Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 7. Глава 1
   Книга 7. Глава 2
   Книга 7. Глава 3
   Книга 7. Глава 4
   Книга 7. Глава 5
   Книга 7. Глава 6
   Книга 7. Глава 7
   Книга 7. Глава 8
   Книга 7. Глава 9
   Книга 7. Глава 10
   Книга 7. Глава 11
   Книга 7. Глава 12
   Книга 7. Глава 13
   Книга 7. Глава 14
   Книга 7. Глава 15
   Книга 7. Глава 16
   Книга 7. Глава 17
   Книга 7. Глава 18
   Книга 7. Глава 19
   Книга 7. Глава 20
   Книга 7. Глава 21
   Книга 7. Глава 22
   Книга 7. Глава 23
   Книга 7. Глава 24
   Книга 7. Глава 25
   Книга 7. Глава 26
   Книга 7. Глава 27
   Книга 7. Глава 28
   Книга 7. Глава 29
   Книга 7. Глава 30
   Книга 7. Глава 31
   Книга 7. Глава 32
   Книга 7. Глава 33
   Книга 7. Глава 34
   Книга 7. Глава 35
   Книга 7. Глава 36
   Книга 7. Эпилог
Книги:

   Оглавление
   Книга 1. Глава 1
   Книга 2. Глава 1
   Книга 3. Глава 1
   Книга 4. Глава 1
   Книга 5. Глава 1
   Книга 6. Глава 1
   Книга 7. Глава 1

Гарри Поттер и дары смерти

книга седьмая



Глава 26. Гринготтс.

Они все спланировали, их подготовка была завершена; на самой маленькой кровати один длинный, завитой, черный локон (сорванный со свитера Гермионы, в котором она была в поместье Малфоев) лежал в маленьком стеклянном пузырьке на каминной полке.

- И ты будешь пользоваться ее настоящей палочкой, - сказал Гарри, кивая в сторону палочки сделанной из древесины орехового дерева.

Гермиона выглядела напуганной потому, что палочка могла жечь или сдерживать ее как только она возьмет ее.

- Ненавижу, - сказала она тихим голосом. - Я правда ненавижу это. Чувствуешь, что все неправильно, она совершенно не работает у меня… Это как бы частица ее.

Гарри не мог помочь, но он вспомнил как Гермиона избавила от его отвращения к палочке, призывая его к простой практике, и настаивая на том, чтобы он представлял себе вещи когда она не работает так хорошо, как его собственная. Он решил не повторять Гермионе ее же совет, к тому же, накануне их попыток атаковать Гринготтс казалось неподходящим моментом противоречить ей.

- Возможно она все-таки поможет тебе войти в образ, - сказал Рон. - Подумай, что сделала эта палочка!

- Но в этом и есть проблема! - сказала Гермиона. - Эта палочка, которой пытали маму и папу Невилла, и кто знает как много еще людей? Этой палочкой убили Сириуса! Гарри не думал об этом. Он смотрел вниз на палочку и его посетило зверское желание сломать ее, разрезать ее пополам мечом Грифиндора, который опирался на противоположную стену около него.

- Я потеряла палочку, - прискорбно заметила Гермиона. - Я хочу, что бы Оливандер сделал еще одну палочку и для меня тоже.

Мистер Оливандер прислал Луне новую палочку в понедельник. Сейчас она была на лужайке, пробуя возможности на дневном солнце. Дин, который потерял свою палочку из-за Охотников, довольно уныло наблюдал за ней.

Гарри посмотрел вниз на палочку изготовленную из боярышника, она некогда принадлежала Драко Малфою. Он был удивлен, но доволен узнав, что она работала у него по меньшей мере так же хорошо, как палочка Гермионы. Помня рассказ Оливандера о секретах работы волшебных палочек, Гарри думал, что знал в чем заключалась проблема Гермионы. Она не победила преданность палочки из древесины орехового дерева, взяв ее лично у Беллатрикс.

Дверь спальни отворилась и вошел Грипхук. Гарри потянулся за рукояткой кинжала и притянул его ближе к себе, но тут же пожалел о своем действии. Он был уверен, что гоблин это заметил. Ища оправдания за неприятный момент, он сказал:

- Мы только что всё проверили, Грипхук. Мы сказали Биллу и Флер, что мы уезжаем завтра, и мы попросили их не вставать провожать нас.

Они были твердо настроены потому, что Гермиона должна будет трансформироваться в Беллатрикс до того, как они уйдут, и чем меньше Билл и Флер узнают или заподозрят, что они собираются сделать, тем лучше. Они уже объяснили, что не вернутся. Так как они потеряли старую палатку Перкинса в ночь, когда Охотники напали на них, Билл одолжил им еще одну. Сейчас она была упакована в сумку, украшенной бисером, которая привлекла внимание Гарри. Гермиона заколдовала ее от Похитителей простым приемом, уменьшив его до размеров носка.

Все-таки, он будет скучать по Биллу, Флер, Луне, и Дину, не говоря о домашних удобствах, они по-настоящему насладились последними неделями, Гарри с нетерпением ждал, когда сможет сбежать от неволи в коттедже Шелл. Он устал постоянно убеждаться в том, что их не подслушивают, пытаться закрыться в маленькой, темной спальне. Больше всего, он стремился избавиться от Грипхука. Однако, именно как и когда они собирались отделаться от гоблина не передавая меч Грипхфиндора из рук в руки оставался для Гарри вопросом без ответа. Было невозможно решить каким образом они собирались это сделать потому, что гоблин редко оставлял Гарри, Рона и Гермиону наедине дольше пяти минут.

- Он мог бы давать моей матери уроки, - ворчал Рон, когда длинные пальцы гоблина продолжали появляться на краях двери. Помня предупреждение Билла, Гарри не мог перестать сомневаться в том, что Грипхук был, вероятно, заговорщиком. Гермиона совершенно неодобрительно отнеслась к плану обмана, на что Гарри не обратил внимания, продолжая докучать ей выбором лучшего способа провернуть его. Рон во время редких случаев, когда они могли провести несколько свободных минут без Грипхука, только и мог говорить:

- Мы просто должны импровизировать, приятель.

Гарри плохо спал этой ночью. Лежа рано утром он мысленно вернулся к ощущениям, которые он испытал ночью перед тем как они проникли в Министерство Магии и вспомнил свое стремление, почти волнение. Теперь он ощущал удары тревожных сомнений. Он не мог избавиться от страха что все это окажется напрасным. Он продолжал уверять себя, что их план был хорошим, что Грипхук знал, чему они были подвергнуты, что они были достаточно готовы ко всем сложностям, с которыми они наверняка столкнуться, и все еще он чувствовал себя тревожно. Один или два раза он слышал как Рон пошевелился и был уверен, что тот тоже не спит, но они делили комнату вместе с Дином, и Гарри не разговаривал.

Ему стало легче, когда часы пробили 6 часов и они могли выскользнуть из своих спальных мешков, одеться полутьме, затем незаметно прокрасться в сад, где они должны были встретить Гермиону и Грипхука. На рассвете было прохладно, но было не ветрено, сейчас был май. Гарри посмотрел на звезды, все еще слабо сверкающие в темном небе и прислушался к морю, волнующемуся вперед и обратно против утеса. Он знал, что будет скучать по этому звуку.

Маленькие зеленые ростки протискивались вверх через красную землю могилы Добби, через год времени и могильный холм будет усеян цветами. Белый камень, что с надписью имени эльфа уже приобрел выветрившийся вид. Сейчас он осознал, что они едва ли могли похоронить Добби в более красивом месте, но Гарри почувствовал боль печали, оставляя Добби. Взглянув вниз, на могилу, он еще раз заинтересовался как эльф узнал куда прийти и спасти их.

Его пальцы рассеяно двинулись к маленькому мешку все еще завязанному вокруг его шеи, через который он мог чувствовать кусочек разбитого зеркала, в котором он уверен видел глаз Дамболдора. Затем звук открывающейся двери заставил его оглянуться.

В сопровождении Грипхука, Беллатрикс Лестрэйндж быстрой походкой пересекала лужайку по направлению к ним. Так как она шла, она засовывала маленькую усеянную бисером сумочку внутрь кармана еще одного набора старых мантий, которые они захватили на Гриммолд-плейс. Хотя Гарри прекрасно знал, что это была действительно Гермиона, он не мог сдержать дрожь отвращения. Она была выше его, ее длинные черные волосы волной струились по ее спине, ее тяжело прикрытые глаза были полны презрения, когда они остановились на нем; но затем она заговорила, и он слышал Гермиону через тихий голос Беллатрикс.

- Она отвратительная на вкус, хуже чем Гардирутс! Хорошо, Рон, иди сюда что бы я могла сделать тебя..

- Точно, но помни, мне не нравится когда борода очень длинная.

- О! Ради бога, не время выглядеть привлекательным.

- Да, не время, но получается в некотором роде. Но мне нравится более короткий нос, попробуй и сделай так, как ты сделала это в прошлый раз.

Гермиона вздохнула и взялась за работу, над ее дыханием слышалось ворчанье, поскольку она трансформировала различные виды его внешности. Ему досталось совершенно поддельная личность, и они верили, что распространяющая злорадную атмосферу Беллатрикс защитит их. Пока Гарри и Грипхук, предполагалось, будут спрятаны под мантией невидимкой.

- Так, - сказала Гермиона, - Как он выглядит, Гарри?

Распознать Рона под его обликом было просто невозможно, Гарри так думал потому, что он знал его очень хорошо. Волосы Рона теперь были длинными и волнистыми; у него была толстая коричневая борода и усы, никаких веснушек, короткий, прямой нос, и густые брови.

- Ну, это не мой типаж, но ему идет, - сказал Гарри. – Идем??

Все трое обернулись посмотреть на коттедж Шелл, темный и тихий под затухающими звездами, затем двинулись вперед к точке прямо за пределами ограды, где Заклинание Верности перестало работать и они были готовы трансгрессировать.

Пройдя ворота, Грипхук заговорил.

- Я думаю, я должен залезть наверх сейчас, Гарри Поттер?

Гарри наклонился и гоблин вскарабкался на его спину, его руки сомкнулись на горле Гарри. Он был совсем не тяжелым, но Гарри не нравилось ощущать гоблина и удивительную силу с которой он держался. Гермиона вытащила мантию невидимку из сумки украшенной бисером и накинула на них обоих.

- Отлично, сказала она, наклоняясь чтобы проверить ноги Гарри. – Я ничего не вижу. Пойдемте.

С Грипхуком на плечах Гарри развернулся на месте, концентрируясь как можно четче на Дырявом Котле, гостинице которая служила входом на Диагон Аллею. Гоблин ухватился еще крепче , когда они перемещались в давящей темноте, и через несколько секунд ноги Гарри почувствовали асфальт и он открыл глаза на Чаринг-Кросс-Роуд. Ранним утром маглы проносились мимо с лицами подлецов, такими не свойственными для действительности жизни маленькой гостиницы .

Бар Дырявого Котла был почти безлюдным. Остановившейся Том и беззубый домовладелец, начищали стаканы за барной стойкой; пара колдунов шепотом разговаривали в дальнем углу, бросая взгляды на Гермиону и отступая назад в тень.

- Мадам Лестрейндж, - прошептал Том, и поскольку Гермиона остановилась, он склонил голову в подчинении.

- Доброе утро, - сказала Гермиона, и так как Гарри медленно подкрался, все еще держа Грипхука дополнительным грузом под мантией, он увидел Тома, который был явно удивлен.

- Слишком вежливо, - прошептал Гарри в ухо Гермионе, как только они прошли гостиницу и вошли в маленький задний двор. – Ты должна относиться к людям так, как будто они ничтожество!

- Хорошо, хорошо!

Гермиона достала палочку Беллатрикс и ударила кирпич на неподдающейся описанию стене перед ними. В момент кирпичи стали вращаться и перемещаться. Посреди них появилась дыра, которая росла все шире и шире, в итоге сформировав проход на узкую, выстланную камнями улицу, это была Диагон Аллея.

Было тихо, самое время для открытия магазинов, но едва ли там были покупатели. Изогнутая, выстланная камнями улица очень сильно отличалось от того суетливого места, в котором Гарри оказался перед своим первым годом в Хогварце, так много лет назад. Многие магазины, как никогда, были заколочены досками, хотя, со времени его последнего визита сюда, появились и новые дома посвященные Темным искусствам. Лицо Гарри взирало на него самого с плакатов наклейных на многих окнах, все заголовки гласили “НЕЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ЛИЦО НОМЕР ОДИН”

Несколько людей спорили сидя вместе на входе в помещенье. Он слышал как они стонали перед некоторыми прохожими, умоляя о золоте, настаивая на том, что они волшебники. У одного мужчины была окровавленная повязка на глазу.

Поскольку они шли вдоль улицы, нищие пялились на Гермиону. Казалось они таяли перед ней, одевая капюшоны на головы и убегая так быстро как это было возможно. Гермиона наблюдали за ними с любопытством, пока один мужчина с окровавленной повязкой шатаясь не перешел ей дорогу.

- Мои дети, - вопил он, указывая на нее. Его голос был высоким, резким, он казался обезумевшим. – Где мои дети? Что он с ними сделал? Вы знаете, вы знаете!

- Я.. Я правда.. – заикаясь проговорила Гермиона.

Мужчина неожиданно набросился на нее, добравшись до ее горла. Затем громкий удар, вспышка красного света и он был отброшен назад на землю, без сознания. Рон стоял с все еще протянутой палочкой и потрясенным видом, заметным за его бородой. В окнах с обеих сторон появлялись лица, пока маленькая фигура с видом благоприятного прохожего собирала их мантии, а потом рысью умчалась прочь с этого места.

Их появление на Диагон Алее едва ли могло быть более заметным; на какой-то момент Гарри задался вопросом не лучше ли было уйти сейчас и попытаться придумать другой план. До того как они успели сделать шаг или поговорить друг с другом, они услышали крик позади них.

- Почему, мадам Лестрейндж?

Гарри быстро повернулся и Грипхук натянул схваченные края мантии вокруг спины Гарри. Высокий, худощавый волшебник с короной густых седых волос и длинным острым носом быстро шел в их сторону.

- Это Траверс,- шипел Гоблин в ухо Гарри, но в этот момент Гарри не мог думать кем был Траверс. Гермиона выпрямилась в полный рост и сказала с таким призрением, на который она была только способна:

- И что ты хочешь?

Траверс остановился на своем пути, безусловно оскорбленный.

- Он новый Пожиратель Смерти! – выдохнул Грипхук, и Гарри бочком продвинулся в сторону, чтобы повторить информацию в ухо Гермионе.

- Я только предпринял попытку поприветствовать тебя, - сказал Траверс холодно, - но если моему присутствию не рады…

Теперь Гарри узнал его голос. Траверс был одним из Пожирателей Смерти, кто был вызван в дом Ксенов.

- Нет, нет, не совсем, Траверс, - быстро ответила Гермиона, пытаясь исправить свою ошибку. – Как ты?

- Ну, признаться я удивлен видеть тебя поправляющейся после болезни, Беллатрикс.

- Правда? Почему? – спросила Гермиона.

- Ну, - Траверс закашлял, - Я слышал, что жители поместья Малфоев были заключены в доме, после.. а.. побега.

Гарри велел Гермионе держать голову. Если это была правда, и предполагалось, что Беллатрикс не появится на публике..

- Темный Лорд простил тех, кто служил ему особенно преданно в прошлом, - сказала Гермиона в величественном подобии Беллатрикс, в ее самой презрительной манере. - Наверно, твоя преданность не так значима для него, как моя, Траверс.

И хотя Пожиратель Смерти выглядел обиженным, он так же казался менее подозрительным. Он коротко взглянул на мужчину, которого Рон только что оглушил.

- Как это задело тебя?

- Это не имеет значения, это не поступит так еще раз, - хладнокровно заметила Гермиона.

- Некоторые из этих безпалочковых могут причинить беспокойство, - сказал Траверс. – Пока кроме мольб они ничего не делают, у меня нет возражений, но один из них как ни странно умолял меня защищать его дело в Министерстве на прошлой неделе.

- Я ведьма, сер, я ведьма, позвольте мне доказать это вам! – сказал он пискляво, подражая ей. – Как будто я собирался дать ей свою палочку.. но чью палочку, - странно сказал Траверс, - Ты колдуешь сейчас, Беллатрикс? Я слышал, что твоя собственная была..

- Моя палочка здесь, у меня, - бесстрастно сказала Гермиона, доставая палочку Беллатрикс. - Я не знаю каких слухов ты наслушался, Траверс, но тебя кажется просто ввели в заблуждение. Казалось, этим Траверса застали врасплох, и взамен он повернулся к Рону.

- Кто твой друг? Я не узнаю его.

- Это Драгомир Деспард, - сказала Гермиона; они решили, что вымышленный иностранец будет самым верным прикрытием для притворяющегося Рона. – Он совсем немного говорит по-английски, но он полезен в соответствии с планами Темного Лорда. Он приехал сюда из Трансильвании увидеть нашу новую систему власти.

- В самом деле? Как поживаете, Драгомир?

- О.. вы? – сказал Рон, хватая его руку.

Траверс протянул два пальца и потряс руку Рона как если бы боялся испачкаться.

- Итак, что привело тебя и твоего.. ээ.. милого друга на Диагон Алее так рано? – спросил Траверс.

- Мне нужно зайти в Гринготтс, - сказала Гермиона.

- Увы, мне тоже, - сказал Траверс. – Золото, проклятое золото! Мы не можем жить без этого, и признаться я сокрушаюсь из-за необходимости общаться с этими длинноногими друзьями.

Гарри почувствовал как руки Грипхука мгновенно сжались вокруг его спины.

- Мы идем? - сказал Траверс, жестом уступая ей дорогу и двинулся вдоль изогнутой, выстланной булыжниками улице до места где белоснежный Грингготс башней возвышался над другими маленькими магазинами. Рон наклонно спускался рядом с ними, следом шли Гарри и Грипхук.

У Гермионы не было выбора кроме как согласиться идти рядом с ним.

Бдительный Пожиратель Смерти был самым последним пунктом в их плане, и хуже всего было то, что с Траверсом который как ему казалось был достойной ровней Беллатрикс, у Гарри не было возможности поговорить с Роном или Гермионой. Очень быстро все трое подошли к подножью мраморных ступенек, ведущих наверх к массивным бронзовым дверям. Так как Грипхук уже предупредил их, ливрейных гоблинов, которые обычно защищали вход, заменили два волшебника, оба из которых пользовались длинными, тонкими, золотыми палочками.

- Ах, не поддающиеся обману датчики, - Траверс театрально указал на них. - так незрело.. но как эффективно!

И он направился вверх по ступенькам, кивая налево и направо волшебникам, которые поднимали золотые палочки и передвигали их вверх и вниз вдоль его тела. Датчики, Гарри знал, фиксировали заклятья маскировки и спрятанные магические вещи. Зная, что у них только несколько секунд, Гарри нацелил палочку Драко на каждого охранника по очереди и прошептал:

- Конфундо. - дважды.

Незамеченный Траверсом, который смотрел во внутренний зал через бронзовые двери, каждый из охранников немного вздрогнул так как заклинание поразило его.

Длинные черные волосы Гермионы струились позади нее, когда она поднималась по ступенькам.

- Один момент, мадам, - сказал охранник, поднимая свой датчик.

- Но вы только что сделали это! – сказала Гермиона командуя надменным тоном Беллатрикс. Подняв брови, Траверс огляделся по сторонам. Охранник был озадачен. Он уставился в тонкий золотой датчик и затем на своего компаньона, который сказал тихим оцепенелым голосом:

- Да, ты только что проверил их, Мариус.

Гермиона рванула вперед. Рон рядом, Гарри и Грипхук невидимо торопились позади них. Гарри оглянулся назад когда они пересекали порог. Оба волшебника чесали свои головы.

Два гоблина стояли перед внутренними дверьми, которые были из серебра и на которых была надпись с предупреждением о страшной каре потенциальным ворам.

Гарри посмотрел на них, и все печальные воспоминания, острые как нож всплыли в его памяти. Стоя на этом самом месте в день, когда ему исполнилось 11, самое чудесное день рожденье в его жизни и Хагрид, стоявший сзади говорил:

- Как я уже сказал, нужно быть сумасшедшим что бы попытаться своровать это.

Грингготс казался изумительным местом в тот день, приводящее в восторг хранилище с кладом золота, которое он никогда не знал принадлежало ему, и никогда даже на миг он не мог представить, что он вернется своровать… И через несколько секунд они стояли в громадном мраморном зале банка.

Длинная стойка была заполнена гоблинами сидящими на высоких стульях, обслуживая первых клиентов дня. Гермиона, Рон и Траверс направились к старому гоблину, который изучал толстую золотую монету через окуляр. Гермиона позволила Траверсу пройти вперед нее, приводя в качестве отговорки то, что она объяснит Рону особенности зала.

Гоблин бросил монету, которую он приберег, сказав никому в частности:

- Лепрекон, - и затем поприветствовал Траверса; последний передал маленький золотой ключик, который был проверен и возвращен обратно.

Гермиона шагнула вперед.

- Мадам Лестрейндж! – сказал гоблин неожиданно вздрогнув. – Дорогая моя! Как.. как я могу помочь вам сегодня?

- Я хочу попасть в свою ячейку, - сказала Гермиона.

Казалось старый гоблин отпрянул немного. Гарри огляделся. Не только Траверс смотрел, спускаясь обратно, но несколько гоблинов оторвались от работы чтобы пристально следить за Гермионой.

- У вас есть распознание? – спросил гоблин.

- Распознание? Я.. Я никогда не просила распознание раньше! – сказала Гермиона.

- Они знают! – прошептал Грипхук Гарри в ухо, - Их должны были предупредить, что возможно появление самозванца!

- Ваша палочка подойдет, мадам, - сказал гоблин. Он протянул слегка дрожащую руку, и тяжело дыша, Гарри осознал, что гоблины Гринготтса были осведомленны о украденной палочке Беллатрикс.

- Действуй сейчас, действу сейчас, - зашептал Грипхук в ухо Гарри, - Заклинание Империус!

Гарри поднял палочку сделанную из боярышника в низу мантии, целясь в старого гоблина, и первый раз в своей жизни прошептал:

- Империо!

Необычное ощущение стрельнуло в руке Гарри, покалывание, тепло, которое казалось шло из его подсознания вниз по сухожилиям и венам соединяя его с палочкой и проклятием, которое он только что вызвал. Гоблин взял палочку Беллатрикс, близко ее рассмотрел, и позже сказал:

- Ах, у вас появилась вновь изготовленная палочка, мадам Лестрейндж!

- Что? – сказала Гермиона, - Нет, нет, это моя..

- Новая палочка? – спросил Траверс, приближаясь к стойке снова; гоблины вокруг все еще смотрели на них. – Но как ты это сделала, к какому изготовителю палочек ты обратилась?

Гарри действовал, не задумываясь. Направив палочку на Траверса, он еще раз прошептал:

- Империо!

- Ах, да, я понимаю, - сказал Траверс, смотря на палочку Беллатрикс, - да, очень красивая и она хорошо работает? Я всегда считаю, что палочки нуждаются легкой ломки, не так ли?

Гермиона выглядела чрезвычайно сбитой с толку, но к великому облегчению Гарри она приняла странный поворот событий без комментариев.

Старый гоблин стоявший возле стойки, хлопнул в ладоши и к нему подошел младший гоблин.

- Мне понадобятся железки, - сказал он гоблину, который мгновенно и исчез и вернулся минутой позже с кожаной сумкой, которая казалось была полна звенящего металла. Он передал ее старшему.

- Хорошо, хорошо, если вы последуете за мной, мадам Лестрейндж, - сказал старый гоблин, спрыгивая со своего стула и исчезая из виду.

- Я провожу вас в вашу ячейку.

Он появился возле конца стойки, радостно приближаясь к ним, содержание кожаной сумки все еще звенело. Теперь Траверс тихо стоял с широко открытым ртом. Рон обратил внимание на это чуждое явление касательно смятения Траверса.

- Подожди – Богрод!

Еще один гоблин стремительно двигался вдоль стойки.

- У нас есть инструкции, - сказал он, преклоняясь перед Гермионой. – Простите, мадам, но у нас есть специальные поручения касательно ячейки Лестрейндж.

Он настойчиво зашептал что-то в ухо Богроду, но тот будучи под заклятием Империо оттолкнул его.

- Я знаю о инструкциях, мадам Лестрейндж хочет попасть в свою ячейку.. Очень старая семья.. старые клиенты.. Сюда, пожалуйста..

И все еще бранясь, он поспешил вперед к одной из множества дверей зала. Гарри оглянулся посмотреть на Траверса, который был до сих пор прикован к месту, он выглядел необычайно опустошенным. Гарри принял решение. Резко махнув палочкой, он заставил Траверса смиренно следовать за ними, когда они достигли двери и прошли в неровный, каменный проход, который был освещен пылающими факелами.

- Мы в беде, они подозревают, - сказал Гарри когда позади них хлопнула дверь и он снял мантию невидимку. Грипхук слез вниз с плеч Гарри. Ни Траверс, ни Богрод не показывали своего удивления при неожиданном появлении Гарри Поттера среди них.

- Они под Империо, - добавил он в ответ на вопросительные взгляды пораженных Рона и Гермионы по поводу Траверса и Богрода, оба теперь стояли очень бледные. – Я не думаю, что сделал это достаточно сильно, я не знаю..

И еще одно воспоминание всплыло в его сознании, настоящая Беллатрикс Лестрейндж пронзительно кричала, когда он впервые попытался использовать Непростительное Заклинание:

- Тебе нужно хотеть причинить им боль.

- Что нам делать? – спросил Рон. – Может нам следует уйти сейчас, пока мы можем?

- Если мы можем, - сказала Гермиона, оглядываясь на дверь в главный холл, за которой неизвестно что происходило.

- Мы зашли слишком далеко, мы продолжаем, - сказал Гарри.

- Отлично! – сказал Грипхук. – Итак, нам нужно чтобы Богрод управлял тележкой; у меня больше нет полномочий. Но там не будет места для волшебника.

Гарри направил свою палочку на Траверса.

- Империо!

Колдун повернулся и быстрым темпом пошел вдоль темного пролета.

- Что ты велел ему делать?

- Спрятаться, - сказал Гарри направляя палочку на Богрода, который свистнул чтобы вызвать маленькую тележку, которая катилась по рельсам по направлению к ним из темноты. Гарри был уверен, что слышал крики из главного входа когда они забрались в тележку, Богрод перед Грипхуком, Гарри, Рон и Гермиона залезли вместе назад.

После резкого толчка, телега тронулась, набирая скорость. Они быстро проехали мимо Траверса, который вдавился в трещину в стене, затем тележка повернула и огибая запутанные проходы все время катилась вниз. Из-за грохочущей по рельсам тележки, Гарри ничего не слышал. Его волосы развевались когда они поворачивали между сталактитами, спускаясь еще глубже в землю, но он мельком поглядывал назад. Они должно быть оставили кучу следов после себя; чем больше он думал, тем безрассуднее казалась маскировка Гермионы в Беллатрикс, принести палочку Беллатрикс, когда Пожиратели смерти знали, кто ее украл.

Там было так глубоко, как Гарри никогда не бывал в Грингготсе; они сделали резкий поворот на скорости и не имея секунды в запасе увидели перед собой водопад бушующийно их пути. Гарри слышал, как закричал Грипхук:

- Нет! – но тормоза не было.

Они влетели в него. Вода заполнила глаза и рот Гарри. Он не мог видеть и дышать. Затем, после ужасного толчка, тележка перевернулась и они все вылетели из нее. Гарри слышал, как телега разбилась на мелкие кусочки о проходную стену, слышал, как Гермиона что-то кричала, и чувствовал как легко скользнул вперед, как будто невесомый, больно приземлившись на каменистый проходной пол.

- П… Подушечное заклинание, - прошептала Гермиона, когда Рон дернул ее за ноги, но Гарри с ужасом увидел, что Гермиона больше не была Беллатрикс; вместо этого она стояла в мешковатой мантии, полностью промокшая; Рон был снова рыжий и без бороды. Они осознавали это, глядя друг на друга и чувствуя свои собственные лица.

- Падение Вора! – сказал Грипхук, тяжело поднимаясь на ноги и оглядываясь на ливень на рельсах, который Гарри теперь знал, не был просто водой.

- Он смывает любые чары, все магические перевоплощения! Они знают, что в Грингготсе самозванцы, они пустили защиту против нас!

Гарри видел, как Гермиона проверила наличие бисерной сумки, и быстро засунул свою руку под куртку, чтобы проверить не потерял ли он мантию невидимку. Потом он повернулся посмотреть на Богрода, который тряс голову в полном замешательстве. Падение Вора должно быть увеличило действие заклятия Империус.

- Он нам нужен,- сказал Грипхук, - мы не сможем войти в ячейку без гоблина Грингготса. И нам нужны железки!

- Империо! – сказал Гарри; его голос эхом пронесся по каменному проходу, когда он снова почувствовал пьянящую власть, которая пульсировала из подсознания к палочке. Богрод еще раз подчинился его воле, дурманящее выражение сменилось на вежливое равнодушие, когда Рон поспешил подобрать кожаную сумку с железными инструментами.

- Гарри, Я думаю, что слышу приближающихся людей!, - сказала Гермиона, она нацелила палочку Беллатрикс на водопад и крикнула:

- Протего!

Они видели, как Заклинание Защиты разбило поток зачарованной воды, поскольку она потекла вдоль прохода.

- Хорошо мыслишь, - сказал Гарри. – Показывай дорогу, Грипхук!

- Как мы собираемся выбраться? – спросил Рон, когда в темноте они пешком спешили за гоблином, Богрод часто дышал во время их ходьбы подобно собаке.

- Давайте беспокоиться об этом, когда это будет необходимо, - сказал Гарри. Он пытался прислушаться. Ему казалось он слышал какой-то шум и движение совсем близко.

- Грипхук, далеко еще?

- Не далеко, Гарри Поттер, не далеко..

Они свернули на углу и Гарри увидел нечто, к чему он был готов, но что все же заставило их всех остановиться.

Гигантский дракон был привязан к полу, преграждая вход к четырем или пяти самым дальним ячейкам. Чешуя зверя стала бледной и похожей на хлопья за время длительного заключения под землей, его глаза были молочно-розового цвета; обе задние ноги были закреплены тяжелыми цепями, пригвожденными глубоко в каменный пол.

Его большие острые крылья, собранные ближе к телу, заполнили бы всю комнату, если бы он раскрыл их, и когда он повернул свою страшную голову к ним, то издал рык через ноздри, заставив стены сотрясаться, и метнул струю огня, которая заставила их бежать обратно по проходу.

- Он частично слеп, - задыхаясь сказал Грипхук, - и еще более дикий из-за этого. Однако, у нас есть средства что бы контролировать его. Он знает чего ожидать, когда появятся железки. Дай их мне.

Рон передал сумку Грипхуку, и гоблин вытащил несколько маленьких железных инструментов, после тряски которых получался долгий звонкий шум подобный миниатюрному молотку в наковальне. Грипхук отложил их. Богрод отнесся ко всему смиренно.

- Ты знаешь, что делать, - сказал Грипхук Гарри, Рону и Гермионе. – Когда он слышит шум, он ждет боли. Он отступит, и Богрод должен положить свою руку на дверь ячейки.

Они снова повернули за угол, гремя железками, и шум эхом отдавался по каменным стенам, так сильно возрастая, что внутренности черепа Гарри казалось вибрировали. Дракон издал еще один хриплый рык, потом отступил. Гарри видел, как он дрожал, и так как они подходили все ближе, он видел на его лице шрамы от ужасных ударов, и догадался, что его обучали бояться раскаленных мечей когда он услышит звук железа.

- Заставь его дернуть дверную ручку! – подгонял Грипхук Гарри, который снова нацелил палочку на Богрода. Старый гоблин подчинился, кладя ладонь на ручку, и дверь ячейки исчезла, показывая пишерообразную расщелину переполненную золотыми монетами и кубками, серебренными доспехами, кожей странных существ – некоторые с длинными позвоночниками, другие со свисающими крыльями – зелья в драгоценных фляжках, и череп все еще с короной.

- Ищите быстрей! – сказал Гарри, когда они поспешили внутрь ячейки. Он описывал кубок Хаффлпаффа Рону и Гермионе, но крестраж находящийся в этой ячейке был другим, Гарри не знал на что он был похож. У него было время лишь посмотреть по сторонам, однако до того как позади них послышался заглушенный стук. Дверь снова появилась, закрывая их в комнате, и они погрузились в темноту.

- Не важно, Богрод сможет вывести нас!, - сказал Грипхук, когда Рон неожиданно вскрикнул. - Вы не можете зажечь свет на палочках? И поспешите, у нас мало времени!

- Люмос!

Гарри осветил своей палочкой всю ячейку. Ее свет упал на сверкающие драгоценности, он видел фальшивый меч Грипхфиндора, который лежал на высокой полке среди кучи цепей. Рон и Гермиона тоже зажгли свои палочки, и теперь изучали груды вещей окружающих их.

- Гарри, это не может быть…? Ой!

Гермиона закричала от боли, и Гарри направил свою палочку на нее, чтобы увидеть вертевшийся в ее руке драгоценный кубок. Но когда он упал, он раскололся на град кубков, так что через несколько секунд, с огромным грохотом пол был усеян одинаковыми кубками, которые катились в разные стороны, найти настоящий среди них было невозможно.

- Он обжег меня!, - простонала Гермиона, облизывая покрывшиеся волдырями пальцы.

- Они добавили заклинания Гермино и Флагранте! - сказал Грипхук.

- Все к чему вы прикоснетесь будет гореть или размножаться, но копии ничего не стоят – и если вы не перестанете дотрагиваться до сокровищ, в конце концов вы будете раздавлены насмерть весом распространенного золота!

- Ясно, ничего не трогайте!, - отчаянно сказал Гарри, но как только он произнес это, Рон случайно задел ногой один из упавших кубков, и пока Рон прыгал на одном месте, разлетелось еще двадцать кубков, часть его ботинка загорелась после связи с раскаленным металлом.

- Стой смирно, не двигайся!, - сказала Гермиона, хватая Рона.

Просто посмотрите вокруг! – сказал Гарри. – Помните, кубок маленький и золотой, на нем выгравирован барсук, две ручки – или если сможете узнать, смотрите везде орла, символ Рейвенкло.

Они направляли свои палочки во все углы и щели, осторожно поворачиваясь на месте. Ни смотря ни на что, они не могли не навести порядок; Гарри отбросил каскад фальшивых Голлеонов на пол к куче кубков, и теперь там с трудом нашлось место для ног, и раскаленное золото вспыхнуло огнем так, что в ячейке теперь было как в печке. Свет от палочки Гарри скользнул по полкам, сделанные гоблинами каски тянулись вверх к потолку; он поднимал луч все выше и выше, пока неожиданно не нашел веешь, из-за котрой его сердце подпрыгнуло, а рука задрожала.

- Он там, он там наверху!

Рон и Гермиона тоже направили их палочки так что бы маленький кубок сверкал на пересечении трех лучей; кубок Хельги Хаффлпафф, перешедший во владения Хепзибах Смит, был украден у последнего Томом Риддлом.

- И как, черт возьми, мы собираемся подняться туда не дотрагиваясь до всего этого? – спросил Рон.

- Акцио Кубок! – крикнула Гермиона, очевидно забыв в отчаянье о том, что им рассказывал Грипхук во время их собраний.

- Не используй это, не используй!, - рычал гоблин.

- Что нам тогда делать? – сказал Гарри, бросая взгляд на гоблина. – Если тебе нужен меч, Грипхук, тогда ты должен помогать нам больше, чем просто ждать! Я могу касаться вещей мечом? Гермиона, дай его сюда!

Гермиона нащупала в мантиях бисерную сумку, вытащила ее, и порыскав несколько секунд достала сияющий меч. Гарри схватил его за рубинную рукоятку и дотронулся кончиком лезвия до серебряного графина рядом, он не размножился.

- Если я смогу просто просунуть меч через ручку – но как подняться наверх?

Полка, на которой располагался кубок был в недосягаемости для любого из них, даже для Рона, который был самим высоким. Жар от зачарованных драгоценностей постепенно рос, пот стекал по лицу и спине Гарри, когда он сосредоточенно думал о способе подняться наверх; затем он услышал рык дракона по другую сторону двери ячейки, и звук чего-то звенящего становился все громче и громче.

За ними действительно следили. Другого выхода, кроме как через дверь не было, и компания гоблинов кажется приближалась с другой стороны. Гарри посмотрел на Рона и Гермиону и увидел ужас в их глазах.

- Гермиона, - сказал Гарри, так как звон становился громче, - Мне надо подняться наверх, мы должны избавиться от этого -

Она вскинула палочку направив ее на Гарри, и прошептала,

- Левиркорпус.

Вскинутый вверх за лодыжку, Гарри ударил набор оружия и точные копии рассыпались как раскаленная до бела масса, заполняя и без того стесненное пространство. Крича от боли Рон, Гермиона и два гоблина задели другие вещи, которые так же размножились. Они боролись, стоя по пояс в море размножающихся до бела раскаленных драгоценностях, и вскрикнув Гарри резко толкнул меч сквозь ручку Хаффлпаффского кубка, нанизывая его на лезвие.

- Импервиус! – хриплым голосом крикнула Гермиона пытаясь защитить себя, Рона и гоблинов от раскаленного метала. Следующий вопль заставил Гарри посмотреть вниз. Рон и Гермиона были по пояс в драгоценностях, стараясь удержать Богрода что бы он не соскользнул вниз в растущую волну, но Грипхук исчез из виду; и ничего кроме кончиков некоторых пальцев не было видно.

Схватив Грипхука за пальцы, Гарри потянул его. Появился ворчливый и усыпанный волдырями из-за высокой температурой гоблин.

- Либератокорпус! – крикнул Гарри, и они с Грипхуком с грохотом приземлились на поверхность возвышающихся драгоценностей, и меч выпал из рук Гарри.

- Возьми его! – крикнул Гарри, борясь с болью на коже от горячего железа, когда Грипхук вскарабкался на его

- Где меч? На нем кубок!

Оглушительный звон на другой стороне за дверью увеличивался – было слишком поздно.

- Там!

Это Грипхук увидел его, и Грипхук старательно прыгал, и в это мгновение Гарри знал, гоблин никогда не ждал, что они сдержат слово. Одной рукой он крепко сжимал волосы Гарри просто чтобы убедиться, что он не упал в увеличивающемся море раскаленного золота, Грипхук схватил рукоятку меча и махнул им высоко вверх, вне досягаемости Гарри. Ручка маленького золотого кубка, нанизанная на лезвие меча была вскинута вверх. Гоблин с трудом принимая боль ожогов покрывающих его тело, он все еще несся по размножающимися сокровищам, Гарри пихнул кубок в мешок и потянулся наверх что бы найти меч, но Грипхук ушел. Он сполз с Гарриных плеч в тот момент когда это стало возможно, и рванул в укрытие к гоблинам, размахивая мечом и издавая крики,

- Воры! Воры! Помогите! Воры!

Он исчезнул в продвигающейся толпе, где у всех имелся нож, и которая приняла его без единого вопроса.

Передвигаясь по раскаленному металлу, Гарри старался встать на ноги так как знал, что единственный выход был свободен.

- Ступефай! – выпалил он, Рон и Гермиона присоединились. Лучи красного цвета попали в толпу гоблинов, и некоторые перевернулись, но остальные наступали ближе, и Гарри увидел бегущих из-за угла охранников – магов.

Привязанный дракон зарычал и поток огня хлынул на гоблинов; скрючившись пополам, маги вылетали в проход через который вошли, и Гарри охватило вдохновение, или сумасшествие. Нацеливая палочку на толстые оковы, удерживающие зверя на земле, он закричал,

- Реласхио!

Оковы разлетелись звонким ударами.

- Сюда! - крикнул Гарри, все еще стреляя заклинаниями оглушения в приближающихся гоблинов, он рванул к бледному дракону.

- Гарри – Гарри – что ты делаешь? – закричала Гермиона.

- Поднимайтесь, карабкайтесь, давайте..

Дракон не понимал, что свободен. Ноги Гарри нашли изгиб на его задней лапе и он потянулся наверх на его спину. Чешуя была тверда как сталь; дракон кажется даже не чувствовал его. Гарри протянул руку Гермионе поднимая ее наверх; Рон забрался за них, и секундой позже дракон стал осознавать, что не был привязан.

Когда он с шумом поднялся и взлетел в воздух, Гарри вонзил колени, сжимая так сильно как мог, в зубчатую чешую и когда крылья открылись, отбрасывая орущих гоблинов в разные стороны как кегли. Гарри, Рон и Гермиона растянувшиеся на его спине скребли по потолку так как он кинулся к проходному проему, когда преследовавшие их гоблины метали ножи, которые отскакивали от его боков.

- Мы никогда не сбежим, он слишком большой! – кричала Гермиона, но дракон открыл пасть и пустил огонь, подрывая туннель, пол и потолки которого начали трещать и рушиться. Скребя когтями, дракон с немыслимой силой освободил путь. Гарри плотно закрывал глаза против жары и пыли. Оглушенный треском камней и рычанием дракона, он мог только цепляться за него, ожидая что тот его скинет в любой момент; потом он услышал крики Гермионы,

- Дефодио!

Она помогала дракону расширить проход, пробивая потолок так как он преграждал путь к свежему воздуху, подальше от пронзительно кричащих гоблинов. Гарри и Рон последовали ее примеру, разрывая потолок в разные стороны сильнее используя заклинания Выталкиванья. Они прошли подземное озеро, и огромный рычащий пресмыкающийся зверь казалось почувствовал впереди себя свободу и пространство. Проход позади них был переполнен трясущимся с острыми шипами драконьим хвостом, огромными кучами камней, огромными трещинами , а звон железных вещей гоблинов становился более заглушенным, пока впереди, огонь дракона помогал их продвижению.

И затем, наконец, с помощью их совместных заклинаний и животной силы дракона, они разгромили себе путь из прохода в мраморный зал. Гоблины и волшебники пронзительно кричали и пытались укрыться, в конце концов дракону хватило места распахнуть крылья. Поворачивая свою рогатую голову по направлению к прохладному уличному воздуху, который он мог учуять вдали от входа, он взлетел с все еще прижимающимися к его спине Гарри, Роном и Гермионой он вылетел через железные двери, заставляя их согнуться и свисать с него, так как он вышел на Диагон Аллею и пустился в небо. плечи, решительно избегая раскаленный до красна массы вещей. оседлал его, но Гарри упал и уронил его, и не смотря на это он чувствовал как кубок обжег оставшуюся часть его тела, даже когда неисчисляемые кубки Хаффлпаффа внезапно появлялись в его руке, они посыпались на него потому, что вход в ячейку был снова открыт и он оказался бесконтрольно скользящим в расширяющемся потоке огненного золота и серебра, который вынес его, Рона и Гермиону в наружную комнату.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl