Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 3. Глава 1
   Книга 3. Глава 2
   Книга 3. Глава 3
   Книга 3. Глава 4
   Книга 3. Глава 5
   Книга 3. Глава 6
   Книга 3. Глава 7
   Книга 3. Глава 8
   Книга 3. Глава 9
   Книга 3. Глава 10
   Книга 3. Глава 11
   Книга 3. Глава 12
   Книга 3. Глава 13
   Книга 3. Глава 14
   Книга 3. Глава 15
   Книга 3. Глава 16
   Книга 3. Глава 17
   Книга 3. Глава 18
   Книга 3. Глава 19
   Книга 3. Глава 20
   Книга 3. Глава 21
   Книга 3. Глава 22

Гарри Поттер и узник Азкабана

книга третья



Глава 17. Кот, пес и крыса

У Гарри помутилось в голове. Все трое застыли от ужаса под плащом. Последние лучи заходящего солнца бросали кровавый отсвет на разлинованную длинными тенями землю. Сзади раздался животный вопль.

– Огрид, – прошептал Гарри. Не раздумывая, от хотел броситься назад, но Рон с Гермионой схватили его за руки.

– Нельзя, – Рон побелел как бумага. – Он попадёт в ещё большие неприятности, если узнают, что мы к нему приходили...

Гермиона дышала часто и неровно.

– Как – они – могли? – задыхалась она. – Как могли?

– Пошли отсюда, – у Рона стучали зубы.

Они медленно направились к замку, шагая осторожно, чтобы плащ полностью скрывал их. День стремительно угасал. Они вышли на открытое пространство, и тьма, как по волшебству, сгустилась окончательно.

– Струпик, сиди тихо, – шепотом прикрикнул Рон и прижал ладонь к груди. Крыса бешено извивалась. Рон вдруг резко остановился и попытался запихнуть Струпика поглубже в карман. – Что с тобой такое, тупое животное? Сиди тихо – ОЙ! Он укусил меня!

– Рон, не кричи! – с горячностью зашептала Гермиона. – Фудж с минуты на минуту будет здесь...

– Он – не – хочет – сидеть – смирно...

Струпик был вне себя от страха. Он изворачивался как мог, вырываясь из кулака Рона.

– Да что с ним такое?

В это мгновение Гарри увидел: к ним, низко припав к земле и светя в темноте желтыми глазами, крадучись приближался Косолапсус. Видел он их или следовал за визгом Струпика, трудно было сказать.

– Косолапсус! – простонала Гермиона. – Нет! Уходи отсюда, Косолапсус! Уходи!

Кот неуклонно приближался...

– Струпик – НЕТ!

Но было слишком поздно – крыса выскользнула из крепко сжатых пальцев Рона, ударилась об землю и шмыгнула прочь. Одним прыжком, Косолапсус рванулся следом. Рон, раньше чем Гарри с Гермионой успели остановить его, сбросил с себя плащ и скрылся в темноте.

– Рон! – снова простонала Гермиона.

Они с Гарри переглянулись и побежали за Роном; под плащом невозможно было двигаться как следует, они высвободились из-под него, и он развевался позади как флаг; они неслись за Роном на звук грохочущих по земле ног и дикие крики:

– Отстань от него – пошёл прочь – Струпик, иди ко мне...

Раздался звук удара об землю.

– Попался! Пошёл отсюда, мерзкий кот!...

Гарри с Гермионой чуть не перелетели через Рона; они резко затормозили прямо перед ним. Рон растянулся на земле, зато Струпик был у него в кармане; Рон обеими руками держался за трепещущий карман.

– Рон – вставай – прячься под плащ, – задыхаясь, сказала Гермиона. – Думбльдор – министр – будут с минуты на минуту...

Однако, не успев спрятаться, не успев даже перевести дыхание, они услышали мягкое топотание гигантских лап... Нечто, бесшумное как тень, бросилось на них – огромная, угольно-чёрная собака с бледными глазами.

Гарри потянулся за палочкой, но слишком поздно – собака прыгнула, и две громадные передние лапы ударились ему в грудь; в водовороте шерсти Гарри упал на спину, почувствовал горячее дыхание, увидел зубы длиной в дюйм...

Но сила броска увлекла пса дальше; он перекатился через Гарри. Ослеплённый, опасаясь, что сломаны рёбра, Гарри попытался встать; он слышал, как пёс рычит, изготавливаясь для новой атаки.

Рон был уже на ногах. Когда собака снова прыгнула, он оттолкнул Гарри в сторону, и зубы сомкнулись на протянутой руке Рона. Гарри бросился вперёд, ухватил мерзкое чудовище за шерсть, но оно, не обращая внимания, поволокло Рона прочь без малейших усилий, как будто тот был тряпичной куклой...

Вдруг что-то ударило Гарри по лицу с такой силой, что его снова сбило с ног. Он услышал, что Гермиона тоже закричала от боли и упала.

Гарри старался нашарить свою палочку, часто моргая, чтобы смахнуть кровь с глаз...

– Люмос! – прошептал он.

Лучик осветил толстый ствол; в погоне за Струпиком они оказались возле Дракучей ивы. Ветви дерева скрипели, словно от сильного ветра, и хлестали по земле, не подпуская ребят.

У основания ствола пёс затаскивал Рона головой вперёд в большое дупло. Рон отчаянно сражался, но его голова и грудь быстро исчезали из виду...

– Рон! – закричал Гарри и хотел броситься следом, но тяжелая ветвь страшно разрезала воздух у него перед носом, и ему пришлось отскочить назад.

Теперь они видели одну лишь ногу Рона, которой он зацепился за корень в попытке не дать собаке утащить его под землю – в тишине раздался жуткий хруст; нога Рона сломалась и, спустя мгновение, исчезла в дупле.

– Гарри – надо позвать на помощь, – прохрипела Гермиона; она тоже истекала кровью; Дракучая ива ударила её по плечу.

– Нет! Это чудище такое огромное, оно легко может съесть Рона; у нас нет времени...

– Гарри, нам никогда не пробраться туда без посторонней помощи...

Рядом опять хлестнула ветвь, похожая на сжатую в кулак руку.

– Если этот пёс туда пробрался, то и мы сможем, – через силу выдохнул Гарри. Он метался туда-сюда, пытаясь обойти злобно размахивающие ветви дерева, но не мог подойти ни на дюйм ближе.

– О, помогите, помогите, – жалобно шептала Гермиона, неуверенно подпрыгивая на месте, – пожалуйста...

Косолапсус рванулся вперёд. Он змеёй ускользнул от молотящих по земле ветвей и поместил передние лапы на узловатый нарост на стволе.

Словно обратившись в мрамор, дерево замерло. Даже листья не шевелились.

– Косолапсус! – не веря своим глазам, прошептала Гермиона. Она больно схватила Гарри за руку. – Как он догадался?...

– Он дружит с этой собакой, – мрачно объяснил Гарри. – Я видел их вместе. Пошли – и держи палочку наготове...

За долю секунды они оказались у дерева, но, раньше чем они успели подойти к дуплу, туда, мелькнув бутылочным ёршиком хвоста, проскользнул Косолапсус. Гарри полез следом; он, головой вперёд, осторожно пробрался в дупло и соскользнул по земляному склону на дно очень низкого тоннеля. Косолапсус уже прошёл вглубь, его глаза сверкнули в свете волшебной палочки. Очень скоро, за спиной у Гарри на землю шлёпнулась Гермиона.

– Где Рон? – испуганно прошептала она.

– Там, – сказал Гарри и, согнув спину, отправился за Косолапсусом.

– Куда ведёт этот тоннель? – задыхаясь, спросила Гермиона.

– Не знаю... Он помечен на Карте Мародёра, но Фред с Джорджем говорили, что в него никто никогда не заходил.... Он уходит куда-то за карту, но, судя по всему, ведёт в Хогсмёд...

Они старались двигаться быстро, насколько было возможно в полусогнутом состоянии; перед глазами то появлялся, то исчезал кошачий хвост. Тоннелю не было конца; во всяком случае, он был не короче того, который вёл в «Рахатлукулл»... Гарри мог думать только о Роне и о том, что может с ним сделать страшный пёс... Бежать почти что на корточках было тяжело, от прерывистого, спазматического дыхания становилось больно в груди...

Но вот тоннель начал подниматься; через мгновение он резко повернул в сторону. Косолапсус исчез из виду. Там, где только что был хвост, Гарри теперь видел небольшое отверстие и струящийся сквозь него сумрачный свет.

Они с Гермионой задержались, переводя дыхание, а потом стали осторожно продвигаться к выходу, чтобы посмотреть, куда их вывел тоннель. Оба подняли волшебные палочки.

Оказалось, тоннель выходил в очень пыльную комнату. Там царил страшный беспорядок. Обрывки обоев свисали со стен; пол был весь в пятнах; мебель разломана, как будто кто-то специально крушил её. Окна были заколочены.

Гарри бросил взгляд на Гермиону. Вид у неё был испуганный, тем не менее, она кивнула.

Гарри выбрался из тоннеля и осмотрелся. В комнате никого не было, но дверь справа была распахнута. За нею открывался затенённый проход. Гермиона снова схватила Гарри за руку. Её широко распахнутые глаза перебегали от окна к окну.

– Гарри, – прошептала она, – мне кажется, мы в Шумном Шалмане.

Гарри посмотрел по сторонам. Его взгляд упал на деревянный стул, с вырванными планками, с отломанной ножкой.

– Это сделали вовсе не привидения, – задумчиво произнёс он.

В это время откуда-то сверху раздался скрип. Ребята подняли глаза к потолку. Гермиона так крепко сжимала Гаррину руку, что пальцы у него почти совсем потеряли чувствительность. Он поглядел на неё, подняв брови; она кивнула и отпустила руку.

Очень-очень тихо, ребята прокрались в холл и поднялись вверх по шаткой лестнице. Всё кругом было покрыто толстым слоем пыли, кроме широкого сияющего следа на полу, оставленного чем-то, что волоком протащили наверх.

Они взошли на тёмную верхнюю площадку.

– Нокс, – прошептали они хором, и свет, исходивший из кончиков волшебных палочек, потух. На втором этаже была открыта только одна дверь. Подкравшись к ней, ребята услышали внутри движение; тихий стон, а затем глубокое, громкое урчание. Они обменялись последним взглядом, последним кивком.

Крепко держа перед собой палочку, Гарри открыл дверь ногой.

На роскошной постели под пыльным балдахином лежал Косолапсус. Увидев знакомых, кот громко замурлыкал. На полу рядом с кроватью, схватившись за ногу, торчавшую под странным углом, лежал Рон.

Гарри с Гермионой бросились к нему.

– Рон, с тобой всё в порядке?

– Где пёс?

– Не пёс, – застонал Рон. Он сжимал зубы от боли. – Гарри, это ловушка...

– Что?

– Он и есть пёс... он анимаг...

Рон смотрел куда-то за спину Гарри. Гарри резко обернулся. Какой-то мужчина, стоявший в тени у входа, с громким стуком захлопнул дверь.

Копна грязных, слипшихся волос свисала до самых локтей. Вид у этого человека был такой, что, если бы не глаза, ярко горевшие в глубоких, чёрных глазницах, можно было подумать, что это труп. Восковая кожа настолько туго обтягивала кости лица, что оно походило на череп. Жёлтые зубы были оскалены в ухмылке. Перед ними стоял Сириус Блэк.

– Экспеллиармус! – хрипло гаркнул он, указывая на ребят палочкой Рона.

Волшебные палочки вылетели из рук у Гарри и Гермионы и пронеслись по воздуху в руки Блэку. Блэк сделал шаг вперёд. Он не отрывал глаз от Гарри.

– Я был уверен, что ты придёшь на помощь другу, – хрипло сказал он. Голос звучал так, что было понятно – Блэк позабыл, как им пользоваться. – Твой отец сделал бы то же самое для меня. Очень храбро с твоей стороны, не позвать учителя. Я благодарен тебе... так намного проще...

Напоминание об отце зазвенело в ушах у Гарри с такой силой, словно Блэк прокричал свои слова во всю глотку. Кипящая ненависть поднялась в груди у Гарри, не оставив места для страха. Первый раз в жизни он жаждал получить назад свою палочку не для защиты, а для нападения... чтобы убить. Не осознавая, что делает, он ринулся на врага... по обе стороны от него мелькнули руки, потащили назад... «Нет, Гарри!» – шепнул в ухо полный ужаса голос Гермионы. Рон, между тем, заговорил с Блэком.

– Если вы хотите убить Гарри, вам придётся убить и нас тоже! – заявил он яростно, хотя от усилий, потребовавшихся, чтобы стоять прямо, кровь совсем отлила от лица. Рон слегка качался, произнося эти слова.

Что-то мелькнуло в запавших глазах Блэка.

– Ложись, – тихо сказал он Рону. – А то повредишь ногу ещё больше.

– Вы меня слышали? – Рон цеплялся за Гарри, чтобы не упасть и говорил слабым голосом. – Вам придётся убить всех троих!

– Сегодня здесь произойдёт только одно убийство, – ответил Блэк, и его ухмылка сделалась шире.

– Почему это одно? – презрительно бросил Гарри, пытаясь вырываться от Рона и Гермионы. – Прошлый раз вам было всё равно, разве не так? Вы не задумываясь переубивали всех этих муглов, чтобы добраться до Петтигрю... Что это с вами? В Азкабане вы стали добрее?

– Гарри! – испуганно вмешалась Гермиона. – Тише!

– ОН УБИЛ МОИХ РОДИТЕЛЕЙ! – проревел Гарри и, приложив огромное усилие, вырвался от друзей и бросился на Блэка...

Он совершенно забыл о магии – забыл, что ему тринадцать лет, что он невысок и худощав, а Блэк, напротив, взрослый, крупный мужчина – он знал только одно, что должен причинить Блэку как можно более сильную боль и что ему безразлично, насколько больно будет при этом ему самому...

Возможно, от шока, что Гарри решился на такой глупый поступок, Блэк не поднял палочки вовремя – Гарри одной рукой схватил Блэка за запястье, палочка упала на пол; костяшками пальцев другой ударил Блэка в висок, и они оба покачнулись и привалились к стене...

Гермиона визжала; Рон вопил; палочки в руке у Блэка ослепительно вспыхнули, выпустив в воздух поток искр, чудом не коснувшийся Гарри; Гарри почувствовал, как худая рука под его пальцами бешено выворачивается, но не отпускал хватки, молотя свободной рукой по Блэку, всюду, куда только мог достать.

Тут свободная рука Блэка обхватила Гарри за горло...

– Нет уж, – прошипел он, – я ждал слишком долго...

Пальцы сжались, Гарри стал задыхаться, очки съехали набок.

Потом он увидел ударившую с размаху ногу Гермионы. Блэк завопил от боли и отпустил Гарри; Рон всем телом навалился на ту руку Блэка, в которой была зажата палочка, и до Гарри донёсся тихий стук...

Он выбрался из-под клубка тел и увидел, как по полу катится его собственная волшебная палочка; он рванулся к ней, но....

– Ууууу!

В сражении решил принять участие Косолапсус; он запустил когти передних лап глубоко в руку Гарри; Гарри отшвырнул кота в сторону, но тот стремительно бросился к Гарриной палочке...

– НЕТ УЖ, ДУДКИ! – взревел Гарри и тщательно выверенным ударом отбросил кота в сторону; тот зашипел; Гарри схватил с полу палочку, повернулся...

– Уйдите с дороги! – крикнул он Рону с Гермионой.

Повторять дважды не понадобилось. Задыхающаяся Гермиона, у которой из губы текла кровь, отползла в сторону, подобрав по дороге палочки, и свою, и Рона. Рон подполз к кровати и без сил упал на неё грудью, тяжело переводя дух. Его белое лицо приобрело зеленоватый оттенок. Обеими руками он держался за сломанную ногу.

Блэк распростёрся у стены. Худые рёбра часто вздымались и опадали. Он смотрел на приближающегося Гарри, который целил палочкой ему прямо в сердце.

– Хочешь убить меня, Гарри? – еле слышно пробормотал он.

Гарри навис над Блэком, продолжая направлять палочку ему в грудь. Вокруг левого глаза у преступника наливался лиловым синяк, из носа шла кровь.

– Ты убил моих родителей, – голос у Гарри дрожал, но рука твёрдо держала палочку.

Блэк уставился на него глубоко запавшими глазами.

– Не буду отрицать, – очень спокойно произнёс он. – Но... если бы ты знал всю историю целиком.

– Всю историю целиком? – повторил Гарри. В ушах бешено стучала кровь. – Ты продал их Вольдеморту. Больше мне ничего знать не нужно.

– Ты должен выслушать меня, – сказал Блэк. В его голосе зазвучали нотки отчаянной настойчивости. – Ты будешь жалеть, если не сделаешь этого... Ты не понимаешь...

– Понимаю, причём гораздо лучше, чем ты думаешь, – ответил Гарри, и его голос задрожал сильнее. – Ты не слышал, как она кричала, нет? Моя мама... когда умоляла Вольдеморта не убивать меня... и это всё ты... всё ты...

Раньше, чем кто-либо из них двоих успел что-то сказать, нечто рыжее промелькнуло мимо Гарри; Косолапсус прыгнул Блэку на грудь и уютно примостился, свернувшись клубком, прямо над сердцем. Блэк моргнул и, скосив глаза, посмотрел на кота.

– Иди-ка отсюда, – пробормотал он, пытаясь спихнуть Косолапсуса.

Но Косолапсус вонзил когти в робу Блэка и не давал сдвинуть себя с места. Он повернул уродливую, приплюснутую морду к Гарри и уставил на него огромные жёлтые глаза. Справа громко всхлипнула Гермиона.

Гарри смотрел на Блэка и Косолапсуса, и его пальцы крепче сжимались вокруг волшебной палочки. Что из того, что ему придётся убить и кота тоже? Он заодно с Блэком... Если он готов умереть, защищая Блэка, то его, Гарри, это не касается... И если Блэк пытается спасти кота, это означает лишь, что он больше беспокоится о Косолапсусе, чем о родителях Гарри...

Гарри поднял палочку. Настал решительный миг. Миг отмщения. Сейчас он убьёт Блэка. Он должен убить Блэка. Это его шанс...

Мгновения тянулись. Гарри продолжал стоять на месте, подняв палочку, Косолапсус лежал на груди у Блэка, Блэк не отрывал взгляда от Гарри. От кровати доносилось прерывистое дыхание Рона; Гермиона замерла.

И тогда раздался новый звук...

С лестницы донеслось эхо приглушённых шагов – кто-то поднимался наверх.

– МЫ ЗДЕСЬ! – внезапно завопила Гермиона. – МЫ ЗДЕСЬ, НАВЕРХУ – СИРИУС БЛЭК – СКОРЕЕ!

Блэк резко дёрнулся, Косолапсус чуть не свалился; Гарри конвульсивно вцепился в палочку – Сделай это сейчас! приказал голос в голове – но шаги уже грохотали совсем рядом, а Гарри так ничего и не сделал.

В фонтане красных искр распахнулась дверь, и Гарри, развернувшийся на каблуках, увидел врывающегося в комнату профессора Люпина, с палочкой наизготовку. Лицо профессора было бескровно. Он пробежал глазами по лежащему на полу Рону, по Гермионе, сжавшейся в комок у двери, по Гарри, указывающему палочкой на Блэка, а потом и по самому Блэку, окровавленной кучей лежащему у ног Гарри.

– Экспеллиармус! – выкрикнул Люпин.

Палочка опять вылетела у Гарри из рук; то же самое сделали и те две палочки, которые держала Гермиона. Люпин ловко поймал все три и прошёл к Блэку. На груди у беглого преступника, защищая его, по-прежнему лежал Косолапсус.

Гарри вдруг почувствовал себя опустошённым. Он не смог убить. Не хватило храбрости. Теперь Блэка передадут дементорам.

Люпин заговорил очень напряжённо:

– Где он, Сириус?

Гарри быстро перевёл взгляд на Люпина. Он не понимал, что имеет в виду профессор. О ком спрашивает? Гарри снова посмотрел на Блэка.

У того на лице не отражалось ровным счётом ничего. В течение нескольких секунд он вообще не шевелился. Потом, очень медленно, он поднял руку и показал на Рона. Озадаченный Гарри посмотрел на Рона. Тот явно был ошарашен.

– Но тогда... – пробормотал Люпин, глядя на Блэка так пристально, словно хотел прочесть его мысли, – ...почему он не показывался раньше? Если только, – глаза Люпина вдруг расширились, как будто он видел что-то сквозь Блэка, – если только это был не он... если только вы не перерешили... ничего не сказав мне?

Очень-очень медленно, не отводя от Люпина пустого взгляда, Блэк кивнул.

– Профессор, – громко перебил Гарри, – что происходит?...

Он не успел закончить вопроса, потому что в этот момент увидел такое, отчего у него язык прилип к горлу. Люпин, тоже не отводя взгляда от Блэка, опустил палочку. Он прошёл к Блэку, схватил его за руку и поднял на ноги. Косолапсус свалился на пол. Люпин обнял Блэка как брата.

У Гарри земля разверзлась у него под ногами.

– Я НЕ ВЕРЮ СВОИМ ГЛАЗАМ! – закричала Гермиона.

Люпин отпустил Блэка и повернулся к ней. Она встала с пола и с диким видом показывала рукой на Люпина: «Вы... вы...»

– Гермиона...

– ... вы и он!

– Гермиона, успокойся!

– Я никому не говорила! – завопила Гермиона. – Я покрывала вас...

– Гермиона, послушай меня, пожалуйста! – закричал Люпин. – Я всё объясню!...

Гарри затрясся, не от страха, а от нового прилива гнева.

– Я вам доверял, – закричал он на Люпина, и его голос непроизвольно дрогнул, – а вы всё это время были его другом!

– Ты ошибаешься, – возразил Люпин. – Я не был ему другом, но сейчас – я его друг... Дай мне объяснить...

– НЕТ! – завизжала Гермиона. – Гарри, не верь ему, это он помогал Блэку пробираться в замок, он тоже хочет тебя убить – он оборотень!

Воцарилась звенящая тишина. Все взгляды были теперь прикованы к Люпину, который сохранял невозмутимое спокойствие, хотя и невероятно побледнел.

– Совсем не в твоём духе, Гермиона, – сказал он. – Всего одно попадание из трёх. Я не помогал Сириусу пробираться в замок и, уж конечно, я не хочу убивать Гарри... – Странная дрожь пробежала по его лицу. – Не стану отрицать, однако, что я оборотень.

Рон предпринял доблестную попытку подняться, но, вскрикнув от боли, упал. Люпин заторопился к нему с очень взволнованным видом, но Рон выдохнул:

– Прочь от меня, оборотень!

Люпин замер на месте. Затем, с очевидным усилием, спросил у Гермионы:

– Как давно ты знаешь?

– Сто лет, – шёпотом ответила Гермиона. – С тех пор, как написала сочинение для профессора Злея...

– Он был бы в восторге, – холодно заметил Люпин. – Он и задал его в надежде, что кто-нибудь догадается, что означают симптомы моей болезни... Ты, видимо, сверилась с картой луны и поняла, что я всегда болен в полнолуние? Или ты догадалась, что вризрак при виде меня превратился в луну?

– И то, и другое, – тихо произнесла Гермиона.

Люпин вымученно рассмеялся.

– Для своего возраста ты самая умная ведьма из всех, кого я встречал, Гермиона.

– Ничего подобного, – прошептала Гермиона. – Будь я чуточку умнее, я бы всем рассказала, кто вы такой!

– Но все и так знают, – сказал Люпин. – По крайней мере, учителя.

– Думбльдор взял вас на работу, зная, что вы – оборотень? – задохнулся Рон. – Он что, псих?

– Некоторые из учителей в этом не сомневаются, – ответил Люпин. – Ему пришлось немало потрудиться, чтобы убедить кое-кого, что мне можно доверять...

– ОН БЫЛ НЕПРАВ! – заорал Гарри. – ВЫ ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ ПОМОГАЛИ ЕМУ! – он показал на Блэка, который вдруг прошёл к кровати и опустился на неё, закрыв лицо трясущейся рукой. Косолапсус вспрыгнул на кровать рядом с ним и встал к нему на колени, громко урча. Рон, подволакивая ногу, отодвинулся от них обоих.

– Я не помогал Сириусу, – возразил Люпин. – Если вы мне позволите, я всё объясню. Возьмите...

Он бросил ребятам их палочки; Гарри в совершеннейшем изумлении поймал свою.

– Вот так, – Люпин сунул собственную палочку за пояс. – Вы вооружены, а мы нет. Теперь вы станете меня слушать?

Гарри не знал, что и думать. Это отвлекающий манёвр?

– Если вы ему не помогали, – он бросил свирепый взгляд на Блэка, – то как вы узнали, что он здесь?

– По карте, – ответил Люпин. – Карте Мародёра. Я был в своём кабинете и рассматривал её...

– Вы знаете, как с ней обращаться? – подозрительно спросил Гарри.

– Конечно, знаю, – Люпин нетерпеливо отмахнулся. – Я же помогал создавать её. Я Луни – это моя школьная кличка.

– Вы помогали?...

– Важно то, что я внимательно следил за ней сегодня вечером. У меня были подозрения, что вы с Роном и Гермионой перед казнью гиппогрифа захотите тайком пробраться к Огриду. И я был прав, не так ли?

Он начал расхаживать взад-вперёд по комнате, не сводя глаз с ребят. Невысокие клубы пыли вздымались у него под ногами.

– Я подозревал, что ты воспользуешься плащом твоего отца, Гарри...

– Откуда вы знаете про плащ?

– Я столько раз видел, как Джеймс исчезает под ним... – Люпин снова махнул рукой. – Главное то, что, в плаще или нет, ты всё равно виден на Карте Мародёра. Я видел, как вы прошли по двору в хижину Огрида. Через двадцать минут вы вышли оттуда и направились к замку. Только вы были не одни. Вас сопровождал кое-кто ещё.

– Что? – воскликнул Гарри. – Ничего подобного!

– Я не мог поверить собственным глазам, – Люпин не обратил внимания на слова Гарри и продолжал расхаживать по комнате. – Я решил, что карта испортилась. Как мог он быть с вами?

– Никого с нами не было! – сказал Гарри.

– Потом я увидел ещё одну точку, она очень быстро двигалась по направлению к вам... возле неё была надпись «Сириус Блэк»... Я видел, как он столкнулся с вами; видел, как он утащил двоих из вас под Дракучую иву...

– Одного из нас! – сердито выпалил Рон.

– Нет, Рон, – возразил Люпин, – двоих.

Он остановился и посмотрел на Рона.

– Скажи, пожалуйста, могу я взглянуть на крысу? – спросил он размеренным голосом.

– Что? – поразился Рон. – Какое отношение имеет Струпик ко всему этому?

– Самое прямое, – заявил Люпин. – Могу я на него взглянуть?

Рон поколебался. Потом запустил руку под робу и извлёк отчаянно мечущегося Струпика; Рон чудом не дал ему удрать, схватив за длинный голый хвост. Косолапсус вскочил на ноге у Блэка и тихо зашипел.

Люпин подошёл поближе. Он рассматривал Струпика, затаив дыхание.

– Что? – снова спросил Рон, с испуганным видом прижимая к себе Струпика. – Что вам надо от моей крысы?

– Это не крыса, – вдруг вмешался Блэк.

– Что вы такое... Конечно, это крыса...

– Нет, не крыса, – спокойно сказал Люпин. – Это колдун.

– Анимаг, – добавил Блэк, – по имени Питер Петтигрю.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl