Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 2. Глава 1
   Книга 2. Глава 2
   Книга 2. Глава 3
   Книга 2. Глава 4
   Книга 2. Глава 5
   Книга 2. Глава 6
   Книга 2. Глава 7
   Книга 2. Глава 8
   Книга 2. Глава 9
   Книга 2. Глава 10
   Книга 2. Глава 11
   Книга 2. Глава 12
   Книга 2. Глава 13
   Книга 2. Глава 14
   Книга 2. Глава 15
   Книга 2. Глава 16
   Книга 2. Глава 17
   Книга 2. Глава 18

Гарри Поттер и Комната Секретов

книга вторая



Глава 16. КОМНАТА СЕКРЕТОВ

– Мы столько раз бывали в этом туалете, и она всё время была в каких-то трех сидениях от нас, - горько сокрушался Рон на следующий день за завтраком, – в любой момент могли её обо всём расспросить, а сейчас...

Ребятам и так слишком долго всё сходило с рук – и поход за пауками, и пребывание в женском туалете – они умудрились не попасться никому из учителей. Но теперь, учитывая обстоятельства, пробраться в туалет прямо рядом с местом первого преступления нечего было и мечтать.

Однако, на первом же уроке, на превращениях, произошло нечто, что впервые за долгое время заставило мальчиков позабыть про Комнату Секретов. Через десять минут после начала урока профессор Макгонаголл объявила, что с первого июня, то есть ровно через неделю, начинаются экзамены.

– Экзамены? – взвыл Симус Финниган. – Их не отменили?

За спиной у Гарри что-то с шумом упало. Это Невилль Лонгботтом выронил волшебную палочку. Во время падения палочка стукнула по ножке стола, и та исчезла. Профессор Макгонаголл починила стол изящным движением своей собственной палочки и, нахмурив брови, повернулась к Симусу.

– Школа потому и не закрылась, несмотря на трудные времена, чтобы вы могли получать образование, - строго произнесла она. – Следовательно, экзамены должны состояться как положено, и я очень надеюсь, что вы будете усердно к ним готовиться.

Усердно готовиться! Гарри и в голову не приходило, что при нынешнем положении вещей могут быть какие-то экзамены! По классу побежал бунтарский шепоток, и профессор Макгонаголл насупилась ещё больше.

– Профессор Думбльдор просил, чтобы в школе, по возможности, всё шло как обычно, - сказала она. – А это означает, – не понимаю, почему надо вам это объяснять, – что мы должны проверить, чему вы научились за этот год.

Гарри грустно опустил глаза на двух белых кроликов, которых ему нужно было превратить в шлёпанцы. Чему же он научился за этот год? Ничего, что могло бы оказаться полезным на экзамене, в голову не приходило

Рон выглядел так, словно его только что сослали в Запретный лес на вечное поселение.

– Представляешь, как я буду сдавать экзамены вот с этим? – и он сунул под нос Гарри свою волшебную палочку, отчего-то выбравшую именно этот момент для того, чтобы громко засвистеть.

За три дня до первого экзамена, перед завтраком, профессор Макгонаголл сделала ещё одно объявление.

– У меня для вас хорошие новости, - сказала она, и Большой зал, вместо того чтобы затихнуть, взорвался криками:

– Думбльдор возвращается! – радостно завопили некоторые.

– Пойман Наследник Слизерина! – взвизгнула девочка за столом «Равенкло».

– Возобновятся квидишные игры! – исступленно проорал Древ.

Когда гвалт прекратился, профессор Макгонаголл продолжила:

– Профессор Спаржелла известила меня, что мандрагоры наконец-то созрели, и их можно срезать. Сегодня вечером мы сможем оживить Окаменевших. Вам не нужно напоминать, что кто-то из них, вполне вероятно, сможет назвать нам имя нападавшего – или сказать, что это было за существо. Я надеюсь, что этот страшный год закончится поимкой преступника.

Стены зала задрожали от счастливых воплей. Гарри бросил взгляд на слизеринский стол и вовсе не удивился, заметив, что Драко Малфой не радуется вместе со всеми. Зато Рон был счастливее, чем когда-либо за все последнее время.

– Значит, теперь уже неважно, допросили мы Миртл или нет! – сказал он Гарри. – Скорее всего, у Гермионы на всё найдутся ответы, когда она проснется! Но ты только представь, что с ней будет, когда она узнает, что через три дня экзамены! А она не занималась. Да она с ума сойдёт! Пожалуй, пока экзамены не кончатся, её нужно так подержать, в окаменении, из соображений человеколюбия.

В это время подошла Джинни Уэсли и села рядом с братом. Вид у неё был нервный, напряженный; Гарри заметил, что она ломает руки, хотя и старается держать их спокойно, на коленях.

– Что такое? – спросил Рон, накладывая себе ещё овсянки.

Джинни ничего не ответила, только переводила взгляд с одного предмета на столе на другой. Испуганное выражение её лица кого-то Гарри напоминало, только он никак не мог сообразить, кого именно.

– Давай, выкладывай, - подбодрил Рон, заметивший её смущение.

Тут вдруг Гарри осознал, на кого сейчас так похожа Джинни. Она качалась взад-вперёд на краешке стула точно так же, как делал Добби, когда не мог решиться выдать секретную информацию.

– Мне нужно вам кое-что сказать, - промямлила Джинни, избегая встречаться с Гарри глазами.

– В чём дело? – спросил Гарри.

Джинни мялась, как будто не могла найти нужных слов.

– Ну что? – почти крикнул Рон.

Джинни открыла рот, но всё равно не могла издать ни звука. Гарри наклонился к ней и тихим голосом, так, чтобы его могли слышать только Рон да Джинни, спросил:

– Это касается Комнаты Секретов? Ты что-то видела? Кто-то сделал что-то странное?

Джинни набрала побольше воздуху, но в этот самый момент подошёл Перси, уставший, даже изнурённый.

– Если ты уже позавтракала, Джинни, я сяду на твоё место. Умираю с голоду, я только что с ночного дежурства.

Джинни вскочила, как будто стул под ней внезапно сделался электрическим, глянула на Перси быстрым, испуганным взором и убежала. Перси сел и схватил кружку с подноса в центре стола.

– Перси! – сердито воскликнул Рон. – Она как раз собиралась рассказать нам что-то важное!

Перси, набравший в рот чаю, поперхнулся.

– Что ещё важное? – кашляя, с трудом выговорил он.

– Я спросил её, не видела ли она чего-нибудь необычного, и она собралась было говорить...

– Ах, это... это не имеет никакого отношения к Комнате Секретов, - сразу же сказал Перси.

– А ты откуда знаешь? – Рон высоко поднял брови.

– Ну... ммм... раз уж тебе так хочется знать, Джинни, ммм, застала меня позавчера, когда я.... ну, это неважно... главное, что она застала меня за одним занятием и я, ммм, попросил её никому об этом не рассказывать. Надо заметить, я был уверен, что она сдержит своё обещание. Но это неважно, правда, я бы...

Первый раз на памяти Гарри Перси до такой степени смутился.

– А чем же ты занимался, Перси? – хитро ухмыльнулся Рон. – Валяй, признавайся, мы не будем смеяться.

Перси не улыбнулся в ответ.

– Передай мне, пожалуйста, булочку, Гарри, я ужасно проголодался.

Хотя Гарри и знал, что уже завтра загадка должна разрешиться без их с Роном помощи, он всё-таки не хотел упускать шанса поговорить с Миртл, если таковой представится – и, к его полнейшему восторгу, он представился. Это случилось ближе к полудню, когда Сверкароль Чаруальд отводил ребят на историю магии.

Чаруальд, который так часто уверял их, что опасность миновала, и чьи заверения были столь позорно опровергнуты, теперь пребывал в искреннем убеждении, что не стоит больше беспокоиться о том, чтобы провожать детей с урока на урок. Волосы его были уложены не так аккуратно, как всегда, видимо, ночью учитель не спал, а дежурил на четвёртом этаже.

– Попомните мои слова, - заявил он, когда процессия завернула за угол, - первыми словами несчастных Окаменевших будут: «это сделал Огрид». Честно, я удивляюсь, что профессор Макгонаголл всё ещё считает необходимыми эти меры предосторожности.

– Согласен с вами, сэр, - поддакнул Гарри, и Рон от изумления выронил книжки.

– Спасибо, Гарри, - вежливо поблагодарил Чаруальд. Им пришлось подождать, пока освободится коридор – навстречу шла группа хуффльпуффцев. – Я хотел сказать, что у нас, у учителей, достаточно забот помимо того, чтобы водить учащихся из класса в класс и стоять на страже по ночам...

– Точно, - подхватил Рон. – Почему бы вам, сэр, не оставить нас здесь, ведь осталось дойти всего ничего, один коридорчик...

– Ты знаешь, Уэсли, пожалуй, я так и сделаю, - обрадовался Чаруальд. – Мне и впрямь надо пойти подготовиться к следующему уроку...

И он торопливо удалился.

– Подготовиться к следующему уроку, - презрительно скривился Рон, глядя вслед учителю, - скажи лучше, завить кудряшки.

Они незаметно отстали от остальных гриффиндорцев, а затем пулей кинулись в боковой коридор и помчались к туалету Меланхольной Миртл. Но, как раз в тот момент, когда они поздравляли друг друга с великолепно удавшейся операцией...

– Поттер! Уэсли! Что вы здесь делаете?

Это была профессор Макгонаголл. Её рот был сжат в самую узкую из всех узких полосок.

– Мы хотели... нам надо... – начал запинаться Рон. – Мы собирались... пойти и...

– Навестить Гермиону, - закончил Гарри. И Рон, и профессор Макгонаголл посмотрели на него с удивлением.

– Мы её сто лет не видели, профессор, - быстро-быстро заговорил Гарри, встав Рону на ногу, - и хотели потихонечку прокрасться в палату, понимаете, и сказать ей, что мандрагоры практически готовы и что, ммм, ну, чтобы она не беспокоилась...

Профессор Макгонаголл продолжала неподвижно смотреть на них, и Гарри, на какую-то секунду, показалось, что она сейчас разразится криком, но вместо этого суровая дама заговорила странно надтреснутым голосом.

– Разумеется, - начала она, и Гарри с изумлением заметил, как в её птичьем глазу блеснула слезинка. – Разумеется, я понимаю, как трудно приходилось тем, чьи друзья... я всё понимаю. Да, Поттер, конечно, вы можете навестить мисс Грэнжер. Я сообщу профессору Биннзу, куда вы пошли. Скажите мадам Помфри, что я вам разрешила.

Гарри с Роном удалились, с трудом веря в то, что им удалось избежать наказания. Едва завернув за угол, они явственно услышали, что профессор Макгонаголл громко высморкалась.

– Это, - пламенно заявил Рон, - было твоё самоё лучшее враньё!

Зато теперь у них не оставалось другого выбора, кроме как пойти и сказать мадам Помфри, что профессор Макгонаголл разрешила им навестить Гермиону.

Мадам Помфри впустила их неохотно.

– Какой смысл разговаривать с Окаменевшим человеком, - буркнула она, и мальчики были вынуждены с ней согласиться, особенно, когда сели рядом с постелью подруги. Гермиона явно не имела ни малейшего понятия о том, что к ней пришли посетители, и можно было с тем же успехом просить не беспокоиться тумбочку у её кровати.

– Хотел бы я знать, видела ли она нападавшего? – спросил Рон, печально глядя на неподвижное лицо Гермионы. – Потому что если он нападал исподтишка, то, может быть, никто из жертв его и не видел...

Гарри смотрел не на лицо Гермионы. Его гораздо больше заинтересовала её правая рука. Она лежала поверх одеяла и, наклонившись поближе, Гарри увидел краешек какой-то бумажки, зажатой в кулаке.

Удостоверившись, что мадам Помфри нет поблизости, Гарри обратил на бумажку внимание Рона.

– Попробуй её вытащить, - шепнул Рон, передвинув свой стул так, чтобы загородить собой Гарри от мадам Помфри.

Легко сказать «вытащить». Рука Гермионы была очень крепко сжата; Гарри боялся порвать бумажку. Рон сторожил, а Гарри тащил и вертел листочек так и сяк, и наконец, после десяти весьма напряженных минут, добился своего.

Это оказалась страничка из древней библиотечной книжки. Гарри энергично расправил её, и они с Роном склонились и стали читать:

Среди многих страшилищ и чудовищ, которые населяют наши края, нет более загадочного и более смертоносного существа, чем василиск, известный также как Змеиный Король. Этот змей, который может достигать гигантских размеров и жить многие сотни лет, появляется на свет из петушиного яйца, высиженного жабой. Это чудовище владеет удивительным способом убивать свою жертву. Помимо ядовитых зубов, Василиск обладает смертоносным взглядом. Каждый, кто попадает в поле действия луча, испускаемого глазами змея, погибает на месте. Василиск чрезвычайно страшен для пауков, они всеми силами стараются избегать встречи с ним, а сам василиск боится одного лишь петушиного крика, являющегося для него смертельным.

Под этим текстом рукой Гермионы было написано одно-единственное слово: «Трубы».

В мозгу у Гарри словно включился свет.

– Рон, - выдохнул он. – Вот оно! Вот ответ! Монстр из Комнаты Секретов – это василиск – гигантский змей! Поэтому я повсюду слышал его голос, а никто другой его слышать не мог. Ведь я – змееуст!

Гарри обвел взглядом постели вокруг.

– Василиск убивает людей взглядом. Но никто не умер – потому что никто не смотрел ему прямо в глаза. Колин видел его через окошко фотоаппарата. Василиск выжег всю плёнку, помнишь, но зато Колин всего-навсего Окаменел. Джастин... Джастин посмотрел на Василиска сквозь Почти Безголового Ника! Ник получил полную порцию, но ведь он не мог умереть снова... а Гермиону и ту девочку, старосту из «Равенкло», нашли с зеркальцем. Гермиона только что догадалась, что монстр – это Василиск. Клянусь чем угодно, она предупредила первого же человека, который ей попался по дороге, что нужно смотреть в зеркало, прежде чем заворачивать за угол! И девочка вытащила своё зеркальце и...

Рон открыл рот.

– А миссис Норрис? – прошептал он с интересом.

Гарри задумался, постаравшись воссоздать в памяти картину, которая предстала перед их глазами в Хэллоуин.

– Потоп, - медленно произнес он. – Вода из туалета Меланхольной Миртл. Уверен, миссис Норрис увидела только отражение...

Он ещё раз пробежал глазами страничку, которую держал в руке. И чем дольше смотрел, тем больше смысла в ней находил.

– ... петушиного крика... являющегося смертельным... – вслух прочитал он. – Петухов Огрида кто-то убивал! Наследник Слизерина не хотел, чтобы около замка были петухи! Чрезвычайно страшен для пауков! Всё сходится!

– Но каким образом Василиск передвигался по замку? – спросил Рон. – Гигантский змей? Кто-нибудь должен был его увидеть...

И на этот вопрос у Гарри был готов ответ. Он показал нацарапанное Гермионой слово внизу странички.

– Трубы, - коротко сказал он. – Трубы... Рон, змей ползал по канализационным трубам. Я слышал голос внутри стен...

Рон вдруг схватил Гарри за руку.

– Вход в Комнату Секретов! – хрипло выговорил он. – Что, если он в туалете? Что, если он...

– В туалете у Меланхольной Миртл! – подхватил Гарри.

Они едва могли усидеть на месте, так захватила их эта догадка.

– И это значит, - сказал Гарри, - что я не единственный змееуст в школе. Наследник Слизерина тоже. Так он управляет василиском.

– И что нам делать? – спросил Рон. Глаза у него горели. – Идти прямо к Макгонаголл?

– Давай пойдём в учительскую, - предложил Гарри, вскакивая со стула. – Она будет там через десять минут. Уже почти перемена.

Они побежали вниз по лестнице. Не желая больше попадаться учителям в коридорах, они направились прямиком в учительскую. Там было пусто. Это была просторная комната, обшитая панелями. В ней стояло множество коричневых деревянных столов. Гарри с Роном принялись мерить комнату шагами, слишком возбужденные, чтобы сидеть.

Но колокол так и не прозвонил.

Вместо этого, эхом отдаваясь по коридорам, раздался голос профессора Макгонаголл, магически усиленный.

– Всем учащимся немедленно вернуться в общежития колледжей. Всем учителям вернуться в учительскую. Немедленно, прошу вас.

Гарри на каблуках повернулся к Рону.

– Неужели снова нападение? Опять?

– Что нам делать? – в панике спросил Рон. – Идти в башню?

– Нет, - решил Гарри, осмотревшись по сторонам. Слева стоял страшенный гардероб, полный учительской одежды. – Давай спрячемся. Послушаем, в чём дело. А потом расскажем им, что мы выяснили.

Они залезли в шкаф, прислушиваясь к топотанию ног на верхнем этаже. Дверь в учительскую с шумом распахнулась. Сидя среди складок затхлого платья ребята наблюдали за тем, как учителя собираются в комнате. Некоторые из них явно недоумевали, в чём дело, другие выглядели напуганными. Вскоре прибыла профессор Макгонаголл.

– Случилось ужасное, - сообщила она умолкнувшему собранию: – Монстр забрал ученицу. Прямо в Комнату.

Профессор Флитвик тоненько закричал. Профессор Спаржелла прижала ладони к губам. Злей вцепился в спинку стула и выдавил:

– Как вы можете быть уверены?

– Наследник Слизерина, - ответила профессор Макгонаголл, побелевшая как полотно, - оставил записку. На стене, прямо под первой надписью. «Её скелет будет лежать в Комнате Секретов вечно.»

Профессор Флитвик разрыдался.

– Кого он забрал? – спросила мадам Самогони. Ноги отказались держать её, и она медленно опустилась в кресло. – Какую ученицу?

– Джинни Уэсли, - ответила профессор Макгонаголл.

Гарри почувствовал, как за его спиной Рон молча сполз по стенке шкафа.

– Завтра мы должны будем отослать всех учащихся по домам, - сказала профессор Макгонаголл. – Для «Хогварца» это конец. Думбльдор всегда говорил...

Дверь в учительскую снова хлопнула. Один безумный миг Гарри был уверен, что это Думбльдор. Но это пришел Чаруальд, искрящийся и сияющий.

– Прошу прощения... задремал... и наверняка пропустил что-нибудь интересненькое?...

Он, казалось, не замечал, что остальные учителя смотрят на него с откровенной ненавистью. Злей вышёл вперёд.

– Пропустил, - сказал он. – Преступника. Монстр похитил девочку. Забрал её в Комнату Секретов. Ваш час настал, Чаруальд.

Чаруальд побелел от страха.

– Да-да, Сверкароль, - поддержала Злея профессор Спаржелла, - разве не вы говорили нам вчера, что прекрасно знаете, где находится Комната Секретов?

– Я?... Ну, я только... – пролепетал Чаруальд.

– Не вы ли говорили мне, что абсолютно точно знаете, кто скрывается в Комнате? – тонким голосом вставил профессор Флитвик.

– Разве? Я не пом...

– А вот я точно помню, как вы сказали – незадолго до ареста Огрида – что сожалеете, что вам не дали попытки поймать чудовище, - сказал Злей. – Не вам ли принадлежат слова: «все лезут не в своё дело и только всё портят, в то время как следовало бы с самого начала предоставить мне полную свободу?»

Чаруальд ошарашенным взором обводил каменные лица коллег.

– Я... на самом деле я ни разу... вы не так поняли...

– Что ж, теперь мы поручаем это дело вам, - решительно сказала профессор Макгонаголл. – Сегодня вам предоставляется великолепная возможность показать себя. Обещаю, никто не будет вам мешать. Вы сможете схватить монстра исключительно самостоятельно. Полная свобода – наконец-то.

Чаруальд озирался в полнейшем отчаянии, но никто не пришел ему на помощь. Бедняга растерял всю свою внешнюю привлекательность. С трясущимися губами, в отсутствие белозубой улыбки, он выглядел жалким хлюпиком с безвольным подбородком.

– Оч-ч-чень хорошо, - пролопотал он. – Я... я буду у себя в кабинете... я должен подготовиться.

Он выскочил из учительской.

– Так, - сказала профессор Макгонаголл. Её ноздри гневно раздувались. – По крайней мере, от него мы избавились, не будет путаться под ногами. А сейчас завучи колледжей должны пойти проинформировать учащихся о случившемся. Скажите им, что «Хогварц-Экспресс» отправляется завтра рано утром. И, пожалуйста, проследите, чтобы никто не покидал общежитий.

Учителя, один за другим, вышли из комнаты.

Это был один из самых ужасных, а, возможно, и ужаснейший, день в жизни Гарри. Он, Рон, Фред и Джордж забились в уголок гриффиндорской гостиной и молча сидели рядом, не в силах произнести ни слова. Перси с ними не было. Он ходил посылать сову родителям, а потом заперся в спальне.

Никогда раньше ни один день не тянулся так долго, и никогда раньше башня «Гриффиндора» не была столь же безмолвна, сколь и переполнена. Незадолго до заката, Фред с Джорджем ушли спать – они не могли больше выносить бесцельного сидения.

– Она что-то знала, Гарри, - сказал Рон, заговорив в первый раз с того момента, когда они забрались в шкаф в учительской. – Поэтому её и похитили. Она хотела поговорить вовсе не о Перси. Она что-то выяснила про Комнату Секретов. Видимо, поэтому её и... – Рон сердито вытер слёзы. – Понимаешь, у неё ведь чистая кровь. Причин забирать её не было.

Гарри смотрел, как солнце, кроваво-красное, утопает за линией горизонта. Никогда раньше он не чувствовал себя так ужасно. Если бы они могли хоть что-то сделать. Хоть что-нибудь.

– Гарри, - выговорил Рон. – Как ты думаешь, есть хоть какой-то шанс, что она... ну, ты понимаешь...

Гарри не знал, что ответить. Он не верил, что Джинни может быть всё ещё жива.

– Знаешь, что? – вдруг оживился Рон. – По-моему, надо пойти поговорить с Чаруальдом. Рассказать ему всё, что мы знаем. Пусть он попробует пробраться в Комнату. Мы скажем ему, где она, по нашему мнению, находится, и про василиска тоже скажем.

Поскольку Гарри не приходило в голову ничего другого, и поскольку он не мог сидеть сложа руки, он согласился. Сидевшие вокруг гриффиндорцы были так подавлены и так сильно сочувствовали Уэсли, что даже не сделали попытки остановить Гарри и Рона, когда они поднялись с кресел, пересекли гостиную и выбрались в отверстие за портретом.

Тьма сгущалась по мере того, как они спускались к кабинету Чаруальда. Внутри, за дверью, явно кипела работа. Было слышно какое-то шарканье, шварканье, звук торопливых шагов.

Гарри постучался. За дверью воцарилась напряженная тишина. Затем в двери приоткрылась узенькая-преузенькая щелочка, и ребята увидели испуганный глаз Чаруальда.

– Ох – мистер Поттер – мистер Уэсли, – пробормотал он, открывая дверь чуточку пошире. – Я сейчас, знаете ли, занят – могу уделить вам совсем немного времени...

– Профессор, у нас есть для вас кое-какая информация, - сказал Гарри. – Нам кажется, это может помочь.

– Эээ... что же... это не так уж... – на той стороне лица Чаруальда, что была обращена к мальчикам, отражалось крайнее замешательство. – Я хочу сказать... ну... ладно...

Он открыл дверь, и ребята вошли.

Кабинет был почти полностью разорён, стены оголены. На полу стояли два сундука с открытыми крышками. В одном из них валялись наспех скомканные робы, нефритовые, лиловые, цвета ночного неба; в другом горой высились книжки. Фотографии, раньше висевшие на стенах, были кое-как рассованы по ящикам, стоявшим на письменном столе.

– Вы куда-то собираетесь? – непонимающе спросил Гарри.

– Ммм, да, вообще-то, - буркнул Чаруальд и с этими словами сорвал с внутренней стороны двери огромный, в натуральную величину, плакат с изображением самого себя и начал скатывать его в трубочку. – Меня вызвали... срочно... нельзя отказаться... должен ехать...

– А как же моя сестра? – отрывисто спросил Рон.

– Ну, что касается этого... что же поделаешь... такая неприятность... – бормотал Чаруальд, не глядя ребятам в глаза. Одновременно он выдвинул ящик стола и свалил в пакет содержимое. – Кто больше меня может сожалеть об этом...

– Вы учитель по защите от сил зла! – крикнул Гарри. – Вы не можете уехать! Сейчас, когда силы зла творят беззаконие!

– Ну... должен сказать... когда меня пригласили на работу... – промямлил Чаруальд, складывая стопки носков поверх платья, - то в описании обязанностей не было... я не ожидал...

– Вы хотите сказать, что вы сбегаете? – не веря собственным ушам, спросил Гарри. – После всего того, о чём вы пишете в своих книгах...

– Книги иногда не вполне адекватно отражают реальность, - деликатно заметил Чаруальд.

– Но вы же их сами написали! – завопил Гарри.

– Милый ребёнок, - сказал Чаруальд, выпрямился и впервые поглядел на Гарри, нахмурив брови. – Подумай головой. Мои книги не продавались бы и вполовину так хорошо, как сейчас, если бы люди думали, что не я проделал все те чудеса, которые в них описаны. Никому неинтересно читать про старого уродливого армянского ведьмака, пусть бы он спас хоть сто деревень от оборотней. Представьте себе, как бы выглядела его фотография на обложке! И одевается он безвкусно! А у ведьмы, которая изгнала Бэндон-Банши, была заячья губа. Понятно? Так что, давайте не будем...

– То есть, вы попросту присвоили себе заслуги других людей?! – продолжая не верить тому, что видит и слышит, воскликнул Гарри.

– Гарри, Гарри, - Чаруальд нетерпеливо покачал головой, - всё совсем не так просто. Я вложил свой труд. Я нашёл этих людей. Расспросил их, как конкретно они проделали то, что проделали. Потом мне пришлось наложить на них заклятие забвения, чтобы они забыли о том, что сделали. Если есть что-то, чем я могу гордиться, так это умение накладывать заклятие забвения. Так что я вложил мно-о-ого своего труда, Гарри. Это тебе не просто книжечки подписывать и для журналов сниматься. Хочешь славы – готовься к тяжёлой утомительной работе.

Он захлопнул сундуки и запер замки.

– Дайте-ка подумать, - сказал он. – Кажется, ничего не забыл. Да. Осталась только одна вещь.

Он достал волшебную палочку и повернулся к ребятам.

– Страшно извиняюсь, детки, но сейчас мне придётся наложить заклятие забвения и на вас. Я же не могу позволить вам выболтать мои маленькие тайны. Я тогда не смогу продать больше ни одной книжки...

Но Гарри опередил Чаруальда. Учитель едва успел поднять палочку, а Гарри уже взревел: «Экспеллиармус!»

Чаруальда отбросило назад, и он опрокинулся через сундук; его палочка взлетела высоко в воздух; Рон поймал её и выкинул в открытое окно.

– Не надо было разрешать профессору Злею обучать нас этому, - свирепо рыкнул Гарри, ногой отпихивая сундук в сторону. Чаруальд взглянул на него с пола, снова слабый и беззащитный. Гарри держал его на прицеле волшебной палочки.

– Что вы от меня хотите? – дрожащим голосом выговорил Чаруальд. – Я понятия не имею, где находится Комната Секретов. Я ничем не могу вам помочь.

– Вам повезло, - сказал Гарри, кончиком палочки заставляя Чаруальда встать, - мы знаем, где находится Комната Секретов. И кто находится внутри. Пойдемте.

Под конвоем они вывели Чаруальда из кабинета и повели к ближайшей лестнице по тёмному коридору, где на стене светились зловещие надписи, к туалету Меланхольной Миртл.

Чаруальда втолкнули первым. Гарри со злорадством отметил, что учитель трясётся от страха.

Меланхольная Миртл сидела на краешке последнего унитаза.

– А, это ты, - фыркнула она, заметив Гарри. – Чего тебе на этот раз?

– Я хочу знать, как ты умерла, - без обиняков спросил Гарри.

В мгновение ока Миртл изменилась до неузнаваемости. Она просияла от счастья, как будто ей сроду не задавали такого приятного вопроса.

– Оооооо, это было ужа-а-а-сно, - со смаком начала рассказывать она. – Это случилось прямо здесь. Я умерла в этой самой кабинке. Я так хорошо всё помню. Я спряталась, потому что Оливия Хорнби дразнила меня из-за очков. Я заперла дверь и стала плакать, а потом услышала, что кто-то вошёл. И сказал что-то непонятное. На другом языке, я так думаю. Но, на самом деле, меня удивило то, что это говорил мальчик. Я открыла дверь, чтобы сказать ему, что ему сюда нельзя, чтобы он шёл в свой туалет, и тут... – Миртл многозначительно перевела дух, её лицо сияло, - я умерла.

– Отчего? – спросил Гарри.

– Понятия не имею, - ответила Миртл страшным шепотом. – Я только помню два огромных, гигантских, желтых глаза. Моё тело как будто окаменело, потом я полетела прочь... – она мечтательно посмотрела на Гарри. – А потом я опять вернулась. Понимаешь, я решила преследовать Оливию Хорнби. О, уж она пожалела, что смеялась над моими очками.

– А где именно ты видела эти глаза? – спросил Гарри.

– Где-то там, - неопределенно показала Миртл в сторону раковины напротив её унитаза.

Гарри с Роном кинулись туда. Чаруальд стоял далеко сзади, с выражением смертельного ужаса на лице.

В раковине не было ничего необычного. Они изучили её дюйм за дюймом, внутри и снаружи, включая трубы под ней. И тут Гарри увидел: на одной из сторон медного краника была нацарапана картинка: крохотная змейка.

– Этот кран никогда не работал, - радостно сообщила Миртл, когда ребята попытались отвернуть его.

– Гарри, - шепнул Рон. – Скажи что-нибудь. Что-нибудь на серпентарго.

– Но... – Гарри усиленно задумался. Те два раза, когда ему удавалось заговорить на серпентарго, он оказывался лицом к лицу со змеей. Он сосредоточился на миниатюрной гравировке, стараясь себе представить, что это – настоящая змея.

– Откройся, - сказал он.

И оглянулся на Рона.

– Английский, - покачал головой Рон.

Гарри снова вгляделся в змейку и приказал себе поверить, что перед ним живая змея.

– Откройся, - сказал он.

Но услышал вовсе не эти слова; странное шипение вырвалось у него изо рта. Кран засиял ослепительным алмазным светом и стал вращаться. В следующую же секунду раковина начала двигаться; точнее сказать, она куда-то исчезла, оставив открытым вход в трубу, широкую настолько, что взрослый человек легко мог бы провалиться в неё.

Гарри услышал судорожный выдох Рона и снова поднял глаза. Он понял, что ему нужно делать, он решился.

– Я спускаюсь вниз, - решительно объявил он.

Он уже не мог остановиться, только не теперь, когда они нашли вход в Комнату Секретов, не теперь, когда появился жалкий, ничтожный, почти безнадежный, но всё-таки шанс спасти Джинни.

– Я с тобой, - сказал Рон.

Возникла пауза.

– Вряд ли я могу быть вам полезен, - небрежно бросил Чаруальд, и на его лице появилась тень былой улыбки. – Я всего лишь...

Он положил было ладонь на ручку двери, но мальчики выставили на него волшебные палочки.

– Пойдете первым! – приказал Рон.

С белым как мел лицом, без палочки, Чаруальд приблизился к дыре.

– Мальчики, - прошептал он еле слышно, - мальчики, что в этом толку?

Гарри палочкой подтолкнул его в спину. Чаруальд опустил ноги в трубу.

– Я правда не думаю, - начал он, но Рон пнул его, и он соскользнул вниз и исчез из виду. Гарри сразу же последовал за ним. Он осторожно опустился в трубу и отцепил руки.

Это было бесконечное, скользкое падение в кромешной тьме. Он едва различал другие трубы, отходящие в стороны во всех направлениях, но ни одна не была такой широкой, как эта. Труба изгибалась, выворачивая куда-то, неуклонно опускаясь всё вниз и вниз, и Гарри понял, что они падают гораздо ниже уровня школьных подземелий. Позади себя он слышал Рона, глухо стукавшегося об стенки на поворотах.

Затем, как раз когда Гарри стал тревожиться о том, что будет, когда они упадут на землю, падение закончилось; он выстрелил из трубы и с влажным звуком плюхнулся на мокрый пол темного каменного тоннеля, достаточно высокого для того, чтобы можно было встать во весь рост. Чаруальд как раз поднимался чуть в стороне, покрытый слизью и белый как привидение. Гарри отодвинулся, и из трубы со свистом вылетел Рон.

– Мы, наверное, на много миль под замком, - сказал Гарри, и его голос эхом отозвался в темноте тоннеля.

– А может, даже под озером, - добавил Рон, вглядываясь в черноту покрытых слизью стен.

Все трое повернулись и посмотрели в уходившее куда-то мрачное пространство.

– Люмос! – пробормотал Гарри палочке, и та зажглась. – Пошли, - позвал он Рона и Чаруальда, и они отправились, громко шлёпая по мокрому полу.

В тоннеле было так темно, что они едва могли видеть на пару шагов вперёд. Их тени на влажных стенах в свете волшебной палочки выглядели страшными чудовищами. Они осторожно продвигались вперёд.

– Помните, - предупредил Гарри тихо, - малейший шорох, и вы сразу же закрываете глаза.

Но в тоннеле было тихо как в могиле. Первым неожиданным звуком был громкий хруст, раздавшийся, когда Рон наступил на нечто, оказавшееся крысиным черепом. Гарри опустил палочку ниже, чтобы осмотреть пол и увидел, что тот усеян косточками мелких животных. Старательно прогоняя всякую мысль о том, как будет выглядеть Джинни, когда они найдут её, Гарри осторожно начал поворачивать за угол – труба резко изгибалась.

– Гарри... там что-то есть... – хрипло сказал Рон, хватая Гарри за плечо.

Они застыли, выжидая. Гарри различал лишь резные контуры чего-то огромного, что лежало посреди тоннеля. Оно не шевелилось.

– Может, оно спит? – выдохнул он еле слышно, оборачиваясь к своим спутникам. Чаруальд зажимал глаза руками. Гарри снова взглянул на нечто. Сердце его билось так быстро, что в груди было больно.

Очень-очень медленно, сощурив глаза насколько было возможно, Гарри двинулся вперёд с высоко поднятой волшебной палочкой.

Луч света упал на гигантскую пустую змеиную шкуру яркого ядовито-зелёного цвета. Она причудливо изгибалась на полу тоннеля. Существо, сбросившее эту шкуру, не могло быть меньше двадцати футов в длину.

– Жуть, - слабым голосом произнёс Рон.

Сзади неожиданно послышалось какое-то движение. У Сверкароля Чаруальда подогнулись колени.

– Вставай! – резко сказал Рон, угрожающе тыча палочкой.

Чаруальд поднялся на ноги – после чего, стремительно нырнув, бросился на Рона и свалил его на землю.

Гарри прыгнул к ним, но было слишком поздно – Чаруальд уже поднимался, тяжело дыша, с палочкой Рона в руке и с сияющей улыбкой на лице.

– Приключение окончено, мальчики! – торжествующе крикнул он. – Я отнесу кусок этой шкуры обратно в школу, скажу, что было поздно спасать девочку, и что вы двое, к несчастью, потеряли память при виде её изуродованного тела – всё, скажите своей памяти «до свидания!»

Он взмахнул над головой обмотанной колдолентой палочкой и выкрикнул: «Обливиато!».

Раздался мощный взрыв, сравнимый со взрывом небольшой бомбы. Гарри обхватил руками голову и побежал, споткнувшись на кольцах змеиной шкуры, спасаясь от огромных глыб, которые падали с потолка. В следующее мгновение, он уже стоял в одиночестве, глядя на выросшую перед ним стену обвалившихся камней.

– Рон! – крикнул он. – Ты в порядке? Рон!

– Я здесь! – донёсся приглущённый голос Рона из-за завала. – Я в порядке – а вот этот идиот нет – его шибануло залпом...

Раздался глухой звук удара и громкое «оуу!». Кажется, Рон пнул Чаруальда куда не следовало бы.

– И что теперь? – безнадёжно спросил голос Рона. – Нам не пройти – это займёт целую вечность...

Гарри взглянул на потолок. На нём появились огромные трещины. Он никогда до этого не разбивал с помощью магии такую толстую стену, и пробовать сейчас не стоило, момент неподходящий – что, если завалит весь тоннель?

Из-за стены донесся звук ещё одного удара и ещё одно «оуу!». Они теряют время. Джинни находится в Комнате Секретов уже много часов... У Гарри не оставалось никакого другого выхода.

– Ждите здесь, - крикнул он Рону. – С Чаруальдом. А я пойду... Если не вернусь через час...

Повисло тягостное молчание.

– Я попробую разобрать завал, - сказал Рон, явно старавшийся унять дрожь в голосе, - Чтобы... чтобы ты мог пройти назад. И ещё, Гарри...

– Увидимся, - сказал Гарри, попытавшись придать своему голосу хоть чуточку уверенности.

И, мимо пустой змеиной шкуры, отправился вдаль.

Вскоре шум, который производил Рон своими попытками разобрать камни, затих в отдалении. Тоннель изгибался и изгибался. У Гарри противно дрожали все поджилки. Он и хотел, чтобы тоннель привёл его куда-нибудь, и смертельно боялся этого момента. И вот наконец, очередной раз повернув за угол, он увидел перед собой стену, на которой были вырезаны две переплетенные змеи. В глазах у этих змей сверкали огромные изумруды.

Гарри приблизился. Во рту у него пересохло. Ему не нужно было воображать, что эти каменные змеи настоящие; глаза их светились совершенно живым светом.

Он догадался, что нужно делать. Он прочистил горло, и изумрудные глаза мигнули – или так показалось.

– Откройся, - сказал Гарри низким, тихим шипением.

Змеи разделились, так как стена раскололась надвое, половинки неслышно скользнули в стороны и исчезли из виду. Гарри, дрожа всем телом, вошёл внутрь.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl