Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 2. Глава 1
   Книга 2. Глава 2
   Книга 2. Глава 3
   Книга 2. Глава 4
   Книга 2. Глава 5
   Книга 2. Глава 6
   Книга 2. Глава 7
   Книга 2. Глава 8
   Книга 2. Глава 9
   Книга 2. Глава 10
   Книга 2. Глава 11
   Книга 2. Глава 12
   Книга 2. Глава 13
   Книга 2. Глава 14
   Книга 2. Глава 15
   Книга 2. Глава 16
   Книга 2. Глава 17
   Книга 2. Глава 18

Гарри Поттер и Комната Секретов

книга вторая



Глава 4. У ЗАВИТУША И КЛЯКЦА

Жизнь в Пристанище полностью отличалась от жизни на Бирючиновой аллее. Дурслеи любили, чтобы все было аккуратно и шло своим чередом; в доме Уэсли постоянно происходило что-то странное и неожиданное. Гарри чуть удар не хватил в тот первый раз, когда он посмотрелся в зеркало над каминной полкой, а оно заорало: «Заправь рубашку, неряха!». На чердаке упырь заводил унылые стоны и ронял железяки, как только ему казалось, что в доме сделалось что-то слишком тихо, а на взрывы, то и дело гремевшие в комнате близнецов, вообще мало кто обращал внимание. И всё-таки Гарри удивлялся не тому, что зеркала разговаривают, а тому, что все его любят.

Миссис Уэсли следила, чтобы он переодевал носки, а за столом каждый раз старалась впихнуть в него по четыре порции «добавки». Мистер Уэсли сажал Гарри рядом с собой за столом и бомбардировал его вопросами про муглов, выясняя, как устроены такие вещи, как штепсель или почтовая служба.

– Потрясающе, - обычно говорил он, выслушав очередной рассказ Гарри об использовании, скажем, телефона. – Просто удивительно, как много у муглов способов, чтобы обходиться без волшебства…

Гарри получил письмо из «Хогварца» солнечным утром, примерно через неделю после того, как прибыл в Пристанище. Они с Роном спустились к завтраку, а мистер и миссис Уэсли и маленькая Джинни уже сидели за столом. При виде Гарри девочка тут же с грохотом опрокинула на пол тарелку овсяной каши. У нее вообще обнаружилась склонность к опрокидыванию предметов, по крайней мере, Гарри ни разу еще не удалось без этого войти в комнату, где находилась Джинни. Сейчас она нырнула под стол, чтобы подобрать тарелку и появилась обратно с пылающим как заходящее солнце лицом. Притворившись, что ничего не заметил, Гарри сел за стол и взял бутерброд, протянутый миссис Уэсли.

– Письма из школы, - объявил мистер Уэсли и передал Гарри с Роном одинаковые конверты из желтоватого пергамента, надписанные зелеными чернилами. – Думбльдор уже знает, что ты у нас, Гарри – вот ведь человек, от него ничего не скроется. И вы двое, тоже получите, - добавил он, обращаясь к заспанным близнецам – те вошли на кухню, спотыкаясь и путаясь в пижамных штанах.

На несколько минут воцарилось молчание – дети читали письма. Гарри узнал, что ему предписывается первого сентября прибыть на вокзал Кингс-Кросс и сесть как обычно на «Хогварц Экспресс». Также прилагался список книг, необходимых для второго класса.

УЧАЩИМСЯ ВТОРОГО ГОДА ОБУЧЕНИЯ НЕОБХОДИМО ИМЕТЬ:
Миранда Гошок «Сборник заклинаний (часть вторая)»
Сверкароль Чаруальд «Беседы с банши»
Сверкароль Чаруальд «Ужин с упырями»
Сверкароль Чаруальд «Каникулы с колдуньями»
Сверкароль Чаруальд «Турне с троллями»
Сверкароль Чаруальд «Вояж с вампиром»
Сверкароль Чаруальд «Общение с оборотнями»
Сверкароль Чаруальд «Единение с йети»

Фред, уже закончивший чтение своего письма, заглянул через плечо к Гарри.

– И вам тоже надо купить все эти чаруальдовские книжки! – воскликнул он. – Новый учитель по защите от сил зла, должно быть, его поклонник – точнее, спорим, поклонница!

Фред поймал взгляд матери и притворился, будто внимательно изучает банку с вареньем.

– Между прочим, это будет недешево, - заметил Джордж, коротко глянув на родителей. – Книжки Чаруальда очень дорогие…

– Как-нибудь справимся, - сказала миссис Уэсли, но выглядела при этом обеспокоенной. – Надеюсь, для Джинни многое удастся купить в магазине подержанных вещей.

– Как, ты тоже идешь в «Хогварц» в этом году? – спросил Гарри у девочки.

Она кивнула, вспыхнула до самых корней своих огненных волос и поставила локоть в масленку. К счастью, никто кроме Гарри этого не заметил, потому что все смотрели на Перси, старшего брата Рона, который как раз в это время вошел в кухню. Он был полностью одет, и к жилетке у него был приколот значок «СТАРОСТА».

– Всем доброе утро, - бодрым голосом поздоровался Перси, - прекрасный день, не правда ли?

Он с достоинством уселся на единственный пустой стул, но был вынужден немедленно вскочить, чтобы вытащить из-под себя серую, линялую метелку из перьев – по крайней мере, Гарри думал, что это метелка для смахивания пыли, пока не заметил, что она дышит.

– Эррол! – вскричал Рон, забирая из рук у Перси неподвижного филина и вынимая письмо у него из-под крыла. – Ну наконец-то – он принес ответ от Гермионы. Я ей написал, что мы попробуем спасти тебя от Дурслеев.

Он отнес Эррола к специальному насесту у задней двери и попытался усадить филина, но тот сразу же стал валиться набок, так что Рону пришлось положить его возле раковины. Он пробормотал: «несчастный», разорвал конверт и стал вслух читать письмо Гермионы:

Дорогой Рон, и дорогой Гарри, если ты там!
Надеюсь, что все прошло удачно, и что Гарри в порядке, и что ты, Рон, не сделал ничего противозаконного для того, чтобы вызволить Гарри, потому что тогда у вас обоих могли бы быть неприятности. Я ужасно переживаю, поэтому, если с Гарри все нормально, дайте мне знать сразу же, как получите мое письмо, но, может быть, будет лучше, Рон, если ты воспользуешься другой совой, потому что, как мне кажется, еще одна доставка может прикончить ту, которую ты прислал на этот раз.
Я делаю очень много уроков, конечно же, - (Откуда она их взяла? – ужаснулся Рон. – У нас же каникулы!) – а в следующую среду мы собираемся в Лондон за учебниками. Почему бы нам не встретиться на Диагон-аллее?
Скорее дайте мне знать, как у вас дела.
С любовью,
Гермиона

– А что, нам это очень даже подходит, мы тоже могли бы поехать все купить в среду, - сказала миссис Уэсли, начав убирать со стола. – А сегодня что вы собираетесь делать?

Гарри, Рон, Фред и Джордж планировали подняться на гору, где находился небольшой принадлежащий семье Уэсли участок земли. Участок был со всех сторон окружен деревьями, скрывавшими его от взоров жителей деревни внизу – таким образом, дети могли поиграть в квидиш, при условии, конечно, что не будут залетать слишком высоко. Разумеется, у них не было возможности использовать настоящие квидишные мячи, потому что те могли вырваться на свободу и улететь, и их появление в деревне было бы трудно объяснить; вместо мячей ребята кидали друг другу яблоки. Они по очереди катались на гаррином «Нимбусе 2000», это, разумеется, была лучшая метла в их маленьком коллективе; «Падающую звезду» Рона иногда обгоняли даже бабочки.

Через пять минут после завтрака мальчики с метлами на плечах уже взбирались на гору. Они пригласили с собой Перси, но тот отказался, сославшись на занятость. До сих пор Гарри встречался с Перси только за едой; все остальное время тот проводил закрывшись в своей комнате.

– Хотелось бы знать, чем это он там занимается, - задумчиво нахмурился Фред, - он сам на себя не похож. Его результаты экзаменов прислали за день до твоего приезда; получил С.О.В.У. 12 – и будто не рад!

– Совершенно Обычный Волшебный Уровень, - пояснил Джордж, обратив внимание на озадаченное выражение лица Гарри. – У Билла тоже было двенадцать. Если мы не поостережемся, то у нас в семье будет второй лучший ученик. Я не переживу такого позора!

Билл был самым старшим в семействе Уэсли. Он и следующий за ним брат, Чарли, уже закончили «Хогварц». Гарри ни разу не встречался ни с одним из них, но знал, что Чарли изучает драконов в Румынии, а Билл в Египте работает в «Гринготтсе», волшебном банке.

– Не представляю, как в этом году мама с папой будут платить за все наши школьные причиндалы, - произнес после некоторого раздумья Джордж. – Пять собраний Чаруальда! А Джинни нужны и форма, и палочка, и все прочее…

Гарри промолчал. Он почувствовал себя неловко. В подземном хранилище в «Гринготтсе», в Лондоне, лежало значительное состояние, доставшееся ему от родителей. Конечно, он был богат только в колдовском мире; в мугловых магазинах нельзя расплачиваться галлеонами, сиклями и нутами. Впрочем, он ни разу не упоминал о своем банковском счете при Дурслеях; он подозревал, что их ужас перед всем волшебным может не распространяться на огромную гору золота.

На следующее утро миссис Уэсли разбудила всех рано. Чтобы дети «наспех перекусили», миссис Уэсли выдала каждому по полдюжины бутербродов с ветчиной. Потом ребята надели куртки, а миссис Уэсли взяла с каминной полки цветочный горшок и сунула нос внутрь.

– Почти ничего не осталось, Артур, - вздохнула она. – Придется сегодня купить еще… Ну, неважно. Итак – гость пойдет первым! Прошу, Гарри, дорогой!

И миссис Уэсли протянула ему цветочный горшок.

Гарри непонимающе уставился на обращенные к нему лица.

– Ч-что я должен делать?…- запинаясь, спросил он.

– Он же никогда не путешествовал с помощью кружаной муки! – вдруг вспомнил Рон. – Прости, Гарри, я забыл!

– Ни разу? – удивился мистер Уэсли. – А как же ты попал на Диагон-аллею в прошлом году?

– Да мы ездили на метро…

– Правда? – восхитился мистер Уэсли. – Это где эскапаторы? А как они…

– Потом, Артур, - оборвала миссис Уэсли, - Кружаная мука гораздо быстрее, милый, но, батюшки мои, что же мы будем делать – если ты ни разу ею не пользовался…

– Да всё будет в порядке, мам, - успокоил Фред. – Гарри, давай сначала мы, а ты следи.

Он взял щепотку блестящей муки из горшка, сделал шаг к камину и бросил муку в огонь.

Пламя, взревев, сделалось изумрудным и поднялось выше Фреда, который вошел в огонь, выкрикнул: «Диагон-аллея!» и исчез.

– Запомни, милый, надо говорить очень четко и внятно, - наставляла Гарри миссис Уэсли, а Джордж тем временем уже запустил руку в горшок. – И надо следить, чтобы выйти у нужного очага…

– Нужного чего? – переспросил Гарри нервно, а пламя опять взметнулось и поглотило Джорджа.

– Вообще-то там очень много разных каминов, но, если только ты будешь произносить слова четко…

– Не переживай, Молли, с ним всё будет в порядке, - успокоил мистер Уэсли, сам угощаясь щепоткой.

– Но, дорогой, если он вдруг потеряется, что мы скажем его дяде и тете?

– Им это все равно, - заверил ее Гарри. – Если Дудли узнает, что я вылетел в трубу, он только обрадуется…

– Ну… ладно… давай после Артура, - решилась миссис Уэсли. – Вот что, когда встанешь в огонь, громко скажи, куда ты хочешь попасть…

– И прижми локти, - напутствовал Рон.

– А глаза закрой, - торопливо добавила миссис Уэсли, - сажа…

– И не тушуйся, - сказал Рон, - а то вывалишься в чужой камин…

– Но смотри не запаникуй, а то выйдешь слишком рано; подожди, пока не увидишь Фреда с Джорджем.

Очень стараясь удержать в памяти все эти наставления, Гарри взял чуть-чуть кружаной муки и подошел к камину. Он глубоко вдохнул, посыпал пламя мукой и шагнул вперед; ощущение было как от теплого бриза; он открыл рот и немедленно наглотался дыма.

– Д-д-диагон-аллея, - закашлялся он.

Его будто утянуло в гигантскую воронку, закружило со страшной скоростью – в ушах оглушительно гремело – он попробовал приоткрыть глаза, но его затошнило от вихрем проносящихся мимо зеленых огней – что-то больно ударило его по локтю, и он тесно прижал руки к телу, все вращавшемуся и вращавшемуся – потом пришло ощущение, что ледяные ладони надавали ему пощечин – прищурившись сквозь очки, он увидел размытый поток каминов и моментальные стоп-кадры комнат за ними – бутерброды с ветчиной бешено крутились в животе – он снова закрыл глаза с единственным желанием, чтобы все поскорее кончилось, и тут…

Гарри упал лицом вниз на каменный пол и почувствовал, что дужка очков переломилась.

С кружащейся головой, весь в синяках и перепачканный сажей, он молниеносно вскочил на ноги, удерживая разбитые очки на носу. Он был один, но где, не имел ни малейшего представления. Он мог сказать только одно – что стоит возле мраморного камина в каком-то месте, похожем на просторный, но скудно освещенный колдовской магазин – однако, то, что тут продавалось, едва ли могло попасть в хогварцевский список.

Неподалеку стояла стеклянная витрина, в которой на подушках лежали морщинистая рука, запятнанная кровью колода карт и вытаращенный стеклянный глаз. Злобного вида маски висели на стенах, внушительная коллекция человеческих костей располагалась на прилавке, а ржавые, с острыми зубьями инструменты свисали с потолка. И, хуже всего, мрачная узкая улица, вид на которую открывался из пыльного окна, определенно не была Диагон-аллеей.

Надо убираться отсюда, чем скорее, тем лучше. Нос все еще болел в том месте, которым Гарри припечатался к полу. Быстрым бесшумным движением мальчик метнулся к выходу, но, на полдороги, увидел, что по улице к дверям подходят двое, причем один из них – последний человек на земле, с которым Гарри – растерянному, перепачканному, в разбитых очках – хотелось бы встретиться в своём теперешнем виде. Этот человек был Драко Малфой.

Гарри лихорадочно осмотрелся вокруг и с левой стороны обнаружил большой черный шкаф; он опрометью бросился к нему, залез внутрь и закрыл за собой дверцы, оставив лишь маленькую щель, чтобы подсматривать. Спустя секунду от дверей раздался звон колокольчика, и Малфой вошел в магазин.

Мужчина, вошедший следом, не мог быть никем иным кроме как отцом Драко. У него было абсолютно такое же бледное вытянутое лицо и такой же холодный, металлический взгляд. Мистер Малфой прошелся по магазину, лениво оглядел предметы, выставленные в витринах и позвонил в звонок на прилавке, прежде чем обернуться к своему сыну и сказать:

– Ничего не трогай, Драко.

Малфой, протянувший было руку к стеклянному глазу, недовольно процедил:

– А я думал, мы выберем мне подарок.

– Я же сказал, что куплю тебе гоночную метлу, - рассеянно ответил его отец, барабаня пальцами по прилавку.

– Ну и зачем она мне, если меня не примут в команду колледжа? – с надутым видом сказал Малфой. – Гарри Поттер в прошлом году получил «Нимбус 2000». И специальное разрешение от Думбльдора играть за «Гриффиндор». А он не так уж и хорош, это все потому, что он знаменитость… знаменитость с идиотским шрамом на лбу…

Драко наклонился, чтобы поближе рассмотреть полку с черепами.

– Все считают его таким умным, ах, супер-Поттер с его шрамом, с его метлой…

– Ты говоришь мне это в сотый раз, как минимум, - не дослушал мистер Малфой, раздраженно глянув на сына. – И я должен напомнить тебе, что это не – предусмотрительно – показывать, что ты не в таком бешеном восторге от Поттера, как все остальные, ведь большинство из нашего мира считают его героем, из-за которого исчез Черный Лорд… О! Мистер Борджин.

К прилавку, на ходу приглаживая сальные волосы, подходил сутулый человек.

– Мистер Малфой, чрезвычайно рад снова вас видеть, - произнес мистер Борджин голосом таким же масляным, как и его волосы. – Я в восторге – о, и юный мистер Малфой тоже здесь! – до глубины души польщен. Чем могу служить? Я просто обязан показать вам последние поступления – к тому же цены весьма разумны…

– Сегодня я пришел не покупать, мистер Борджин, а продавать, - прервал мистер Малфой.

– Продавать? – улыбка на лице мистера Борджина еле заметно полиняла.

– Вы слышали, разумеется, о том, что Министерство провело еще несколько рейдов, - сказал мистер Малфой, достал из внутреннего кармана пергаментный свиток и, встряхнув, развернул так, чтобы хозяин магазина мог прочитать. – В моем доме имеются некоторые – ммм – предметы, наличие которых могло бы несколько…ммм… смутить представителей Министерства, в случае, если бы они решили нанести мне визит…

Мистер Борджин деловито приладил на нос пенсне и просмотрел список.

– Неужели, сэр, в Министерстве осмелятся беспокоить вас?

Мистер Малфой скривил губы в иронической улыбке.

– Пока мне не наносили визита – к фамилии «Малфой» все ещё относятся с определенным пиететом – однако, деятельность Министерства становится все более и более назойливой. Ходят упорные слухи по поводу нового закона по защите муглов – без сомнения, за ним стоит этот побитый молью придурок, муглофил Артур Уэсли.

Гарри бросило в жар от возмущения.

– … и, как вы видите, некоторые из этих ядов могут необоснованно навести на мысль…

– Конечно, конечно, сэр, я всё понимаю, - заверил мистер Борджин, - дайте подумать…

– Я хочу вот это! – вмешался в разговор Драко, тыча пальцем в сморщенную руку на подушке.

– Ах, Светозаристая Рука! – воскликнул мистер Борджин и, оставив свиток, поспешил к Драко. – Если вручить ей свечу, то она будет светить только лишь своему хозяину! Лучший помощник для воров и грабителей! У вашего сына превосходный вкус, сэр.

– Надеюсь, мой сын станет чем-то большим, нежели вором или грабителем, - сухо заметил мистер Малфой, на что Борджин поспешил заверить его: - Я не имел в виду ничего плохого, ничего плохого, сэр…

– Хотя, если он не исправит свои оценки, - продолжал мистер Малфой совсем уже ледяным тоном, - то, вполне вероятно, эта деятельность окажется единственной, к которой он будет пригоден…

– Я не виноват, - отрезал Драко, - у всех учителей свои любимчики, эта дура Гермиона Грэнжер, например…

– На твоем месте я бы сгорел со стыда, если бы подобная девица, к тому же не из колдовской семьи, обходила бы меня по всем предметам, - раздраженно сказал мистер Малфой.

– Так тебе! – шепнул Гарри еле слышно, с удовольствием отметив на лице Драко обиду и замешательство.

– Всюду одно и то же, - примирительно сказал мистер Борджин своим масляным голосом, - на чистоту колдовской крови обращают все меньше и меньше внимания…

– Только не я! – почти не скрывая гнева, сказал мистер Малфой, раздувая длинные ноздри.

– Разумеется, сэр, и не я тоже, - с глубоким поклоном подтвердил мистер Борджин.

– В таком случае, может быть, мы могли бы вернуться к обсуждению моего списка, - процедил мистер Малфой. – Я немного тороплюсь, Борджин, у меня сегодня важная деловая встреча.

И они принялись торговаться. Гарри с беспокойством наблюдал, как Драко, изучая витрины, подходит все ближе и ближе к его укрытию. Драко помедлил перед свернутой в кольца веревкой вешателя, потом с довольной улыбкой прочитал надпись под великолепным колье из опалов: «Осторожно – руками не трогать. Проклято – на сегодняшний день погубило жизни девятнадцати владельцев-муглов».

Драко повернулся и оказался прямо перед приоткрытым шкафом. Он сделал еще шаг, протянул руку к дверце…

– Ну, всё, - донесся от прилавка голос его отца, - пойдем, Драко…

Драко повернулся к нему, а Гарри вытер вспотевший лоб рукавом.

– Всего хорошего, мистер Борджин. Буду ожидать вас завтра у себя в особняке, там вы получите свой товар.

Лишь только дверь за посетителями затворилась, мистер Борджин немедленно позабыл свои льстивые манеры и прошипел:

– И тебя туда же, мистер Малфой, если слухи не врут, ты не продал мне и половины того, что спрятано в твоем особняке…

Злобно ворча, он скрылся в подсобном помещении. Гарри подождал немного, на случай, если хозяин решит вернуться, затем тихо-претихо выбрался из шкафа, проскользнул мимо стеклянных витрин и вышел из магазина.

Прижимая к лицу разбитые очки, Гарри осмотрелся. Он очутился на какой-то подозрительной улице, которая, похоже, целиком состояла из мелких магазинчиков и лавчонок, торгующих предметами черной магии; тот, из которого он только что вышел, «Борджин и Д’Авило», видимо, был одним из самых больших. Напротив за грязным стеклом были выставлены на обозрение сушеные человеческие головы в тесном – через две двери – соседстве с клеткой, кишевшей огромными черными пауками. Двое колдунов крайне сомнительной наружности, стоя в дверях и нехорошо бормоча, следили за Гарри с порога одного из заведений. Постоянно дергаясь и озираясь, Гарри пошел по улице. Он старался держать очки ровно и изо всех сил надеялся, что ему удастся как можно скорее выбраться отсюда.

Над магазином ядовитых свечей он увидел старую деревянную вывеску «Дрянналлея». Это ни о чем ему не говорило, Гарри никогда раньше не слышал о таком месте. Судя по всему, когда он наглотался дыма, то не сумел внятно произнести название улицы, куда хотел попасть. Гарри старался сохранять спокойствие и думал, как же теперь быть.

– Потерялся, дорогуша? – раздался голос над самым ухом у Гарри, из-за чего мальчик резко дернулся.

Перед ним стояла древняя ведьма с подносом, заваленным чем-то до отвращения похожим на человеческие ногти. Она разинула пасть в ухмылке, показав при этом мшистые зубы. Гарри отпрянул.

– Нет-нет, - сказал он, - все в порядке.

– ГАРРИ! Чего это ты тут ошиваешься?

Сердце у Гарри так и подпрыгнуло от радости. Подпрыгнула также и старуха; ногти водопадом обрушились ей под ноги, и она зашипела проклятия в адрес Огрида, хогварцевского привратника, чья массивная фигура стремительно приближалась к ним по улице. Черные как жуки глаза блестели над растопыренной во все стороны бородой.

– Огрид! – почти что каркнул Гарри охрипшим от волнения голосом. – Я потерялся – кружаная мука…

Огрид схватил Гарри за шкирку и оттащил от ведьмы, вышибив при этом у нее из рук поднос. Оскорбленные вопли понеслись им вслед и были слышны до тех пор, пока они не покинули на редкость кривую Дрянналлею и не вышли на солнечный свет. Вдалеке Гарри увидел знакомое, ослепительно-белое мраморное здание – банк «Гринготтс». Огрид вывел его прямиком на Диагон-аллею.

– На кого ты похож! – сердито пропыхтел Огрид, отряхивая мальчика от сажи с такой силой, что тот чуть не свалился в бочку с драконьим навозом, выставленную перед аптекой, – Слоняешься по Дрянналлее как я не знаю кто… подозрительное место… хорошо, никто тебя не видал…

– Это я и сам понял, - сказал Гарри, уворачиваясь от огромной ладони Огрида, который все норовил отряхнуть сажу, - я же говорю, я потерялся… а сам ты что там делал?

– Я-то пошел поглядеть средство от плотоядных слизняков, - пробасил Огрид, - взялись мне капусту портить, гады такие! А ты чего, сам по себе гуляешь?

– Я вообще-то живу в гостях у Уэсли, но мы потерялись, - объяснил Гарри, - мне надо их поскорей найти…

Они вместе пошли по улице.

– А я вот всё гадаю, чегой-то ты мне не отписал? – с некоторой обидой поинтересовался Огрид у трусившего рядом Гарри (три шага мальчика равнялись одному ленивому шарку великанских башмаков). Гарри в двух словах рассказал про Добби и Дурслеев.

– Мерзкие муглы! – разозлился Огрид. – Кабы я знал…

– Эй! Гарри! Гарри!

Гарри повернул голову и на белых ступенях «Гринготтса» увидел Гермиону Грэнжер. Она радостно побежала навстречу, а за нею летел шлейф густых каштановых волос.

– Что у тебя с очками? Привет, Огрид – о-о-о, до чего я рада снова вас видеть – ты в «Гринготтс», Гарри?

– Как только найду Уэсли, - ответил Гарри.

– Ну, тогда ждать недолго, - с улыбкой в голосе заметил Огрид.

Гарри с Гермионой оглянулись: по людной улице к ним со всех ног спешили Рон, Фред, Джордж, Перси и мистер Уэсли.

– Гарри, - выдохнул мистер Уэсли, - мы так и думали, что ты проехал всего один очаг… то есть, мы надеялись, - он промокнул блестевшую от пота лысину, - Молли в ужасе… она сейчас подойдет…

– Где ты вышел? – спросил Рон.

– На Дрянналлее, - мрачно ответил Гарри.

– Ух ты! – заорали близнецы хором.

– Нас туда никогда бы не пустили, - с завистью протянул Рон.

– Ишь чего захотели, - проворчал Огрид.

Поодаль показалась миссис Уэсли, она неслась галопом, в одной руке развевалась сумка, на другой висела не поспевавшая за матерью Джинни.

– О, Гарри… о, мой дорогой – ты же мог оказаться где угодно…

Ловя ртом воздух, она вытащила из сумки большую платяную щетку и принялась отчищать то, что не отчистил Огрид. Мистер Уэсли взял у Гарри очки, легонько тронул их волшебной палочкой, и очки стали как новенькие.

– Ну, мне пора, - сказал Огрид. Благодарная миссис Уэсли так пожимала ему руку, что чуть не оторвала ее («Дрянналлея! Подумать только, а если бы ты не нашел его, Огрид!») – Свидимся в «Хогварце»! – он пошел, и его голова и плечи еще долго виднелись над толпой.

– А знаете, кого я видел в «Борджине и Д’Авиле»? – сказал Гарри Рону с Гермионой, когда они поднимались по ступенькам «Гринготтса». – Малфоя с отцом!

– Люциус что-нибудь покупал? – подозрительно спросил шедший позади мистер Уэсли.

– Нет, он продавал…

– Значит, забеспокоился, - констатировал мистер Уэсли с мрачным удовлетворением. – Ах, как бы я хотел поймать его на чем-нибудь…

– Будь осторожен, Артур, - обеспокоено сказала миссис Уэсли, в то время как стоявший у дверей гоблин низко поклонился, приветствуя посетителей. – С этим семейством можно попасть в историю. Не пытайся откусить то, чего не сможешь проглотить…

– Значит, по-твоему, я должен бояться Люциуса Малфоя? – возмутился мистер Уэсли, но практически сразу же отвлекся при виде родителей Гермионы. Те смущенно жались к протянувшейся вдоль всего мраморного зала мраморной же стойке и ждали, когда Гермиона их представит.

– Да ведь вы же муглы! – восторженно вскричал мистер Уэсли. – Мы непременно должны где-нибудь вместе посидеть! А что это у вас такое? Ах, вы меняете мугловые деньги. Молли! Смотри! – он в экстазе показал на десятифунтовую банкноту в руках у мистера Грэнжера.

– Подождите нас здесь, - сказал Рон Гермионе. Уэсли и Гарри отправлялись в подземное хранилище в сопровождении гоблина-служащего.

К хранилищам можно было добраться на маленьких управляемых гоблинами тележках, которые ездили по миниатюрным рельсам, проложенным в подземных тоннелях. Во время поездки к сейфу семьи Уэсли Гарри от головокружительной скорости получил громадное удовольствие, но зато, когда дверь в камеру была открыта, почувствовал себя много хуже, чем на Дрянналлее. Там лежала небольшая кучка серебряных сиклей и один-единственный золотой галлеон. Миссис Уэсли буквально пошарила по углам, а потом ссыпала содержимое себе в сумку. Гарри почувствовал себя еще хуже, когда они подошли к его ячейке. Он постарался заслонить содержимое спиной и поспешно, горстями, напихал монет в кожаную сумочку.

Снова оказавшись на мраморных ступенях, все разошлись в разные стороны. Перси невнятно пробормотал что-то по поводу того, что ему нужно новое перо. Фред и Джордж заметили в толпе своего школьного приятеля, Ли Джордана. Миссис Уэсли и Джинни собрались в магазин подержанного платья. Мистер Уэсли усиленно приглашал Грэнжеров в «Дырявый котел».

– Встречаемся у Завитуша и Клякца через час, тогда и купим все учебники, - сказала миссис Уэсли, оборачиваясь – они с Джинни уже отправились в путь, - и запомните, ни шагу на Дрянналлею! – прокричала она вслед близнецам, в самих спинах которых уже появилось нечто неуловимо-хулиганское.

С ощущением легкости и свободы Гарри, Рон и Гермиона отправились вдоль по вьющейся мощеной улице. Деньги – золото, серебро, бронза – нетерпеливо звякали у Гарри в кармане, и их не терпелось потратить. Гарри сразу же купил три огромных рожка клубнично-орехового мороженого. Оно подтаивало сверху, и ребята с удовольствием хлюпали, одновременно глазея на восхитительные, манящие витрины. Рон долго, с жаждой обладания во взоре, рассматривал полное обмундирование «Пуляющих пушек», выставленное в витрине магазина «Все самое лучшее для квидиша», пока наконец Гермионе не прискучило, и она потащила всех покупать пергамент и чернила в лавочку по соседству. В магазине колдовских шуток Умора и Приколла они наткнулись на Фреда, Джорджа и Ли Джордана, которые набивали карманы «фантастическими холодными петардами мокрого запуска д-ра Филибустера», а в крохотной лавчонке, где продавалось всякое барахло – сломанные палочки, покосившиеся весы, старые заляпанные травяными пятнами робы – они обнаружили Перси, глубоко погрузившегося в маленькую, откровенно нудную книжицу под названием «Старосты, которые обрели власть» .

– Подробнейшее исследование обо всех старостах «Хогварца» и их дальнейшей карьере, - вслух прочитал Рон с обложки, - звучит захватывающе…

– Иди отсюда, - рявкнул Перси.

– Он у нас такой целеустремленный, наш Перси, у него всё давно по пунктам расписано… он станет министром магии…, - вполголоса сказал Рон Гарри и Гермионе, когда они отошли от Перси подальше.

Через час они отправились к Завитушу и Клякцу. И, как выяснилось, отнюдь не они одни. Подойдя к магазину, ребята с удивлением обнаружили перед дверью огромную толпу, причем народ толкался и пытался прорваться внутрь. Причины подобного поведения собравшихся становились ясны при взгляде на большой плакат, протянутый вдоль витринного стекла:

СВЕРКАРОЛЬ ЧАРУАЛЬД
лично для Вас подпишет экземпляр своей автобиографии
ВОЛШЕБНЫЙ Я
сегодня с 12.30 до 16.30

– Мы сможем его увидеть! – заверещала Гермиона. – Я хочу сказать, у нас ведь в этом году только его учебники, ну, почти!

При более внимательном рассмотрении оказалось, что толпа перед дверью состояла почти целиком из ведьм примерно такого же возраста, что и миссис Уэсли. До полусмерти перепуганный колдун стоял в дверях и растерянно повторял:

– Спокойнее, прошу вас, дамы… пожалуйста, не толкайтесь… осторожнее – там книги!…

Ребята протиснулись внутрь. Длинная очередь вилась к самой дальней части магазина, где Сверкароль Чаруальд подписывал свои книги. Они схватили себе каждый по «Сборнику заклинаний (часть вторая)» и пробрались поближе к началу очереди, где уже стояли Уэсли в полном составе вместе с мистером и миссис Грэнжер.

– Наконец-то пришли, - рассеянно проговорила миссис Уэсли. У нее слегка перехватывало дыхание, и она постоянно приглаживала волосы. – Через минуту мы сможем его увидеть…

И действительно, мало-помалу в поле зрения показался Сверкароль Чаруальд. Он сидел за письменным столом в окружении великого множества плакатов, откуда его собственные лица сияли, подмигивали и сверкали ослепительно-белыми улыбками. Настоящий Чаруальд был одет в мантию потрясающего незабудкового цвета, как нельзя более соответствующего цвету его необыкновенных глаз; остроконечная колдовская шляпа сидела на кудрявых волосах под каким-то особенно стильным углом.

Большой, раздраженный человек так и сяк прыгал вокруг и делал снимки с помощью большого черного аппарата, который после каждой ослепительной вспышки выпускал клубы пурпурного дыма.

– Не мешайся, - прикрикнул он на Рона, отодвигаясь в поисках более удачного кадра. – Я из «Прорицательской газеты»…

– Подумаешь, - обиженно буркнул Рон, потирая ногу, на которую наступил фотограф.

Сверкароль Чаруальд услышал его слова. Он поднял глаза. Он увидел Рона – а затем увидел Гарри. Он уставился на мальчика. Потом вскочил на ноги и буквально завопил:

– Неужели это Гарри Поттер?

Люди расступились, возбужденно зашептав что-то; Чаруальд нырнул в толпу, схватил Гарри за руку и вытащил его на всеобщее обозрение. Публика зааплодировала. Гарри вспыхнул: Чаруальд, позируя перед камерой, намеренно долго пожимал ему руку. Фотограф защелкал, семья Уэсли скрылась в клубах густого дыма.

– Давай, давай, улыбочку, Гарри, - сказал Чаруальд, старательно сверкая зубами. – Вдвоем мы, пожалуй, сойдем для первой страницы, а?

Когда Чаруальд наконец отпустил руку мальчика, тот едва чувствовал собственные пальцы. Он попробовал было отойти обратно к Уэсли, но Чаруальд широким движением обнял его за плечи и крепко прижал к себе.

– Дамы и господа, - сказал Чаруальд громко и замахал рукой, прося тишины, - Наступил потрясающий момент! Идеальный момент для небольшого объявления, которое я давно собирался сделать!

– Сегодня, когда юный Гарри вошел сюда, в магазин Завитуша и Клякца, он хотел всего лишь купить мою автобиографию – которую я ему с удовольствием отдам бесплатно, в подарок, – толпа снова зааплодировала, - он не имел ни малейшего представления, - продолжал Чаруальд, дружески встряхнув Гарри, так, что у того очки сползли на кончик носа, - что вскоре получит нечто несравнимо большее, нежели моя книга «Волшебный я». Он и его школьные товарищи, на самом деле, получат настоящего волшебного меня. Да-да, дорогие дамы и господа, я горжусь и счастлив тем, что могу объявить, что, начиная с сентября этого года, я принимаю пост преподавателя в «Хогварце», школе колдовства и ведьминских искусств, где буду обучать молодежь защите от сил зла!

Люди захлопали, раздались приветственные возгласы, и вот уже Гарри оторопело принимал в подарок полное собрание сочинений Чаруальда. Слегка пошатнувшись под тяжестью книг, он сумел-таки благополучно убраться от света прожекторов в дальний конец комнаты, где стояла Джинни рядом с только что купленным котлом.

– Это тебе, - пробурчал Гарри, ссыпая книжки в котел, - я себе сам куплю…

– Спорим, тебе это понравилось, а, Поттер? – раздался голос, который Гарри без труда узнал. Он выпрямился и встретился лицом к лицу с Драко Малфоем и его обычной презрительной улыбкой.

– Знаменитый Гарри Поттер, - процедил Малфой, - в магазин не может сходить без того, чтобы не попасть на первую страницу.

– Отстань от него, он же не хотел! – выкрикнула Джинни. Девочка впервые заговорила в присутствии Гарри. Она гневно сверкала глазами.

– Поттер, да никак ты завел себе подружку, – издевательски протянул Малфой, и Джинни побагровела. Рон с Гермионой уже пробирались к ним сквозь толпу, оба прижимали к себе большие стопки чаруальдовских книг.

– Ах, вот это кто, - сказал Рон, глядя на Малфоя так, будто тот был некой гадостью, прилипшей к подметке, - готов поспорить, что ты не ожидал встретить здесь Гарри.

– Не настолько, насколько я не ожидал встретить в магазине тебя, Уэсли, - парировал Малфой. – Твои родители, наверно, месяц голодали, чтобы заплатить за все это.

Рон покраснел так же, как Джинни. Он бросил книжки в котел и бросился на Малфоя, но Гарри с Гермионой схватили его сзади за край куртки.

– Рон! – послышался голос мистера Уэсли, который вместе с Фредом и Джорджем интенсивно работал локтями. – Что вы тут делаете в такой толпе? Пойдемте-ка на улицу.

– Так-так-так – Артур Уэсли.

Подошел мистер Малфой. Он положил руку на плечо сыну. Они стояли рядом с абсолютно одинаковыми презрительными гримасами на лицах.

– Люциус, - холодно кивнул мистер Уэсли.

– Говорят, в Министерстве полно работы? – с фальшивой заинтересованностью спросил мистер Малфой. – Все эти рейды… сверхурочные-то платят?

Он запустил руку в котел Джинни и вытащил из-под многочисленных глянцевых чаруальдовских книжек очень потрепанные «Превращения: руководство для начинающих».

– Так я и думал – не платят, - констатировал мистер Малфой, - подумать только, и какой смысл позорить самое имя колдуна, если тебе за это даже не могут обеспечить нормального существования?

Мистер Уэсли покраснел еще сильнее, чем его дети.

– У нас абсолютно различные взгляды на то, что позорит имя колдуна, - сдержанно ответил он.

– Разумеется, - невозмутимо согласился мистер Малфой, уставив бледный взгляд на родителей Гермионы, настороженно наблюдавших за этой сценой. – Что за компанию ты водишь, Уэсли… а я-то думал, что тебе и твоей семье уже некуда катиться…

Раздался металлический грохот, это котел Джинни отлетел в сторону; мистер Уэсли бросился на Люциуса Малфоя, и тот повалился спиной на книжную полку. Десятки тяжелых книг с грохотом посыпались на головы дерущихся; Фред с Джорджем заорали: «Дай ему, пап!»; миссис Уэсли закричала: «Прекрати, Артур, прекрати!»; толпа отступила, опрокинув еще какое-то количество полок; «Джентльмены, пожалуйста!… Пожалуйста!», - кричал продавец, и наконец, заглушив всё остальное, раздалось:

– Тихо, мужики, вы чего?…

Огрид с усилием бороздил книжное море. В мгновение ока он растащил драчунов. У мистера Уэсли была рассечена губа, а мистер Малфой получил в глаз «Энциклопедией поганок». Он все еще сжимал в руках «Превращения». Он швырнул книжку Джинни, злобно сверкнув глазами.

– Держи, девочка – возьми свою книгу – ничего лучшего твой отец не способен тебе дать… - вырвавшись из рук Огрида, он сделал жест, чтобы Драко следовал за ним и быстро удалился из магазина.

– Ну ты чего, Артур? Чего взъерепенился? – укоризненно спросил Огрид, взял мистера Уэсли за плечи и, чтобы расправить робу, хорошенько потряс, почти оторвав беднягу от пола, - Не знаешь Малфоя? Да у них всё нутро гнилое, у всей семейки… чего их слушать-то?… дурная кровь, и все дела… давай-ка…пошли-ка отсюда.

Продавец смотрел так, будто хотел бы задержать их, но он едва доходил Огриду до пояса – и потому передумал. Вся компания вышла на улицу, Грэнжеры тряслись от страха, а миссис Уэсли – от возмущения.

– Хорошенький пример детям… драться на людях… что подумает Сверкароль Чаруальд?…

– Он был в восторге, - сказал Фред, - ты что, не слышала, что он говорил, когда мы уходили? Он спрашивал этого дядьку из «Прорицательской», нельзя ли вставить драку в репортаж… сказал, что это хорошая реклама…

Вся группа, порядком приунывшая, направилась к камину в «Дырявом котле», откуда Гарри, Уэсли и покупкам предстояло отбыть домой с помощью кружаной муки. Они попрощались с Грэнжерами, которые вышли через бар на мугловую улицу; мистер Уэсли начал было расспрашивать, как устроены автобусные остановки, но быстро умолк при взгляде на лицо жены.

Гарри снял очки, аккуратно спрятал их в карман и только потом взял щепотку кружаной муки. Этот способ перемещения в пространстве был ему определенно не по душе.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl