Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 4. Глава 1
   Книга 4. Глава 2
   Книга 4. Глава 3
   Книга 4. Глава 4
   Книга 4. Глава 5
   Книга 4. Глава 6
   Книга 4. Глава 7
   Книга 4. Глава 8
   Книга 4. Глава 9
   Книга 4. Глава 10
   Книга 4. Глава 11
   Книга 4. Глава 12
   Книга 4. Глава 13
   Книга 4. Глава 14
   Книга 4. Глава 15
   Книга 4. Глава 16
   Книга 4. Глава 17
   Книга 4. Глава 18
   Книга 4. Глава 19
   Книга 4. Глава 20
   Книга 4. Глава 21
   Книга 4. Глава 22
   Книга 4. Глава 23
   Книга 4. Глава 24
   Книга 4. Глава 25
   Книга 4. Глава 26
   Книга 4. Глава 27
   Книга 4. Глава 28
   Книга 4. Глава 29
   Книга 4. Глава 30
   Книга 4. Глава 31
   Книга 4. Глава 32
   Книга 4. Глава 33
   Книга 4. Глава 34
   Книга 4. Глава 35
   Книга 4. Глава 36
   Книга 4. Глава 37

Гарри Поттер и огненная чаша

книга четвертая



Глава 9. СМЕРТНЫЙ ЗНАК

– Не вздумайте говорить матери, что вы играли на деньги, - умоляюще сказал мистер Уэсли Фреду с Джорджем, когда все они медленно спускались из ложи по тёмно-бордовым ступеням.

– Не волнуйся, пап, - с ликованием в голосе отозвался Фред, - у нас на эти деньги большие планы, мы совсем не хотим, чтобы их конфисковали.

Мистер Уэсли как будто собрался спросить, что это за большие планы – но, поразмыслив, явно решил, что не желает этого знать.

Скоро они уже медленно двигались в толпе, постепенно вытекавшей со стадиона в направлении лагеря. Потом возвращались по освещённой фонариками тропе, и в ночном воздухе далеко разносилось пронзительное пение. Над головами, радостно прихехекивая, шныряли непречёмы с огоньками в руках. Добравшись наконец-то до палаток, все поняли, что совершенно не хотят спать, а поскольку вокруг всё равно стоял дикий гвалт, мистер Уэсли согласился, что сначала можно бы и выпить по чашке какао. И вот они уже весело обсуждали матч; у мистера Уэсли возникли какие-то разногласия с Чарли по поводу драки во время игры, и только когда Джинни заснула прямо за крошечным столом, расплескав горячий шоколад по всему полу, мистер Уэсли положил конец пересказам наиболее интересных моментов матча и настоял, чтобы дети немедленно ложились. Гермиона с Джинни удалились в соседнюю палатку, а Гарри и все Уэсли переоделись в пижамы и забрались в койки. На другой стороне лагеря по-прежнему громко пели, кто-то чем-то колошматил, и странные звуки ударов гулко отдавались в воздухе.

– Какое счастье, что я не на дежурстве, - сонно пробормотал мистер Уэсли, - не хотел бы я быть на месте тех, кому придётся сказать ирландцам, что пора прекращать праздновать.

Гарри лежал на верхней койке над Роном и смотрел в брезентовый потолок, периодически освещаемый фонариками пролетающих непречёмов. Он проигрывал в памяти лучшие из движений Крума, и ему безумно хотелось оседлать собственный «Всполох» и попробовать Обманку Вральского... почему-то Оливер Древ, со всеми его ползучими диаграммами, так и не смог толком объяснить, как выполняется этот приём... Гарри видел себя в робе со своей фамилией на спине и пытался представить, какие ощущения возникают, когда слышишь рёв стотысячной толпы в ответ на эхом разносящееся по стадиону представление Людо Шульмана: «А теперь... Поттер!»

Гарри так и не понял, заснул он или нет – фантазии о том, как он летает подобно Круму, вполне могли перейти в настоящий сон – единственное, что он знал точно, так это то, что, совершенно неожиданно, мистер Уэсли закричал:

– Вставайте! Рон – Гарри – давайте же, вставайте, срочно!

Резко сев, Гарри провёз головой по брезенту.

– Сотакое? – невнятно спросил он.

Каким-то образом он сразу понял: что-то случилось. Шум, раздававшийся в лагере, носил теперь совершенно иной характер. Пение прекратилось. Были слышны крики и топот бегущих ног.

Гарри соскользнул с кровати, потянулся к одежде, но мистер Уэсли, сам натянувший джинсы поверх пижамы, крикнул:

– Нет, Гарри, нет времени – хватай куртку и на улицу, быстро!

Гарри сделал так, как ему велели и выскочил на улицу, Рон – за ним следом.

В свете немногочисленных ещё горевших костров были видны люди, убегающие в лес, спасающиеся от чего-то страшного, надвигавшегося по полю, испускавшего странные огненные вспышки и звуки, похожие на артиллерийскую стрельбу. Раздавались глумливые возгласы, взрывы хохота и пьяный ор; затем вспыхнул яркий зелёный свет, озаривший сцену действий.

По полю медленным маршем, выставив палочки вверх, двигалась тесная организованная группа колдунов. Гарри сощурился... у них не было лиц... потом он понял, что они в капюшонах и масках. Над ними высоко в воздухе в нелепых позах трепыхались четыре фигуры. Колдуны в масках были как кукловоды, а люди в воздухе – как марионетки, двигающиеся на невидимых, исходящих от волшебных палочек, верёвочках. Две фигурки из четырёх были очень маленькие.

К марширующей колонне присоединялись новые и новые колдуны. Они смеялись и вздымали палочки к парящим телам. Толпа всё увеличивалась и сметала попадающиеся на пути палатки. Гарри видел, как пару раз кто-то из участников процессии волшебной палочкой взрывал мешавшую пройти палатку. Некоторые палатки загорелись. Отчаянные крики сделались громче.

Люди в воздухе попали в пятно света над полыхавшей палаткой, и Гарри узнал одного из них – это был мистер Робертс, сторож. Трое остальных, судя по всему, были его жена и дети. Один из участников марша, пользуясь палочкой, перевернул миссис Робертс вниз головой; её ночная рубашка задралась, обнаружив объёмистые панталоны; бедная женщина изо всех сил старалась прикрыться, а безумная толпа внизу в тошнотворном восторге верещала и улюлюкала.

– Это отвратительно, - прошептал Рон, увидев, как в шестидесяти футах над землёй младший ребёнок вдруг завертелся волчком. Крохотная головка беспомощно болталась из стороны в сторону. – Это просто отвратительно...

Натягивая пальто поверх ночных рубашек, подбежали Гермиона и Джинни. За ними следовал мистер Уэсли. В то же самое мгновение из палатки мальчиков выскочили Билл, Чарли и Перси. Они были полностью одеты, рукава закатаны, палочки наизготовку.

– Мы должны помочь министерству, – заглушая шум, прокричал мистер Уэсли. Он сам закатывал рукава: – а вы, дети, бегите в лес и не отставайте друг от друга! Я приду за вами, как только всё успокоится!

Билл, Чарли и Перси уже мчались навстречу приближающейся колонне; мистер Уэсли кинулся вдогонку. Отовсюду сбегались представители министерства. Толпа, «несущая» семейство Робертсов, подходила всё ближе.

– Пошли, - Фред схватил Джинни за руку и потянул её к лесу. Гарри, Рон, Гермиона и Джордж побежали за ними. Достигнув деревьев, они обернулись. Под семейством Робертсов собралось ещё больше народу; представители министерства пытались пробиться в центр толпы к фигурам под капюшонами, но это было очень сложно. Судя по всему, министерские боялись использовать заклятия, так как тогда Робертсы могли бы упасть.

Цветные фонари, освещавшие дорогу к стадиону, давно потухли. Меж деревьев ощупью пробирались чьи-то тёмные силуэты; плакали дети; холодный ночной воздух вибрировал от тревожных, полных паники возгласов. Какие-то люди, чьих лиц Гарри не видел, толкали его в разные стороны. Затем он услышал, как Рон завопил от боли.

– Что случилось? – обеспокоенно спросила Гермиона, остановившись так резко, что Гарри уткнулся в неё. – Рон, где ты? Ой, да что же это я – люмос!

Её палочка зажглась и узким лучом осветила дорожку. Рон, распластавшись, лежал на земле.

– Споткнулся об корень, - сердито проворчал он, поднимаясь.

– И не удивительно, с такими-то ножищами, - раздался позади тягучий, надменный голос.

Гарри, Рон и Гермиона круто развернулись. Неподалёку, прислонившись спиной к дереву, стоял чрезвычайно довольный Драко Малфой. По тому, как спокойно лежали на груди его руки, становилось понятно, что ему нравится из-за деревьев наблюдать за происходящим в лагере.

Рон послал Малфоя в такое место, которое – Гарри был уверен в этом – ни за что бы не осмелился упомянуть в присутствии миссис Уэсли.

– Что за выражения, Уэсли, - бледные глаза Драко тускло блеснули, - и не лучше ли вам поторапливаться? Вы же не хотите, чтобы её заметили?

Он кивнул на Гермиону, и в тот же миг в лагере раздался будто бы взрыв бомбы. Ярко-зелёный отсвет озарил деревья.

– Что ты хочешь этим сказать? – вызывающе спросила Гермиона.

– Грэнжер, они охотятся за муглами, - равнодушно бросил Малфой. – Ты что, тоже хочешь всем продемонстрировать свои трусы? Если хочешь, то подожди здесь... они идут по направлению к нам... а мы заодно повеселимся.

– Гермиона – ведьма, - рявкнул Гарри.

– Считай как тебе нравится, Поттер, - зловеще ухмыльнулся Малфой, - если ты думаешь, что они не в силах распознать мугродье, оставайся здесь.

– Следи за своим языком! – выкрикнул Рон. Всем было прекрасно известно, что «мугродье» – очень оскорбительное обозначение колдунов и ведьм, происходящих из семьей муглов.

– Оставь, Рон, - Гермиона поспешно схватила Рона за руку и не дала ему приблизиться к Малфою.

Из-за деревьев с другой стороны раздался взрыв более громкий, чем предыдущие. Совсем рядом закричали несколько человек.

Малфой тихо захихикал.

– Какие пугливые, а? – лениво процедил он. – Полагаю, ваш папочка велел вам всем спрятаться? А сам он что? Спасает мугликов?

– А где твои родители? – Гарри рассердился. – В толпе под масками?

Малфой повернул к Гарри улыбающееся лицо.

– Хм... даже если и так, я бы тебе вряд ли об этом сказал, согласись, Поттер.

– О, да оставьте вы его, - Гермиона с отвращением посмотрела на Малфоя, - лучше пойдём поищем остальных.

– Не забывай пригибать свою мохнатую башку, Грэнжер, - фыркнул Малфой.

– Пойдём, - повторила Гермиона и потащила Гарри и Рона к дорожке.

– Спорю на что угодно, его отец там, под маской! – горячо вскричал Рон.

– Что ж, тогда, если повезёт, представители министерства его схватят! – с чувством откликнулась Гермиона. – О ужас, куда делись остальные?

Ни близнецов, ни Джинни нигде не было видно, хотя на дорожке толпилось очень много других людей. Все они нервно наблюдали за погромом в лагере.

Немного дальше по дорожке стояла стайка подростков в пижамах. Они жарко о чём-то разговаривали. При виде Гарри, Рона и Гермионы одна девочка с густыми кудрявыми волосами обернулась и быстро спросила:

– Ou est Madame Maxime? Nous l’avons perdue…

– Э-э-э... что? – не понял Рон.

– О... – девочка повернулась спиной, и, пройдя мимо, они ясно расслышали, как она сказала: - ‘Огвагц.

– Бэльстэк, - пробормотала Гермиона.

– Что? – переспросил Гарри.

– Видимо, эти ребята из «Бэльстэка», - повторила Гермиона, - ну, знаешь... Бэльстэкская академия магии... я читала про неё в «Рейтинге колдовских школ Европы».

– А... да... конечно.... – промямлил Гарри.

– Фред с Джорджем не могли уйти так далеко, - Рон вытащил палочку, зажёг её и, сузив глаза, уставился вдаль. Гарри порылся в карманах, намереваясь достать собственную палочку – но её там не было, единственное, что он нашёл, это омниокуляр.

– О, нет, только не это... Я потерял палочку!

– Шутишь?

Рон с Гермионой подняли палочки повыше, чтобы осветить побольше земли; Гарри осмотрел всё вокруг, но палочки нигде не было.

– Может, она осталась в палатке? – предположил Рон.

– А может, она выпала у тебя из кармана на бегу? – встревоженно выговорила Гермиона.

– Да... – протянул Гарри. – Наверно...

В колдовском мире он никогда не расставался с волшебной палочкой и, внезапно оказавшись без неё при таких зловещих обстоятельствах, почувствовал себя очень уязвимым.

В траве громко зашуршало, и все трое вздрогнули. Сквозь ближайшие кусты отчаянно прорывалась Винки – домовый эльф. Она двигалась престранным образом и явно с огромным трудом, как будто кто-то невидимый хватал её сзади и не пускал.

– Плохие колдуны! Много! – ничего не соображая, вопила она, складываясь чуть не пополам и с громадным усилием продолжая бежать. – Люди в воздухе! Высоко! Винки надо спрятаться!

И, задыхаясь, попискивая, преодолевая сопротивление тайной силы, она скрылась за деревьями по другую сторону тропы.

– Что это с ней? – Рон с любопытством поглядел вслед Винки. – Почему она не может бежать нормально?

– Спорим, она не спросила разрешения на то, чтобы спрятаться, - сказал Гарри. Он вспомнил Добби: всякий раз, когда тот делал что-то, чего не одобрили бы Малфои, некая внутренняя сила заставляла его бить самого себя.

– Знаете, у домовых эльфов ужасные условия труда! – возмущённо воскликнула Гермиона. – Прямо рабство какое-то! Этот мистер Сгорбс отправил её на самый верх трибун, она там чуть не умерла от страха, а он её к тому же ещё и заколдовал, так что она даже не может убежать, когда громят палатки! Почему никто ничего для них не сделает?

– Но ведь сами домовые эльфы довольны, – возразил Рон. – Ты же слышала, что старушка Винки говорила там, на матче... «Домовым эльфам отдыхать не след»... Ей по душе, когда ею командуют...

– Нет, это из-за таких людей как ты, Рон, - горячо начала Гермиона, - которые поддерживают прогнившую, несправедливую систему только потому, что они слишком ленивы, чтобы...

Опять громыхнуло, на этот раз с опушки леса.

– Давайте-ка лучше двигаться, - сказал Рон. Гарри заметил быстрый взгляд, который Рон незаметно бросил на Гермиону. Возможно, в том, что сказал Малфой, есть доля правды, возможно, Гермионе действительно угрожает большая опасность. Они пошли быстрее. Гарри продолжал рыться в карманах, хотя и знал наверняка, что палочки там нет.

По тёмной тропинке ребята углубились в лес, всё время посматривая по сторонам в поисках Фреда, Джорджа и Джинни. Они прошли мимо группы гоблинов, ухахатывавшихся над мешком золота, очевидно, выигранным на матче. Происходящее в лагере их нисколько не волновало. Пройдя ещё дальше, Гарри, Рон и Гермиона вдруг очутились в круге серебристого света и, за стволами деревьев, на полянке, увидели трёх высоких красивых вейл, окружённых молодыми колдунами, которые разговаривали одновременно и очень громко.

– Я получаю сто мешков золотых галлеонов в год, - кричал один. – Я забойщик драконов в комитете по уничтожению опасных созданий.

– А вот и нет! – вопил другой. – Ты посудомойщик в «Дырявом котле»! А вот я охотник на вампиров, я убил уже девяносто...

Третий колдун, чьи прыщи были видны даже в призрачном, серебристом свете, исходящем от вейл, перебил:

– А я скоро стану самым молодым министром магии в истории, понятно?!

Гарри фыркнул от смеха. Он узнал прыщавого колдуна; его звали Стэн Стражёр, и на самом деле он работал кондуктором на трёхэтажном ночном автобусе «ГрандУлёт».

Он повернулся, чтобы сообщить об этом Рону, но у того на лице появилось какое-то слабоумное выражение, и через секунду Рон уже закричал:

– А я говорил, что изобрёл метлу, на которой можно долететь до Юпитера?

– Честное слово! – в который уже раз воскликнула Гермиона. Они с Гарри крепко схватили Рона под руки, развернули его кругом и скорым шагом повели прочь. К тому времени, когда разговоры вейл и их обожателей окончательно стихли, ребята зашли уже в самую чащу леса. Они были совсем одни, кругом стояла тишина.

Гарри осмотрелся.

– Знаете, мне кажется, мы вполне можем подождать здесь, тут за милю будет слышно, что кто-то идёт.

Не успел он это сказать, как из-за дерева прямо на них вышел Людо Шульман.

Даже в слабом свете двух волшебных палочек Гарри разглядел, что с Людо произошли громадные перемены. Он уже не был жизнерадостным и розовощёким; шаг больше не пружинил. Он был белый и очень напряжённый.

– Кто здесь? – спросил он, моргая, пытаясь разглядеть лица ребят. – Что вы тут делаете, одни?

Они с удивлением смотрели друг на друга.

– Ну... там же что-то вроде погрома, - объяснил Рон.

Шульман уставился на него:

– Что?!

– В лагере... какие-то колдуны захватили семью муглов...

Шульман громко выругался.

– Чёрт их побери, – произнёс он с уже отсутствующим выражением лица и, издав лёгкий хлопок, без промедления дезаппарировал.

– Нельзя сказать, чтобы он был в курсе событий, этот мистер Шульман, - нахмурилась Гермиона.

– Зато он был превосходным Отбивалой, - сказал Рон и направился к маленькой полянке, где сел под деревом на сухую травку. – При нём «Обормутские осы» три раза подряд становились первыми в лиге.

Он достал из кармана фигурку Крума, поставил её на землю и стал наблюдать, как она разгуливает вокруг. Подобно настоящему Круму, фигурка косолапила, покато гнула плечи и производила на земле гораздо менее сильное впечатление, чем на метле. Гарри прислушался: слышен ли ещё шум? Но всё было тихо; наверное, погром прекратился.

– Надеюсь, ни с кем из наших ничего не случилось, - проговорила Гермиона через некоторое время.

– Не бойся, с ними всё хорошо, - успокоил Рон.

– Представляешь, если твой папа схватит Люциуса Малфоя, - мечтательно произнёс Гарри. Он сел рядом с Роном и стал смотреть, как миниатюрный Крум горбится над опавшими листьями. – Он всегда говорил, что хотел бы поймать его на чём-нибудь.

– Уж это сотрёт ухмылочку с гнусной морды Драко, будьте уверены, - заявил Рон.

– Бедные муглы, - тревожно произнесла Гермиона. – Что, если их не удастся благополучно спустить на землю?

– Удастся, удастся, - заверил Рон, - какой-нибудь способ обязательно найдётся.

– Какое это, однако, безумие, решиться на такую жуткую выходку, когда кругом полно представителей министерства! – воскликнула Гермиона. – Я имею в виду, как они вообще могли рассчитывать, что это сойдёт им с рук? Как вы думаете, они напились или просто...

Она оборвала свою речь на полуслове и посмотрела через плечо. Гарри с Роном тоже быстро обернулись. Сзади доносился такой звук, как будто за деревьями кто-то, шатаясь, брёл к полянке. Ребята застыли, прислушиваясь к нетвёрдым шагам. Шаги вдруг замерли.

– Эй? – крикнул Гарри.

Ответом было молчание. Гарри поднялся и заглянул за дерево. В темноте на расстоянии ничего не было видно, тем не менее, он ощущал чьё-то присутствие совсем рядом, но вне поля зрения.

– Кто здесь? – спросил Гарри.

Внезапно, без предупреждения, тишину разорвал незнакомый голос, и этот голос издал не панический возглас, а... определённо, заклятие.

– МОРСМОРДРЕ!

Сразу же нечто огромное, зелёное, сверкающее выросло из той кромешной тьмы, куда Гарри безуспешно пытался проникнуть взглядом; и это нечто взметнулось над вершинами деревьев прямо в небо.

– Что за?... – хрипло выдохнул Рон, вскакивая на ноги и задирая голову.

Какую-то долю секунды Гарри думал, что это очередная фигура, образованная непречёмами. Но вскоре осознал, что это колоссального размера череп, состоящий из изумрудных звёзд, изо рта которого подобно языку высовывается змея. Череп, утопающий в призрачной зеленоватой дымке, поднимался всё выше и выше, новым созвездием вырисовываясь на фоне чёрного неба.

Неожиданно лес взорвался криками; почему, Гарри не понял, но единственной возможной причиной могло быть только внезапное появление черепа, теперь взмывшего так высоко, что он, как зловещая неоновая реклама, осветил весь лес. Гарри всмотрелся в темноту в надежде увидеть, кто создал череп, но никого не смог разглядеть.

– Кто здесь? – выкрикнул он снова.

– Гарри, скорее, бежим! – Гермиона схватила его сзади за куртку и потащила.

– Да в чём дело? – Гарри поразило её белое, испуганное лицо.

– Гарри, это же Смертный Знак! – простонала Гермиона и потянула его со всей силы. – Эмблема Сам-Знаешь-Кого!

– Вольдеморта?

– Гарри, быстрей!

Гарри развернулся – Рон поспешно изловил миниатюрного Крума – все трое побежали по поляне – но, раньше чем они успели сделать несколько шагов, череда негромких хлопков возвестила о прибытии двадцати колдунов, возникших из воздуха и кольцом окруживших ребят.

Гарри волчком прокрутился вокруг своей оси и в одно мгновение успел отметить для себя следующий факт: все колдуны держали палочки наизготовку, и каждая из них остриём была направлена на них с Роном и Гермионой. Инстинктивно, он крикнул: «ПРИГНИТЕСЬ!», схватил друзей за руки и потянул вниз.

– СТУПЕФАЙ! – взревело двадцать глоток – заполыхала очередь ослепительных вспышек – Гарри почувствовал, как взъерошились волосы на затылке, словно по поляне пронёсся шквал ветра. Осторожно приподняв голову на малейшую долю дюйма, он увидел, как над ними, выпущенные волшебными палочками колдунов, проносятся кроваво-красные световые залпы, сталкиваясь друг с другом в воздухе, отскакивая от стволов деревьев, улетая далеко во тьму...

– Стойте! – закричал голос, который Гарри узнал. – Стойте! Там мой сын!

Волосы на затылке Гарри улеглись. Он поднял голову чуточку выше. Колдун, стоявший прямо перед ними, опустил палочку. Гарри перекатился по земле и увидел, что к ним приближается до смерти перепуганный мистер Уэсли.

– Рон... Гарри... – голос его дрожал: - Гермиона... с вами всё в порядке?...

– С дороги, Артур, - раздался холодный, резкий голос.

Это был мистер Сгорбс. Вместе в другими представителями министерства он подошёл к ребятам. Гарри встал и повернулся к ним лицом. От негодования мистер Сгорбс дрожал как натянутая струна.

– Кто из вас это сделал? – рявкнул он, быстро переводя пронзительный взгляд с одного на другого. – Кто из вас создал Смертный Знак?

– Мы этого не делали! – воскликнул Гарри, делая жест в направлении черепа.

– Мы ничего не делали! – поддержал Рон, потирая локоть и с возмущением глядя на отца. – Чего вы на нас напали?

– Не лгите мне, сэр! – закричал мистер Сгорбс. Он всё ещё не сводил с Рона палочки, глаза выкатились – вид он имел безумный. – Вас застали на месте преступления!

– Барти, - прошептала ведьма в длинном шерстяном халате, - это же дети, они при всём желании не смогли бы...

– Говорите, откуда взялся Знак? – быстро вмешался мистер Уэсли.

– Оттуда, - трясущимися губами выговорила Гермиона, показывая, откуда раздалось заклятие, - там за деревьями кто-то был... они выкрикнули слова... заклинание...

– Ах, значит, они стояли там? – ядовито сказал мистер Сгорбс, обращая вытаращенные глаза к Гермионе. По его лицу разливалось недоверие. – Произнесли заклинание, вот как? Кажется, вы, юная мисс, прекрасно осведомлены о том, как создаётся Смертный Знак...

Однако, помимо мистера Сгорбса, никто из представителей министерства не считал даже отдалённо возможным, чтобы Гарри, Рон или Гермиона сумели создать череп; напротив, услышав слова Гермионы, они грозно прищурились на тёмные деревья, вновь подняли палочки и направили их в то место, на которое она указала.

– Мы опоздали, - ведьма в шерстяном халате покачала головой, - они дезаппарировали.

– Вряд ли, - возразил колдун с каштановой бородой-щёткой – Амос Диггори, отец Седрика. – Наши Сногсшибатели прошли прямо сквозь те деревья... очень может быть, что мы в них попали...

– Амос, осторожнее! – хором предупредили сразу несколько колдунов, но Амос Диггори расправил плечи, выставил вперёд палочку, прошёл, чеканя шаг, по полянке и растворился в темноте. Гермиона, прижав ладонь ко рту, наблюдала за тем, как он уходил.

Пару секунд спустя донёсся крик мистера Диггори:

– Есть! Попали! Кто-то попался! Он без сознания! Он... это... чёрт!...

– Взял кого-то? – с величайшим недоверием заорал мистер Сгорбс. – Кого? Кто это?

Послышался хруст веток, шуршание листьев, а затем тяжёлые шаги – на поляне снова появился мистер Диггори. Он нёс на руках маленькую, бездыханную фигурку. Гарри сразу узнал кухонное полотенце. Это была Винки.

Мистер Сгорбс не произнёс ни слова и не пошевелился, когда Амос Диггори положил к его ногам его же собственного домового эльфа. Представители министерства молча взирали на мистера Сгорбса. Тот некоторое время недвижимо сверлил взором Винки, и глаза его на абсолютно белом лице полыхали бешеным огнём. Потом он пришёл в чувство.

– Этого – не – может – быть, - задёргал головой он, - просто – не – может...

Он стремительно обошёл вокруг мистера Диггори и направился к тому месту, где тот нашёл Винки.

– Бесполезно, мистер Сгорбс, - крикнул вслед мистер Диггори. – Там никого нет.

Мистер Сгорбс не мог поверить ему на слово. Было слышно, как он ходит туда-сюда, как шуршат листья, когда он разводит ветки кустов.

– Как неловко, - мрачно проговорил мистер Диггори, глядя на лежащее в обмороке тельце. – Домовый эльф Барти Сгорбса... В смысле....

– Перестань, Амос, - спокойно ответил мистер Уэсли, - ты же не думаешь всерьёз, что это мог сделать домовый эльф? Смертный Знак – колдовской знак. Чтобы его создать, нужна палочка.

– Ага, - кивнул мистер Диггори, - а у неё как раз была палочка.

– Что? – поразился мистер Уэсли.

– Вот, смотри, - мистер Диггори показал палочку мистеру Уэсли. – Была у неё в руке. Так что это, для начала, нарушение статьи третьей Кодекса пользования волшебными палочками. Существам нечеловеческой природы запрещается иметь при себе, а также использовать волшебную палочку.

В это мгновение раздался очередной хлопок, и рядом с мистером Уэсли возник Людо Шульман. Он запыхался и, с совершенно ничего не соображающим видом, провернулся на месте, тараща глаза на изумрудно-зелёный череп.

– Смертный Знак! – шёпотом выкрикнул он и вопросительно повернулся к коллегам, чуть не наступив на Винки. – Кто его создал? Вы их поймали? Барти! Что тут происходит?

Мистер Сгорбс вернулся с пустыми руками. Он был по-прежнему бледен как привидение, руки и похожие на зубную щётку усы дрожали.

– Откуда ты, Барти? – не унимался Шульман. – Почему тебя не было на матче? Твоя Винки держала для тебя место... Гальпийская горгулья! – Шульман только что заметил у себя под ногами Винки. – Что с ней случилось?

– Я был занят, Людо, - ответил мистер Сгорбс, еле шевеля губами и продолжая разговаривать всё в той же рваной манере. – А мой эльф попал под Сногсшибатель.

– Сногсшибатель? Ваш? Но за что?...

Тут круглое, сияющее лицо Шульмана озарилось пониманием; он посмотрел вверх на череп, вниз на Винки, а затем на мистера Сгорбса.

– Не может быть! – вскричал он. – Винки? Смертный Знак? Она не умеет! И для начала ей нужна была бы палочка!

– У неё была палочка, - сказал мистер Диггори. – Я нашёл её с палочкой в руке, Людо. И, если вы не возражаете, мистер Сгорбс, я думаю, нам надо бы выслушать её саму.

Сгорбс не подал ни малейшего знака, говорившего бы о том, что он услышал слова мистера Диггори, но тот принял его молчание за согласие. Он поднял свою палочку и выкрикнул: «Энервейт!»

Винки слабо зашевелилась. Огромные карие глаза открылись, и она несколько раз бессмысленно моргнула. Под взглядами окружавших её колдунов она неуверенно села. Увидела перед собой ноги мистера Диггори и медленно, с трепетом, подняла глаза к его лицу; затем, ещё более медленно, посмотрела на небо. Гарри увидел, как в невероятной, зеркальной поверхности глаз отразился плывущий череп. Винки охнула, обвела диким взглядом переполненную народом поляну и разразилась испуганными рыданиями.

– Эльф! – сурово произнёс мистер Диггори. – Тебе известно, кто я такой? Я работаю в отделе по надзору за магическими существами!

Винки стала раскачиваться взад-вперёд, её дыхание вырывалось из груди резкими спазмами. Гарри сразу же вспомнил Добби в те моменты, когда он пугался собственного неповиновения.

– Как видишь, эльф, некоторое время назад кто-то создал Смертный Знак, - продолжал мистер Диггори. – А тебя обнаружили через несколько минут прямо под Знаком! Изволь объясниться!

– Я... я.... я... не делала ничего, сэр! – в ужасе выдохнула Винки. – Я и знать не знаю, как, сэр!

– Тебя обнаружили с палочкой в руке! – рявкнул мистер Диггори, потрясая вещественным доказательством. И, как только палочку осветило зелёное сияние черепа, Гарри узнал её.

– Постойте! Это моя! – воскликнул он.

Все лица повернулись к нему.

– Что такое? – в изумлении спросил мистер Диггори.

– Это моя палочка! – повторил Гарри. – Я её уронил!

– Уронил? – переспросил мистер Диггори, словно не веря собственным ушам. – Следует ли это понимать как признание? И ты выбросил её после того, как создал Знак?

– Амос, подумай, с кем ты говоришь! – сердито сказал мистер Уэсли. – Зачем Гарри Поттеру создавать Смертный Знак?

– Э-э-э... незачем, конечно, - пробормотал мистер Диггори. – Извините... меня занесло...

– Я её не здесь уронил, - пояснил Гарри, показывая большим пальцем в сторону деревьев под черепом. – Я её потерял, как только мы вошли в лес.

– Значит, так, - глаза мистера Диггори посуровели, когда он вновь обратился к Винки, съёжившейся у его ног. – Ты нашла палочку, так, эльф? Ты подобрала её и решила немножко поиграть? Признавайся!

– Я не делала магии, сэр! – заверещала Винки. Слёзы струились по обеим сторонам расплющенного носа-томата. – Я только... я только... подобрала её, сэр! Я не делала Смертного Знака, сэр, я не умею!

– Это не она! – не выдержала Гермиона. Она явно нервничала, осмелившись заговорить в присутствии представителей министерства, но тем не менее, вид у неё был решительный. – У Винки писклявый тихий голосок, а голос, который произнёс заклинание, был гораздо ниже! – Она повернулась за поддержкой к Гарри и Рону. – Он звучал совсем по-другому, правда?

– Правда, - Гарри закивал. – Он был точно не как у эльфа.

– Точно, это был человеческий голос, - подтвердил Рон.

– Что ж, сейчас мы это проверим, - на мистера Диггори свидетельство ребят не произвело особого впечатления. – Есть простой способ узнать, какое заклинание волшебная палочка выполнила последним. Эльф, тебе известно об этом?

Винки затряслась и отчаянно замотала головой, отчего затрепыхались большие уши. Мистер Диггори снова поднял свою палочку и приложил её кончиком к кончику Гарриной палочки.

– Приор инкантато! – взревел мистер Диггори.

Гарри услышал сдавленный вскрик Гермионы – из точки соприкосновения двух палочек вырвался огромный змеязыкий череп, но это была лишь тень зелёного черепа, висевшего в воздухе над лесом. Новый череп был сделан словно из густого серого дыма: призрак черепа.

– Делетриус! – выкрикнул мистер Диггори, и дымный череп превратился в облачко.

– Итак! – заявил мистер Диггори со злодейским триумфом, нависая над Винки, не перестававшей конвульсивно вздрагивать.

– Я это не делала! – взвизгнула несчастная, и её глаза в ужасе выкатились. – Не делала, не делала, я не умею! Я хороший эльф, я не трогаю палочки, я не умею!

– Тебя поймали на месте преступления, эльф! – загрохотал мистер Диггори. – Поймали с преступной палочкой в руках!

– Амос, - громко перебил мистер Уэсли, - подумай сам... очень немногие колдуны знают, как выполнить это заклятие... Где она могла этому научиться?

– Возможно, Амос намекает, - проговорил мистер Сгорбс, и в каждой букве его речи звенела холодная ярость, - что я обучаю своих слуг умению создавать Смертный Знак?

Повисло очень нехорошее молчание.

Амос Диггори был потрясён.

– Мистер Сгорбс... нет... вовсе нет...

– Из всех людей, присутствующих здесь, на этой поляне, вы обвиняете тех двоих, кто с наименьшей вероятностью мог создать Смертный Знак! – рыкнул мистер Сгорбс. – Гарри Поттера и меня! Я полагаю, вы знакомы с историей этого мальчика, Амос?

– Разумеется... все знакомы... – забормотал донельзя смущённый мистер Диггори.

– И вы, я надеюсь, помните, что за время моей долгой карьеры я неоднократно доказывал, что всячески презираю чёрную магию и тех, кто занимается ею? – глаза мистера Сгорбса снова вылезли из орбит.

– Мистер Сгорбс, я... я вовсе не намекал, что вы к этому причастны! – Амос Диггори стал краснее собственной бороды.

– Обвиняя моего эльфа, вы обвиняете меня, Диггори! – кричал мистер Сгорбс. – От кого ещё она могла научиться заклинанию?

– Она... могла подцепить это где угодно...

– Совершенно верно, Амос, - вмешался мистер Уэсли, - она могла подцепить это где угодно... Винки? – добрым голосом обратился он к эльфу, но бедняжка всё равно вздрогнула так, как будто на неё закричали. – Где конкретно ты нашла палочку Гарри?

Винки так отчаянно теребила подол кухонного полотенца, что ткань распускалась у неё под пальцами.

– Я... я нашла её... там, сэр... – прошептала Винки, - там... под деревьями, сэр...

– Видишь, Амос? – сказал мистер Уэсли. – Тот, кто создал Знак, сразу же дезаппарировал, а Гаррину палочку бросил. Весьма умно, использовать чужую палочку, своя могла бы выдать. А Винки, очень некстати для себя, сразу же набрела на эту палочку и подобрала её.

– Тогда получается, что она находилась в какой-нибудь паре футов от преступника! – нетерпеливо воскликнул мистер Диггори. – Эльф! Скажи, ты видела кого-нибудь?

Винки задрожала сильнее прежнего. Её огромные глаза метнулись от мистера Диггори к Людо Шульману, а от него к мистеру Сгорбсу.

Потом она судорожно сглотнула и пролепетала:

– Никого я не видала, сэр... никого...

– Амос, - отрывисто произнёс мистер Сгорбс, - я отдаю себе отчёт в том, что, при нормальных обстоятельствах, вы бы хотели забрать Винки к себе в отдел для допроса. И всё же, я позволю себе просить вас позволить мне самому разобраться с ней.

Мистер Диггори был явно не в восторге от такого предложения, но – Гарри это было очевидно – не осмелился перечить Сгорбсу, настолько важной фигурой являлся тот в министерстве.

– Можете не сомневаться, она понесёт суровое наказание, - холодно добавил мистер Сгорбс.

– Х-х-х-хозяин, - заикаясь, прошептала Винки, поднимая на мистера Сгорбса глаза, полные слёз. – Х-х-х-хозяин, п-п-п-рошу вас...

Мистер Сгорбс встретил её взгляд с обострившимся от гнева лицом, на котором чётче пропечаталась каждая морщина. В его глазах не было ни капли жалости.

– Подобного поведения я никогда не мог ожидать от Винки, - размеренно начал он, - ей было велено оставаться в палатке. Я велел ей оставаться там до тех пор, пока я не разберусь со всеми делами и не вернусь. И что же я обнаружил, когда вернулся? Что она ослушалась меня. Это означает – одежду!

– Нет! – возопила Винки, распростёршись у ног хозяина. – Нет, господин! Только не одежду, только не одежду!

Гарри знал, что единственный способ отпустить домового эльфа на свободу – это снабдить его нормальной одеждой. Больно было видеть, как захлёбывающаяся рыданиями Винки цепляется за своё кухонное полотенце.

– Она же испугалась! – сердито выпалила Гермиона, пронзая взглядом мистера Сгорбса. – Ваш эльф боится высоты, а те колдуны в масках подняли людей высоко в воздух! Как вы можете винить её в том, что она хотела спрятаться от них подальше?!

Мистер Сгорбс отступил на шаг назад, стараясь высвободиться от эльфа, глядя вниз с таким выражением, словно под ногами у него валялось нечто отвратительное, заразное, то, что могло испортить до блеска отполированные ботинки.

– Мне не нужен домовый эльф, который не выполняет моих распоряжений, - ледяным тоном заявил он, глядя на Гермиону. – Мне не нужна прислуга, забывающая, что важно для её хозяина и его репутации.

Винки рыдала так громко, что её всхлипывания разносились по всей поляне.

Воцарилось крайне неприятное молчание, которое прекратил мистер Уэсли, спокойно сказав:

– Что ж, если ни у кого нет возражений, то я пожалуй, отведу детей назад в палатку. Амос, эта палочка уже сказала нам всё, что могла – будь добр, можно Гарри взять её?

Мистер Диггори отдал Гарри палочку. Гарри спрятал её в карман.

– Пойдёмте, ребята, - тихо позвал мистер Уэсли. Но Гермиона не хотела уходить; она стояла не шевелясь и смотрела на рыдающую Винки. – Гермиона! – более настойчиво окликнул мистер Уэсли. Тогда она повернулась и пошла с полянки в лес вслед за Гарри и Роном.

– Что же теперь будет с Винки? – спросила Гермиона сразу, как только они ушли с полянки.

– Не знаю, - ответил мистер Уэсли.

– Подумать только, как они с ней обращались! – возмущённо выкрикнула Гермиона. – Этот мистер Диггори всё время называл её «эльф»... А мистер Сгорбс! Знает, что это не она, а всё равно собирается её уволить! Ему наплевать, насколько ей было страшно, наплевать, что она была не в себе – как будто она не человек!

– Вообще-то, она не человек, - заметил Рон.

Гермиона грозно повернулась к нему.

– Это не означает, что у неё нет чувств, Рон, то, как они вели себя с ней, отвратительно...

– Гермиона, я с тобой согласен, - мистер Уэсли знаком показал, чтобы она не останавливалась, - но сейчас не время обсуждать права эльфов. Надо как можно скорее добраться до палаток. Кстати, а куда подевались остальные?

– Мы потерялись в темноте, - объяснил Рон. – Пап, а чего все так испугались этого черепа?

– Я всё объясню, когда мы вернёмся в палатку, - напряжённо ответил мистер Уэсли.

Однако, когда они вышли на опушку, на их пути возникло неожиданное препятствие.

Там собралась большая толпа перепуганных колдунов и ведьм. При виде мистера Уэсли многие бросились к нему.

– Что случилось, Артур?

– Кто это сделал?

– Артур, это ведь не... не он?

– Разумеется, не он, - немного раздражённо сказал мистер Уэсли. – Мы не смогли выяснить, кто это был, видимо, они успели дезаппарировать. А сейчас извините меня, пожалуйста, мне необходимо немного поспать.

Он провёл Гарри, Рона и Гермиону сквозь толпу, и скоро они вернулись в лагерь. Всё было тихо; не осталось и следа от колдунов в масках, правда, ещё дымилось несколько поваленных палаток.

Из палатки мальчиков высовывалась голова Чарли.

– Пап, в чём дело? – крикнул он из темноты. – Фред, Джордж и Джинни вернулись благополучно, а вот остальные...

– Я их нашёл, - отозвался мистер Уэсли, нагибаясь и проходя в палатку. Гарри, Рон и Гермиона вошли следом.

Билл сидел за маленьким кухонным столом, прижимая простынку к обильно кровоточащей руке. У Чарли была разорвана рубашка, а Перси явно гордился разбитым носом. Ни близнецы, ни Джинни не пострадали, хотя и пребывали в некотором шоке.

– Их поймали, пап? – резким голосом спросил Билл. – Тех, кто создал Знак?

– Нет, - ответил мистер Уэсли. – Мы поймали эльфа Барти Сгорбса с Гарриной палочкой в руках, но насчёт того, кто создал Знак, ничего выяснить не удалось.

– Что?! – хором вскричали Билл, Чарли и Перси.

– С Гарриной палочкой? – воскликнул Фред.

– Эльфа мистера Сгорбса? – задохнулся поражённый Перси.

С некоторой помощью Гарри, Рона и Гермионы мистер Уэсли рассказал о том, что произошло в лесу. Когда он дошёл до конца этой истории, Перси раздулся от возмущения.

– Мистер Сгорбс правильно сделал, что избавился от такого домового эльфа! – заявил он. – Оставить свой пост, когда он ясно сказал оставаться на месте!... Поставить его в неловкое положение перед всем министерством!... На что бы это было похоже, если бы её вызвали в отдел по надзору за...

– Она ничего плохого не сделала, просто оказалась не в том месте и не в то время! – рыкнула на Перси Гермиона. Тот даже испугался. Гермиона всегда относилась к Перси хорошо – точнее сказать, лучше, чем остальные.

– Гермиона, колдун, занимающий такое положение, как мистер Сгорбс, не может себе позволить иметь домового эльфа, который убегает очертя голову с чужой палочкой! – высокомерно бросил Перси, придя в себя.

– Она не убегала с ней! – заорала Гермиона. – Она просто подобрала её с земли!

– Подождите, а можете вы мне объяснить, что это была за черепушка? – нетерпеливо оборвал их Рон. – Она же никому никакого вреда не причинила... почему из этого сшили целое дело?

– Я же говорила, Рон, это эмблема Сам-Знаешь-Кого, - раньше других ответила Гермиона. – Я читала об этом в «Расцвете и падении тёмных сил».

– И её не видели вот уже тринадцать лет, - тихо добавил мистер Уэсли. – Конечно, люди запаниковали... это же всё равно как узнать, что Сами-Знаете-Кто вернулся.

– Ничего не понимаю... – нахмурился Рон. – Ну, то есть... Это же всего-навсего картинка в небе...

– Рон, Сам-Знаешь-Кто и его приспешники запускали в воздух Смертный Знак после того, как кого-нибудь убивали, - попытался втолковать мистер Уэсли. – И ужас, который он вызывал... ты ещё слишком молод, ты не можешь этого понять. Попробуй себе представить: ты возвращаешься домой, а над твоим домом висит Смертный Знак, и ты уже знаешь, что ждёт тебя внутри... – мистер Уэсли содрогнулся. – Каждый боялся этого больше всего на свете...

В продолжение целой минуты все молчали. Потом Билл, приподнимая простынку, чтобы посмотреть, как там его порез, сказал:

– В любом случае, кто бы ни создал Знак, нам он очень помешал. Он распугал Упивающихся Смертью. Они дезаппарировали раньше, чем мы успели сорвать с них маски. К счастью, нам удалось подхватить Робертсов до того, как они упали на землю. Им сейчас модифицируют память.

– Упивающихся смертью? – переспросил Гарри. – А кто такие упивающиеся смертью?

– Так называли себя последователи Сам-Знаешь-Кого, - ответил Билл. – Думаю, сегодня мы видели остатки старой гвардии – тех, разумеется, кому удалось избежать Азкабана.

– Мы не сможем доказать, что это они, Билл, - вздохнул мистер Уэсли, - хотя, скорее всего, так и было, - добавил он безнадёжно.

– Ага, точно! – с неожиданным энтузиазмом закричал Рон. – Пап, мы встретили в лесу Драко Малфоя, и он, считай, признался, что его отец находится среди тех, под масками! А ведь всем известно, что Малфои входили в самое тесное окружение Сами-Знаете-Кого!

– Но зачем приспешникам Вольдеморта... – начал Гарри. Все испуганно вздрогнули – как и большинство граждан колдовского мира, Уэсли избегали называть Чёрного Лорда по имени. – Извините, - поспешно сказал Гарри. – Зачем им было запускать в воздух муглов? Какой в этом смысл?

– Смысл? – грустно усмехнулся мистер Уэсли. – Гарри, да они так развлекаются! Когда Сам-Знаешь-Кто был у власти, половина всех убийств муглов была совершена исключительно ради забавы. Видимо, они сегодня выпили и не удержались, решили напомнить нам, что их ещё много. Этакая встреча друзей, - закончил он с отвращением.

– Но если это были Упивающиеся Смертью, почему же они тогда дезаппарировали при виде Смертного Знака? – спросил Рон. – Они ж должны были обрадоваться?

– Подумай сам, Рон, - сказал Билл. – Если они действительно в своё время были среди Упивающихся Смертью, то после падения Сам-Знаешь-Кого должны были приложить все усилия, чтобы не попасть в Азкабан. Значит, они врали как могли насчёт того, что это он заставлял их пытать и убивать людей. Ставлю что угодно: увидев, что он вернулся, они испугались больше других. Они же отрицали всякую связь с ним и вернулись к обычной жизни... Вряд ли он был бы ими доволен.

– Так что же... те, кто создал Смертный Знак... – задумчиво произнесла Гермиона, - они сделали это в поддержку Упивающихся Смертью или наоборот, чтобы напугать их?

– Откуда мы можем знать, Гермиона, - пожал плечами мистер Уэсли, - но я тебе вот что скажу... только Упивающимся Смертью известно, каким образом можно создать Знак. Я был бы очень удивлён, если бы оказалось, что тот, кто создал Знак, раньше не был Упивающимся Смертью, даже если сейчас это не так... Слушайте, ребята, уже очень поздно. Если ваша мама узнает о том, что здесь произошло, она будет ужасно беспокоиться. Поэтому мы должны немного поспать, а потом постараться успеть на самый ранний портшлюс. Когда Гарри лёг обратно в койку, голова у него гудела. По идее, он должен бы чувствовать себя вымотанным до предела; ведь уже три часа ночи – а он совершенно не хочет спать и к тому же жутко встревожен. Три дня назад – по ощущениям, это было уже очень давно, но на самом деле всего три дня – он проснулся от боли в шраме. Сегодня, впервые за тринадцать лет, в небе появилась эмблема Лорда Вольдеморта. Что всё это значит? Он вспомнил о письме, которое написал Сириусу перед отъездом с Бирючиновой аллеи. Получил ли его Сириус? Когда он ответит? Гарри снова смотрел в брезентовый потолок, но больше не видел увлекательных квидишных картинок, которые помогли бы ему заснуть. Прошло очень много времени после того, как храп Чарли наполнил палатку, прежде чем Гарри наконец провалился в сон.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl