Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 4. Глава 1
   Книга 4. Глава 2
   Книга 4. Глава 3
   Книга 4. Глава 4
   Книга 4. Глава 5
   Книга 4. Глава 6
   Книга 4. Глава 7
   Книга 4. Глава 8
   Книга 4. Глава 9
   Книга 4. Глава 10
   Книга 4. Глава 11
   Книга 4. Глава 12
   Книга 4. Глава 13
   Книга 4. Глава 14
   Книга 4. Глава 15
   Книга 4. Глава 16
   Книга 4. Глава 17
   Книга 4. Глава 18
   Книга 4. Глава 19
   Книга 4. Глава 20
   Книга 4. Глава 21
   Книга 4. Глава 22
   Книга 4. Глава 23
   Книга 4. Глава 24
   Книга 4. Глава 25
   Книга 4. Глава 26
   Книга 4. Глава 27
   Книга 4. Глава 28
   Книга 4. Глава 29
   Книга 4. Глава 30
   Книга 4. Глава 31
   Книга 4. Глава 32
   Книга 4. Глава 33
   Книга 4. Глава 34
   Книга 4. Глава 35
   Книга 4. Глава 36
   Книга 4. Глава 37

Гарри Поттер и огненная чаша

книга четвертая



Глава 11. В «ХОГВАРЦ ЭКСПРЕССЕ»

Проснувшись на следующее утро, Гарри сразу почувствовал, что воздух пронизан тоскливым настроением окончания каникул. В окна барабанили тяжёлые капли бесконечного дождя. Гарри надел джинсы и свитер; в школьную форму они переоденутся в поезде.

Не успели они с Роном и близнецами спуститься на первый этаж, как у подножия лестницы появилась очень встревоженная миссис Уэсли.

– Артур! – громко позвала она. – Артур! Срочное сообщение из министерства!

Гарри пришлось вжаться в стенку – мимо него прогрохотал мистер Уэсли в надетой задом наперёд робе. Он тут же скрылся из виду. Когда ребята вошли в кухню, миссис Уэсли судорожно перерывала ящики комода – «У меня же где-то было перо!» – а мистер Уэсли, нагнувшись к очагу, разговаривал с...

Гарри, желая убедиться, что зрение не обманывает его, сильно зажмурился, а потом снова открыл глаза.

В камине, похожая на большое бородатое яйцо, восседала голова Амоса Диггори. Совершенно не обращая внимания ни на летающие вокруг искры, ни на языки пламени, лижущие уши, голова очень быстро говорила:

– ...соседи-муглы услышали шум и крики, поэтому они вызвали... как-бишь-их-там... полуцельских. Артур, тебе придётся туда отправиться...

– Вот! – беззвучно выдохнула миссис Уэсли и сунула в руки мистеру Уэсли лист пергамента, чернильницу и мятое перо.

– ... огромная удача, что я узнал об этом, - продолжала голова мистера Диггори, - мне нужно было прийти в контору пораньше, разослать несколько сов, и там я застал в полном сборе отдел неправомочного использования колдовства, они все собирались на место происшествия... Если Рита Вритер прознает об этом, Артур...

– А что говорит сам Шизоглаз? – спросил мистер Уэсли, открывая чернильницу. Он обмакнул перо и приготовился записывать.

Голова мистера Диггори закатила глаза.

– Говорит, что слышал, как кто-то лезет к нему во двор. И будто бы они подбирались к дому, но попали в засаду, устроенную мусорными баками.

– А что сделали мусорные баки? – мистер Уэсли деловито строчил.

– Они отстреливались мусором и вообще устроили жуткий тарарам, - сказал мистер Диггори. – Как я понял, когда прибыли полуцельские, один из баков продолжал вовсю палить...

Мистер Уэсли застонал.

– А что насчёт того, который залез во двор?

– Артур, ты же знаешь Шизоглаза, - голова опять закатила глаза. – Думаешь, кто-то действительно шатался у него по двору среди ночи? Скорее всего, это была какая-нибудь контуженная кошка в картофельных очистках. Но подумай, если люди из отдела неправомочного использования колдовства наложат на Шизоглаза свои лапы, считай, он пропал – вспомни его досье! – надо его как-то отмазать, по какому-нибудь несерьёзному обвинению, по твоему ведомству – что там полагается за стреляющую помойку?

– Наверно, предупреждение, - мистер Уэсли, не переставая очень быстро писать, нахмурил брови. – Палочку Шизоглаз не использовал? Ни на кого не нападал?

– Я-то уверен, что он, как вскочил с кровати, так и пошёл накладывать заклятия на всё, что было видно в окно, - ответил мистер Диггори, - но пусть они попробуют это доказать, пострадавших-то нет.

– Ладно, я помчался, - мистер Уэсли затолкал записи в карман и выбежал из кухни.

Голова мистера Диггори перевела взгляд на миссис Уэсли.

– Прости, Молли, - более спокойным тоном произнесла она, - я вас так рано побеспокоил и всё такое... просто Артур единственный, кто может вытащить Шизоглаза, а ведь у Шизоглаза, по идее, сегодня первый день на новой работе. Зачем ему понадобилось устраивать переполох именно сегодня ночью...

– Ничего страшного, Амос, - успокоила миссис Уэсли. – Ты, случайно, не хочешь бутербродик или что-нибудь ещё, перекусить перед дорожкой?

– А? Вообще-то, давай, - согласился мистер Диггори.

Миссис Уэсли взяла с вершины бутербродной горки на кухонном столе кусок хлеба с маслом и сквозь языки пламени отправила его в рот мистеру Диггори.

– Фпафибо, - невнятно поблагодарил он, а потом, с лёгким хлопком, испарился.

Гарри услышал, как мистер Уэсли торопливо прощается с Биллом, Чарли, Перси и девочками. Не прошло и пяти минут, как он вернулся в кухню. Роба теперь была надета правильно, и он наспех причёсывался.

– Ну, я побежал – учитесь хорошо, мальчики, - пожелал мистер Уэсли Гарри, Рону и близнецам, укутываясь в плащ и готовясь дезаппарировать. – Молли, ты сможешь сама отправить ребят на Кингс-Кросс?

– Конечно, смогу, - заверила она, - ты, главное, разберись с Шизоглазом, а уж мы как-нибудь справимся. Мистер Уэсли исчез, и тут же в кухню вошли Билл и Чарли.

– Кто тут сказал: «Шизоглаз»? – спросил Билл. – Что он ещё натворил?

– Он утверждает, что ночью кто-то пытался пробраться к нему в дом, - ответила миссис Уэсли.

– Шизоглаз Хмури? – задумчиво произнёс Джордж, намазывая джем на хлеб. – Этот тот псих, который...

– Ваш отец очень высокого мнения о Шизоглазе Хмури, - сурово изрекла миссис Уэсли.

– Ну, так папа и сам собирает штепсели, - тихо сказал Джордж. Миссис Уэсли в это время понадобилось за чем-то выйти из кухни. – Одного поля ягоды...

– В своё время Хмури был великим колдуном, - проговорил Билл.

– Он ведь старый друг Думбльдора, да? – спросил Чарли.

– Думбльдора тоже нормальным не назовёшь, согласитесь, - вмешался Фред, - ну, то есть, он, конечно, гений и всё такое...

– А кто такой Шизоглаз? – спросил Гарри.

– Сейчас он на пенсии, а раньше работал в министерстве, - ответил Чарли. – Папа как-то брал меня с собой на работу, и я его видел. Он в своё время был аврором – одним из лучших... выслеживал чёрных магов, - добавил Чарли, встретив непонимающий взгляд Гарри. – Половина камер Азкабана была заполнена благодаря его усилиям. Зато и врагов у него больше чем достаточно... в основном, семьи тех, кого из-за него посадили... Но я слышал, что к старости он стал настоящим параноиком. Совершенно никому не доверяет. Ему повсюду мерещатся чёрные маги.

Билл с Чарли тоже захотели поехать на вокзал, а Перси принёс глубочайшие извинения, сказав, что ему действительно очень нужно на работу.

– Я не могу себе позволить отсутствовать в такое сложное время, - объявил он во всеуслышанье, - мистер Сгорбс уже привык во всём на меня полагаться.

– Ага, и знаешь ещё что, Перси? – серьёзно закивал Джордж. – Мне кажется, скоро он даже запомнит твою фамилию.

Миссис Уэсли решилась позвонить по телефону из деревенского почтового отделения и вызвать три обычных мугловых такси до Лондона.

– Артур пытался взять машины в министерстве, - шепнула она Гарри, когда они стояли на залитом дождём дворе и смотрели, как таксисты грузят в багажники шесть тяжёлых сундуков, - но свободных не было... что-то у них не очень довольный вид, тебе не кажется?

Гарри не стал объяснять миссис Уэсли, что в мугловом мире таксисты редко занимаются перевозкой бешеных сов – Свинринстель, надо сказать, поднял действительно оглушительный шум. Также некстати случайно открылась крышка сундука Фреда, взорвалось некоторое количество фантастических холодных петард мокрого запуска д-ра Филибустера, и тогда один из таксистов в ужасе заорал – Косолапсус, выпустив когти, стал спасаться по его ноге.

Поездка в переполненных машинах оказалась очень тяжёлой. Косолапсусу понадобилось много времени на то, чтобы успокоиться – пока доехали до Лондона, он успел исцарапать и Гарри, и Рона, и Гермиону. У вокзала Кингс-Кросс они с облегчением покинули такси, несмотря на то, что дождь полил сильнее, и все насквозь промокли, пока носили сундуки через запруженную машинами улицу.

Гарри давно уже привык к диковинному способу проникновения на платформу девять три четверти. Нужно было всего лишь пройти сквозь металлический барьер, разделяющий платформы девять и десять. Единственная тонкость заключалась в том, чтобы сделать это незаметно, не привлекая внимания муглов. Сегодня ребята проделывали это группами; первыми пошли Гарри, Рон и Гермиона (самая подозрительная троица, поскольку с ними были Свинринстель и Косолапсус); беспечно болтая, они небрежно прислонились к барьеру, боком проскользнули сквозь него... и перед ними мгновенно материализовалась платформа девять три четверти.

«Хогварц Экспресс», сверкающий малиновый паровоз, уже стоял на путях, выпуская клубы дыма, в котором смутно вырисовывались призрачные, похожие на привидения, силуэты учеников «Хогварца» и их родителей. Свинринстель, заслышав разносящееся в тумане уханье многочисленных сов, заверещал пуще прежнего. Гарри, Рон и Гермиона в поисках свободных мест отправились вдоль вагонов и вскоре уже грузили сундуки в купе посередине состава. Потом они спрыгнули обратно на платформу, чтобы сказать «до свидания» миссис Уэсли, Биллу и Чарли.

– Возможно, мы увидимся раньше, чем вы думаете, - улыбнулся Чарли, обнимая на прощание Джинни.

– Как это? – проницательно посмотрел на него Фред.

– Увидишь, - неопределённо ответил Чарли. – Только не говорите Перси, что я упомянул об этом... в конце концов, это же «секретная информация, не подлежащая разглашению вплоть до специального решения министерства».

– Да, пожалуй, в этом году я не отказался бы снова учиться в «Хогварце», - держа руки в карманах и чуть ли не с тоской глядя на поезд, проговорил Билл.

– Почему? – настойчиво спросил Джордж.

– Этот год обещает быть очень интересным, - в глазах Билла сверкнули огоньки, - может, я даже выберу время и приеду посмотреть...

– Посмотреть на что? – спросил Рон.

В это время раздался свисток, и миссис Уэсли стала заталкивать всех в поезд.

– Спасибо, что вы нас к себе пригласили, миссис Уэсли, - сказала Гермиона. Они уже зашли в купе, закрыли дверь и высунулись из окна.

– Да, спасибо за всё, миссис Уэсли, - сказал и Гарри.

– О, мне это было в радость, милые, - ответила миссис Уэсли. - Я бы пригласила вас всех на Рождество, но... хм... подозреваю, вы захотите остаться на каникулы в школе, учитывая... хм... все обстоятельства.

– Мама! – раздражённо крикнул Рон. – Что вы трое знаете такого, чего не знаем мы?

– Я думаю, вы тоже всё узнаете сегодня же вечером, - улыбнулась миссис Уэсли. – Это очень интересно – и знаете, я безумно рада, что они изменили правила...

– Какие правила? – хором спросили Гарри, Рон, Фред и Джордж.

– Я уверена, профессор Думбльдор вам всё расскажет... ну, ведите себя хорошо, обещаете? Обещаете, Фред?... Джордж?

Громко зашипел пар в поршнях, и поезд тронулся.

– Да скажите же, что такое будет в «Хогварце»? – закричал из окна Фред быстро уносящимся миссис Уэсли, Биллу и Чарли. – Что за правила они изменили?

Но миссис Уэсли только загадочно улыбалась и махала рукой. Билл с Чарли дезаппарировали раньше, чем поезд завернул за угол.

Гарри, Рон и Гермиона вернулись в купе. Шёл такой сильный дождь, что за окнами практически ничего не было видно. Рон открыл сундук, достал свою парадную бордовую робу и накинул её на клетку Свинринстеля, чтобы заглушить вопли.

– Даже Шульман хотел рассказать, что будет в этом году в «Хогварце», - проворчал он, садясь рядом с Гарри. – На матче, помните? А моя собственная мать, видите ли, не хочет! Интересно, в чём там...

– Ш-ш-ш! – вдруг прошептала Гермиона, прижав палец к губам и показывая на соседнее купе. Гарри с Роном прислушались. Сквозь открытую дверь до них донёсся знакомый тягучий голос:

– ... понимаете, папа вообще-то думал отдать меня в «Дурмштранг», а не в «Хогварц». Он знаком с директором. Ну, вы же знаете, какого он мнения о Думбльдоре – этом муглофиле – а в «Дурмштранг» всякую шушеру не принимают. Но мама не захотела отпускать меня так далеко. Папа считает, что в «Дурмштранге» гораздо более разумно относятся к чёрной магии. На самом деле, её там изучают, не просто дурацкую защиту от сил зла, как у нас, а...

Гермиона встала, на цыпочках подошла к двери в соседнее купе и закрыла её, чтобы голоса Малфоя не было слышно.

– Значит, «Дурмштранг» ему подходит! – в сердцах воскликнула она. – Жаль, что его туда не отдали, тогда нам не пришлось бы его терпеть.

– «Дурмштранг» – это колдовская школа? – спросил Гарри.

– Да, - презрительно скривилась Гермиона, - и у неё ужасная репутация. Согласно «Сравнительному анализу колдовского обучения в Европе», там уделяют особое внимание чёрной магии.

– По-моему, я что-то слышал об этой школе, - протянул Рон. – Где она? В какой стране?

– Этого же никто не знает, - подняла брови Гермиона.

– А... почему? – удивился Гарри.

– Так уж сложилось, что между колдовскими школами существует негласное соперничество. «Дурмштранг» и “Бэльстэк” скрывают своё местонахождение, чтобы никто не выкрал их секреты, - как само собой разумеющееся объяснила Гермиона.

– Брось, - Рон засмеялся. – «Дурмштранг», наверное, такой же большой, как и «Хогварц», как можно спрятать такой огромный замок?

– Но ведь «Хогварц» же спрятан, - воскликнула удивлённая Гермиона, - это всем известно... по крайней мере, тем, кто читал «Историю «Хогварца».

– Значит, одной тебе, - констатировал Рон. – Давай, продолжай – каким образом можно спрятать такой большой замок?

– Он околдован, - объяснила Гермиона. – Если на него смотрят муглы, то они видят старые замшелые развалины с надписью у входа: «ОПАСНО, НЕ ВХОДИ, УБЬЁТ».

– Значит, посторонним «Дурмштранг» тоже кажется развалинами?

– Возможно, - пожала плечами Гермиона, - а может, на него нанесены муглорепеллентные заклятия, как на стадион во время финала кубка. А чтобы его не могли найти иностранные колдуны, его, скорее всего, сделали Ненаносимым...

– Чего?

– Ну, здание можно заколдовать таким образом, что его план нельзя нанести на карту, ты же знаешь.

– М-м-м... раз ты так говоришь, - промямлил Гарри.

– Но мне кажется, что «Дурмштранг» должен находиться где-то далеко на севере, - задумчиво произнесла Гермиона. – Где-то, где очень холодно, раз у них в форму входят куртки на меху.

– Ах, вы только подумайте, какие бы нам могли представиться возможности, - мечтательно сказал Рон, - можно было бы незаметненько столкнуть Малфоя со льдины и выдать это за несчастный случай... жалко, что у него есть мать, которая его любит...

По мере продвижения поезда на север дождь становился всё сильнее и сильнее. Стало темно, окна сильно запотели, поэтому лампы зажгли уже к полудню. По коридору загромыхала тележка с едой, и Гарри купил на всех большую упаковку котлокексов.

Потом, в течение дня, к ним заглянуло множество приятелей, включая Симуса Финнигана, Дина Томаса и Невилля Лонгботтома, круглолицего мальчика, отличавшегося невероятной забывчивостью. Он воспитывался у бабушки, очень грозной ведьмы. Симус ещё не снял ирландской розетки. Волшебство в ней уже заканчивалось; она продолжала выкрикивать: «Трой! Муллет! Моран!», но очень слабым, усталым голосом. Спустя полчаса или около того Гермиона утомилась от нескончаемых квидишных разговоров, зарылась носом в «Сборник заклинаний (часть четвёртая)» и принялась учить Призывное заклятие.

Невилль с завистью слушал рассказы о финале кубка.

– Бабушка не захотела ехать, - сказал он несчастным голосом, - и не купила билеты. А то, что вы рассказываете, так здорово!

– Так оно и было, - подтвердил Рон. – Вот, взгляни, Невилль...

Он порылся рукой в сундуке, лежавшем на багажной полке и выудил оттуда миниатюрного Виктора Крума.

– Ух ты! – воскликнул Невилль, когда Рон позволил Круму перепрыгнуть на его пухлую ладонь.

– Мы его видели прямо вот так близко, - рассказывал Рон. – Мы сидели в Высшей Ложе...

– Первый и последний раз в жизни, Уэсли.

В дверях появился Драко Малфой. Позади стояли Краббе и Гойл, его громадные, бандитского вида приятели. За лето оба подросли по меньшей мере на фут. Судя по всему, они подслушали разговор ребят через дверь купе, которую Дин с Симусом оставили приоткрытой.

– Не припомню, чтобы мы тебя звали, Малфой, - ледяным тоном бросил Гарри.

– Уэсли... а это что ещё за пакость? – вытаращил глаза Малфой, показывая на клетку Свинринстеля. Свисающий с неё рукав парадной робы качался в такт движению поезда, и кружево очень отчётливо выступало на манжете.

Рон сделал быстрое движение, чтобы спрятать рукав, но Малфой оказался проворнее; он ухватился за манжет и потянул.

– Только взгляните! – в экстазе завопил Малфой, потрясая робой перед Краббе и Гойлом. – Уэсли, ты же не собираешься это носить? Это, конечно, было очень модно году этак в 1890...

– Чтоб тебе навозом подавиться, Малфой! – от души пожелал Рон, с лицом такого же цвета, как и парадная роба. Он выхватил робу у Малфоя. Тот издевательски захохотал; Краббе и Гойл тоже тупо заржали.

– Итак... ты будешь участвовать, Уэсли? Может, попробуешь прославить свою семейку? Впрочем, тут ведь и денег можно заработать... если выиграешь, сможешь купить себе приличную парадную одежду...

– О чём это ты? – огрызнулся Рон.

– Ты будешь участвовать? – повторил Малфой. – Уж ты-то, Поттер, точно будешь? Ты же никогда не упускаешь случая покривляться перед публикой.

– Либо объясни, что ты имеешь в виду, либо уходи, Малфой, - с презрением сказала Гермиона поверх «Сборника заклинаний (часть четвёртая)».

По бледному лицу Малфоя разлилась довольная улыбка.

– Только не говори мне, что ты не знаешь! – в восторге продолжал кричать он. – У тебя и отец, и брат в министерстве, а ты не знаешь? Господи, мой папа рассказал мне обо всём сто лет назад!... Узнал от Корнелиуса Фуджа. С другой стороны, мой папа общается с высокопоставленными чиновниками... а твой, Уэсли, наверное, слишком незначительное лицо и ему ни о чём не рассказывают... да, точно... наверное, при нём не разговаривают о важных вещах...

Снова рассмеявшись, Малфой поманил за собой Краббе и Гойла, и все трое удалились.

Рон бросился за ними следом и так шарахнул по разделяющей купе двери, что стекло разбилось на множество осколков.

– Рон! – укоризненно воскликнула Гермиона. Она вытащила палочку, пробормотала: «Репаро!», и осколки объединились в единое целое, а потом влетели обратно в раму.

– А чего он... изображает, что всё знает, а мы дураки... – рявкнул Рон. - Мой папа общается с высокопоставленными чиновниками... А мой мог бы в любой момент получить повышение... только он не хочет...

– Конечно, мог бы, - спокойно согласилась Гермиона. – Рон, не давай Малфою доставать себя...

– Что?! Он? Меня? Вот ещё! – Рон схватил котлокекс и раскрошил его кулаком.

Весь остаток пути Рон пребывал в плохом настроении. Он молча переоделся в школьную форму и всё ещё сидел с недовольным видом, когда «Хогварц Экспресс» начал замедлять ход, а потом наконец остановился в кромешной темноте у станции Хогсмёд.

Двери поезда открылись. В это время в небе ударил гром. Гермиона укутала Косолапсуса мантией, а Рон оставил свою парадную робу на клетке Свинринстеля. Пригибая головы и жмурясь, они сошли с поезда навстречу косому ливню. Дождь достиг такой силы, что казалось, будто с неба непрерывно выливаются ушаты ледяной воды.

– Привет, Огрид! – проорал Гарри, завидев гигантский силуэт в дальнем конце платформы.

– Порядок, Гарри? – послышалось в ответ. Огрид помахал рукой. – Увидимся на пиру, ежели не утопнем!

Согласно традиции, Огрид перевозил первоклассников в замок через озеро на лодках.

– Бррр! Не хотела бы я плыть по озеру в такую погоду! – с чувством воскликнула Гермиона. Она дрожала. Вместе с толпой ребята медленно передвигались по платформе. Возле станции их дожидалось множество незапряжённых лошадьми экипажей. Гарри, Рон, Гермиона и Невилль возблагодарили небо, когда наконец сели в один из них. Дверь захлопнулась, и спустя несколько мгновений длинная процессия сильно кренящихся карет, громыхая и разбрызгивая грязь, двинулась к замку «Хогварц».

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl