Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 6. Глава 1
   Книга 6. Глава 2
   Книга 6. Глава 3
   Книга 6. Глава 4
   Книга 6. Глава 5
   Книга 6. Глава 6
   Книга 6. Глава 7
   Книга 6. Глава 8
   Книга 6. Глава 9
   Книга 6. Глава 10
   Книга 6. Глава 11
   Книга 6. Глава 12
   Книга 6. Глава 13
   Книга 6. Глава 14
   Книга 6. Глава 15
   Книга 6. Глава 16
   Книга 6. Глава 17
   Книга 6. Глава 18
   Книга 6. Глава 19
   Книга 6. Глава 20
   Книга 6. Глава 21
   Книга 6. Глава 22
   Книга 6. Глава 23
   Книга 6. Глава 24
   Книга 6. Глава 25
   Книга 6. Глава 26
   Книга 6. Глава 27
   Книга 6. Глава 28
   Книга 6. Глава 29
   Книга 6. Глава 30

Гарри Поттер и Принц-полукровка

книга шестая



Глава 6. Тайна Драко

Следующие несколько недель Гарри безвылазно провел в Пристанище. Днем ребята обычно играли в квидиш двое на двое (Гарри и Гермиона против Рона и Джинни; Гермиона играла ужасно, Джинни – очень хорошо, так что силы были равны), а по вечерам Гарри налегал на стряпню миссис Уэсли и съедал по три порции всего, что бы она ни приготовила.

Все было бы замечательно, если б не бесконечные сообщения об исчезновениях, загадочных происшествиях и даже смертях; они появлялись в «Прорицательской» почти ежедневно. А иногда Билл с мистером Уэсли приносили новости прежде, чем те доходили до печати. Празднование шестнадцатого дня рождения Гарри, к великому неудовольствию миссис Уэсли, тоже было омрачено мрачным известием, которое принес Рем Люпин, изможденный и хмурый, как никогда. Его каштановые волосы еще больше поседели, а одежда совсем обветшала.

– Дементоры совершили еще несколько нападений, – объявил он, принимая от миссис Уэсли кусок именниного торта. – А еще в какой-то лачуге на севере найдено тело Игоря Каркарова. Над крышей висел Смертный Знак… Хотя, если честно, я удивляюсь, что после того, как он отрекся от Упивающихся Смертью, ему удалось прожить почти целый год. Помнится, Регулус, брат Сириуса, протянул всего пару дней.

– Да уж, вот так, – нахмурилась миссис Уэсли, – но, может быть, мы поговорим о чем-то дру…

– Рем, а ты слышал про Флорана Фортескью? – выкрикнул Билл, которого Флер усиленно потчевала вином. – Который держал…

– …кафе-мороженое на Диагон-аллее? – вмешался Гарри. У него засосало под ложечкой от неприятного предчувствия. – Он меня бесплатно угощал… Что с ним случилось?

– Судя по виду кафе, его забрали.

– За что? – спросил Рон. Миссис Уэсли гневно сверлила взглядом Билла.

– Кто знает? Видать, чем-то им не угодил. А такой был приятный человек.

– Кстати о Диагон-аллее, – сказал мистер Уэсли. – Похоже, Олливандер тоже пропал.

– Который делал волшебные палочки? – потрясенно выговорила Джинни.

– Он самый. В магазине пусто. Следов борьбы никаких. Непонятно, он сам скрылся или его похитили.

– Но … где же теперь покупать палочки?

– Есть и другие производители, – сказал Люпин. – Но Олливандер – самый лучший. Если он достанется той стороне, нам придется несладко.

Днем после этого мрачноватого чаепития пришли письма из «Хогварца» со списками необходимых учебников. А Гарри еще ждал сюрприз: его назначили капитаном квидишной команды.

– Теперь тебе полагаются те же привилегии, что у старост! – радостно вскричала Гермиона. – Специальная ванная и все прочее!

– Смотри-ка, у Чарли была такая же, – Рон любовно погладил капитанскую нарукавную повязку. – С ума сойти, Гарри, ты – мой капитан… то есть, конечно, если возьмешь меня обратно в команду, ха-ха…

– Пора на Диагон-аллею, дольше тянуть нельзя, – вздохнула миссис Уэсли, просматривая список Рона. – Давайте в субботу, если только вашему папе опять не придется работать. Без него я туда ни ногой.

– Мам, ты правда думаешь, что Сама-Знаешь-Кто сидит в засаде у «Завитуша и Клякца»? – хихикнул Рон.

– А Фортескью и Олливандер отправились на курорт, да? – мгновенно вспыхнула миссис Уэсли. – Если ты считаешь возможным шутить на эту тему, сиди дома, я сама куплю все, что тебе нужно…

– Нет уж, я с вами, я хочу увидеть магазин Фреда и Джорджа! – поспешно выпалил Рон.

– Тогда, молодой человек, советую вам срочно повзрослеть, не то я могу решить, что вы еще не созрели для нашей компании! – сердито бросила миссис Уэсли. Она схватила свои часы – все стрелки словно приклеились к «смертельной опасности» – и водрузила на стопку свежевыстиранных полотенец. – То же касается возвращения в «Хогварц»!

Рон неверящим взором посмотрел на Гарри. Его мать подхватила тяжелую корзину с бельем и шатающимися часами и стремительно вышла из кухни.

– Обалдеть… уж и пошутить нельзя…

Впрочем, Рон постарался не говорить больше глупостей о Вольдеморте и сумел обойтись без новых столкновений с миссис Уэсли. Тем не менее, в субботу за завтраком она была очень напряженна. Билл, который оставался дома с Флер (к вящей радости Джинни и Гермионы), протянул Гарри через стол кошелек, туго набитый деньгами.

– А мне? – тут же потребовал Рон, вытаращив глаза.

– Это его деньги, дубина, – сказал Билл. – Гарри, я взял их из твоего сейфа, а то сейчас на получение денег уходит часов пять, не меньше. Гоблины совсем помешались на безопасности. Два дня назад Арки Филпоту даже засунули индикатор искренности в… короче, можете мне поверить, так проще.

– Спасибо, Билл, – поблагодарил Гарри и сунул кошелек в карман.

– Он у нас такой заботльивый, – обожающе мурлыкнула Флер и погладила Билла по носу. Джинни, за ее спиной, изобразила, что ее рвет в тарелку с кашей. Гарри подавился хлопьями; Рон принялся колотить его по спине.

День выдался хмурый, облачный, пришлось надевать плащи. Во дворе ждала специальная министерская машина; однажды за ними такую уже присылали. Они бесшумно отъехали от Пристанища. Билл и Флер махали на прощанье из окна кухни.

– Хорошо, что папе снова ее дали, – Рон привольно раскинулся на просторном заднем сиденье, где свободно хватало места ему, Гарри, Гермионе и Джинни.

– Не вздумай привыкать, это только ради Гарри, – бросил через плечо мистер Уэсли. Они с миссис Уэсли сидели впереди рядом с министерским водителем; переднее пассажирское сиденье услужливо растянулось до размеров двухместного дивана. – Он у нас сверхсекретный объект. В «Дырявом котле» нас ждет дополнительная охрана.

Гарри молчал; ему совсем не улыбалось ходить по магазинам в окружении батальона авроров. Он взял с собой плащ-невидимку и считал, что если Думбльдору этого достаточно, то должно бы устроить и министерство. Впрочем, если подумать, они, наверное, о плаще не знают … Спустя поразительно короткое время машина сбавила ход и остановилась на Чарингкросс-роуд перед «Дырявым котлом».

– Прибыли, – объявил водитель, впервые подав голос. – Мне приказано вас дождаться. Можете хотя бы примерно сказать, сколько вам потребуется?

– Думаю, часа два, – ответил мистер Уэсли. – А, замечательно, вот и он!

Гарри вслед за мистером Уэсли прильнул к окну, и его сердце радостно подпрыгнуло. У «Дырявого котла» не было никаких авроров, но зато там в длинной бобровой шубе стоял огромный, бородатый Рубеус Огрид, привратник и дворник «Хогварца». Он решительно не замечал изумленных взглядов, которые кидали на него прохожие муглы, но при виде Гарри просиял.

– Здорово! – гулко пробасил он и бросился обнимать Гарри, чуть не переломав ему все кости. – Конькур… в смысле, Курокрыл… видел бы ты, Гарри, как он рад открытому небу…

– Рад, что он рад, – сказал Гарри, улыбаясь и потирая ребра. – Мы и не знали, что «охрана» – это на самом деле ты!

– Да, точно, прям как в старые добрые времена. Понимаешь, министерство хотело откомандировать бригаду авроров, но Думбльдор сказал, что меня и одного хватит, – Огрид гордо выпятил грудь и засунул большие пальцы в карманы шубы. – Ну чего, двинулись?… Молли, Артур, после вас…

«Дырявый котел» впервые на памяти Гарри пустовал. Никого из завсегдатаев не было, один только хозяин, морщинистый и беззубый Том. Он с надеждой поднял глаза на вошедших, но даже не успел ничего сказать, потому что Огрид важным голосом объявил: – Рассиживаться некогда, Том, сам понимаешь. Дела «Хогварца».

Том мрачно кивнул и снова принялся протирать бокалы. Гарри, Гермиона, Огрид и все Уэсли прошли бар насквозь и очутились в маленьком заднем дворе, где стояли мусорные баки и было довольно холодно. Огрид постучал розовым зонтиком по определенному кирпичу в стене, и там сразу образовался арочный проем, за которым вилась мощеная улочка. Они прошли под аркой и на минуту замерли, оглядываясь по сторонам.

Диагон-аллея сильно изменилась. Красочные витрины с книгами заклинаний, ингредиентами для зелий и котлами были заклеены большими плакатами мрачного фиолетового цвета. В основном это были сильно увеличенные копии министерской листовки по мерам безопасности, которую рассылали летом; но местами встречались черно-белые фотографии беглых Упивающихся Смертью. С фасада ближайшей аптеки ухмылялась Беллатрикс Лестранг. Окна кое-где были заколочены – включая кафе Флорана Фортескью. По другой стороне улицы жались какие-то убогие лотки; первый стоял перед магазином Завитуша и Клякца. На грязном, полосатом навесе болталась картонка с надписью:

Мощные обереги – против оборотней, дементоров, инферний

Невысокий, сомнительной внешности колдун тряс перед прохожими пригоршней серебряных амулетов.

– Возьмете для дочурки, мэм? – крикнул он миссис Уэсли, пялясь на Джинни. – Жалко такую хорошенькую шейку.

– Был бы я на дежурстве… – мистер Уэсли ожег продавца гневным взглядом.

– Да-да, только сейчас никого арестовывать не надо, мы торопимся, – проговорила миссис Уэсли, изучая список. – Думаю, начать надо с мадам Малкин. Гермионе нужна новая парадная роба, и у Рона из-под школьной формы ноги торчат… Гарри тоже сильно вырос… Пошли, пошли, живее…

– Молли, зачем нам всем идти к мадам Малкин? – спросил мистер Уэсли. – Эти трое могут пойти с Огридом. А мы тем временем отправимся к «Завитушу и Клякцу» и купим учебники.

– Не знаю, не знаю, – озабоченно пробормотала миссис Уэсли, явно разрываясь между желанием как можно скорее покончить с покупками и боязнью выпустить детей из-под присмотра. – Огрид, как по-твоему…?

– Не волнуйся, Молли, ничего с ними не случится, – Огрид беззаботно махнул ладонью размером с крышку мусорного бака. Миссис Уэсли немного посомневалась, но все же согласилась разделиться и вместе с мужем и Джинни быстро направилась к «Завитушу и Клякцу». Гарри, Рон и Гермиона под присмотром Огрида двинулись к мадам Малкин.

Гарри заметил, что у многих прохожих озабоченный и затравленный вид, совсем как у миссис Уэсли. Никто не останавливался поболтать со знакомыми, не прогуливался, не ходил по магазинам один: мимо деловито шагали тесные, сплоченные группки людей.

Огрид остановился перед магазином мадам Малкин, наклонился и заглянул в окно.

– Пожалуй, тесновато там будет, ежели мы всей кучей набьемся, – сказал он. – Лучше я тут посторожу, идет?

Гарри, Рон и Гермиона зашли внутрь втроем. Сначала магазин показался им пустым, но, как только за ними закрылась дверь, откуда-то из-за вешалки с парадными робами, расцвеченными синими и зелеными блестками, донесся знакомый голос:

– …уже не ребенок, если ты, мама, не заметила. Я вполне способен купить все необходимое сам.

Кто-то поцокал языком, а затем женский голос – Гарри узнал мадам Малкин – произнес:

– Что ты, милый, при чем тут ребенок, мама совершенно права! Никому сейчас не стоит расхаживать по улицам в одиночку…

– Смотрите лучше, куда тычете своей булавкой!

Из-за вешалки появился юноша с бледным острым лицом и светлыми, почти белыми волосами. На нем была красивая темно-зеленая роба, которая по подолу и краям рукавов искрилась булавочными головками. Юноша прошел к зеркалу и внимательно себя осмотрел; лишь несколько секунд спустя он заметил отражение Гарри, Рона и Гермионы. Его светло-серые глаза сузились.

– Если почувствуешь вонь, мама, не удивляйся: пришло мугродье, – процедил Драко Малфой.

– Прошу не употреблять такие слова в моем магазине! – Мадам Малкин выскочила из-за вешалки с портновским метром и волшебной палочкой в руках. – И не доставать волшебные палочки! – поспешно добавила она, заметив, что Гарри и Рон направили палочки в сторону Малфоя.

Гермиона – она стояла чуть сзади – прошептала:

– Вы что, не надо, он того не стоит…

– Конечно-конечно, как будто они осмелятся колдовать вне школы, – осклабился Малфой. – Кстати, кто поставил тебе синяк, Грэнжер? Я пошлю ему цветы.

– Ну-ка хватит! – гневно прикрикнула мадам Малкин и оглянулась назад, ища поддержки. – Мэм… прошу вас…

Появилась Нарцисса Малфой.

– Уберите палочки, – велела она Гарри и Рону. – Если вы еще раз навредите моему сыну, это будет ваш последний поступок, уж я позабочусь.

– Правда? – Гарри шагнул вперед. Он не отрываясь смотрел на ее гладкое высокомерное лицо, которое, несмотря на всю бледность, так сильно напоминало лицо сестры. – Призовете своих друзей, Упивающихся Смертью, чтобы они нас прикончили?

Мадам Малкин, взвизгнув, схватилась за сердце.

– Прошу, не надо швыряться обвинениями… опасно такое говорить… уберите палочки, пожалуйста!

Но Гарри и не подумал это сделать. Нарцисса Малфой неприятно улыбнулась.

– М-да, Гарри Поттер… Ты, конечно, любимчик Думбльдора, и потому очень самоуверен. Напрасно. Думбльдор не всегда будет рядом.

Гарри с насмешливым видом завертел головой.

– Ой… смотрите-ка… его и сейчас нет! Так почему не попробовать? Вам подыщут камеру на двоих с недотепой-мужем.

Малфой в ярости кинулся на Гарри, но споткнулся о слишком длинный подол. Рон громко расхохотался.

– Не смей так разговаривать с моей матерью, Поттер! – рявкнул Малфой.

– Успокойся, Драко, – остановила сына Нарцисса, положив тонкие белые пальцы ему на плечо. – Думаю, Поттер воссоединится с дорогим Сириусом много раньше, чем мы с Люциусом.

Гарри поднял палочку еще выше.

– Не надо! – взмолилась Гермиона, хватая Гарри за руку и с усилием ее опуская. – Подумай… нельзя… у тебя будут жуткие неприятности…

Трепещущая мадам Малкин, с минуту потоптавшись на месте, в конце концов решила вести себя так, словно ничего не случилось – видимо, в надежде, что тогда и не случится. Она склонилась к Малфою, не перестававшему сверлить Гарри яростным взором.

– Мне кажется, милый, левый рукав можно еще подкоротить, дай-ка я…

– А-а! – взвыл Малфой и ударил ее по руке. – Да смотрите же вы, куда колете! Мама… я уже не хочу это покупать…

Он сдернул с себя робу и швырнул ее под ноги мадам Малкин.

– Правильно, Драко, – сказала Нарцисса, презрительно глядя на Гермиону. – Теперь, когда я знаю, на какую грязь здесь можно наткнуться… Пойдем лучше к «Ришелье и Хламуру».

Они величаво вышли из магазина. Малфой напоследок постарался посильнее толкнуть Рона.

– Ну, знаете! – воскликнула мадам Малкин, подобрала робу с пола и, как пылесосом, прошлась по ней волшебной палочкой.

Все оставшееся время, пока Гарри и Рон примеряли новые робы, мадам Малкин была очень рассеянна и даже дала Гермионе колдовскую робу вместо ведьминской, а когда с поклонами провожала ребят у двери, то едва могла скрыть, что ей не терпится их спровадить.

– Все купили? – с радостным воодушевлением встретил их Огрид.

– Почти, – сказал Гарри. – Видел Малфоя с мамашей?

– Ага, – беззаботно ответил Огрид. – Но, Гарри, не боись! Разве ж им хватит пороху безобразить посреди Диагон-аллеи?

Гарри, Рон и Гермиона обменялись взглядами, но не успели развеять столь удобное заблуждение Огрида, потому что к ним подошли мистер и миссис Уэсли вместе с Джинни. Каждый прижимал к себе тяжелый пакет с книгами.

– Все целы? – спросил мистер Уэсли. – Робы купили? Вот и хорошо. Теперь, по дороге к Фреду с Джорджем, заскочим в аптеку и «Совиную империю»… Теснее, теснее, не разбредайтесь…

В аптеке Гарри и Рон ничего не купили, ведь с зельеделием было покончено, но в «Совиной империи Лупоглааза» приобрели по большому ящику совячьей радости для Хедвиги и Свинринстеля. А затем направились дальше в поисках «Удивительных ультрафокусов Уэсли», хохмазина близнецов. Миссис Уэсли поминутно взглядывала на часы.

– У нас очень мало времени, – говорила она. – Быстренько все посмотрим и в машину. Кажется, почти пришли… дом девяносто два… девяносто четыре…

– О-го-го-го! – Рон остановился на месте как вкопанный.

Среди скучных, завешанных министерскими объявлениями фасадов окна хохмазина взрывались перед глазами фантастическим, ослепительным фейерверком. Случайные прохожие невольно оглядывались на них, а некоторые даже замирали в полном потрясении. Витрина слева изумляла бесконечным множеством товаров; они крутились, вертелись, прыгали, скакали, сверкали и вопили; от одного только взгляда на них у Гарри заслезились глаза. Витрину справа закрывал плакат, фиолетовый, как министерские, но сверкающий неоново-желтыми буквами:

Испугались Сами-Знаете-Кого-с?
А страшнее, сами знаете: ПОНОС!
Страх и прос-Т-рация
вредны для нации!

Гарри засмеялся. Рядом кто-то слабо застонал, он оглянулся и увидел, что миссис Уэсли остекленевшим взглядом смотрит на плакат, беззвучно повторяя: «Понос».

– Их убьют в собственных постелях! – прошептала она.

– Вот еще! – возразил Рон, который, как и Гарри, сильно развеселился. – Это же просто здорово!

Он и Гарри вошли в магазин первыми. Внутри было не протолкнуться; Гарри не мог подойти к полкам. Он осмотрелся: все стеллажи до самого потолка занимали коробки, в том числе со злостными закусками; в прошлом году, еще в «Хогварце», близнецы довели их до совершенства, правда, школу так и не закончили. Гарри заметил, что самой большой популярностью пользуется нуга-носом-кровь: на полке остался только один мятый ящик. Тут же стояли жестяные банки с фальшивыми волшебными палочками – самые дешевые при первом же взмахе превращались в резиновых цыплят или в трусы, а самые дорогие могли надавать горе-колдуну по шее, – и коробки с перьями, самопишущими, остроумноответными и с проверкой орфографии. Когда в толпе наконец образовался просвет, Гарри протиснулся к прилавку. Там стайка ребятишек лет десяти восторженно наблюдала, как крошечный деревянный человечек поднимается на эшафот к настоящей миниатюрной виселице, установленной на коробке с надписью: «Возобновляемый висельник – заколдуй, не то пожалеешь!»

– «Патентованные грезы наяву…»

Гермионе удалось пробраться к большой стеклянной витрине недалеко от прилавка, и она вслух читала инструкцию на коробке с очень яркой картинкой: красивый юноша и млеющая от счастья девушка на борту пиратского корабля.

– «Всего одно простейшее заклинание, и вы переноситесь в тридцатиминутную грезу, сверхвысокого качества и высшего уровня реалистичности, которая легко вписывается в школьный урок средней продолжительности и практически не идентифицируется. Побочные действия: отсутствующее выражение лица и незначительное слюноотделение. Возрастные ограничения: не отпускается детям до 16 лет». Знаешь, – сказала Гермиона, посмотрев на Гарри, – это магия высочайшего уровня!

– А за это, Гермиона, – произнес сзади мужской голос, – ты получишь один экземпляр бесплатно.

За ними, сияя улыбкой, стоял Фред в малиново-фиолетовой робе, которая эффектно контрастировала с его огненными волосами.

– Гарри! Как жизнь? – Они пожали друг другу руки. – Что это у тебя с глазом, Гермиона?

– Что-что? Ваш дерущийся телескоп, – вздохнула она.

– Черт, совсем забыл! – хлопнул себя по лбу Фред. – На-ка…

Он достал из кармана тюбик и протянул Гермионе; та осторожно отвинтила крышку. Внутри оказался густой желтый крем.

– Намажься, и синяк в течение часа сойдет, – сказал Фред. – Нам просто необходимо иметь при себе приличный гематоморастворитель, мы же в основном тестируем все на себе.

Гермиона явно занервничала.

– Это хоть безопасно?

– Конечно, – успокоил Фред. – Пойдем, Гарри, я устрою тебе экскурсию.

Гермиона осталась разбираться с синяком, а Гарри пошел за Фредом в заднюю часть магазина, где стоял стенд с карточными и веревочными фокусами.

– Неволшебные фокусы! – радостно показал на них Фред. – Знаешь, для психов вроде папы, которые помешаны на всяком муглизме. Денег особо не приносит, но доход стабильный, как-никак новинка… А, смотри, вот и Джордж…

Близнец Фреда энергично потряс руку Гарри.

– У вас экскурсия? Пойдем внутрь, Гарри, увидишь, где делаются настоящие деньги… Только стащи что-нибудь, сопля, дорого заплатишь! – рявкнул он на какого-то маленького мальчика. Тот поспешно выдернул руку из коробки с надписью: «Съедобные Смертные Знаки – затошнит кого хочешь!»

Джордж отодвинул занавеску рядом со стендом мугловых фокусов, и перед Гарри открылось помещение потемнее и поукромнее, с товарами в менее кричащей упаковке.

– Мы недавно начали выпускать серьезную продукцию, – объяснил Фред. – Странно так получилось…

– Гарри, ты не поверишь, но многие люди, даже сотрудники министерства, не в состоянии справиться с рикошетным заклятием, – сказал Джордж. – Впрочем, оно и понятно, у них не было такого учителя, как ты.

– Да… Вот мы и подумали, что шляпы-рикошетки – это будет смешно. Типа, попроси приятеля навести на тебя порчу и смотри, что будет, когда она отрикошетит. А министерство взяло и закупило целых пять сотен, на весь обслуживающий персонал! Заказы поступают и поступают, к тому же огромные!

– Мы расширили серию, сделали плащи и перчатки-рикошетки…

– Они, конечно, вряд ли помогут при непоправимом проклятии, но от разной мелочи и порчи средней силы…

– А потом мы вообще подумали заняться защитой от сил зла, это же золотая жила, –вдохновенно продолжил Джордж. – Классно! Видишь, моментальный тьмущий порошок, мы его импортируем из Перу. Очень удобно, когда надо быстро исчезнуть.

– А манящие бомбочки прямо-таки исчезают с полок, – подхватил Фред, показывая на черные и довольно чудные, похожие на клаксон предметы, которые и правда пытались куда-то убежать. – Бросаешь их незаметненько, они отбегают в сторонку, где их не видно, и верещат. Удобно, если нужно отвлечь чье-то внимание.

– Здорово, – Гарри был потрясен.

– На-ка, – Фред поймал пару бомбочек и бросил Гарри.

Из-за занавески высунулась молодая ведьма с короткими светлыми волосами в фиолетовой форменной робе.

– Мистер Уэсли и мистер Уэсли, там один покупатель просит прикольный котел, – сообщила она.

Обращение «мистер Уэсли» по отношению к близнецам показалось Гарри очень странным, но сами они, похоже, воспринимали это как нечто само собой разумеющееся.

– Спасибо, Верити, сейчас иду, – откликнулся Джордж. – Гарри, набирай что хочешь, ладно? Бесплатно.

– Вы что, я не могу! – вскричал Гарри. Он уже достал кошелек, чтобы расплатиться за манящие бомбочки.

– У нас ты ни за что платить не будешь, – твердо сказал Фред, отмахиваясь от денег Гарри.

– Но…

– Мы не забыли, кто дал нам денег на раскрутку, – серьезно произнес Джордж. – Поэтому бери что нравится. Главное, обязательно отвечай, когда тебя спрашивают, откуда это взялось.

Джордж отправился помогать с покупателями, а Фред повел Гарри в главный зал. Гермиона и Джинни по-прежнему смотрели на патентованные грезы.

– Дамы, а вы не видели нашу потрясающую серию «Чудо-чаровница»? – поинтересовался Фред. – Тогда за мной…

У окна рядами стояли ярко-розовые баночки, а вокруг толпились возбужденно хихикающие девочки. Гермиона и Джинни настороженно застыли поодаль.

– Прошу внимания! – гордо провозгласил Фред. – Самый широкий ассортимент лучшего любовного зелья!

Джинни скептически подняла бровь.

– И действует?

– Еще как, до двадцати четырех часов в зависимости от веса мальчика…

– …и привлекательности девочки, – перебил Джордж, внезапно появляясь рядом. – Но мы не станем продавать любовное зелье родной сестре, – неожиданно посуровев, добавил он, – вокруг которой и так вьются пятеро, судя по…

– То, что говорит Рон, наглые враки, – спокойно ответила Джинни и, чуть подавшись вперед, сняла с полки маленький розовый горшочек. – Что это?

– Гарантированный десятисекундный прыщеудалитель, – сказал Фред. – Прекрасно справляется со всеми дефектами кожи от нарывов до угрей, но не будем удаляться от темы. Ты встречаешься или не встречаешься с типом по имени Дин Томас?

– Встречаюсь, – кивнула Джинни. – Причем когда я видела его последний раз, он абсолютно точно был в одном экземпляре, а вовсе не в пяти. А это что за штучки?

Она показала на клетку с круглыми пушистыми шариками, розовыми и сиреневыми, которые, тоненько попискивая, катались по полу.

– Пигмейские пуфки. Карликовые пушарики. Буквально выращивать не успеваем. – объяснил Джордж. – А что случилось с Майклом Корнером?

– Я его бросила. Такой болван, – пожала плечами Джинни и просунула палец между прутьями. Пуфки дружно покатились к нему. – Ой, какие лапочки!

– И правда довольно милые, – согласился Джордж. – Что-то ты слишком быстро меняешь мальчиков, тебе не кажется?

Джинни обернулась к нему, уперев руки в бока. Выражением лица она так напоминала миссис Уэсли, что Гарри даже удивился, почему Фред в ужасе не провалился сквозь землю.

– Это не твое дело. А тебе, – сердито сказала она нагруженному разными разностями Рону, который только что подошел к Джорджу, – я была бы признательна, если б ты прекратил распускать обо мне сплетни!

– Три галлеона девять сиклей один нут, – подсчитал Фред, мельком глянув на многочисленные коробки. – Выкладывай, Рон!

– Я же ваш брат!

– А это наш товар, и нечего его тырить. Три галлеона девять сиклей. Один нут скидки.

– Но у меня нет трех галлеонов девяти сиклей!

– Тогда положи все на место. Смотри, полки не перепутай.

Рон уронил часть коробок, ругнулся и, глядя на Фреда, сделал неприличный жест рукой. Это, к несчастью, заметила миссис Уэсли, которой вздумалось появиться именно сейчас.

– Еще раз увижу, заколдую, так что пальцы навсегда склеятся, – рявкнула она.

– Мам, можно мы купим пигмейского пуфку? – умоляюще произнесла Джинни.

– Что купим? – настороженно переспросила миссис Уэсли.

– Смотри, какие очаровашки…

Миссис Уэсли отошла от окна, чтобы рассмотреть пигмейских пуфок, и перед глазами Гарри, Рона и Гермионы мелькнул Драко Малфой. Он был один и куда-то очень спешил. Проходя мимо «Удивительных ультрафокусов Уэсли», Малфой быстро оглянулся через плечо, а через секунду скрылся из виду.

– А где же наша мамуля? – нахмурился Гарри.

– Похоже, он от нее свинтил, – сказал Рон.

– С чего бы это? – проговорила Гермиона.

Гарри молчал; он глубоко задумался. По доброй воле Нарцисса Малфой ни за что не отпустила бы сына одного; значит, Малфой сильно постарался, чтобы улизнуть. Гарри слишком хорошо знал Малфоя и не верил, что в этом нет ничего подозрительного.

Он воровато огляделся. Миссис Уэсли и Джинни ворковали над пигмейскими пуфками. Мистер Уэсли восторженно рассматривал колоду крапленых мугловых карт. Фред и Джордж занимались покупателями. Огрид, по другую сторону витрины, стоял к магазину спиной и внимательно следил за улицей.

– Живо ко мне, – сказал Гарри, доставая из рюкзака плащ-невидимку.

– Ой, Гарри… я даже не знаю, – Гермиона неуверенно оглянулась на миссис Уэсли.

– Быстро! – яростно прошипел Рон.

Гермиона поколебалась еще мгновение и нырнула под плащ. Никто не заметил, что троица исчезла; все были слишком отвлечены. Гарри, Рон и Гермиона поскорее протиснулись к выходу, но, когда они выбрались на улицу, Малфой уже исчез.

– Он направлялся туда, – очень тихо, чтобы не услышал Огрид, сказал Гарри. – Пошли.

Они потрусили по улице, стараясь сквозь стекла витрин и дверей рассмотреть покупателей в магазинах. Вдруг Гермиона показала куда-то вперед.

– Кажется, он! – шепнула она. – Сворачивает налево.

– Надо же, какой сюрприз, – тоже шепотом ответил Рон: Малфой, повертев головой, скрылся за углом Дрянналлеи.

– Быстрее, не то упустим, – Гарри убыстрил шаг.

– Тише, ноги видно! – встревоженно сказала Гермиона; плащ-невидимка, развеваясь, приоткрывал лодыжки ребят; им стало труднее прятаться втроем.

– Неважно, – нетерпеливо отмахнулся Гарри, – скорей!

Дрянналлея, прибежище черных магов, словно вымерла. Гарри, Рон и Гермиона на ходу вглядывались в окна, но в магазинах не было ни души. Оно и понятно, подумал Гарри, в такое тревожное время было бы крайне неосмотрительно покупать подобные вещи – во всяком случае, открыто.

Гермиона больно ущипнула его за руку.

– Ой!

– Ш-ш-ш! Смотри! Вот он! – чуть слышно сказала она Гарри на ухо.

Они поровнялись с «Борджином и Д’Авилло», единственным магазином на Дрянналлее, где Гарри однажды бывал и где продавалась всякая жуть. Там, между витрин с черепами и старинными фиалами, спиной к улице стоял Драко Малфой. Его почти не было видно за огромным черных шкафом, тем самым, в котором Гарри когда-то пришлось прятаться от Малфоя и его отца. Малфой энергично жестикулировал, с жаром объясняя что-то владельцу, мистеру Борджину, сутулому человеку с жирными волосами. Он стоял лицом к Малфою, и в его глазах читались одновременно негодование и страх.

– Вот бы подслушать, о чем они говорят! – вздохнула Гермиона.

– Это можно! – взволнованно откликнулся Рон. – Погодите… черт…

Он по-прежнему держал в руках какие-то коробки и, начав открывать самую большую, уронил несколько других.

– Смотрите: подслуши!

– Фантастика! – обрадовалась Гермиона. Рон развернул длинные, телесного цвета веревки и стал просовывать их под дверь магазина. – Надеюсь, тут не наложено непроницаемое заклятье…

– Нет! – радостно воскликнул он. – Слушайте!

Они склонили головы к веревке. Оттуда громко и отчетливо, как из радиоприемника, доносился голос Малфоя.

– …вы сумеете его исправить?

– Вероятно, – с полным отсутствием энтузиазма сказал Борджин. – Надо посмотреть. Сможете принести его в магазин?

– Нет, – отрезал Малфой. – Его нельзя трогать. Мне важно, чтобы вы сказали, как это делается.

Борджин нервно облизал губы.

– Но без осмотра это очень непросто, практически невыполнимо. Ничего нельзя гарантировать.

– Даже так? – По интонации стало ясно, что Малфой нагло ухмыляется. – Случайно, это не добавит вам уверенности?

Он придвинулся к Борджину, полностью скрывшись за большим шкафом. Гарри, Рон и Гермиона переместились вбок, надеясь понять, что происходит в магазине, но видели только хозяина. Тот страшно перепугался.

– Скажете кому-нибудь, пожалеете. Знаете Фенрира Уолка? Друг нашей семьи. Он будет наведываться сюда время от времени, следить, чтобы вы как следует занимались нашим делом.

– Это совершенно лишнее…

– Решать буду я, – заявил Малфой. – А сейчас мне пора. И не забудьте, этот надо беречь как зеницу ока, он мне еще понадобится.

– Не желаете забрать сейчас?

– Вы что, с ума сошли, как я понесу его по улице? Главное, не продавайте.

– Разумеется, нет… сэр.

Борджин поклонился Драко – очень низко, как когда-то кланялся Люциусу Малфою.

– И никому ни слова, Борджин, в том числе моей матери, ясно?

– Конечно, конечно, – забормотал Борджин и еще раз поклонился.

Громко звякнул дверной колокольчик. Очень довольный Малфой появился на пороге магазина. Он прошел так близко от Гарри, Рона и Гермионы, что подол плаща заколыхался от порыва воздуха. Борджин неподвижно, словно окаменев, стоял за прилавком; елейная улыбка на его лице сменилась тревогой.

– О чем это они? – прошептал Рон, сворачивая подслуши.

– Понятия не имею, – ответил Гарри и крепко задумался. – Малфой хотел что-то исправить… и что-то оставить на хранение… Вы видели, на что он показывал, когда сказал: «этот»?

– Нет, он был за шкафом…

– Так, ребята, стойте здесь, – шепнула Гермиона.

– Что ты…?

Но Гермиона уже выскользнула из-под плаща, поправила волосы перед витриной и решительно направилась в магазин. Тренькнул колокольчик. Рон торопливо сунул подслуши под дверь и передал один конец Гарри.

– Здравствуйте! Ужасная погода, не правда ли? – бодро обратилась Гермиона к Борджину. Тот ответил подозрительным взглядом. Гермиона, весело мурлыча себе под нос, стала разгуливать по магазину.

– Это ожерелье продается? – поинтересовалась она, замедляя шаг у стеклянной витрины.

– Если у вас есть полторы тысячи галлеонов, – холодно отозвался Борджин.

– О!... Э-э… нет, столько у меня нет, – Гермиона пошла дальше. – А… вот этот миленький… м-м-м… черепок?

– Шестнадцать галлеонов.

– Он тоже продается? Его никто не… заказывал?

Борджин прищурился. Гарри уже догадался, что задумала Гермиона, и ему стало не по себе. Та, видимо, тоже поняла, что ее раскусили, и внезапно отбросила всяческое притворство.

– Видите ли, дело в том, что… э-э… мальчик, который у вас сейчас был, Драко Малфой, он… э-э… мой друг… Я хочу купить ему подарок на день рождения, но вдруг он уже что-то заказал, зачем мне покупать то же самое, поэтому… кхм…

По мнению Гарри, история получилась неправдоподобная – и, кажется, Борджин считал так же.

– Вон, – коротко бросил он. – Немедленно вон!

Ему не пришлось повторять. Гермиона заторопилась к выходу. Борджин шагал за ней. Звякнул колокольчик. Борджин с силой захлопнул дверь и тут же вывесил табличку «Закрыто».

– М-да, – сказал Рон, закрывая Гермиону плащом. – Попробовать, конечно, стоило, но чтобы так в лоб…

– Знаешь что, гений шпионажа, в следующий раз ты покажешь, как это делается! – огрызнулась она.

Рон с Гермионой пререкались всю дорогу, но у хохмазина близнецов им пришлось замолчать, чтобы незаметно прошмыгнуть мимо миссис Уэсли и Огрида. Те были очень встревожены: очевидно, заметили их отсутствие. Пробравшись внутрь, Гарри незаметно сдернул плащ, спрятал его в рюкзак и вместе с Роном и Гермионой принялся уверять миссис Уэсли, что они все время были в задней части магазина, просто их плохо искали.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl