Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 5. Глава 1
   Книга 5. Глава 2
   Книга 5. Глава 3
   Книга 5. Глава 4
   Книга 5. Глава 5
   Книга 5. Глава 6
   Книга 5. Глава 7
   Книга 5. Глава 8
   Книга 5. Глава 9
   Книга 5. Глава 10
   Книга 5. Глава 11
   Книга 5. Глава 12
   Книга 5. Глава 13
   Книга 5. Глава 14
   Книга 5. Глава 15
   Книга 5. Глава 16
   Книга 5. Глава 17
   Книга 5. Глава 18
   Книга 5. Глава 19
   Книга 5. Глава 20
   Книга 5. Глава 21
   Книга 5. Глава 22
   Книга 5. Глава 23
   Книга 5. Глава 24
   Книга 5. Глава 25
   Книга 5. Глава 26
   Книга 5. Глава 27
   Книга 5. Глава 28
   Книга 5. Глава 29
   Книга 5. Глава 30
   Книга 5. Глава 31
   Книга 5. Глава 32
   Книга 5. Глава 33
   Книга 5. Глава 34
   Книга 5. Глава 35
   Книга 5. Глава 36
   Книга 5. Глава 37
   Книга 5. Глава 38

Гарри Поттер и Орден Феникса

книга пятая



Глава 20. ИСТОРИЯ ОГРИДА

Гарри бросился в спальню за плащом-невидимкой и Картой Мародёра и обернулся так быстро, что им с Роном пришлось целых пять минут дожидаться Гермиону. Та спустилась из спальни девочек в шарфе, варежках и одной из шапочек собственного производства.

– А что, на улице холодно, – оправдалась она, услышав нетерпеливое Роново цоканье.

Они тихонько пролезли в дыру за портретом и быстро накрылись плащом; затем, медленно и осторожно, стали спускаться по многочисленным лестницам. Рон так вырос, что ему, чтобы ноги не высовывались из-под плаща, приходилось идти согнувшись. То и дело они останавливались и проверяли по Карте, где находятся Филч и миссис Норрис. Ребятам повезло; они не встретили никого, кроме Почти Безголового Ника. Призрак рассеянно проплыл мимо, напевая что-то подозрительно напоминающее «Уэсли – наш Король!». Гарри, Рон и Гермиона прокрались по вестибюлю и вышли на безмолвный, заснеженный двор. Гарри увидел золотые прямоугольники окошек хижины Огрида, дымок, кольцами вьющийся из трубы, и его сердце радостно ёкнуло. Он торопливо зашагал по двору; Рон и Гермиона, натыкаясь друг на друга, семенили сзади. Снег весело хрустел под ногами. Наконец, они добрались до хижины. Гарри три раза постучал кулаком в деревянную дверь. Внутри раздался бешеный собачий лай.

– Огрид, это мы! – крикнул Гарри в замочную скважину.

– Яс’дело, кто ж ещё! – ответил хриплый голос.

Ребята, просияв, повернулись друг к другу под плащом; по голосу Огрида было слышно, что он очень рад.

– Я всего три секунды как вернулся… Уйди, Клык… Уйди, глупая ты собака…

Щёлкнула задвижка, дверь со скрипом отворилась, и в образовавшуюся щель высунулась косматая голова.

Гермиона закричала.

– Мерлинова борода! Тише ты! – цыкнул Огрид, блуждая взглядом поверх их голов. – Вы под плащом, да? Ну, заходите, заходите!

– Ой, простите! – выдохнула Гермиона, когда они втроём протиснулись мимо Огрида в хижину и сняли плащ, чтобы он мог их увидеть. – Я просто… Ой, Огрид!

– Да это ничего, ничего! – успокоил Огрид, захлопнул дверь и поспешил к окну, чтобы задёрнуть занавески. Но Гермиона по-прежнему смотрела на него с ужасом.

Шевелюру Огрида покрывала корка запёкшейся крови, отчего волосы были примяты; левый глаз опух и превратился в узенькую щёлочку, еле видную среди множества фиолетово-чёрных синяков. Лицо и руки были сплошь в царапинах, причём некоторые ещё кровоточили. Двигался Огрид с большой осторожностью, возможно, у него были сломаны рёбра. По всем признакам, домой он добрался буквально только что: на стуле висел толстый чёрный дорожный плащ, а у двери стоял ранец-рюкзак, такой большой, что в нём без труда поместилось бы с полдюжины детей. Огрид, хромая, подошёл к очагу и повесил над огнём медный чайник.

– Что это с тобой? – требовательно спросил Гарри. Клык танцевал вокруг, стараясь лизнуть в лицо хоть кого-нибудь из гостей.

– Сказал же, ничего, – твёрдо ответил Огрид. – Чай будете?

– Брось, – сказал Рон, – ты только посмотри на себя!

– Говорю вам, со мной всё путём, – Огрид выпрямился и, повернувшись к ребятам, попытался улыбнуться, но тут же сморщился от боли. – Мать честная, как же я рад вас видеть!… Как провели лето, нормально?

– Огрид, на тебя кто-то напал! – объявил Рон.

– Последний раз повторяю – это ерунда! – решительно отрезал Огрид.

– А если бы у кого-нибудь из нас вместо физиономии была котлета, ты бы тоже сказал, что это ерунда? – возмущённо воскликнул Рон.

– Огрид, тебе надо сходить к мадам Помфри, – обеспокоенно сказала Гермиона, – у этих царапин очень нехороший вид.

– Я сам разберусь, ладно? – закрыл тему Огрид.

Он подошёл к огромному деревянному столу, стоявшему посреди комнаты, и отбросил в сторону лежавшее на нём полотенце. Под полотенцем скрывался сырой, сочащийся кровью, подёрнутый зелёной плёнкой кусок мяса, размерами чуть превосходивший автомобильную покрышку.

– Огрид, ты, надеюсь, не собираешься это есть? – Рон наклонился, рассматривая мясо. – На вид просто ужас.

– Так это ж драконье мясо, – отозвался Огрид. – И потом, оно не для еды.

Он взял стейк и шлёпком прилепил его к лицу. К бороде быстро побежали струйки зеленоватой крови. Огрид с облегчением застонал.

– Так-то лучше. Хоть не щипет.

– Так ты расскажешь, где ты был? – спросил Гарри.

– Не могу. Сверхсеркретно. Если скажу, всему конец.

– Тебя гиганты избили, да? – тихо проговорила Гермиона.

Пальцы Огрида соскользнули с куска мяса, оно медленно съехало ему на грудь, но, прежде чем стейк дополз до пряжки ремня, Огрид поймал его и вновь плюхнул на лицо.

– Гиганты? – растерянно повторил он. – Кто тебе сказал? С кем вы говорили? Кто сказал, что я… Кто сказал, где я был?… А?

– Мы сами догадались, – извиняющимся тоном ответила Гермиона.

– Ах, догадались! Вот как? – Огрид сурово поглядел на них одним глазом.

– Вообще-то, это… очевидно, – сказал Рон. Гарри кивнул.

Огрид свирепо посмотрел на них, потом фыркнул, бросил стейк на стол и пошёл к чайнику, который в этот момент начал свистеть.

– В жизни не встречал ребятни вроде вас! Это ж надо – знать столько всего, чего не положено! – пробормотал он, небрежным движением наливая кипяток в три ведроподобные кружки. – Это вам не комплимент. Больно вы любопытные. Лезете не в своё дело.

Но борода его покачнулась.

– Так ты действительно искал гигантов? – с улыбкой спросил Гарри, усаживаясь за стол.

Огрид поставил перед каждым по кружке, сел, снова взял стейк и бросил его на лицо.

– Ну да, – буркнул он, – искал.

– И нашёл? – прошептала Гермиона.

– Сказать по правде, найти-то их не фокус, – сказал Огрид. – Это вам не иголки.

– И где же они? – спросил Рон.

– В горах, – неопределённо ответил Огрид.

– А почему же муглы?…

– Муглы-то как раз… – мрачно и неопределённо отозвался Огрид, – только принято считать, что они погибают от несчастных случаев, понятно?

Он немножко переместил стейк, и тот скрыл самую страшную часть кровоподтёка.

– Огрид, ну расскажи, что с тобой было! – воскликнул Рон. – Расскажи, как на тебя напали гиганты, а Гарри за это расскажет, как на него напали дементоры…

Огрид поперхнулся, хрюкнул в чашку (одновременно уронив мясо), зашёлся булькающим кашлем, и по столу разбрызгались слюна, чай и драконья кровь. Стейк, с тихим «шлёп», упал на пол.

– Как это, напали дементоры? – взвыл Огрид.

– А ты не знал? – Гермиона посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Откуда? Я с самого отъезда ничего не знаю. Я ж был на секретном задании! Что бы это было, если бы за мной повсюду гоняли совы?… Проклятущие дементоры! Неужто правда?

– Правда-правда, они объявились в Литтл Уингинге и напали на меня и моего двоюродного брата, а потом министерство магии исключило меня из школы…

– ЧЕГО?!

– …и ещё меня вызывали на слушание и всё такое. Но сначала расскажи про гигантов.

– Тебя исключили?

– Сначала расскажи, как провёл лето ты.

Огрид грозно посмотрел на него одним глазом. Гарри, с невинным видом, решительно встретил его взгляд.

– Ох. Ладно, ваша взяла, – сдался Огрид.

Он наклонился и вытянул стейк из пасти Клыка.

– Ой, Огрид, не надо, ты что, это же негигиени… – начала Гермиона, но Огрид уже вернул мясо на место.

Подкрепив силы глотком чая, он сказал:

– В общем, так. Как только кончился учебный год, мы отправились в путь…

– С мадам Максим? – перебила Гермиона.

– С ней, – ответил Огрид, и те несколько дюймов его лица, что не были скрыты куском драконьего мяса, осветились нежностью. – Вдвоём. И скажу я вам, она, Олимпия, ничего не боится, никаких трудностей. Подумайте: образованная женщина, в хорошей одежде… Я всё думал, ну куда ей карабкаться по горам да ночевать по пещерам? А она ничего, ни разу даже не пожаловалась.

– А вы знали, куда идти? – повторил Гарри. – Знали, где живут гиганты?

– Думбльдор знал, – сказал Огрид. – Он нам всё и объяснил.

– Они скрываются? – спросил Рон. – Это что, какое-то тайное убежище?

– Не то чтобы тайное, – Огрид покачал косматой головой. – Просто колдунам, в общем-то, до лампочки, где живут гиганты – лишь бы подальше. Но всё равно, добраться до них трудно, в смысле, людям трудно, так что без указаний Думбльдора мы бы пропали. Мы туда добирались целый месяц…

– Месяц? – повторил Рон. Такой срок явно казался ему несуразно долгим для путешествия. – Но… Почему нельзя было взять портшлюс или что-нибудь подобное?

Огрид как-то странно, почти жалостливо, посмотрел на Рона, а потом пробурчал:

– За нами следили, Рон.

– То есть?

– Ты что, не понимаешь? – сказал Огрид. – Министерство приглядывает за Думбльдором и за всеми, кто считается его людьми, и…

– Это мы как раз знаем, – перебил Гарри, желая как можно скорее услышать продолжение. – Что министерство следит за Думбльдором, мы знаем.

– Поэтому нельзя было воспользоваться колдовством? – пролепетал потрясённый Рон. – И вы всю дорогу вели себя как муглы?

– Ну, не совсем всю, – уклончиво ответил Огрид. – Но действовать приходилось осторожно. Мы ведь с Олимпией люди, так сказать, выдающиеся…

Рон издал сдавленный звук, нечто среднее между фырканьем и всхлипом, и поспешно глотнул чаю.

– …выследить нас – раз плюнуть. Мы знали, что к нам приставлен хвост из министерства, поэтому делали вид, что просто вместе путешествуем. Сначала отправились во Францию, будто бы посмотреть школу Олимпии. Ехали долго, мне же колдовать запрещено, а министерство только и искало повода к нам придраться. Но потом от болвана, который за нами следил, удалось оторваться, недалеко от Ди-Джона…

– О-о-о, Дижон? – взволнованно воскликнула Гермиона. – Я была там на каникулах! А вы видели?… – заметив выражение лица Рона, она сразу умолкла.

– Потом мы всё-таки чуток поколдовали… В общем, путешествие получилось неплохое. Правда, на польской границе мы столкнулись с парочкой троллей – вот уж психи так психи! – а в Минске, в пивной, у меня случилась небольшая драчка с вампиром. А так всё прошло гладко.

– А потом мы добрались до места и стали искать гигантов, следы ихних стоянок… Там уже всякую магию пришлось отложить. Перво-наперво, гиганты не жалуют колдунов – мы же не хотели сразу их разозлить. Ну, и во-вторых, Думбльдор нас предупредил: Сами-Знаете-Кто тоже непременно будет их разыскивать. И велел быть тише воды ниже травы, особенно около гигантов – на случай, если поблизости окажется кто из Упивающихся Смертью.

Огрид сделал паузу и отхлебнул чаю.

– Рассказывай дальше! – нетерпеливо воскликнул Гарри.

– В общем, нашли мы их, – продолжил Огрид. – Взошли как-то ночью на гряду, а они – вот они, голубчики, прямо под ногами. Повсюду костерки и громадные тени… Как будто двигающиеся горы...

– А какие они? Какого размера? – прошептал Рон.

– Футов двадцать, – спокойно ответил Огрид. – Которые побольше, те все двадцать пять.

– И много их было? – спросил Гарри.

– Ну… семьдесят, может, восемьдесят… – сказал Огрид.

– Так мало? – удивилась Гермиона.

– Ага, – грустно кивнул Огрид, – всего восемьдесят, а ведь когда-то их была туча, племён сто – если считать по всему миру. Но они уж много веков подряд вымирают. Кое-кого, яс’дело, убили колдуны, но, по большей части, они сами друг друга перебили, а теперь и вовсе вымирают с жуткой скоростью. Им не годится жить вот так, кучей. Думбльдор говорит, это мы, колдуны, виноваты, из-за нас им пришлось забраться в глухомань и сбиться вместе, чтоб от нас защищаться.

– А дальше? – спросил Гарри. – Вы их увидели – а дальше что?

– Дальше мы дождались утра, страшно же было спускаться к ним в темноте, – продолжил рассказ Огрид. – Часика этак в три утра они все заснули – прям где сидели, там и повалились. А мы не спали. Во-первых, боялись, как бы кто из них не проснулся и не сунулся в наше укрытие, а во-вторых, храп стоял – не поверите. Из-за этого храпа под утро даже лавина сошла. Ну, а как рассвело, мы отправились к ним.

– Вот так вот взяли и отправились? – поразился Рон. – К гигантам в лагерь?

– А нам Думбльдор объяснил, как это сделать, – сказал Огрид. – Велел первым делом преподнесть Гургу дары, выказать уважение, понимаете?

– Какие ещё гургудары? – не понял Гарри.

– Гург – это ихний вожак.

– А как вы узнали, кто у них Гург? – спросил Рон.

Огрид хмыкнул.

– Без проблем, – ответил он. – Гург – самый большой, самый уродливый и самый ленивый. Только и делал, что ждал, пока другие принесут ему еды. Всяких там коз и прочее. Звали его Каркус. Росту в нём было фута двадцать два – двадцать три, а весу – на парочку хороших слонов. И шкура как у носорога. Короче, понятно.

– И вы просто взяли и подошли к нему? – еле слышно выдохнула Гермиона.

– Ну да… Он лежал в лощине… Стоянка-то ихняя между четырьмя довольно-таки высокими горами, у озера, вот там, у озера, он и разлёгся. И всё рычал на остальных: кормите, мол, меня и мою жену. Ну, мы с Олимпией спустились по склону…

– А почему они не попытались вас убить? Сразу, как только увидели? – широко раскрыв глаза, спросил Рон.

– По-моему, они хотели, – пожал плечами Огрид, – но мы всё делали так, как сказал Думбльдор – высоко подняли дары, смотрели Гургу прямо в глаза и не обращали внимания на прочих. И все затихли и только глядели, как мы к нему идём, а мы дошли до его ног и положили перед ним дары.

– А что дарят гигантам? – с любопытством спросил Рон. – Еду?

– Не-а, еду они и сами могут добыть, – ответил Огрид. – Они любят всё волшебное. Не любят только, когда волшебство используется против них. В общем, в тот, первый, раз мы подарили ему ветвь губрейтианова огня.

Услышав это, Гермиона воскликнула: «Ничего себе!», а Гарри и Рон недоумённо нахмурились.

– Ветвь?…

– Негасимого огня, – раздражённо объяснила Гермиона, – вам следовало бы это знать! Профессор Флитвик упоминал о нём на уроках минимум два раза!

– Короче, – перебил Огрид, раньше, чем Рон успел ответить Гермионе, – ветвь, которую Думбльдор заколдовал, чтоб горела вечно – а это, я вам скажу, не всякий колдун сумеет. Я положил её на снег Каркусу под ноги и говорю: «Это дар Гургу гигантов от Альбуса Думбльдора, он шлёт вам свой привет и уважение».

– А что сказал Гург? – заинтересованно спросил Гарри.

– А чего он скажет, – ответил Огрид, – если он по-английски ни бельмеса.

– Да ты что?!

– Да ерунда, – невозмутимо продолжил Огрид, – Думбльдор предупреждал, что так может быть. Но кое-что Каркус всё же скумекал и подозвал гигантов, которые смыслили по-нашему, они ему всё и перевели.

– А ему понравился подарок? – спросил Рон.

– А как же! Столько шуму было, когда они наконец дотумкали, чего мы им принесли, – Огрид перевернул мясо прохладной стороной. – Очень понравился. Ну, а потом я сказал: «Альбус Думбльдор просит Гурга поговорить с его посланником завтра, когда тот вернётся с другим подарком»…

– А почему нельзя было поговорить сразу, в тот же день? – не поняла Гермиона.

– Думбльдор велел не спешить, – объяснил Огрид. – Чтобы сначала они увидели, что мы держим свои обещания. Сказали: «придём завтра с другим подарком» – и пришли завтра с другим подарком. Чтоб создать о себе хорошее впечатление, ясно? И дать им время – пусть проверят первый подарок, поймут, что он и правда хороший, и захотят получить ещё. А вообще, эти Каркусы, они такие: пристанешь к ним с чем-то непонятным, они тебя и прихлопнут как муху, чтоб не надоедал. Поэтому мы, кланяясь на ходу, поскорее убрались с глаз долой и нашли себе хорошую пещерку. Там и переночевали. А наутро, когда шли назад, Каркус уже вовсю нас выглядывал.

– Вам удалось поговорить?

– Да. Только сначала мы подарили ему красивый боевой шлем – гоблинского производства, нерушимый, все дела – а потом сели и поговорили.

– И что он сказал?

– Да не так чтобы много, – ответил Огрид. – Он больше слушал. Но кое-какие обнадёживающие вещи всё же были. Он, скажем, слыхал про Думбльдора, как тот боролся против истребления последних гигантов в Британии. И вроде ему, Каркусу, даже было интересно узнать, чего ему хочет сказать Думбльдор. И другие гиганты, особенно те, кто тумкал по-нашему, подошли поближе и тоже слушали. В тот день мы ушли довольные, обещали вернуться наутро с новыми подарками. Но в ту же ночь всё пошло наперекосяк.

– Как это? – удивился Рон.

– Ну, я ж говорю, им, гигантам, не годится жить стадом, – печально промолвил Огрид. – В особенности таким огромным. Против природы не попрёшь – убивают друг друга и всё тут. Каждые несколько недель – по пол-племени. Все постоянно дерутся: и мужчины, и женщины, и те, кто раньше был в разных племенах… Это не говоря про драки за еду, за место у огня, за спальные места. Вроде бы, раз такие дела, раз вся порода вот-вот вымрет, им бы успокоиться, а они…

Огрид тяжко вздохнул.

– В ту ночь разразилась настоящая битва. Мы смотрели сверху, с порога пещеры. Долго-долго, много часов. Шум стоял – с ума сойти. Когда взошло солнце, снег был весь красный – а его башка валялась на дне озера.

– Чья башка? – ахнула Гермиона.

– Каркусова, чья ж ещё, – мрачно сказал Огрид. – А у племени был новый Гург, по имени Голгомат. – Огрид вздохнул ещё тяжелее. – Лезть с дарами к новому Гургу через два дня после того, как братались со старым, было как-то не очень, и вообще мы подозревали, что он не станет нас слушать, но не попытаться было никак нельзя.

– И вы пошли с ним разговаривать? – не веря своим ушам, воскликнул Рон. – Несмотря на то, что он оторвал голову другому гиганту?

– Пошли, куда деваться, – пожал плечами Огрид, – зачем же мы столько времени потратили? Чтоб через два дня отправиться восвояси? Пошли, с подарком, который хотели дарить Каркусу. Только я ещё рта не раскрыл, а уж понял – ни черта не выйдет. Голгомат сидел в шлеме Каркуса и лыбился, нагло так. Огромный, из самых крупных там. Чёрные космы, такие же зубы и – ожерелье из костей. Человечьих, по виду. Но делать нечего, выкатил я перед ним рулон драконьей кожи и завёл свою песню, мол, дар Гургу гигантов… Ну, а через секунду уже болтался вниз головой, двое его дружков меня схватили…

Гермиона прижала руки к губам.

– Как же ты выпутался из такой передряги? – воскликнул Гарри.

– А и не выпутался бы, если б не Олимпия, – ответил Огрид. – Выхватила палочку и давай колдовать! Раз, раз! В жизни такого не видал! Долбанула тех двух, которые меня схватили, по глазам конъюктивитным заклятием, они меня и выпустили. Да только стало ещё хуже – гиганты страсть как не любят, когда против них применяют магию. Пришлось поскорей уносить ноги. И уж после соваться к ним в лагерь нечего было и думать.

– Вот так история, – прошептал Рон.

– Почему же ты так долго добирался домой, если вы пробыли там всего три дня? – спросила Гермиона.

– Какие ещё три дня! – возмутился Огрид. – Разве ж мы могли подвести Думбльдора!

– Но ты сам только что сказал, что вернуться было невозможно!

– Днём – нет. Пришлось разработать другой план. Пару дней мы отсиживались в пещере и наблюдали. И, прямо скажем, ничего хорошего не увидели.

– А что, он ещё кому-то оторвал голову? – Гермиона брезгливо поджала губы.

– Если бы, – буркнул Огрид.

– А что?

– А то, что скоро мы узнали – Голгомат не всех колдунов не жалует, а только нас.

– Упивающиеся Смертью? – сразу догадался Гарри.

– Да, – мрачно отозвался Огрид. – Двое. Ходили к гигантам каждый день, носили дары Гургу. Их он за ноги не подвешивал.

– А откуда ты знаешь, что это были Упивающиеся Смертью? – спросил Рон.

– А я одного из них узнал, – проворчал Огрид. – Макнейр, помните? Его ещё присылали казнить Конькура. Маньяк проклятый! Любит убивать не меньше Голгомата. То-то они спелись.

– Значит, Макнейр убедил гигантов присоединиться к Сам-Знаешь-Кому? – в отчаянии воскликнула Гермиона.

– Ты попридержи гиппогрифов-то, дай закончить! – возмущённо вскричал Огрид. Если вначале он вообще ничего не хотел рассказывать, то теперь было видно, что процесс повествования доставляет ему истинное наслаждение. – Мы с Олимпией всё как следует обтолковали и решили: пусть Гург склоняется на сторону Сами-Знаете-Кого, это ещё не значит, что и остальные тоже, а потому стоит попытаться переманить к себе противников Голгомата.

– А как их отличить-то? – спросил Рон.

– Ясно, как. Их без конца избивали, – терпеливо разъяснил Огрид. – Те, что посообразительней, держались подальше, прятались в пещерах, совсем как мы. Ну, мы и решили походить ночью по пещерам, посмотреть, кого можно уговорить.

– Вы по ночам входили в пещеры к гигантам? – в голосе Рона звучало благоговейное почтение.

– Да мы больше боялись не гигантов, – сказал Огрид, – а Упивающихся Смертью. Думбльдор велел по возможности не попадаться им на глаза, а они ведь знали, что мы где-то рядом – от Голгомата, я так думаю. Вот в чём беда-то. Ночью, пока гиганты спали, мы бродили и думали, как пробраться к ним в пещеры, а Макнейр и тот, второй, шныряли по горам и разыскивали нас. И задачка же мне была справляться с Олимпией, – косматая борода Огрида приподнялась вместе с уголками губ, – так и рвалась на них напасть… ох, и темперамент же у неё, у Олимпии… огонь, как есть огонь… что же… французская кровь…

Огрид затуманившимися глазами посмотрел в огонь. Гарри дал ему тридцать секунд на лирические воспоминания, а потом громко откашлялся.

– Что же было дальше? Удалось вам подобраться к другим гигантам?

– Чего? А… Удалось. На третью ночь после того, как убили Каркуса. Выбрались мы потихоньку из своей пещеры, спустились в лощину и только смотрели во все глаза, как бы не попасться в лапы Упивающимся Смертью. Сунулись в несколько пещер – без толку, зато в шестой нашли сразу трёх гигантов.

– В пещеру, наверно, было не пролезть, – заметил Рон.

– Рюхль бы не прошмыгнул, – кивнул Огрид.

– И они на вас не бросились? – спросила Гермиона.

– Может, и бросились бы, если б были в форме, – ответил Огрид, – а у них и сил-то не осталось. Голгомат их забил до потери сознания. Они, как очнулись, заползли в первую попавшуюся пещеру. Там у них один слегка соображал по-английски и растолковал наши слова остальным, и вроде они всё неплохо восприняли. Ну, стали мы к ним ходить, навещать бедолаг… В какой-то момент вроде даже убедили шесть-семь…

– Шесть-семь? – в порыве чувств перебил Рон. – Очень даже неплохо! Они что, придут и будут вместе с нами сражаться против Сам-Знаешь-Кого?

Но Гермиона спросила:

– Что ты имел в виду, когда сказал «в какой-то момент», Огрид?

Огрид печально посмотрел на неё.

– Воины Голгомата устроили налёт на пещеры. И уж те, кто выжил, не хотели больше иметь с нами дела.

– То есть… гиганты не придут? – Рон был разочарован.

– Нет, – Огрид глубоко вздохнул и опять перевернул стейк, – но, чего могли, мы всё сделали. Передали сообщение Думбльдора, кое-кто его понял, а некоторые, может, и запомнили. Вдруг кто из них не захочет оставаться с Голгоматом и решит уйти с гор… Тогда, может, они вспомнят, что Думбльдор хорошо к ним относится… и придут.

Снег постепенно заваливал окошко хижины. Внезапно Гарри почувствовал, что подол его робы совершенно мокрый: это Клык, чья голова лежала у Гарри на коленях, напускал слюней.

– Огрид? – спустя некоторое время тихо позвала Гермиона.

– М-м-м?

– А ты там… видел… слышал что-нибудь о… о твоей… маме?

Открытый глаз Огрида остановился на Гермионе, и у той сделался испуганный вид.

– Прости… я… забудь…

– Умерла, – пророкотал Огрид. – Давно. Они там сказали.

– О! Я… Мне… очень жаль, – чуть слышно пролепетала Гермиона. Огрид пожал мощными плечами.

– Чего жалеть-то, – бросил он. – Я её и не помню вовсе. Мамка из неё была не ахти.

Все снова замолчали. Гермиона нервно взглянула на Гарри и Рона, явно призывая их что-нибудь сказать.

– Огрид, но ты не объяснил, почему ты в таком виде, – Рон показал на окровавленную физиономию Огрида.

– И почему тебя так долго не было, – добавил Гарри. – Сириус сказал, что мадам Максим давным-давно вернулась…

– Кто на тебя напал? – спросил Рон.

– Никто на меня не нападал! – подчёркнуто сухо сказал Огрид. – Я…

Но конец его фразы утонул в неожиданно раздавшемся громком стуке в дверь. Гермиона ахнула; кружка выскольнула у неё из пальцев и разбилась; Клык взвизгнул. Все четверо уставились в окно около двери. За тонкой занавеской маячила широкая, приземистая тень.

– Это она! – прошептал Рон.

– Быстро сюда! – выпалил Гарри. Схватив плащ-невидимку, он укрыл себя и Гермиону. Рон в мгновение ока обогнул стол и тоже нырнул под плащ. Тесно прижимаясь друг к другу, они попятились в угол. Клык как сумасшедший лаял на дверь. Огрид растерянно стоял посреди комнаты.

– Спрячь наши кружки!

Огрид схватил кружки Гарри и Рона и сунул их под подушку в корзине Клыка. Клык стал бросаться на дверь, Огрид отпихнул пса ногой и распахнул дверь.

На пороге стояла профессор Кхембридж в зелёном твидовом плаще и такой же шапке с наушниками. Поджимая губы, она отклонилась назад, чтобы посмотреть в лицо Огриду – Кхембридж едва доходила ему до пупка.

– Итак, – медленно и громко, словно разговаривая с глухим, произнесла она. – Вы – Огрид?

И, не дожидаясь ответа, прошла в дом. Выпученные глаза так и шныряли по комнате.

– Прочь, – рявкнула она и сумочкой отмахнулась от Клыка, который, пытаясь лизнуть в лицо, положил лапы ей на плечи.

– Э-э… не хочу показаться невежливым, – уставившись на неё, сказал Огрид, – но кто вы, чёрт побери, такая?

– Я Долорес Кхембридж.

Она окинула взглядом хижину. Дважды её глаза остановились на Гарри, зажатом между Роном и Гермионой.

– Долорес Кхембридж? – ничего не понимая, повторил Огрид. – Я думал, вы из министерских… Вы разве не у Фуджа работаете?

– Совершенно верно, я работала старшим заместителем министра, – ответила Кхембридж, расхаживая по комнате и вбирая взглядом каждую мелочь, от рюкзака у двери до дорожного плаща. – Теперь же я преподаю защиту от сил зла…

– Вот это да, – сказал Огрид. – Вы смелая женщина. На эту работу уж никто не решается идти.

– …и главный инспектор «Хогварца», – будто не слыша Огрида, закончила Кхембридж.

– А это ещё что? – нахмурился Огрид.

– Я хотела задать вам тот же вопрос, – Кхембридж указала под стол, на фарфоровые черепки.

– Это? – Огрид беспомощно посмотрел в угол, где прятались Гарри, Рон и Гермиона. – А, это!… Это… Клык. Разбил кружку. Пришлось взять другую.

Огрид, не отнимая руки от драконьего стейка, показал кружку, из которой пил. Кхембридж пристально на него посмотрела.

– Я слышала голоса, – тихо сообщила она.

– А это я с Клыком разговаривал, – решительно заявил Огрид.

– А он, как я понимаю, вам отвечал?

– Ну… Как бы да, – неловко поёжившись, ответил Огрид. – Клык иной раз совсем как человек…

– К вашей двери от замка ведут следы трёх человек, – вкрадчиво сказала Кхембридж.

Гермиона ахнула; Гарри зажал ей рот рукой. К счастью, Клык очень громко обнюхивал подол Кхембридж, и та ничего не услышала.

– Да я только-только вернулся, – Огрид махнул огромной ладонью в сторону рюкзака. – Может, ко мне кто и приходил чуть раньше, откуда мне знать.

– Следов, ведущих от двери, нет.

– Ну, это… это я не знаю, почему… – Огрид в волнении подёргал себя за бороду и ещё раз беспомощно посмотрел в угол, на ребят. – Э-м-м…

Кхембридж круто развернулась и пошла по комнате, заглядывая во все углы. Нагнулась, посмотрела под кровать. Открыла шкафы. Прошла в двух дюймах от того места, где, вжимаясь в стену, стояли Гарри, Рон и Гермиона; Гарри пришлось даже втянуть живот. Сунув нос в огромный котёл, в котором Огрид готовил себе еду, она снова резко развернулась и спросила:

– А что с вами произошло? Как вы получили эти ранения?

Огрид поспешно убрал с лица шмат мяса. По мнению Гарри, это было ошибкой – стало видно и фиолетово-чёрный синяк на глазу и свежезапекшуюся кровь.

– Да так… маленькая неприятность, – невнятно пробормотал Огрид.

– Какого свойства?

– Я… упал.

– Упали, – невозмутимо повторила Кхембридж.

– Ага. Спотыкнулся… об метлу одного приятеля. Сам-то я не летаю. Вон я какой – и метлы-то, чтоб меня удержала, не сыщешь. А вот у меня один друган выращивает абраксанских лошадей, не знаю, видали вы их иль нет, здоровенные такие зверюги, с крыльями, так вот, я раз полетал на такой и, доложу вам…

– Где вы были? – равнодушно спросила Кхембридж, прервав бормотание Огрида.

– Где я?…

– Были, да, – повторила она. – Учебный год начался два месяца назад. Вас заменяет другой преподаватель. Никто из ваших коллег не смог предоставить мне никакой информации относительно вашего местопребывания. Вы не оставили контактного адреса. Где вы были?

Возникла пауза. Огрид тупо пялился на Кхембридж. Казалось, было слышно, как ворочаются его мозги.

– Я уезжал… поправлять здоровье, – наконец сказал он.

– Поправлять здоровье, – повторила Кхембридж. Её глаза медленно пробежали по опухшей, расцвеченной немыслимыми цветами физиономии Огрида. Драконья кровь беззвучно капала ему на жилет. – Понятно.

– Да, – закивал Огрид, – сами знаете, свежий воздух…

– Понимаю. Будучи дворником, вы, естественно, ощущаете острую нехватку свежего воздуха, – сладко пропела Кхесбридж. Те немногочисленные участки лица Огрида, которые не были фиолетовыми или чёрными, побагровели.

– Ну… смена обстановки и всё прочее…

– Горные пейзажи? – тут же спросила Кхембридж.

Она всё знает, в ужасе подумал Гарри.

– Горные пейзажи? – переспросил Огрид. По лицу было видно, как быстро ему приходится соображать. – Нет, лично я ездил на юг Франции. Солнце, море…

– Солнце? – сказала Кхембридж. – Вы мало загорели.

– Ну, у меня… чувствительная кожа, – Огрид сделал попытку обворожительно улыбнуться, и Гарри заметил, что у него не хватает двух зубов. Кхембридж смотрела холодно, и улыбка быстро сбежала с лица Огрида. Затем Кхембридж повыше переложила сумку, лежавшую на сгибе руки, и сказала:

– Полагаю, мне придётся уведомить министра о вашем опоздании.

– Ага, – Огрид кивнул.

– Кроме того, вы должны знать, что на меня как на главного инспектора школы возложена трудная, но необходимая обязанность проверять работу своих коллег. Поэтому мы, смею сказать, очень скоро увидимся.

Она круто развернулась и, печатая шаг, направилась к двери.

– Вы проверяете учителей? – тупо повторил Огрид, глядя ей вслед.

– Да, – тихо ответила Кхембридж, поворачиваясь от самой двери – она уже взялась за ручку. – Да, Огрид. Министерство намерено избавиться от всех не отвечающих требованиям преподавателей. Всего доброго.

Громко захлопнув за собой дверь, она удалилась. Гарри начал снимать плащ, но Гермиона перехватила его руку.

– Подожди, – шепнула она ему в ухо, – вдруг Кхембридж ещё не ушла.

Огрид, похоже, думал о том же; он прошёл через комнату и чуть-чуть отогнул занавеску.

– Идёт в замок, – негромко проговорил он. – Надо же…Проверяльщица!…

– Да-да, проверяльщица, – сказал Гарри, стаскивая плащ. – Трелани, например, уже на испытательном сроке…

– А… чем ты собираешься с нами заниматься, Огрид? – спросила Гермиона.

– Про это не беспокойся, я столько планов насоставлял, – с воодушевлением сказал Огрид, хватая со стола мясо и нашлёпывая его на лицо. – Я уж давно приберегал кой-каких зверюшек к этому году, к вашим экзаменам на С.О.В.У. Погодите, ещё увидите, это – что-то особенное!

– Э-э-м… Особенное в каком смысле? – осторожно поинтересовалась Гермиона.

– Пока не скажу, – радостно ответил Огрид. – Чтоб не испортить сюрприз.

– Послушай, Огрид, – Гермиона решила говорить прямо, – профессор Кхембридж не обрадуется, если ты приведёшь на урок какое-нибудь опасное существо.

– Опасное? – Огрид искренне удивился. – С ума сошла, разве ж я привёл бы опасное? Конечно, эти зверюшки могут за себя постоять…

– Огрид, тебе надо пройти проверку, а для этого… Пусть лучше Кхембриджд увидит, что ты нас учишь ухаживать за замыкарлами или отличать сварлов от ежей, что-нибудь в этом роде! – серьёзно сказала Гермиона.

– Гермиона, да это ж скучно, – возразил Огрид. – Чего я вам приготовил, поинтересней будет. Я их много лет собирал, у меня, наверно, единственное одомашненное стадо в Британии.

– Огрид… прошу тебя, – в голосе Гермионы звучало отчаяние. – Кхембридж ищет любые предлоги, лишь бы избавиться от учителей из окружения Думбльдора. Пожалуйста, Огрид, учи нас чему-нибудь скучному, такому, что может попасться на экзаменах…

Но Огрид широко зевнул и одним глазом с вожделением посмотрел в угол, на широкую кровать.

– Слушайте, денёк был долгий, уже поздно, – он нежно похлопал Гермиону по плечу; её коленки подогнулись и с грохотом стукнулись об пол. – Ой!… Прости… – Схватив Гермиону за шиворот, он поставил её на ноги. – В общем, не волнуйтесь вы за меня, я, чес’слово, запланировал для вас очень интересные уроки… А теперь давайте-ка бегите назад в замок и не забудьте замести следы!

– Непонятно, дошло до него или нет, – сказал вскоре Рон. Они, убедившись, что путь свободен, брели по глубокому снегу по направлению к замку. Гермиона при помощи заметального заклятия на ходу избавлялась от следов.

– Тогда я пойду к нему завтра, – решительно воскликнула она. – Если надо, буду составлять за него планы уроков. Она может выкинуть Трелани, но Огрида мы не отдадим!

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl