

- Сотни детей прошли через ход в моём пабе, Поттер!

- Я знаю, мы эвакуируемся. - произнёс Гарри. - Вольдеморт...

- Атакует, потому что ещё не захватил тебя, да... - закончил Аберфорт. - Я не глухой, весь Хогсмид слышал его. А вам никогда не приходило в голову взять в заложники несколько Слизеринцев? Среди тех, кого вы только что отправили в безопасное место есть дети Пожирателей Смерти. Не было бы разумнее оставить их здесь?

- Это не остановит Волдеморта. - ответил Гарри. - И ваш брат никогда бы не сделал этого.

Аберфорт хмыкнул и удалился в противоположном направлении.

"Ваш брат никогда бы не сделал этого..." Да, это было правдой, - думал Гарри на бегу. Дамблдор, который так долго защищал Снейпа, никогда бы не стал рисковать студентами. Затем он остановился на углу коридора, и с криком смешанного облегчения и ярости увидел их: Рона и Гермиону, руки которых были заняты большими изогнутыми грязно-жёлтыми предметами, под руками Рона находилась ещё и рукоять метлы. - Где вы были? - закричал Гарри

- В тайной комнате - произнёс Рон

- В тайной... что? - удивился Гарри, шатко остановившись перед ними.

- Это был Рон, это была идея Рона! - запыхавшись ответила Гермиона. - Разве она не была просто великолепной? Мы были здесь, после того, как отошли от тебя, и я сказала Рону, даже если мы найдём ещё один - как мы избавимся от него? Мы всё ещё не избавились от кубка! А потом он подумал об этом! Василиск!

- Что за...

- Средство, чтобы избавиться от Крестражей. - просто сказал Рон

Гарри опустил глаза на предметы, занимающие руки Рона и Гермионы: огромные изогнутые клыки, оторванные, как он понял, от черепа мёртвого василиска.

- Но как вы туда пробрались? - спросил он, переводя взгляд с клыков на Рона. - Ведь для этого нужно уметь говорить на змеином языке!

- Он сделал это! - прошептала Гермиона. - покажи ему, Рон!

Рон издал жуткий удушливо-шипящий звук.

- Это то, что ты произнёс, чтобы открыть медальон. - сконфуженно сказал он Гарри. - Мне пришлось сделать несколько попыток, чтобы произнести это верно, но, - он скромно пожал плечами, - в конце-концов мы этого добились.

- Он был поразителен! - радостно произнесла Гермиона. - Просто поразителен!

- Итак... Гарри пытался держаться бодро. - Итак...

- Итак, мы уничтожили ещё один Крестраж. - закончил Рон и извлёк из-под пиджака изувеченные остатки кубка Хаффлпафа. - Гермиона расколола его. Она подумала, что должна это сделать самостоятельно. Ведь она была лишена этого удовольствия.

- Гениально! - воскликнул Гарри

- Ничего такого. - скромно сказал Рон, хотя выглядел довольным собой. - А что нового у тебя?

Когда он произнёс эту фразу, наверху раздался взрыв: Все посмотрели наверх, откуда валилась пыль, и услышали отдалённый крик.

- Я знаю, как выглядит диадема, и я знаю где она. - скороговоркой произнёс Гарри. - Он спрятал её там же, где лежит моя старая книга зелий, где все прятали вещи веками. Он думал, что будет единственным, кто найдёт её. Пойдёмте.

Когда стены вновь задрожали, он увлёк Рона и Гермиону через скрытое отверстие вниз, на лестницу к Нужной Комнате. Она была пуста, за исключением трёх женщин: Джинни, Тонкс и пожилой ведьмы, носившей изъеденную молью шляпу, в которой Гарри немедленно узнал бабушку Невилла.

- А, Поттер, - твёрдо сказала она, будто ждала его. – Можешь рассказать нам, что происходит.

- Всё в порядке? – спросили хором Джинни и Тонкс.

- Насколько нам известно, да. – Сказал Гарри. – В проходе к Голове Вепря ещё остались люди?

Он знал, что комната не могла измениться, пока в ней ещё находились люди.

- Я пришла последней, - сказала Миссис Долгопупс. – Я закрыла проход, я думаю, это было бы неразумно оставлять его открытым, когда Аберфорт покинул паб. Ты видел моего внука?

- Он сражается, - сказал Гарри.

- Естественно, - гордо сказала пожилая дама. – Простите, но мне нужно пойти и помочь ему. – И с невообразимой скоростью она помчалась в каменным ступенькам.

Гарри посмотрел на Тонкс

- Я думал, ты должна быть с Тедди у мамой.

- Я бы не вынесла неведения, - страдальчески сказала Тонкс. – Она присмотрит за ним… ты видел Ремуса?

- Он планировал повести группу бойцов на территорию школы…

Тонкс убежала, не сказав ни слова.

- Джинни, - сказал Гарри, - прости

Джинни выглядела слишком оживлённой, чтобы оставлять её в убежище.

- А потом ты можешь вернуться! - крикнул он ей, когда она побежала за Тонкс. - Тебе придётся вернуться!

- Подожди минутку! - резко сказал Рон. - Мы кое-кого забыли!

- Кого? - спросила Гермиона.

- Домашних эльфов, ведь все они будут внизу в кухне, не так ли?

- Ты хочешь сказать, что мы должны заставить их драться? - спросил Гарри

- Нет. - серьёзно ответил Рон. - Я имею в виду, мы должны сказать им, чтобы они уходили. Мы ведь не хотим повторения случая с Добби, верно? Мы не можем приказать им умирать за нас...

Раздался грохот: это клыки василиска выпали из рук Гермионы. Догоняя Рона, она бросилась ему на шею и поцеловала взасос. Рон отбросил клыки и метлу, которые он держал и ответил на этот поцелуй с таким энузиазмом, что поднял её над землёй.

- Разве сейчас самое время? - слабо спросил Гарри, и, когда не почувствовал никакой реакции, кроме того, что Рон и Гермиона обнялись ещё крепче и стали покачиваться на месте, повысил голос. - Эй! Здесь идёт война!

Рон и Гермиона отстранились, их руки всё ещё обвивали друг друга.

- Я знаю, приятель. - произнёс Рон, который выглядел так, будто его только что ударило бладжером по затылку. - поэтому это надо было сделать сейчас или никогда, верно?

- Всё в порядке, но что с Крестражем? - прокричал Гарри. - Вы думаете, что можно просто вот так... вот так задерживаться, пока мы не нашли диадему?

- Да... верно... извини - пробурчал Рон и они с Гермионой пошли подбирать клыки, оба краснея.

Как только они втроём вернулись в коридор наверху, стало понятно, что за те минуты, которые они провели в Нужной Комнате, ситуация в замке сильно ухудшилась: стены и потолок тряслись хуже, чем раньше, в воздухе летала пыль, а через ближайшее окно Гарри видел вспышки зелёного и красного так близко, что понял: Пожиратели Смерти близки к тому, чтобы ворваться в замок. Глядя вниз, Гарри увидел громаду Пушка, обходящего что-то, похожее на каменную горгулью, сорвавшуюся с крыши, и рычанием выражающего своё неудовольствие.

- Будем надеяться, что он задел одного из них! сказал Рон, когда где-то вблизи эхом раздались крики.

- На этом борьба не закончилась, - сказал голос: Гарри повернулся и увидел Джинни и Тонкс с палочками наготове, которые показались в следующем окне без стекол. Он не успел оглянуться, как Джинни послала хорошо-нацеленное проклятье в толпу дерущихся внизу.

- Молодец! - прокричал человек, пробирающийся к ним сквозь пыль, и Гарри видел снова Аберфорта, его седые волосы разлетелись, когда он промчался мимо маленькой группы студентов. - Они вполне могут разрушить северную стену, среди них есть гиганты. ”

- Ты видел Ремуса?- окликнула его Тонкс.

- Он сражался с Долоховым, - прокричал Аберфорт, - не видел его с тех пор!

- Тонкс, - обратилась Джинни, - Тонкс. Уверена, что с ним все хорошо. Но Тонкс уже скрылась в пыли, в след за Аберфордом. Джинни выглядела беспомощно и повернулась к Гарри, Рону и Гермионе:

- Они будут в порядке, - сказал Гарри, хотя он знал, что это пустые слова.

- Джинни, мы сейчас вернемся, только держись подальше от них. Будьте осторожны - пошли! – сказал он Рону и Гермионе, и они побежали вдоль стены где находилась Выручай-Комната и ждала их следующих приказаний. Мне нужно то место, где можно все спрятать. Мысленно умолял Гарри, и дверь появилась, в тот момент, когда он прошел мимо нее третий раз. Шум битвы затих сразу же после того когда они переступили порог комнаты и дверь осталась позади. Все было тихо. Они были в месте размером с церковь и, походило на большой город, высокие стены которого возвели тысячи давно закончивших учиться студентов.

- А он никогда не понимал, что любой мог сюда войти?- сказал Рон, его голос эхом отозвался в тишине.

- Он думал, что он был единственным,- сказал Гарри. - Тем хуже для него, что я могу спрятаться тут в любое время, пошли сюда, - и добавил. - Я думаю, что где-то здесь….

Они поспешили вверх по смежным проходам; Гарри мог услышать эхо от шагов других, проходя мимо большой груды барахла, бутылок, шляп, корзин, стульев, книг, оружия, метел, летучие мышей....

- Где-то здесь, - пробормотал Гарри. - Где-то... где-то…

Он шел все глубже и глубже в лабиринт, ища вещи, которые он заметил в прошлый раз, когда был тут. Он тяжело дышал, и его душа, казалось, дрожала. Прямо впереди он увидел облезлый старый буфет, в который он прятал старую книгу по зельеваренью, а на вершине его, стоял рябой каменный маг, в старом пыльном парике и в чем-то похожем на древнюю выцветшую диадему. Он уже протянул к нему руку и был в нескольких шагах от него, когда голос позади сказал:

- Возьми его, Поттер.

Он остановился и обернулся. За ним его, плечом к плечу, стояли Крэбб и Гойл и направляли палочки прямо на Гарри. Через щель межу их ухмыляющимися лицами он увидел Драко Малфоя...

- Та палочка, которую ты держишь -моя, - сказал Малфой, направляя еще одну через промежуток между Крэббом и Гойлом.

- Больше не твоя,- задыхаясь, сказал Гарри, сжимая в руках палочку из боярышника.

- Кто нашел, тот и хозяин, Малфой. А кто одолжил тебе эту?

- Моя мать, - сказал Дракон.

Гарри засмеялся, хотя в этом не было ничего смешного. Он не слышал больше Рона или Гермиону. Они, наверное, оказались за пределами слышимости, ища диадему.

- И как же это вы пришли без Волдеморта? - спросил Гарри.

- Мы хотели бы получить вознаграждение, - сказал Крэбб. Его голос был удивительно мягок для такого огромного человека: Гарри почти никогда не слышал, как он говорит раньше. Крэбб разговаривал как маленький ребенок, которому пообещали большой мешок конфет. - Мы вернулись, Поттер. Решили никуда не уходить. Решили, доставит тебя к нему..

-Хороший план, - сказал Гарри, притворно восхищаясь. Он он не мог поверить, что Малфой, Крэбб и Гойл стояли рядом и собирались помешать ему. Он начал медленно продвигаться назад к тому месту, где лежал Крестраж. Если бы он только мог достать его прежде, чем вспыхнула бы борьба...

-Так, как вы сюда попали? - он спросил, пробуя отвлечь их.

-Я фактически жил в Нужной Комнате в прошлом году, - сказал Малфой, его голос дрожал. - Я знаю, как войти.

- Мы спрятались в коридоре снаружи, - хрюкнул Гойл. - Мы можем применить разоружающие чары прямо сейчас! А потом,- его лицо расплылось в отвратительной улыбке, - ты повернешься к нам и скажешь, что ты, черт побери искал! А?

- Гарри? –Послышался эхом Голос Рона где-то с другой стороны стены, - Ты с кем-то говоришь?

Похожей на движение кнута манипуляцией, Кребб направил свою палочку на пятидесятифутовую гору старой мебели, сломанных чемоданов, старых книг, одежды и другого непонятного мусора, и закричал:

-Десендо!

Стена начала шататься, и её верхняя часть обрушилась на дверной проход, совсем рядом с тем местом, где стоял Рон.

- Рон! – заревел Гарри, когда вне поля зрения раздался крик Гермионы. Гарри также услышал звук множества падающих вещей с другой стороны разрушенной стены. Он указал палочкой на вал и крикнул:

- Фините! - и всё тут же восстановилось.

- Нет! – завопил Малфой, останавливая руку Крэбба, собирающегося повторить заклинание. – Если ты разрушиш комнату, мы можем попрощаться с диадемой!

- Какая разница? – освобождаясь, спросил Крэбб. – Тёмному Лорду нужен Поттер, кому важна эта диадема?

- Поттер пришёл сюда за ней, - объяснил Малфой, плохо скрывая нетерпение. – Это значит….

- Что значит? – грозно переспросил Кребб Малфоя. – Кому важно, что ты думаешь? Я больше не подчиняюсь твоим приказам, Драко. Для тебя и твоего папаши наступил конец.

- Гарри? – снова закричал Рон с другой стороны горы мусора. – Что происходит?

- Гарри? – издевательски скривился Крэбб. - Что происходит…нет, Поттер! Круцио!

Гарри протянулся к диадеме; проклятие Крэбба пролетело мимо, но попало в каменный бюст, поднявшийся в воздух; диадема взлетела вверх, и затем упала на гору вещей, рядом с тем местом, куда приземлился бюст.

- ОСТАНОВИСЬ! – закричал Малфой, и его голос эхом разнёсся по огромной комнате. – Он нужен Тёмному Лорду живым…

- Ну и что? Я не убью его, - завопил Крэбб, отбрасывая протянутую руку Малфоя. – Но если я смогу, я убью, Тёмный Лорд хочет его убить, так какая разница…

Стремительный луч алого цвета пролетел в дюйме от Гарри: Гермиона побежала в угол и послала Ошеломляющее заклятье прямо в голову Кребба. Но не попала, потому что Малфой оттолкнул его

.- Это…это грязнокровка! Авада Кедавра!

Гарри увидел, что Гермиона отпрянула в сторону, и вся ярость, кипевшая в нём, выплеснулась наружу. Он выстрелил Ошеломляющим заклятьем в Кребба, тот пошатнулся, и выбил палочку из руки Малфоя; она откатилась куда-то к горе сломанной мебели и костей.

- Не убивайте его! НЕ УБИВАЙТЕ ЕГО! – закричал Малфой приближавшимся к Гарри Крэббу и Гойлу. Они секунду помедлили, но это всё, что было нужно Гарри.

- Экспеллиармус!

Палочка Гойла выпала из его руки и исчезла в горе хлама возле него; Гойл по-дурацки подпрыгивал на месте, пытаясь её достать; Малфой отпрыгнул от Ошеломляющего заклятия Гермионы и от Заклятия Полной Обездвиженности Рона, посланного в Крэбба, еле успевшего от него увернуться.

Кребб развернулся на месте и снова закричал:

-Авада Кедавра!

Рон исчез из вида, чтобы избежать молниеносного зелёного луча. Обезоруженный Малфой сжался за трёхногим платяным шкафом, когда к ним подбежала Гермиона, на ходу поражая Гойла Ошеломляющим Заклятием.

- Она где-то здесь! – Крикнул ей Гарри, указывая на груду барахла, в которой затерялась диадема. – Поищи её, пока я пойду помогу Р…

- ГАРРИ! – завопила она.

Рёв позади него вовремя предупредил его. Он обернулся и увидел Рона и Крэбба, бежащих так быстро, как они только могли.

- Что, горячо становится? – на бегу ревел Крэбб. Но он, похоже, не понимал того, что он делал. Огненная стена преследовала их, обжигая гору мусора, тут же превращая её в сажу. -Агуаменти! – но мощная струя воды, вырвавшаяся из его палочки, испарилась в воздухе. -БЕГИТЕ!

Малфой схватил оглушённого Гойла и потащил его за собой. Крэбб обогнал их всех, он выглядел очень напуганным. Гарри, Рон и Гермиона бросились за ним, когда огонь стал нагонять их. Это был не обычный огонь, Крэбб использовал проклятье, о котором Гарри не имел понятия. Когда они завернули за угол, языки пламени погнались за ними, словно они были живыми, с собственным разумом, с жаждой убить жертву. Теперь огонь мутировал, превращаясь в целую стаю дьявольских монстров: огненных змей, химер и драконов, которые поднимались вверх и опускались вниз, чтобы затем снова подняться. Они сжирали камень, подбрасывая его вверх и проглатывая клыкастыми пастями.

Малфой, Крэбб и Гойл исчезли из вида, Гарри, Рон и Гермиона встали как вкопанные, их окружали яростные монстры, приближаясь ближе и ближе, вокруг мелькали клыки, рога и хвосты, жара стояла стеной.

- Что нам делать? – Гермиона пыталась перекличать рёв пламени. – Что нам делать?

- Вот!

Гарри схватил пару на вид тяжёлых мётел и ближайшей горы мусора и бросил одну Рону, который, потянул Гермиону и посадил позади себя. Гарри перекинул ногу через вторую метлу и, сильно оттолкнувшись от земли, они поднялись вверх, едва не угодив в пасть горящей рептилии. Огонь и дым становились невыносимыми, под ними проклятый огонь сжирал контрабандное имущество учеников, результаты неудачных экспериментов, секреты бесчисленных душ, которые искали убежища в комнате. Гарри не видел, куда побежали Малфой, Крэбб и Гойл. Он летел настолько низко, насколько это позволяли обезумевшие монстры, но он не видел ничего, кроме огня… как ужасно было вот так умирать… он никогда этого не хотел…

- Гарри, надо выбираться, давай выбираться! – кричал Рон, но сквозь чёрный дым было невозможно понять, где находилась дверь.

Вдруг Гарри услышал тоненький, жалкий человеческий крик, который вырвался из грома всепожирающего пламени.

- Это… слишком… опасно! – кричал Рон, но Гарри взмыл в воздух. Его очки немного защищали его глаза от дыма, он искал в огне признаки жизни, хотя бы что-то живое, что ещё не обуглилось как дерево…

А потом он их увидел: Малфой держал руками Гойла, который был без сознания, они сидели на горе обуглившихся парт, Гарри устремился вниз. Малфой заметил его и поднял руку, но даже когда Гарри ухватился за неё, он сразу понял, что ничего не получилось. Гойл был слишком тяжёлым, а рука Малфоя, вся потная, выскользнула из руки Гарри…

- ЕСЛИ МЫ УМРЁМ ИЗ-ЗА НИХ, Я УБЬЮ ТЕБЯ, ГАРРИ! – разразился Рон, когда огромная пламенная химера бросилась на них, он и Гермиона затащили Гойла на метлу и поднялись вверх, еле удерживая равновесия, пока Малфой усаживался позади Гарри.

- Дверь, быстро к двери, к двери! – кричал Малфой прямо в ухо Гарри. Гарри ускорился, следуя за Гермионой, Роном и Гойлом сквозь завесу чёрного дыма, еле дыша. Всё вокруг них, что ещё не успело загореться, начинало загораться прямо у него на глазах, огненные монстры пожирали всё на своём пути: кубки, щиты, блестящее ожерелье и старую, выцветшую диадему…

- Что ты делаешь, что ты делаешь, дверь в другой стороне! – закричал Малфой, но Гарри круто развернулся и устремился вниз. Диадема падала словно в замедленной съёмке, поворачиваясь и сияя, летя прямо в открытую пасть змеи, а затем он поймал её, подцепив кистью руки, она повисла у него на запястье…

Гарри снова взмыл вверх, когда змея снова ринулась на него, он поднялся выше и направился к тому месте, где, он уже молился, должна была быть открытая дверь. Рон, Гермиона и Гойл уже скрылись. Малфой кричал и так крепко держался за Гарри, что тому стало больно. Затем сквозь дым он увидел прямоугольный лоскут на стене и направил метлу в его сторону, несколько секунд спустя его лёгкие наполнились чистым воздухом, и они врезались в стену коридора.

Малфой упал с метлы лицом вниз, задыхаясь, кашляя, его рвало. Гарри перевернулся и сел: дверь Выручай-комнаты исчезла, а Рон и Гермиона, тяжело дыша, сидели рядом с Гойлом, который всё ещё был без сознания.

- Крэбб, - задыхался Малфой, - К-Крэбб…

- Он мёртв, - отрезал Рон.

Повисла тишина, в которой слышались только кашель и тяжёлое дыхание. Вдруг замок сотрясло множество громких ударов, мимо пронеслась толпа прозрачных всадников, их головы кровожадно кричали из подмышек. Гарри поднялся на ноги, когда Безголовая Охота проскакала мимо, и осмотрелся: вокруг него всё ещё шло сражение. Он слышал крики кроме тех, которые издавали безголовые привидения. Его охватила паника.

- Где Джинни? – резко сказал он. – Она была здесь. Она должна была вернуться в Нужную Комнату.

- Боже, ты думаешь, комната всё ещё сработает после пожара? – спросил Рон, но он тоже поднялся на ноги, потирая грудь и смотря по сторонам. – Может нам разделиться и поискать?..

- Нет, - сказала Гермиона, тоже поднимаясь на ноги. Малфой и Гойл всё ещё безнадежно валялись на полу коридора, ни у одного из них не было палочки. – Нам надо держаться вместе. Давайте пойдём… Гарри, что у тебя на руке?

- Что? А, да…

Он стащил диадему с запястья и поднял её. Она всё ещё была горячей, почерневшей от сажи, но когда он посмотрел на неё ближе, он смог различить маленькие слова, выгравированные на ней: 'Великий Ум – Сокровище Человека'

Из диадемы текла какая-то жидкость, похожая на кровь, но она была тёмной и тягучей как смола. Неожиданно Гарри почувствовал, как диадема затряслась в его руках, затем разорвалась на части и словно именно из неё, а не откуда-то из замка, раздался душераздирающий крик.

- Это, наверное, был Дьявольский Огонь! – чуть не плача, сказала Гермиона, глядя на разломанные куски.

- Что, прости?

- Дьявольский Огонь, проклятый огонь, его используют, чтобы уничтожать Крестражы, но я бы никогда, никогда в жизни не посмела бы его использовать… как Крэбб узнал?..

- Наверное научился от Кэрроу, - мрачно сказал Гарри.

- Очень жаль, что он не мог сосредоточиться, когда ему рассказывали, как этот огонь прекратить, - сказал Рон, у которого, как и у Гермионы, немного обгорели волосы, а лицо почернело. – Я бы его пожалел, если бы он не пытался нас убить.

- Разве ты не понимаешь? – прошептала Гермиона. – Это значит, что нам нужно только найти змею…

Но она остановилась, когда послышались крики и звуки поединка, которые ни с чем нельзя было спутать. Гарри огляделся, и его сердце ушло в пятки: Пожиратели прорвались в Хогвартс. Он увидел Фреда и Перси, которые сражались с человеком в маске и капюшоне.

Гарри, Рон и Гермиона побежали на помощь, вспышки заклинаний летали повсюду, человек, с которым дрался Перси быстро отходил назад. Его капюшон неожиданно упал и они увидели высокий лоб и жирные волосы…

- Здравствуйте, Министр! – закричал Перси, посылая заклинание прямо в Cикнесса, который выронил палочку и поднял мантия, очевидно, чувствуя себя очень неловко. – Я не говорил, что ухожу в отставку?

- Ты шутишь, Перси! – прокричал Фред, когда Пожиратель, с которым он боролся, был оглушён тремя разными заклинаниями. Тикнесс упал на землю, по всему его телу вылезли колючки, похоже, он превращался в какого-то морского ежа. Фред радостно посмотрел на Перси.

- Ты правда шутишь, Перси… Не помню, чтобы ты шутил с тех пор как тебе было…

Раздался взрыв. Они стояли рядом: Гарри, Рон, Гермиона, Фред и Перси, у их ног валялись два Пожирателя, один оглушённый, другой превращённый. Мир разорвало на множество кусков, Гарри чувствовал себя так, будто он парил в воздухе, он держался за палочку, которая была его единственным оружием, а руками он мог лишь закрыть голову. Он слышал крики своих товарищей, уже не надеясь узнать, что с ними случилось… Затем мир собрался воедино, тёмный и полный боли: Гарри наполовину был завален руинами коридора, который разлетелся на куски. Холодный воздух заставил понять, что у замка снесли одну из стен, горячая липкая кровь текла по его лицу. Он услышал ужасный крик, от которого его передёрнуло, в крике было слышно агонию, которую не могло вызвать никакое проклятье, он встал, покачиваясь, боясь больше, чем за весь день, возможно, чем за всю свою жизнь…

Гермиона с трудом поднималась на ноги из развалин, три рыжеволосых мужчины сидели рядом на полу, где только что взорвалась стена. Гарри взял Гермиону за руку, пока они пробирались сквозь камень и дерево, шатаясь и спотыкаясь

- Нет… нет… нет! – кричал кто-то. – Нет! Фред! Нет!

Перси тряс своего брата, Рон стоял на коленях рядом, но глаза Фреда смотрели в пустоту, его лицо всё ещё смеялось, хотя это было всего лишь воспоминание.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl