Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 1. Глава 1
   Книга 1. Глава 2
   Книга 1. Глава 3
   Книга 1. Глава 4
   Книга 1. Глава 5
   Книга 1. Глава 6
   Книга 1. Глава 7
   Книга 1. Глава 8
   Книга 1. Глава 9
   Книга 1. Глава 10
   Книга 1. Глава 11
   Книга 1. Глава 12
   Книга 1. Глава 13
   Книга 1. Глава 14
   Книга 1. Глава 15
   Книга 1. Глава 16
   Книга 1. Глава 17

Гарри Поттер и волшебный камень

книга первая



Глава 11. КВИДИШ

Наступил ноябрь, и сделалось очень холодно. Горы, окружавшие школу, приобрели льдисто-серый оттенок, поверхность озера цветом напоминала холодную сталь. По утрам земля покрывалась инеем. Из окон верхних этажей можно было видеть, как Огрид, закутанный в кротовую шубу, меховые варежки и невообразимого размера унты из шкуры бобра, на квидишном поле размораживает метлы.

Открылся квидишный сезон. В ближайшую субботу Гарри, после долгих тренировок, должен был наконец принять участие в своей первой игре, «Гриффиндор» против «Слизерина». Выигрыш сильно поправил бы положение гриффиндорцев, они бы перешли на второе место в борьбе за кубок школы.

Никто еще не видел Гарри в деле – Древ решил, что его, как секретное оружие, следует хранить, ну… в секрете. Однако слухи, что он стал новой Ищейкой гриффиндорцев, все-таки каким-то образом дошли до широкой общественности, и теперь Гарри не знал, кто хуже – люди, которые уверяли, что все будет прекрасно или люди, которые обещали бегать внизу с матрацами.

Дружба с Гермионой пришлась как нельзя кстати, просто непонятно, как бы он без нее справился со всеми домашними заданиями, учитывая дополнительные тренировки, которые то и дело назначал Древ. Кроме того, Гермиона дала ему почитать книжку, «Квидиш сквозь века», и та оказалась очень и очень познавательной.

Гарри узнал, что в квидише существует семьсот способов нарушить правила игры, и все семьсот были нарушены во время мирового чемпионата в 1473 году; что Ищейки обычно самые маленькие и самые быстрые игроки, и что все самые серьезные несчастные случаи, которые могут произойти во время игры, происходили именно с ними; что люди редко умирают во время игры в квидиш, но зато бывало, что судьи во время матча исчезали и находились лишь много месяцев спустя посреди пустыни Сахара.

С тех пор как Гарри и Рон спасли Гермиону от горного тролля, она сделалась менее строга в отношении нарушения правил и стала куда более приятной особой, чем раньше. В день перед игрой, которая должна была стать первой для Гарри, они втроем мерзли во дворе во время перемены, и Гермиона вопреки запрещению наколдовала яркий голубой огонь, который можно было носить с собой в банке из-под джема. Они стояли, прижимаясь к этому огню спинами и грелись. В это время мимо проходил Злей. Гарри сразу же заметил, что он прихрамывает. Гарри, Рон и Гермиона теснее прижались к огню, чтобы скрыть его от глаз учителя; у них не было сомнения, что то, что они сделали, запрещено. К несчастью, Злей по их виноватому виду тут же что-то заподозрил и, хромая, приблизился к детям. Он не заметил огня, но явно стал искать повода придраться.

– Что это у вас там, Поттер?

Гарри держал подмышкой «Квидиш сквозь века». Он показал книгу Злею.

– Библиотечные книги не разрешается выносить из школы, - заявил Злей. – Отдайте ее мне. Минус пять баллов с «Гриффиндора».

– Он только что придумал это правило, - сердито проворчал Гарри, когда Злей уковылял подальше. – Интересно, что у него с ногой?

– Понятия не имею! Но надеюсь, что сильно болит! – злобно воскликнул Рон.

В гриффиндорской гостиной в тот вечер было очень шумно. Гарри, Рон и Гермиона сидели рядышком у окна. Гермиона проверяла у мальчиков домашние задания. Она никогда не давала списывать («Вы так ничему не научитесь!»), но они нашли к ней подход, и, попросив проверить работу, так или иначе узнавали правильные ответы.

Гарри был неспокоен. Ему хотелось бы получить назад «Квидиш сквозь века», чтобы почитать и отвлечься от мыслей о предстоящем завтра матче. С какой стати он должен бояться Злея? Он встал и сказал, что собирается пойти попросить книгу у профессора.

– Лучше ты, а не я, - хором заявили Рон с Гермионой. Гарри подумал, что Злей вряд ли откажет, если попросить его в присутствии других преподавателей.

Он добрел до учительской и постучал. Ответа не было. Он снова постучал. Тишина.

Может, Злей оставил книгу внутри? Надо посмотреть. Гарри толкнул дверь, так, чтобы она приоткрылась, сунул нос внутрь – и оказался свидетелем ужасной сцены.

В учительской находились Злей и Филч, вдвоем. Злей держал робу приподнятой над коленями. На ноге у него была страшная кровоточащая рана. Филч протягивал Злею чистый бинт.

– Чертово животное, - говорил Злей. – Каким, скажите на милость, образом можно уследить одновременно за тремя головами?

Гарри хотел было аккуратно притворить дверь, но…

– ПОТТЕР!

Злей, перекосившись от ярости, быстро опустил полы платья. Гарри судорожно сглотнул.

– Я только хотел узнать, нельзя ли мне получить назад книжку.

– УБИРАЙСЯ! ВОН!

Гарри поспешил убежать, пока Злей не догадался вычесть еще баллы. Он пулей бросился наверх.

– Ну как, получилось? – спросил Рон, когда запыхавшийся Гарри сел рядом с ним и Гермионой. – Что это с тобой?

Тихим шепотом Гарри поведал друзьям об увиденном.

– Знаете, что это значит? – практически беззвучно прошептал он в заключение. – В Хэллоуин Злей пытался пройти мимо трехглавого пса! Вот куда он направлялся, когда мы его видели – он хочет украсть то, что охраняет чудовище! Клянусь метлой, это он впустил тролля, чтобы всех отвлечь!

Гермиона глядела широко раскрытыми глазами.

– Нет, он не стал бы, - возразила она. – Согласна, он не самый милый на свете человек, но он не стал бы ничего красть у Думбльдора, тем более, если сам Думбльдор предпочитает держать это в безопасном месте.

– Слушай, Гермиона, ты и впрямь считаешь, что все учителя святые или что-то в этом роде? – рассердился Рон. – Я согласен с Гарри. Я тоже не доверяю Злею. Но что ему нужно? Что такого интересного стережет наша собачка?

Гарри лег в кровать, но голова его гудела от неразрешенных вопросов. Невилль давно храпел, а вот Гарри был не в состоянии заснуть. Он попробовал ни о чем не думать – ему обязательно надо было выспаться перед первым в его жизни матчем по квидишу – но выражение лица Злея в момент, когда тот понял, что Гарри заметил рану у него на ноге, оказалось не так-то просто забыть.

Вскоре пришел яркий холодный рассвет. Большой Зал был полон соблазнительным запахом жареных колбасок и веселой болтовней тех, кто предвкушал интересное зрелище.

– Тебе обязательно надо поесть.

– Не хочу.

– Съешь хоть бутерброд, - приставала Гермиона.

– Не могу.

Гарри чувствовал себя ужасно. Через час ему предстояло выйти на поле.

– Гарри, у тебя не будет сил бороться, - сказал Симус Финниган. – Ищеек вечно бьют и толкают игроки другой команды.

– Спасибо за заботу, Симус, - поблагодарил Гарри, наблюдая, как тот поливает колбаску кетчупом.

К одиннадцати часам вся школа собралась на трибунах квидишного поля. У многих ребят были бинокли. Вообще-то, сидения в случае необходимости сами поднимались в воздух, но все же иногда было трудно следить за ходом игры.

Рон с Гермионой сели в верхнем ряду вместе с Невиллем, Симусом и Дином – вестхэмским фанатом. В тайне от Гарри они из попорченных Струпиком простынок соорудили большой плакат. На плакате было написано: «Поттера в Президенты!», а внизу Дин, который хорошо рисовал, изобразил гриффиндорского льва. Потом Гермиона поколдовала немного, и надпись стала мигать, меняя цвета.

Тем временем, Гарри вместе с командой переодевался в квидишную форму - робу малинового цвета (слизеринцы играли в зеленом).

Древ прочистил горло, призывая игроков к вниманию.

– Ну-с, господа, - начал он.

– И дамы, - перебила Охотник Ангелина Джонсон.

– И дамы, - согласился Древ. – Час настал.

– Великий час, - сказал Фред Уэсли.

– Которого мы все так ждали, - сказал Джордж.

– Мы знаем речь Оливера наизусть, - объяснил Фред специально для Гарри, - мы в команде с прошлого года.

– Помолчите, вы двое, - прикрикнул Древ. – В этом году команда у нас лучше, чем когда-либо за последние много лет. Мы должны выиграть. Я в этом уверен.

Он сверкнул глазами, словно говоря: «А иначе!…»

– Вот так. Время. Желаю удачи. Пошли!

Гарри покинул раздевалку вслед за Фредом и Джорджем и, молясь, чтобы не подогнулись коленки, вышел на поле под громкие приветственные крики.

Матч судила мадам Самогони. Она стояла в середине поля с метлой в руке, ожидая, пока соберутся обе команды.

– Надеюсь, вы будете играть честно, - сказала она, как только все подошли. Гарри обратил внимание, что эти свои слова она адресовала главным образом капитану «Слизерина», шестикласснику Маркусу Флинту. Гарри подумалось, что, судя по внешности, в Маркусе, должно быть, есть примесь троллевой крови. Уголком глаза он заметил полощущийся в вышине плакат, мигающий над толпой: «Поттера в Президенты!» и почувствовал себя храбрее.

– По метлам, прошу!

Гарри вскарабкался на свой «Нимбус 2000».

Мадам Самогони пронзительно свистнула в серебряный свисток.

Пятнадцать метел как одна взметнулись ввысь. Игра началась!

– И Кваффл тут же попадает к Ангелине Джонсон из команды «Гриффиндора» – какой великолепный Охотник эта девочка, к тому же, между прочим, красавица…

– ДЖОРДАН!

– Простите, профессор.

Приятель двойняшек Уэсли, Ли Джордан, комментировал этот матч под строгой цензурой профессора Макгонаголл.

– Она проводит ловкий маневр – отличный пасс Алисии Спиннет, это недавнее ценное приобретение Оливера Древа, прошлый год Алисия провела в резерве – назад к Джонсон и… – нет, Кваффл переходит к слизеринцам, капитан «Слизерина» Маркус Флинт получает Кваффл, летит в сторону – летит как горный орел – сейчас он забьет… – но нет, его останавливает Охранник «Гриффиндора» Древ – Кваффл переходит к гриффиндорцам – сейчас вы видите Охотника команды «Гриффиндор» Кэтти Бэлл, красивый нырок под Флинта, и снова вверх в игровое поле и – ОЙ! – это, должно быть, очень больно, по затылку Нападалой – Кваффл перехватывают слизеринцы – вот вы видите, как Адриан Пусей спешит к кольцам, но путь ему блокирует второй Нападала – отбитый Фредом или Джорджем Уэсли, не могу сказать, кем именно – в любом случае, прекрасную игру показал Отбивала «Гриффиндора»; Кваффл снова у Джордан, перед ней чисто. Никого нет – она буквально летит – увертывается от стремительно приближающегося Нападалы – вот она уже около колец – давай же, Ангелина! –

Охранник Блетчелли подныривает – промахивается – И ГРИФФИНДОРЦЫ ЗАБИВАЮТ ГОЛ!!!

Приветственные крики болельщиков «Гриффиндора» понеслись с трибун, сопровождаемые стонами и завываниями болельщиков «Слизерина».

– Давайте-ка, сдвиньтесь.

– Огрид!

Рон и Гермиона как можно теснее прижались друг к другу, чтобы великан сумел втиснуться рядом с ними.

– Глядел с хижины, - поведал Огрид, похлопывая по гигантскому биноклю у себя на шее. – Да с народом-то оно лучше, правда? Проныра покамест не появлялся?

– Не-а, - ответил Рон. – Гарри еще ничего не делал.

– Ну и не беда, ему и не к спеху… Вот это да, - приговаривал Огрид, подняв бинокль и выискав в небе точку, которая была – Гарри.

Высоко над трибуной, Гарри скользил в воздухе над игровым полем, щурясь в поисках малейшего признака присутствия Проныры. Это было частью плана, который они разработали совместно с Древом.

– Держись в стороне, пока не увидишь Проныру, - все время повторял Древ. – Нельзя же, чтобы тебя атаковали раньше времени.

Когда Ангелина забила гол, Гарри от избытка чувств проделал в воздухе пару мертвых петель. А потом снова принялся внимательно следить, не появился ли Проныра. Один раз он заметил золотой отблеск, но это оказалось всего лишь отражение солнечного луча от наручных часов одного из двойняшек, а в другой раз прямо на него понесся Нападала, более всего похожий на пушечное ядро. Гарри увернулся, и мимо вслед за Нападалой промчался яростный Фред Уэсли.

– Порядок, Гарри? – успел проорать он, яростно отбивая Нападалу в сторону Маркуса Флинта.

– «Слизерин» ведет Кваффл, - тараторил Ли Джордан, - Охотник Пусей, нырнув, уходит сразу от обоих Нападал, обоих Уэсли и от Охотника Бэлл и летит к – подождите секундочку – это что, Проныра?

Ропот пробежал по стадиону, когда Адриан Пусей упустил Кваффл, потому что чересчур зазевался, обернувшись через плечо – проследить за золотой молнией, только что сверкнувшей у его левого уха.

И Гарри заметил золотой проблеск. В мгновенно овладевшем им страшном возбуждении, он нырнул следом. Ищейка «Слизерина», Теренс Хиггс, тоже увидел Проныру. Голова к голове ринулись они за мячом – все Охотники, казалось, забыли свои обязанности и зависли в воздухе, наблюдая за погоней.

Гарри оказался быстрее Хиггса – он уже ясно видел маленький круглый мячик, трепещущий крылышками, рвущийся вверх – прибавил скорость…

БАМС! Яростный возмущенный рев донесся с трибун «Гриффиндора» – Маркус Флинт намеренно преградил дорогу Гарри, метла винтом закрутилась в воздухе, и вот уже Гарри отчаянно цеплялся за древко, чтобы не упасть.

– Нарушение! – вопили гриффиндорские болельщики.

Мадам Самогони сердито поговорила с Флинтом и назначила «Гриффиндору» свободный удар. Но, за всей этой суматохой, Золотой Проныра, конечно же, скрылся из виду.

Внизу, на трибунах, Дин Томас, надрываясь, орал:

– Долой его с поля! Судья, красную карточку!

– О чем это ты, Дин? – не понял Рон.

– Красную карточку! – не унимался разъяренный Дин. – В футболе за такое показывают красную карточку и удаляют с поля!

– Но это же не футбол, Дин, - напомнил ему Рон.

Огрид был на стороне Дина:

– Правила менять пора. Еще чуток, и Гарри б расшибся.

Ли Джордан не смог сохранить беспристрастность.

– Итак – после очевидного и отвратительного хулиганства…

– Джордан! – простонала профессор Макгонаголл.

– Я хочу сказать, после этого откровенного и наглого нарушения правил…

– Джордан, я тебя предупреждаю…

– Ладно, ладно. Флинт едва не убил Ищейку «Гриффиндора», что, разумеется, со всяким может случиться, так что «Гриффиндору» назначается пенальти, который принимает Спиннет… и отводит его, без проблем, а мы продолжаем следить за игрой, мяч все еще у «Гриффиндора».

Все произошло в тот момент, когда Гарри в очередной раз увернулся от Нападалы, который просвистел, вращаясь, в опасной близости от его головы. Совершенно неожиданно метла Гарри как будто провалилась в воздушную яму. Какую-то долю секунды мальчик был уверен, что сейчас упадет. Он судорожно вцепился в древко обеими руками и коленями. Ни разу в жизни он не испытывал ничего страшнее.

Метла опять нырнула. Создавалось впечатление, что она пытается сбросить Гарри на землю. Но ведь «Нимбус 2000» - не какой-нибудь необъезженный скакун и не может ни с того, ни с сего решить избавиться от седока? Гарри хотел повернуть назад к кольцам «Гриффиндора» – ему пришло было в голову попросить Древа объявить тайм-аут – но он почувствовал, что метла полностью вышла из-под контроля. Он не мог развернуться. Вообще не мог ее никуда направить. Она зигзагами носилась в воздухе, время от времени виляя, и он всякий раз чудом удерживался, чтобы не упасть.

Ли все еще комментировал матч.

– «Слизерин» владеет мячом – Флинт ведет Кваффл – пасс Спиннет – пасс Бэлл – получает удар в лицо Нападалой, надеюсь, что у него сломан нос – шутка, профессор – «Слизерин» забивает гол – о нет!

Слизеринцы ликовали. При этом никто, казалось, не замечал, что метла у Гарри ведет себя странно. Она потихоньку уносила его прочь от игрового поля, все выше в небо, постоянно прыгая и дергаясь.

– Чегой-то с Гарри? – пробормотал Огрид. Он поглядел в бинокль. – Ежели б я не знал его, я б сказал, метла его не слушается… но он же не мог…

Вдруг зрители на трибунах стали показывать вверх на Гарри.

Его метла винтом вращалась в воздухе, так быстро, что он еле удерживался на ней. Потом раздался дружный вопль. Метла резко метнулась в сторону, и Гарри слетел. Теперь он висел, схватившись за древко одной рукой.

– Может, с ней что-нибудь случилось, когда Флинт его заблокировал? – прошептал Симус.

– Не могло, - коротко сказал Огрид, но голос у него дрожал. – На метлу действует одна лишь черная магия – пацану такое не под силу, тем паче это «Нимбус 2000».

При этих словах Гермиона выхватила у Огрида бинокль, но направила его не на Гарри, а на трибуны, где стала лихорадочно что-то выискивать.

– Что ты делаешь? – простонал Рон с пепельно-серым лицом.

– Я так и знала, - задохнулась от волнения Гермиона, - Злей – смотри.

Рон схватил бинокль. Злей сидел в центре противоположной трибуны. Его глаза были прикованы к Гарри, и он безостановочно бормотал что-то, едва шевеля губами.

– Он колдует – проклинает метлу, - сказала Гермиона.

– Что же делать?!

– Предоставь это мне.

И, прежде чем Рон успел сказать хоть слово, Гермиона исчезла. Рон снова навел бинокль на Гарри. Его метла так сильно вибрировала, что вряд ли он мог продержаться долго. Зрители в ужасе повскакали на ноги и смотрели, как подлетели двойняшки Уэсли и попробовали перетащить Гарри на одну из своих метел, но ничего не получалось – стоило кому-нибудь из них приблизиться, метла Гарри скачком вздымалась вверх. Тогда двойняшки опустились ниже и стали кружить, в надежде, что им удастся подхватить Гарри, если тот упадет. Маркус Флинт завладел Кваффлом и забил пять голов подряд, но никто этого даже не заметил.

– Ну же, Гермиона! – отчаянно шептал Рон.

Расталкивая публику локтями, Гермиона пробралась туда, где сидел Злей, и теперь рысью бежала по ряду позади него; она даже не остановилась извиниться, когда толкнула профессора Белку так, что тот ткнулся носом в скамейку переднего ряда. Добежав до Злея, Гермиона села на корточки, вытащила волшебную палочку и произнесла несколько слов. Из кончика палочки вылетел сноп ярко-голубого пламени, прямо на подол длинной мантии Злея.

Учителю понадобилось примерно тридцать секунд, чтобы понять, что он горит. Громкое «оух!» лучше всяких слов сказало Гермионе о том, что она справилась со своей задачей. Собрав огонь с профессора в маленькую баночку и бросив ее в карман, девочка помчалась обратно – Злей никогда не догадается, что случилось.

Этого оказалось достаточно. Гарри, там, в небе, смог взобраться на метлу.

– Невилль, уже можно смотреть! – сказал Рон. Последние пять минут Невилль ревел, уткнувшись в пиджак Огриду.

Гарри на большой скорости летел вниз к земле, и вдруг все увидели, что он судорожно прижал ладонь ко рту, так, будто его вот-вот стошнит – он приземлился на все четыре конечности – кашлянул – и что-то золотое упало ему в руку.

– Я поймал Проныру! – торжествующе закричал он, размахивая мячиком над головой. И игра закончилась в полнейшей неразберихе.

– Он его не поймал, а проглотил, - продолжал стонать Флинт двадцатью минутами позже, но от его стонов не было никакого проку, ведь Гарри не нарушил ни одного правила, и Ли Джордан все еще радостно выкрикивал результаты игры – «Гриффиндор» выиграл со счетом 170:60. Гарри, заметим, ничего этого не слышал. Его поили крепким чаем в хижине Огрида, где он сидел вместе с Роном и Гермионой.

– Это был Злей, - объяснял Рон. – Мы с Гермионой все видели. Он наложил проклятие на твою метлу, он все время бормотал и не сводил с тебя глаз.

– Чепуха, - отрицал Огрид, который не заметил ничего из того, что совсем недавно происходило рядом с ним на трибуне. – С какой же это радости Злей станет такое творить?

Гарри, Рон и Гермиона посмотрели друг на друга, взвешивая про себя, что можно рассказать Огриду. Гарри решил сказать правду.

– Мне стало кое-что известно, - объяснил он Огриду. – В Хэллоуин Злей пытался прокрасться мимо трехглавого пса. Тот укусил его. Нам кажется, он хочет украсть то, что пес охраняет.

Огрид уронил чайник.

– Откуда вы узнали про Пушка? – спросил он.

– Пушка?

– Да – это мой пес – купил у одного другана в Греции, в пабе познакомились – а прошлый год Думбльдор возьми и попроси его у меня, чтоб, значит, охранять…

– Что? – спросил Гарри нетерпеливо.

– Ты меня ничего не спрашивай, - сердито помотал головой Огрид. – Сверхсекретно, понимаешь.

– Но Злей же хочет это украсть.

– Чепуха, - снова не поверил Огрид. – Злей – учитель, ничего такого делать не станет.

– А почему тогда он только что пытался убить Гарри? – вскричала Гермиона.

События сегодняшнего дня изменили ее мнение о профессоре Злее.

– Я прекрасно могу отличить проклятие от несчастного случая, дорогой Огрид, я про них столько читала! Для проклятия надо не прерывать зрительный контакт с объектом, а Злей даже не моргал, я видела!

– Да говорю вам, чепуха! – разгорячился Огрид. – Знать не знаю, чего там у Гарри стряслось с метлой, да только Злей не станет убивать ученика! Вот что, вы – все трое – суете свой нос куда не положено! Это опасно! Забудьте вы этого пса, и чего он там охраняет, все это дела профессора Думбльдора и Николаса Фламела…

– Ага! – сказал Гарри. – Значит, тут замешан некто по имени Николас Фламел?

Огрид был зол сам на себя, что проговорился.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl