Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 3. Глава 1
   Книга 3. Глава 2
   Книга 3. Глава 3
   Книга 3. Глава 4
   Книга 3. Глава 5
   Книга 3. Глава 6
   Книга 3. Глава 7
   Книга 3. Глава 8
   Книга 3. Глава 9
   Книга 3. Глава 10
   Книга 3. Глава 11
   Книга 3. Глава 12
   Книга 3. Глава 13
   Книга 3. Глава 14
   Книга 3. Глава 15
   Книга 3. Глава 16
   Книга 3. Глава 17
   Книга 3. Глава 18
   Книга 3. Глава 19
   Книга 3. Глава 20
   Книга 3. Глава 21
   Книга 3. Глава 22

Гарри Поттер и узник Азкабана

книга третья



Глава 13. Гриффиндор против Равенкло

Похоже, дружбе Рона и Гермионы пришёл конец. Они страшно злились друг на друга, и трудно было себе представить, что им когда-нибудь удастся помириться.

Рон возмущался, что Гермиона никогда не принимала всерьёз попытки Косолапсуса съесть Струпика, не следила как следует за своим котом и даже сейчас имела наглость делать вид, что не верит в его виновность – о чём свидетельствовали её советы поискать Струпика под кроватями. Гермиона, в свою очередь, яростно твердила, что обвинения Рона бездоказательны, что рыжая шерсть могла остаться в спальне с Рождества, и что Рон невзлюбил Косолапсуса с того момента, когда кот прыгнул ему на голову в «Заманчивом зверинце».

Сам Гарри не сомневался – Косолапсус сожрал Струпика, но, когда он попытался объяснить Гермионе, что все улики говорят в пользу именно этой версии, она набросилась и на Гарри тоже.

– Если ты за Рона – пожалуйста! Ничего другого я от тебя и не ожидала! – выкрикнула она звенящим голосом. – Сначала «Всполох», теперь Струпик, и конечно же, во всём виновата я! Оставь меня в покое, Гарри, у меня очень много дел!

Рон переживал потерю своего питомца очень и очень тяжело.

– Перестань, Рон, ты же вечно жаловался, что он скучный! – попробовал приободрить брата Фред. – И вообще, он уже давным-давно плохо выглядел, он угасал. Может, так лучше, совсем не мучился – одним глотком – раз и нету! Может, он даже ничего и не почувствовал!

– Фред! – возмущённо укорила Джинни.

– Ты сам говорил, Рон, что он только ест да спит, – сказал Джордж.

– Он однажды укусил Гойла! Он защищал нас! – возразил безутешный Рон. – Помнишь, Гарри?

– Да, это правда, – подтвердил Гарри.

– Звёздный час Струпика, – Фред при всём желании не мог сохранять серьёзность. – Так пусть же шрам на пальце негодяя останется вечным мемориалом памяти покойного. Ладно, хватит, Рон! Сходи в Хогсмёд, купи себе новую крысу, какой смысл сидеть здесь и стонать?

Не зная, чем бы развеселить Рона, Гарри пригласил его на последнюю тренировку перед матчем с «Равенкло» и пообещал, что в конце даст покататься на «Всполохе». Это и впрямь на некоторое время отвлекло Рона от страданий («Здорово! А можно мне будет забить пару мячей?»), так что мальчики отправились на квидишное поле вместе.

На мадам Самогони, по-прежнему приглядывавшую за Гарри на тренировках, «Всполох» произвёл не меньшее впечатление, чем на всех остальных. Она бережно взяла метлу в руки и поделилась с ребятами своим профессиональным мнением.

– Вы только поглядите, какая балансировка! Если у «Нимбусов» и есть какие-то недостатки, так это лёгкий крен в хвостовой части – часто бывает, что через пару лет они начинают подволакивать зад. Смотрите, они и у рукояти изменили дизайн... стройнее, чем у «Чистой победы»... напоминает «Серебряную стрелу» – жалко, их перестали выпускать. Я училась летать на «Серебряной стреле» и, доложу вам, это была прекрасная модель!

Некоторое время она продолжала в том же духе, пока Древ не перебил робко:

– Э-э-э... мадам Самогони? Ничего, если Гарри возьмёт свою метлу? Пора начинать...

– О!... Конечно – прошу вас, Поттер, – очнулась мадам Самогони. – Я посижу тут рядом с Уэсли...

Они с Роном удалились с поля и прошли на трибуны. Гриффиндорская команда собралась вокруг Древа, чтобы выслушать последние наставления перед завтрашним матчем.

– Гарри, я сейчас выяснил, кто у «Равенкло» Ищейка... Это Чу Чэнг. Она учится в четвёртом классе и, вообще-то, весьма неплохо летает... признаться, я надеялся, что она играть не будет, у неё была какая-то травма... – Гримаса Древа наглядно отразила его недовольство выздоровлением Чу Чэнг. Затем он продолжил: – С другой стороны, у неё «Комета 260», по сравнению со «Всполохом» это просто смешно. – Он окинул метлу Гарри взором, полным пылкого обожания, и скомандовал: – Окей, давайте начинать...

Настал долгожданный миг – Гарри оседлал «Всполох» и оттолкнулся от земли.

Ощущения от полёта превысили все самые смелые ожидания. «Всполох» реагировал на малейшее прикосновение; слушался скорее мысли хозяина, чем его движений; летел над полем с такой скоростью, что стадион казался размытым серо-зелёным пятном... Гарри очень резко развернулся (Алисия Спиннет завизжала), затем ушёл в стремительное пике... Он ощущал полный контроль над траекторией полёта; легонько провёз пальцами ног по траве, прежде чем вновь взмыть вверх, на тридцать, сорок, пятьдесят футов...

– Гарри, я выпускаю Проныру! – крикнул Древ.

Гарри повернул и следом за Нападалой полетел к кольцам; без малейшего труда обогнал его, увидел, как из рук Древа вырвался Проныра, а через десять секунд уже сжимал трепещущий мячик в ладони...

Команда радостно зааплодировала. Гарри выпустил Проныру, дал ему минутку форы, а потом кинулся вдогонку, ловко петляя между остальными игроками; заметил золотые всплески возле колен Кэтти Бэлл, небрежно обогнул её и снова поймал мячик.

Это была самая лучшая тренировка. Команда, воодушевлённая присутствием «Всполоха», безупречно выполняла самые сложные движения и, когда все вновь спустились на землю, Древ никому не сделал ни единого замечания, что, как заметил Джордж, случилось с ним впервые в жизни.

– Просто не представляю, что может помешать нам завтра! – воскликнул Древ. – Разве что... Гарри, а ты решил свои проблемы с дементорами?

– Ага, – Гарри подумал о слабосильном Заступнике. Хотелось бы, конечно, чтобы он был повнушительнее.

– Дементоры не придут, Оливер. А то Думбльдор их взорвёт, – с уверенностью заявил Фред.

– Надеюсь, что не придут, – отозвался Древ. – В любом случае – все отлично поработали. Давайте возвращаться в башню... мы сегодня рано закончили...

– Я ещё останусь; Рон хотел полетать на «Всполохе», – сказал Гарри Древу и, пока остальные игроки расходились с поля, подошёл к Рону, который перепрыгнул через ограждение трибун ему навстречу. Мадам Самогони клевала носом.

– Держи, – Гарри передал Рону «Всполох».

Рон, с выражением безмерного восторга на лице, сел на метлу и взмыл в темнеющее небо. Гарри, следя за ним глазами, отошёл к краю поля. Уже наступила ночь. Мадам Самогони, дёрнув головой, проснулась, отругала Гарри с Роном за то, что они не разбудили её раньше, и велела им возвращаться в замок.

Гарри водрузил «Всполох» на плечо, и они с Роном вышли за пределы стадиона, обсуждая безупречно ровный ход метлы, её феноменальный разгон и идеально чёткие развороты. На полпути к замку Гарри, случайно поглядев влево, заметил нечто, отчего внутри у него всё перевернулось – два мерцающих в темноте глаза.

Он замер на месте, сердце бешено забилось в груди.

– Что случилось? – встревожился Рон.

Гарри показал рукой. Рон вытащил волшебную палочку и пробормотал: «Люмос!»

Луч света озарил траву под ногами, упал на подножие дерева, перебежал к кроне. На ветвях, среди набухающих почек, сидел Косолапсус.

– Пошёл вон! – заорал Рон, стремительно нагнулся и схватил с земли камень, но, раньше, чем он успел сделать что-нибудь ещё, Косолапсус исчез, вильнув рыжим хвостом.

– Видел? – свирепо рявкнул Рон, бросая камень на землю. – А ей хоть бы что – выпускает его гулять, где ему вздумается! Наверное, решил после Струпика закусить парой птичек...

Гарри не ответил. Он глубоко и с облегчением вздохнул; ведь ему показалось, что это были глаза Сгубита. Мальчики пошли дальше. Немного стыдясь своего испуга, Гарри ничего не стал объяснять Рону – но, на протяжении всего пути, не смотрел ни влево, ни вправо, пока они не дошли до хорошо освещенного вестибюля школы.

Утром Гарри отправился на завтрак в сопровождении всех остальных мальчиков своего класса. По всеобщему молчаливому согласию, «Всполох» заслуживал почётного эскорта. Когда Гарри шёл по Большому залу, вслед метле поворачивались буквально все головы, отовсюду неслись взволнованные восклицания. Особое удовольствие доставил Гарри потрясённый, убитый вид слизеринской команды.

– Видел эту рожу? – в восторге выкрикнул Рон, поглядев на Малфоя. – Он не может поверить собственным глазам! Здорово!

Древ купался в отражённых лучах славы «Всполоха».

– Положим её сюда, Гарри, – он разместил метлу в центре стола, позаботившись о том, чтобы было видно название. Вскоре начал подходить народ от столов «Хуффльпуффа» и «Равенкло» – взглянуть. Седрик Диггори поздравил Гарри с такой великолепной заменой его «Нимбусу», а подруга Перси, Пенелопа Кристаллуотер, благоговейно спросила, можно ли ей подержать «Всполох».

– Смотри, Пенни, без подрывной деятельности! – шутливо ворчал Перси, пока она внимательно изучала метлу. – Мы с Пенелопой заключили пари, чей колледж выиграет, – поведал он всей команде, – на десять галлеонов!

Пенелопа положила «Всполох» на место, поблагодарила Гарри и вернулась к своему столу.

– Гарри, ты уж постарайся выиграть, – лихорадочно зашептал Перси. – А то где я возьму десять галлеонов? Иду, иду, Пенни! – и он бросился к даме сердца, чтобы вместе съесть бутерброды.

– Уверен, что справишься с такой метлой, Поттер? – раздался тягучий, противный голос.

С инспекцией прибыл Драко Малфой. За его спиной, как всегда, стояли Краббе и Гойл.

– А как же, – небрежно бросил Гарри.

– У неё так много всяких специальных функций, – сказал Малфой, и его глаза угрожающе блеснули. – Жаль только, парашют не предусмотрен – вдруг опять дементор придёт...

Краббе с Гойлом заухмылялись.

– Жаль, что к твоей метле нельзя приделать руки, Малфой, – не остался в долгу Гарри. – Может, они бы поймали Проныру...

Гриффиндорский стол загрохотал от смеха. Бледные глаза Малфоя сузились, и он пошёл прочь. Гриффиндорцы проводили его взглядами. Малфой вернулся к команде «Слизерина», окружившей его и сблизившей головы: без сомнения, они интересовались, действительно ли новая метла Гарри – «Всполох».

В четверть одиннадцатого игроки «Гриффиндора» отправились в раздевалку. Погода разительно отличалась от той, которая была во время матча с «Хуффльпуффом». День был ясный, прохладный, дул освежающий ветерок; никаких проблем не предвиделось. Гарри, хотя и нервничал немного, всё-таки ощутил особое счастливое волнение, какое бывало у него только от предвкушения игры в квидиш. За стенами раздевалки было слышно, как стадион заполняется публикой. Гарри снял чёрную школьную робу, вынул из кармана волшебную палочку и сунул её под футболку, поверх которой натянул квидишную форму. Он, конечно, надеялся, что палочка сегодня не понадобится. Вдруг ему стало интересно, здесь ли Люпин, собирается ли он смотреть игру.

– Вы и сами знаете, что должны делать, – сказал Древ на выходе из раздевалки. – Если мы проиграем этот матч, мы выбываем. Поэтому – летайте, как вчера на тренировке, и всё будет в порядке!

Команда вышла на поле под оглушительные овации. Равенкловцы, в голубом, уже выстроились в центре поля. Ищейка, Чу Чэнг, была единственной девочкой в команде, ниже Гарри примерно на голову и к тому же – никакие нервы не помешали ему отметить это – удивительно хорошенькая. Когда команды встали лицом друг к другу позади своих капитанов, она улыбнулась Гарри, и его охватило странное чувство... не имевшее никакого отношения к волнению перед игрой.

– Древ, Дэйвис, обменяйтесь рукопожатиями, – воодушевлённо сказала мадам Самогони, и Древ пожал руку капитану «Равенкло».

– Седлайте мётлы... по моему свистку... три – два – один...

Гарри взмыл в воздух. «Всполох» летал быстрее и выше любой другой метлы. Гарри пронёсся над стадионом и сразу же начал искать глазами Проныру, одновременно прислушиваясь к комментариям, которыми сопровождал игру приятель близнецов Ли Джордан.

– Они взлетели! В этой игре большим событием стал «Всполох», на котором за «Гриффиндор» играет Гарри Поттер! Согласно информации каталога «Ваша новая метла», национальная квидишная сборная выбрала для игр мирового чемпионата именно «Всполох»...

– Джордан, будьте любезны всё же сообщать нам изредка, что происходит в воздухе! – прервал панегирики «Всполоху» голос профессора Макгонаголл.

– Вы правы, профессор, я просто решил дать публике кое-какую необходимую информацию – кстати, забыл сказать, «Всполох» оснащён встроенной автотормозной системой и...

– Джордан!

– Всё, всё, профессор, «Гриффиндор» владеет мячом, Кэтти Бэлл летит к кольцам...

Гарри скользнул в противоположном Кэтти направлении. Он зорко следил, не сверкнёт ли где золотая искорка, отметив при этом, что Чу Чэнг следует за ним по пятам. Она безо всякого сомнения прекрасно летала – и поминутно преграждала ему дорогу, заставляя менять направление.

– Покажи ей, как ты умеешь разгоняться! – проорал Фред, просвистев мимо вдогонку за Нападалой, целившем в Алисию.

Гарри подтолкнул «Всполох», и кольца «Равенкло» вместе с Чу остались далеко позади. Кэтти забила первый гол, гриффиндорская часть трибун дико взревела, и тут Гарри увидел: Проныра трепыхал крылышками у самой земли, возле одного из ограждений.

Гарри нырнул; Чу заметила это и рванулась за ним – Гарри набирал скорость, и его переполняло радостное возбуждение; подобные стремительные спуски были его коньком, он был всего в десяти футах...

Откуда ни возьмись вылетел один из Нападал, посланный Отбивалой из «Равенкло». Гарри резко сменил курс, на какую-то долю дюйма избежал столкновения, и за эти критические секунды Проныра исчез.

Болельщики «Гриффиндора» издали разочарованное «Ооооо!». Болельщики «Равенкло» приветствовали своего Отбивалу. Джордж Уэсли в сердцах послал второго Нападалу прямо в того, кому так аплодировали, и бедняге пришлось перевернуться в воздухе, чтобы уклониться от мяча.

– «Гриффиндор» лидирует восемьдесят – ноль, и вы только взгляните, как безупречно двигается «Всполох»! Смотрите, Поттер демонстрирует всё, на что способна его метла – «Комета» Чу ей в подмётки не годится, идеальная балансировка «Всполоха» особенно видна на этих длинных...

– ДЖОРДАН! ВАМ ЧТО, ПЛАТЯТ ЗА РЕКЛАМУ «ВСПОЛОХА»? ВЫ БУДЕТЕ КОММЕНТИРОВАТЬ МАТЧ ИЛИ НЕТ?

Команда «Равенкло» постепенно выравнивала позиции; они забили три мяча, так что «Гриффиндор» лидировал с разницей всего лишь в пятьдесят очков – если Чу поймает Проныру раньше Гарри, «Равенкло» выиграет. Гарри скачком опустился ниже, чудом не столкнулся с Охотником «Равенкло» и начал внимательнейшим образом сканировать глазами поле. Вот! Золотой всплеск, трепыхание крошечных крылышек – Проныра кружил возле колец «Гриффиндора»...

Гарри, не отрывая глаз от золотой точки, набрал скорость – но именно в этот момент перед ним материализовалась Чу и преградила ему дорогу...

– ГАРРИ, СЕЙЧАС НЕ ВРЕМЯ СТРОИТЬ ИЗ СЕБЯ ДЖЕНТЛЬМЕНА! – раздался рёв Древа, когда Гарри круто изменил курс, чтобы избежать столкновения. – СКИНЬ ЕЁ С МЕТЛЫ, ЕСЛИ НАДО!

Гарри обернулся и на мгновение увидел лицо Чу. Она ухмылялась. Проныра опять исчез. Гарри направил «Всполох» в небо и скоро уже парил в двадцати футах над игрой. Уголком глаза он видел, что Чу не отстаёт от него... Значит, она намерена следить за ним, а не за Пронырой... Ладно... Раз решила летать за ним хвостом, пусть отвечает за последствия своего решения...

Он снова нырнул. Чу, предположив, что он заметил Проныру, последовала за ним; Гарри неожиданно вышел из пике; а девочка по инерции полетела вниз; Гарри со скоростью пули взмыл над игрой и тогда увидел его в третий раз – Проныра лениво трепыхался на равенкловском конце поля.

Гарри набрал скорость; то же самое, далеко внизу, проделала Чу. Он опережал её, с каждой секундой сокращая расстояние до Проныры – но тут...

– Ой! – крикнула Чу, показывая пальцем.

Гарри отвлёкся и посмотрел вниз.

Три дементора, три высоченные чёрные фигуры, смотрели вверх из-под капюшонов.

Гарри поступил не раздумывая. Сунув руку за пазуху, он мгновенно извлёк палочку и взревел: «Экспекто патронум!»

Нечто бело-серебристое, огромное, вырвалось из кончика палочки. Он знал, что оно выстрелило прямо в дементоров, но не стал останавливаться и смотреть, чем кончится дело. Ощущая необыкновенную ясность мыслей, Гарри сосредоточенно глядел вперёд – он почти у цели. Далеко вперёд вытянув руку, которой продолжал держать палочку, он, хотя и с трудом, но всё-таки сумел обхватить пальцами маленького, сопротивляющегося Проныру.

Прозвучал свисток мадам Самогони. Гарри развернулся в воздухе и увидел, что к нему летят шесть малиновых пятен; в следующую секунду его принялись обнимать с такой силой, что чуть не стащили с метлы. Снизу доносился восторженный рёв болельщиков «Гриффиндора».

– Ай да молодец! – вопил Древ. Алисия, Ангелина и Кэтти целовали Гарри; Фред столь прочувствованно обнимал его за шею, что Гарри боялся, как бы у него не оторвалась голова. Несмотря на полнейшую неразбериху, команда тем не менее умудрилась спуститься на землю. Гарри сошёл с метлы и посмотрел туда, откуда на него неслась толпа гриффиндорцев во главе с Роном. Раньше, чем Гарри успел опомниться, его со всех сторон обступили ополоумевшие от радости болельщики.

– Есть! – орал Рон, выбросив вверх Гаррину руку. – Есть! Есть!

– Отлично сыграл, Гарри! – воскликнул счастливый Перси. – Мне причитаются десять галлеонов! Извини, я должен найти Пенелопу...

– Молодчина, Гарри! – верещал Симус Финниган.

– Вот это я понимаю! – басил Огрид поверх скачущих голов.

– Заступник был что надо, – сказал голос над ухом у Гарри.

Гарри обернулся и встретился лицом к лицу с профессором Люпином, потрясённым и обрадованным одновременно.

– Дементоры на меня вообще не подействовали! – в упоении похвастался Гарри. – Я ничего не почувствовал!

– Это оттого, что они – хм – не были дементорами, – ответил Люпин. – Пойди сюда...

Он вывел Гарри из толпы и подвёл к месту, откуда был виден край поля.

– Ты здорово напугал Малфоя, – сказал Люпин.

Гарри непонимающе уставился туда, куда показывал Люпин. На земле беспомощной кучей валялись Малфой, Краббе, Гойл и Маркус Флинт, капитан слизеринской команды. Они без особого успеха пытались выпутаться из длинных чёрных ряс с капюшонами. Судя по всему, до падения Малфой стоял на плечах у Гойла. Над копошащимися слизеринцами нависала профессор Макгонаголл, чьё лицо выражало беспредельную ярость.

– Что за подлая шутка! – кричала она. – Низкая, трусливая попытка вывести из игры Ищейку «Гриффиндора»! Всем взыскание, и минус пять баллов со «Слизерина»! Я доложу обо всём профессору Думбльдору, можете не сомневаться! Ах, вот и он, наконец!

Если что-то могло внести финальный штрих в блестящую картину гриффиндорской победы, так именно эта сцена. Рон, с трудом пробравшийся к Гарри, согнулся пополам от смеха, глядя, как барахтается Малфой, не в силах выпутаться из рясы, под которой всё ещё скрывалась голова Гойла.

– Пошли, Гарри! – позвал Джордж. – Устроим пир! В гриффиндорской гостиной!

– Идёт! – отозвался Гарри и, чувствуя себя счастливее, чем когда-либо за последнее время, повёл за собой команду, так и не снявшую малиновой формы, со стадиона к замку.

Можно было подумать, что они уже выиграли квидишный кубок; гулянка продолжалась весь день и плавно перетекла в ночь. Фред с Джорджем исчезли на пару часиков, а потом вернулись с кучей бутылок усладэля и тыквенной шипучки. Ещё они принесли несколько мешков сладостей из «Рахатлукулла».

– Как вам это удалось? – взвизгнула Ангелина Джонсон, когда Джордж начал швырять в толпу мятными жабами.

– С небольшой помощью господ Луни, Червехвоста, Мягколапа и Рогалиса, – прошептал Фред в ухо Гарри.

И всё же, один человек не принимал участия в празднике. Гермиона сидела в уголке и – невероятно! –читала громадную книгу под названием «Повседневная жизнь и общественные устои британских муглов». Гарри отошёл от стола, за которым Фред с Джорджем всё ещё чокались бутылками, и приблизился к ней.

– Ты была на матче? – спросил он.

– Разумеется, была, – не поднимая головы, ответила Гермиона странным, необычно высоким, голосом. – Я очень рада, что мы выиграли, и ты был просто великолепен, но мне нужно прочитать это к понедельнику.

– Да ладно тебе, Гермиона, пойдём, съешь чего-нибудь, – предложил Гарри и оглянулся на Рона – достаточно ли хорошее у него настроение, чтобы зарыть топор войны?

– Не могу, Гарри. Мне нужно прочитать ещё четыреста двадцать две страницы! – в голосе девочки явственно слышалась истерика. – В любом случае... – она тоже взглянула на Рона, – он не хочет, чтобы я была с вами.

С этим трудно было спорить – Рон выбрал именно этот момент, чтобы громко сказать:

– Если бы Струпика не сожрали, он съел бы сейчас кусочек мармеладной мухи... Он их так любил...

Гермиона расплакалась. Гарри не успел ни сделать, ни сказать что-либо, а она уже схватила подмышку громадный том, бросилась к лестнице и скрылась из виду.

– Ты что, не можешь оставить её в покое? – тихо укорил Гарри Рона.

– Нет! – отрезал Рон. – Если бы она хотела показать, что сожалеет... но она не умеет признаваться, что неправа. Она продолжает вести себя так, как будто Струпик уехал на каникулы!

Вечеринка гриффиндорцев закончилась лишь в час ночи с появлением профессора Макгонаголл в клетчатом халате и сеточкой на волосах. Она велела всем немедленно ложиться спать. Гарри с Роном вскарабкались по лестнице в спальню, не переставая обсуждать матч. Наконец Гарри, измотанный до предела, забрался в постель, тщательно задёрнул шторы, чтобы внутрь не проникали лучи лунного света, лёг и сразу же почувствовал, что погружается в сон...

Ему приснилось что-то очень странное. Он шёл по лесу, со «Всполохом» на плече, следуя за чем-то серебристо-белым. Оно юлило впереди меж деревьев, и Гарри лишь изредка видел отблески в листве. Отстать было нельзя, и Гарри постоянно ускорял шаг, но тогда ускорял шаг и тот, кто шёл впереди. Гарри бросился бежать, впереди застучали, набирая скорость, копыта. Он летел со всех ног и слышал перед собой звуки стремительного галопа. Вдруг он выбежал на полянку и....

– ААААААААА! НЕЕЕЕЕЕТ!

Гарри проснулся так внезапно, словно его ударили по лицу.

Ничего не понимая в кромешной тьме, он сражался с занавесками. Кругом ощущалось движение. Голос Симуса Финнигана крикнул с другого конца комнаты: «В чём дело?»

Гарри показалось, что хлопнула дверь в спальню. Нащупав наконец края штор, он с силой отдёрнул их, а Дин Томас в это же самое время зажёг лампу.

Смертельно напуганный Рон сидел в кровати, шторы с одной стороны были отдёрнуты.

– Блэк! Сириус Блэк! С ножом!

– Что?

– Прямо здесь! Только что! Прорезал занавеску! Разбудил меня!

– А тебе это не приснилось? – спросил Дин.

– Посмотри на занавеску! Говорю вам, он был здесь!

Все выбрались из кроватей. Гарри первым оказался у двери, и мальчики помчались вниз по лестнице. Двери открывались им вслед, сонные голоса вопрошали:

– Кто кричал?

– Куда вы?

Общую гостиную освещал тусклый умирающий огонь в камине. Кругом валялся мусор, оставшийся после вечеринки. Никого не было.

– Ты уверен, что тебе не приснилось, Рон?

– Да говорю вам, своими глазами видел!

– Что за шум?

– Профессор Макгонаголл велела идти спать!

Вниз, запахивая халаты и зевая, спустились некоторые из девочек. Начали спускаться и мальчики.

– Чего, продолжаем? – Фред Уэсли радостно потёр руки.

– Всем вернуться! – в гостиную вбежал Перси, на ходу прикалывая к пижаме значок «Лучший ученик».

– Перси! Сириус Блэк! – слабым голосом пожаловался Рон. – В нашей спальне! С ножом! Он разбудил меня!

В гостиной стало очень тихо.

– Чушь какая! – воскликнул испуганный Перси. – Ты слишком много съел на ночь, Рон – тебе приснился кошмар...

– Да говорю тебе...

– Ну-ка, хватит!

Вернулась профессор Макгонаголл. Она с шумом захлопнула за собой портрет и гневно оглядела собравшихся.

– Я тоже счастлива, что «Гриффиндор» выиграл матч, но это уже слишком! Перси, от вас я этого не ожидала!

– Я не разрешал им ничего подобного, профессор! – с негодованием отверг обвинения в свой адрес Перси. – Я как раз говорил, чтобы они возвращались в спальни! Моему брату Рону приснился кошмар...

– НИКАКОЙ НЕ КОШМАР! – заорал Рон. – ПРОФЕССОР, Я ПРОСНУЛСЯ, А НАДО МНОЙ СТОЯЛ СИРИУС БЛЭК С НОЖОМ!

Профессор Макгонаголл воззрилась на него.

– Не говорите глупостей, Уэсли, каким, скажите на милость, образом Блэк мог пройти через портрет?

– Спросите у него! – Рон трясущимся пальцем указал на спину Сэра Кэдогана. – Спросите, видел ли он...

С подозрением уставившись на Рона, профессор Макгонаголл толкнула заднюю часть портрета и вышла наружу. Все остальные слушали, затаив дыхание.

– Сэр Кэдоган, вы впускали в башню какого-нибудь мужчину? Только что?

– Разумеется, милостивая леди! – выкрикнул Сэр Кэдоган.

Повисло потрясённое молчание, и снаружи, и внутри гостиной.

– Впускали? – прошептала профессор Макгонаголл. – Но... пароль...

– У него были все пароли! – гордо отрапортовал Сэр Кэдоган. – За целую неделю, миледи! Он зачитал их по бумажке!

Профессор Макгонаголл влезла обратно и, белая как мел, встала перед ошеломлёнными детьми.

– Кто из вас, – спросила она дребезжащим голосом, – какой безмерно глупый человек записал пароли этой недели на бумажке, а потом бросил где попало?

В полнейшей тишине раздался тишайший сдавленный вскрик. Невилль Лонгботтом, дрожащий от макушки до кончиков шлёпанцев с пушистыми помпонами, медленно поднял вверх руку.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl