Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 5. Глава 1
   Книга 5. Глава 2
   Книга 5. Глава 3
   Книга 5. Глава 4
   Книга 5. Глава 5
   Книга 5. Глава 6
   Книга 5. Глава 7
   Книга 5. Глава 8
   Книга 5. Глава 9
   Книга 5. Глава 10
   Книга 5. Глава 11
   Книга 5. Глава 12
   Книга 5. Глава 13
   Книга 5. Глава 14
   Книга 5. Глава 15
   Книга 5. Глава 16
   Книга 5. Глава 17
   Книга 5. Глава 18
   Книга 5. Глава 19
   Книга 5. Глава 20
   Книга 5. Глава 21
   Книга 5. Глава 22
   Книга 5. Глава 23
   Книга 5. Глава 24
   Книга 5. Глава 25
   Книга 5. Глава 26
   Книга 5. Глава 27
   Книга 5. Глава 28
   Книга 5. Глава 29
   Книга 5. Глава 30
   Книга 5. Глава 31
   Книга 5. Глава 32
   Книга 5. Глава 33
   Книга 5. Глава 34
   Книга 5. Глава 35
   Книга 5. Глава 36
   Книга 5. Глава 37
   Книга 5. Глава 38

Гарри Поттер и Орден Феникса

книга пятая



Глава 33. БОРЬБА И БЕГСТВО

Гарри представления не имел, что затеяла Гермиона, и вообще, есть ли у неё какой-то план действий. Они вышли из кабинета Кхембридж и двинулись по коридору. Гарри шёл уверенно, держась на полшага позади Гермионы – нельзя показывать, что он не знает, куда идти. Спросить что-либо он не осмеливался – Кхембридж слишком близко, её прерывистое дыхание раздаётся прямо за спиной.

Гермиона спустилась в вестибюль. Из Большого зала доносились громкие голоса, звон приборов. Казалось невероятным, что где-то совсем рядом кто-то наслаждается вкусной едой, беззаботно радуется окончанию экзаменов…

Гермиона вышла на улицу. Стоял чарующий летний вечер; солнце опускалось к верхушкам деревьев Запретного леса. Гермиона решительно зашагала по газону. Чтобы не отставать, Кхембридж пришлось перейти на лёгкую трусцу. Сзади, в траве, как плащи трепетали их длинные чёрные тени.

– Оно в хижине Огрида? – раздался над ухом Гарри голос Кхембридж; видимо, она была уже не в силах сдерживать любопытство.

– Разумеется, нет, – презрительно бросила Гермиона. – Чтобы он ненароком его запустил?

– Разумеется, – возбуждение Кхембридж возрастало. – Ты права. Чего ещё ждать от такого болвана?

Она рассмеялась. Гарри ужасно захотелось развернуться и вцепиться ей в горло; он едва удержался от этого. Тёплый воздух обвевал лоб. Шрам, хотя и пульсировал, но не пылал от боли, как было бы, если бы Вольдеморт собрался убить Сириуса.

– Но… где же оно? – спросила Кхембридж с некоторой неуверенностью, видя, что Гермиона очень целеустремлённо движется к Запретному лесу.

– Там, где же ещё, – Гермиона показала куда-то в чащу. – Где на него нельзя наткнуться случайно. Это же естественно.

– Естественно, – согласилась Кхембридж с опаской в голосе. – Естественно… Что же, прекрасно... Вы двое пойдёте вперёд.

– Можно тогда вашу палочку, раз мы пойдём первыми? – попросил Гарри.

– О нет, мистер Поттер, – сладко отозвалась Кхембридж, тыча его остриём в спину. – Моя жизнь представляет намного большую ценность для министерства, чем ваши.

Едва очутившись в прохладном полумраке леса, Гарри попробовал поймать взгляд Гермионы. Идти в столь опасное место без волшебных палочек – отчаянное безрассудство. Даже с учётом всего совершённого за сегодняшний вечер. Но Гермиона, бросив на Кхембридж презрительный взгляд, устремилась вперёд с такой скоростью, что директриса с её коротенькими ножками еле поспевала за ней.

– А это далеко? – осведомилась Кхембридж, после того как зацепилась робой за куст куманики.

– О да, – ответила Гермиона, – да. Мы его хорошо спрятали.

С каждым шагом опасения Гарри усиливались. Гермиона шла не той дорогой, которая вела к Гурпу, а другой, по которой три года назад Гарри пробирался к логову Арагога. Тогда Гермионы с ним не было; едва ли она знает, что ждёт их в конце пути.

– А… ты уверена, что это правильная дорога? – подчёркнуто спросил он.

– О да, – железным тоном сказала она, ломясь сквозь нижнюю поросль с совершенно излишним, по мнению Гарри, шумом. Поспешающая вслед за ними Кхембридж споткнулась о поваленное молодое деревце и упала. Ребята не остановились, не стали помогать ей подняться; Гермиона лишь слегка обернулась и громко крикнула: «Уже недалеко!»

– Гермиона, говори потише, – бегом нагнав её, пробормотал Гарри. – А то нас услышат…

– Я этого и добиваюсь, – тихо отозвалась она, пользуясь тем, что Кхембридж ничего не слышит из-за хруста под ногами. – Скоро ты всё поймёшь…

Они шли довольно долго и оказались там, куда сквозь густые кроны деревьев совершенно не проникал свет. И у Гарри, не первый раз в этом лесу, возникло ощущение, что за ними кто-то незаметно наблюдает.

– Сколько ещё? – раздражённо крикнула сзади Кхембридж.

– Теперь совсем близко! – завопила в ответ Гермиона, выходя на сумрачную, сырую поляну. – Ещё чуть-чуть…

Откуда ни возьмись, в воздухе мелькнула стрела и вонзилась в ствол над головой Гермионы. Застучали копыта; задрожала земля; Кхембридж ойкнула и закрылась Гарри как щитом…

Он вырвался, обернулся. Со всех сторон грозно надвигались кентавры, наставляя на непрошенных гостей луки со стрелами. Гарри, Гермиона и Кхембридж испуганно отступали к середине поляны. Кхембридж повизгивала от страха. Гарри покосился на Гермиону. У той на лице играла торжествующая улыбка.

– Кто ты? – раздался суровый голос.

Гарри посмотрел налево. Из обступившего их кольца кентавров выступил гнедой Магориан. Он, как и остальные, держал перед собой заряженный лук. Кхембридж, стоя справа от Гарри, не переставая скулила и трясущейся рукой направляла палочку на приближающегося кентавра.

– Я спросил, кто ты, женщина? – грубо повторил Магориан.

– Я Долорес Кхембридж! – высоким, смертельно перепуганным голосом ответила Кхембридж. – Старший заместитель министра магии, а также директор и главный инспектор «Хогварца»!

– Ты из министерства магии? – переспросил Магориан. Кентавры нервно переступили копытами.

– Да! – ещё тоньше выкрикнула Кхембридж. – Поэтому ведите себя соответственно! Согласно указа департамента по надзору за магическими существами, нападение полукровок, в том числе кентавров, на человека…

– Как ты нас назвала? – вскричал вороной, мятежного вида, кентавр. Гарри узнал Бейна. Послышался возмущённый ропот и звуки натягиваемой тетивы.

– Не называйте их так! – гневно воскликнула Гермиона, но Кхембридж её не слышала. Тыча трясущейся палочкой в сторону Магориана, она истерично тараторила: – Закон пятнадцать подраздел «Б» гласит, что «нападение любого магического существа, обладающего почти человеческим интеллектом, а потому считающегося ответственным за свои действия…»

– «Почти человеческим интеллектом»? – повторил Магориан. Бейн и некоторые другие кентавры, взревев, забили копытами. – Ты нанесла нам смертельное оскорбление, женщина! Наш интеллект, хвала небесам, намного превосходит человеческий.

– Что вам понадобилось в нашем лесу? – загрохотал хмуроликий серый кентавр, которого Гарри и Гермиона уже видели во время прошлого похода в лес. – Зачем вы здесь?

– Вашем лесу? – вскинулась Кхембридж, и её затрясло уже не только от страха, но и от возмущения. – Позвольте напомнить: вы живёте здесь лишь потому, что министерство магии предоставляет отдельные территории…

Стрела пролетела так близко от головы Кхембридж, что задела её мышиные волосы. Кхембридж оглушительно заорала и закрыла голову руками. Кто-то из кентавров одобрительно закричал, другие хрипло захохотали; по сумрачной поляне эхом понеслось дикое ржание. Грозно били копыта. Смотреть на это было страшно.

– Так чей же это лес, женщина? – заревел Бейн.

– Грязные полукровки! – завизжала Кхембридж, плотно обхватив голову руками. – Животные! Бессмысленные твари!

– Тише! – крикнула Гермиона, но было поздно: Кхембридж навела палочку на Бейна и крикнула: «Инкарсерус!»

Появившись из воздуха, толстые как змеи канаты туго обмотали торс и руки кентавра. Он зарычал от ярости и, пытаясь освободиться, встал на дыбы; другие кентавры кинулись на обидчицу.

Гарри быстро повалил Гермиону на землю. Лежа лицом вниз и слыша стук проносящихся над головой копыт, он, казалось, впервые узнал, что такое страх. Но вопящие от негодования кентавры скакали через них с Гермионой, не задевая.

– Не-е-е-е-т! – доносились до ребят крики Кхембридж. – Не-е-е-е-ет!… Я старший заместитель… вы не смеете… отпустите, животные… не-е-е-е-ет!

Полыхнуло красным: она попыталась кого-то обездвижить; затем раздался громкий женский вопль. Гарри чуть поднял голову и увидел, что Бейн, схватив Кхембридж сзади, поднял её высоко в воздух. Кхембридж извивалась, истошно вереща от ужаса. Волшебная палочка упала на землю. У Гарри ёкнуло в груди: вот бы до неё добраться…

Он потянулся за палочкой – но копыто, внезапно обрушившееся сверху, переломило её пополам.

– Вот так! – прогремел над ухом Гарри чей-то голос. Мощная волосатая рука поставила Гарри на ноги. Гермиону тоже подняли с земли. Поверх волнующегося моря разномастных кентавровых спин и голов Гарри увидел, как Бейн уносит куда-то Кхембридж. Та вопила без передышки, но её голос становился всё тише и тише, и наконец за стуком копыт его вовсе не стало слышно.

– А что делать с этими? – спросил серый кентавр с суровым лицом, державший Гермиону.

– Это молодняк, – сказал меланхоличный голос за спиной у Гарри. – Жеребят мы не трогаем.

– Ронан, это они её сюда привели, – возразил кентавр, схвативший Гарри. – И они вовсе не такие маленькие… Этот, например, почти уже мужчина.

Он тряхнул Гарри за ворот.

– Пожалуйста, – чуть слышно взмолилась Гермиона, – пожалуйста, не трогайте нас! Мы не разделяем её взглядов и не работаем в министерстве! Мы пришли сюда в надежде, что вы поможете нам от неё избавиться!

По выражению лица серого кентавра Гарри ясно понял, что, сказав это, Гермиона совершила большую ошибку. Серый кентавр, свирепо роя задними ногами землю, откинул голову и взревел:

– Видишь, Ронан? Они уже набрались наглости, совсем как взрослые! Значит, вы хотели, чтобы мы сделали за вас грязную работу, так, человеческая девчонка? Мы должны служить как верные псы, прогоняя ваших врагов?

– Нет! – в ужасе пискнула Гермиона. – Прошу вас… я не это имела в виду! Просто я думала, что вы… сможете… нам помочь…

Но этим лишь ухудшила положение.

– Мы не помогаем людям! – зарычал кентавр, удерживавший Гарри. Он непроизвольно усилил хватку, припал на задние ноги, и подошвы Гарри оторвались от земли. – Мы – другая раса и гордимся этим! И мы не отпустим вас, не дадим хвастать, что вы воспользовались нашей помощью!

– Мы и не собирались! – завопил Гарри. – Мы знаем: вы сделали то, что сделали, не потому, что мы так хотели…

Однако его никто не слышал.

Какой-то бородатый кентавр крикнул:

– Они пришли незваными, так пусть платят за последствия!

Эти слова были встречены согласным рёвом, и серовато-коричневый кентавр подхватил:

– Пусть отправляются вслед за женщиной!

– Вы говорили, что не трогаете невинных! – По лицу Гермионы текли вполне настоящие слёзы. – Мы вам не сделали ничего плохого, у нас нет волшебных палочек, мы вам не угрожали, мы просто хотим вернуться в школу, пожалуйста, позвольте нам вернуться…

– Мы не такие, как предатель Фиренце, человеческая девчонка! – заорал серый кентавр под одобрительное ржание товарищей. – Ты что думала, мы – хорошенькие говорящие лошадки? Нет, мы древний народ и не намерены терпеть оскорбления колдунов! Мы не признаём ни ваших законов, ни вашего превосходства, мы…

Но Гарри и Гермионе не довелось узнать о кентаврах ничего больше, так как в это самое мгновение на краю поляны что-то сокрушительно загрохотало, и все – и ребята и примерно пятьдесят кентавров – испуганно обернулись. Рука кентавра, удерживавшего Гарри, метнулась к луку и колчану со стрелами. Гарри упал. Гермиона тоже; Гарри кинулся к ней. Два толстых дерева на опушке раздвинулись, и между стволами появилось чудовище – Гурп.

Кентавр, оказавшийся к нему ближе всех, попятился в толпу сородичей. Поляна мгновенно превратилась в лес из взметнувшихся луков со стрелами, направленных в огромную сероватую физиономию, которая нависала над плотным шатром деревьев. Гурп глупо раззявил кривой рот, и в полутьме блеснули жёлтые зубы-кирпичи. Тусклые глаза цвета грязи сузились: Гурп, прищурясь, глядел на копашащуюся под мелочь.

Он ещё шире открыл рот и сказал:

– Охыт.

Гарри не знал, что такое «охыт» и на каком это языке; его это и не интересовало; он лишь смотрел на ступни Гурпа и видел, что каждая из них больше него самого. Гермиона вцепилась ему в руку. Кентавры молча глядели на гиганта, мотавшего из стороны в сторону громадной круглой головой. Он пристально всматривался в толпу, словно разыскивая случайно оброненную вещь.

– Охыт! – сказал он снова, немного настойчивее.

– Прочь отсюда, гигант! – крикнул Магориан. – Мы тебя не звали!

Это заявление не произвело на Гурпа никакого впечатления. Он чуть пригнулся (кентавры стиснули луки) и заревел: «ОХЫТ!»

Кентавры забеспокоились. Гермиона ахнула.

– Гарри! – прошептала она. – По-моему, он хочет сказать: «Огрид»!

В этот миг они – два человеческих существа в море кентавров – привлекли внимание Гурпа. Он опустил голову ещё ниже и стал пристально вглядываться в ребят. Гарри почувствовал, как задрожала Гермиона. Гурп опять раззявил рот и низким рокочущим голосом произнёс: «Герми».

– Господи, – Гермиона, близкая к обмороку, так впилась в руку Гарри, что у него онемела кисть, – запомнил!

– ГЕРМИ! – заклокотал Гурп. – ОХЫТ? ГДЕ?

– Я не знаю! – пронзительно прокричала испуганная Гермиона. – Прости, Гурп, я не знаю!

– ГУРП ХОТЕТЬ ОХЫТ!

Массивная лапа гиганта потянулась вниз. Гермиона завопила, отбежала на несколько шагов назад и упала. Гарри, у которого не было волшебной палочки, приготовился бить, пинать, брыкать, кусать и что там ещё бывает, а неловкая рука гиганта между тем сбила с ног снежно-белого кентавра.

Табун словно этого и ждал – пальцы Гурпа не дотянулись до Гарри одного фута, когда полетевшие в гиганта стрелы испещрили оспинами его невероятную физиономию. Гурп взвыл от боли и ярости, выпрямился и принялся тереть лицо, при этом концы стрел отламывались, но наконечники лишь вдавливались под кожу.

Гурп заорал, затопал огромными ногами; кентавры бросились врассыпную; капли крови Гурпа, каждая величиной с гальку, заколотили по Гарри. Он быстро помог Гермионе подняться, и оба со всех ног рванули под прикрытие деревьев. Один раз они оглянулись: Гурп, по лицу которого ручьями бежала кровь, слепо хватал кентавров, а те в беспорядке отступали, галопом уносясь на другую сторону поляны и растворяясь в лесу. Гурп взвыл от ярости и бросился за ними, сметая на своём пути деревья.

– О нет, – пролепетала Гермиона. Её так трясло, что подгибались коленки. – Какой кошмар! Он их всех переубивает.

– Если честно, меня это не колышет, – отозвался Гарри.

Он стоял, прислушиваясь к постепенно затихавшим вдали стуку копыт и топоту неуклюжего гиганта. Вдруг шрам пронзила острая боль, и Гарри обдало ужасом.

Они потеряли столько времени – при этом сейчас у них гораздо меньше шансов спасти Сириуса, чем сразу после видения! Палочка потеряна, они в Запретном лесу – и неизвестно, сколько ещё отсюда выбираться!

– Это была гениальная идея, – злобно набросился он на Гермиону, не зная, куда излить ярость. – Просто гениальная. Куда теперь?

– Надо вернуться в замок, – слабым голосом ответила Гермиона.

– Пока вернёмся, Сириус уже может погибнуть! – воскликнул Гарри и долбанул ногой по дереву. Сверху донеслось писклявое лопотание. Гарри поднял голову и увидел возмущённого лечурку, который грозно тянул к нему длинные ручки-веточки.

– Без палочек нам ничего не сделать, – безнадёжно сказала Гермиона, с трудом поднимаясь на ноги. – Кстати, Гарри, а как ты вообще собирался попасть в Лондон?

– Ага, нас это тоже очень интересует, – послышался сзади знакомый голос.

Гарри и Гермиона инстинктивно шарахнулись друг к другу и уставились в чащу.

Из-за деревьев показался Рон, вслед за ним – Джинни, Невилль и Луна. Выглядели они неважнецки – по щеке Джинни тянулись длинные царапины, под правым глазом Невилля надувался большой багровый мешок, губа Рона сильно кровоточила. Тем не менее, все были необычайно довольны собой.

– Так что, – Рон отвёл в сторону низко свисавшую ветвь и протянул Гарри его волшебную палочку, – есть какие-нибудь мысли?

– Как вам удалось вырваться? – изумлённо спросил Гарри, забирая палочку.

– Два-три сногсшибателя, разоружальное заклятие, а ещё на редкость классная помехова порча Невилля, – небрежно бросил Рон, возвращая палочку и Гермионе. – Но Джинни оказалась лучше всех, уж и задала она Малфою! Летучие мыши-мешалки – это нечто! Облепили ему всю морду! Мы из окна видели, что вы пошли к лесу, вот и решили пойти за вами. А куда вы дели Кхембридж?

– Ушла в загул, – ответил Гарри. – Со стадом кентавров.

– А вас они не тронули? – поразилась Джинни.

– Хотели, но их прогнал Гурп, – пояснил Гарри.

– Кто такой Гурп? – заинтересовалась Луна.

– Младший братишка Огрида, – как бы между прочим ответил Рон. – Но это неважно. Гарри, что ты узнал в камине? Сириус у Сам-Знаешь-Кого или…?

– У него, – сказал Гарри, и шрам опять пронзила острая боль. – Я уверен, что он ещё жив, но пока не понимаю, как мы сможем ему помочь.

Все испуганно замолчали; проблема казалась неразрешимой.

– Мы должны лететь, – само собой разумеющимся тоном произнесла Луна.

– Это, конечно, прекрасно, – Гарри раздражённо к ней повернулся, – но, во-первых, «мы» не должны ничего, если «мы» – это и ты тоже, а во-вторых, только у Рона есть метла, которую не охраняют тролли, поэтому..

– У меня тоже есть метла! – вскричала Джинни.

– Да, но ты не полетишь, – возмущённо возразил Рон.

– Уж прости, но меня не меньше твоего волнует судьба Сириуса! – воскликнула Джинни, упрямо сжав челюсти, и всех потрясло её необыкновенное сходство с Фредом и Джорджем.

– Ты ещё слишком… – начал Гарри, но Джинни яростно перебила: – Мне на три года больше, чем было тебе, когда ты отвоевал у Сам-Знаешь-Кого философский камень! И это из-за меня Малфой не может выйти из кабинета Кхембридж, потому что ему не дают мыши-мешалки…

– Да, но…

– Мы вместе были в Д.А., – тихо проговорил Невилль. – Общество ведь затевалось для того, чтобы бороться с Сам-Знаешь-Кем, правда? Вот мы и испытаем себя в деле – или всё это были детские игрушки?

– Нет… конечно, нет, – нетерпеливо бросил Гарри.

– Тогда мы с тобой, – просто сказал Невилль. – Мы хотим быть полезны.

– Да! – со счастливой улыбкой поддержала Луна.

Гарри встретился взглядом с Роном. Было понятно, что Рон думает то же, что и Гарри: если бы он выбирал помощников из Д.А., это был бы кто угодно, только не Джинни, Невилль и Луна.

– Всё это неважно, – процедил сквозь зубы Гарри, – мы всё равно не знаем, как попасть в Лондон…

– Кажется, мы уже решили, – с раздражающим спокойствием проговорила Луна. – Мы полетим!

– Слушай, – Рон еле сдерживал злость, – может, ты и умеешь летать без метлы, но остальные пока не научились отращивать крылышки…

– Летать можно не только на метле, – безмятежно сказала Луна.

– А, так мы полетим на какарожьих эскалопах или как их там? – осведомился Рон.

– Складкорогие стеклопы не летают, – возмущённо отозвалась Луна, – зато они летают, причём, как говорит Огрид, очень хорошо умеют находить места, куда нужно попасть их седокам.

Гарри стремительно обернулся. Среди деревьев, мерцая жуткими глазами, стояли два тестраля и, словно всё понимая, внимательно прислушивались к разговору.

– Точно! – прошептал Гарри, делая шаг по направлению к животным. Те, мотнув ящероподобными головами, откинули назад длинные чёрные гривы. Гарри с готовностью протянул руку и похлопал ближнего тестраля по лоснящейся шее; как он мог считать их страшными?

– Это ваши сумасшедшие кони? – неуверенно спросил Рон, уставившись в некую точку чуть левее тестраля, которого гладил Гарри. – Те, которых не видишь, если не видел, как кто-нибудь врезал дуба?

– Да, – подтвердил Гарри.

– Сколько их?

– Всего два.

– А надо три, – сказала Гермиона, которая хоть ещё и не оправилась от потрясения, но была настроена решительно.

– Четыре, Гермиона, – насупилась Джинни.

– По-моему, нас шесть, – подсчитав, спокойно объявила Луна.

– Вы что, дураки? Мы не можем лететь все! – сердито воскликнул Гарри. – Слушайте, вы, – он сделал жест в сторону Невилля, Джинни и Луны, – вы тут не при чём, вы не…

Те запротестовали. Шрам опять кольнуло, и очень больно. Каждая секунда промедления смерти подобна; времени на споры нет...

– А, чёрт с вами, как хотите, – бросил Гарри, – но если мы не найдём ещё тестралей, то вы не…

– Они придут, – уверенно сказала Джинни. Она, как и Рон, смотрела не на коней, а немного в сторону.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что, если вы не заметили, вы с Гермионой все в крови, – хладнокровно заявила она, – а Огрид, как мы знаем, приманивает их на мясо. Наверно, эти двое потому и пришли.

В этот момент что-то мягко потянуло Гарри за робу. Он опустил глаза и увидел, что тестраль лижет его рукав, мокрый от крови Гурпа.

– Хорошо… – проговорил он. Его осенила чудная идея. – Тогда мы с Роном полетим вперёд, а Гермиона останется с вами – она привлечёт ещё тестралей…

– Я не останусь! – возмущённо крикнула Гермиона.

– И не надо, – улыбнулась Луна. – Смотрите, они идут… да уж, видимо, запашок от вас тот ещё…

Гарри обернулся. Из-за деревьев осторожно выходили шесть или семь тестралей. Большие кожистые крылья были тесно прижаты к телу, глаза светились в темноте. Предлогов для отказа не оставалось.

– Ладно, – буркнул он, – садитесь и – поехали.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl