Гарри Поттер
на самую первую страницу Главная Карта сайта Археология Руси Древнерусский язык Мифология сказок
Главы:

   Книга 1. Глава 1
   Книга 1. Глава 2
   Книга 1. Глава 3
   Книга 1. Глава 4
   Книга 1. Глава 5
   Книга 1. Глава 6
   Книга 1. Глава 7
   Книга 1. Глава 8
   Книга 1. Глава 9
   Книга 1. Глава 10
   Книга 1. Глава 11
   Книга 1. Глава 12
   Книга 1. Глава 13
   Книга 1. Глава 14
   Книга 1. Глава 15
   Книга 1. Глава 16
   Книга 1. Глава 17

Гарри Поттер и волшебный камень

книга первая



Глава 10. ХЭЛЛОУИН

Малфой не мог поверить собственным глазам, когда на следующее утро увидел, что Рон с Гарри все еще в школе, к тому же имеют вполне веселый, хоть и усталый, вид. Действительно, утром встреча с трехголовым чудищем стала казаться вовсе не страшной, а наоборот, увлекательной, и друзьям даже захотелось, чтобы с ними случилось еще что-нибудь в том же роде. А покуда Гарри поведал Рону все подробности, касающиеся загадочного свертка, по всей видимости, переправленного из «Гринготтса» в «Хогварц», и мальчики проводили много времени в раздумьях, что же это такое могло быть, раз оно требовало соблюдения такой строгой секретности.

– Что-то очень ценное или очень опасное, - уверял Рон.

– Или и то, и другое вместе, - добавлял Гарри.

Но, поскольку единственным достоверным сведением о загадочном предмете было то, что его размер не превышает пары дюймов, то шансы догадаться, что это может быть такое, равнялись нулю.

Ни Гермиона, ни Невилль не выказали особого интереса к тому, что находится под люком с собакой. Единственное, чего хотел Невилль, так это никогда больше не приближаться к жуткому животному.

Гермиона отказывалась даже разговаривать с Роном и Гарри, но она была такая всезнайка и задавака, что они не слишком переживали по этому поводу. Но им очень хотелось найти способ отомстить Малфою, и, на их счастье, такой способ нашелся – прибыл вместе с почтой примерно неделю спустя.

Когда утром совы, по обыкновению, заполнили Большой Зал, внимание всех присутствующих привлекла длинная, тонкая коробка, которую несли сразу шесть здоровенных, громко ухавших на лету, сов. Гарри, как и все остальные, с любопытством глазел на коробку, гадая, что там внутри, и вытаращил глаза, когда совы отвесно опустились прямо перед ним и опустили посылку к его ногам. Не успели птицы отлететь в сторону, как еще одна сова бросила поверх коробки письмо.

Гарри нетерпеливо разорвал конверт, решив сначала прочитать письмо – и это оказалось правильно, потому что там было сказано:

«НЕ ВСКРЫВАЙ ПОСЫЛКУ ЗА СТОЛОМ.
В ней находится «Нимбус 2000», но я не хочу, чтобы ребята знали о том, что у тебя теперь есть метла, иначе все тоже захотят. Оливер Древ будет ждать тебя сегодня в семь часов на квидишном поле на первую тренировку.
Профессор Макгонаголл»

Гарри с большим трудом сдерживал свой восторг, когда протягивал это письмо Рону, чтобы тот тоже его прочел.

– «Нимбус 2000»! – с завистью простонал Рон. – Мне ни разу не удавалось его даже потрогать!

Они поскорее вышли из Зала, чтобы успеть в уединении распаковать посылку до первого урока, но по дороге, посреди вестибюля, обнаружили, что путь наверх перекрыт Краббе и Гойлом. Малфой выхватил у Гарри коробку и ощупал ее.

– Это метла, - сказал он со смешанным выражением зависти и злости на лице, пихнув коробку обратно в руки Гарри. – Это тебе даром не пройдет, Поттер, первоклассникам строго запрещается иметь метлы.

Рон не удержался.

– Заметь, это не какое-нибудь старье, - съехидничал он, - это «Нимбус 2000». Что там, ты говорил, у тебя дома? «Комета 260»? – Рон переглянулся с Гарри. - Выглядят они, конечно, ничего, но… совсем не тот класс.

– Ты-то что об этом знаешь, Уэсли, твои предки себе и пол-ручки от «Кометы» позволить не могут, - не остался в долгу Малфой. – Небось, вы свои метлы по хворостинке в лесу собираете.

Еще до того, как Рон успел ответить, у Малфоя за спиной появился профессор Флитвик.

– Надеюсь, вы не ссоритесь, детки? – тонким голоском поинтересовался он.

– Поттеру прислали метлу, профессор, - сразу же наябедничал Малфой.

– Знаю, знаю, - с сияющим видом отозвался профессор Флитвик, - профессор Макгонаголл все мне рассказала об особых обстоятельствах, Поттер. И какая же марка?

– «Нимбус 2000», сэр, - ответил Гарри, с трудом сдерживая смех при виде разочарования на лице Малфоя. – И подумать только, если бы не Малфой, я бы никогда не получил ее, - добавил он невинно.

Гарри с Роном спокойно отправились наверх, подавляя хохот – Малфой, совершенно очевидно, ничего не понимал, но все равно был страшно возмущен.

– А ведь это правда, - давясь, фыркнул Гарри, когда они дошли до вершины мраморной лестницы. – Если бы он не стащил у Невилля Вспомнивсёль, меня не приняли бы в команду…

– И теперь ты считаешь, что за нарушение правил всегда полагается награда? – донесся сзади сердитый голос. Гермиона, печатая шаг, поднималась по лестнице, неодобрительно глядя на коробку у Гарри в руках.

– Кажется, ты с нами не разговаривала? – напомнил Гарри.

– И не начинай, - посоветовал Рон, - нам без этого так хорошо.

Гермиона проплыла мимо, высоко задрав нос.

В этот день Гарри стоило неимоверных усилий сосредоточиться на занятиях. Мысленно он бежал то в спальню, где под кроватью его ждала новая метла, то на квидишное поле, на свою первую тренировку. Вечером он проглотил ужин, даже не заметив, что съел, и помчался вместе с Роном наверх, чтобы наконец-то распаковать свой «Нимбус 2000».

– Ух ты, - выдохнул Рон, когда метла выкатилась на покрывало Гарриной кровати.

Даже Гарри, который ничего не смыслил в различных марках метел, сразу понял, что его метла абсолютно неподражаема. Тонкая и блестящая, с рукоятью красного дерева, она имела роскошный хвост, подобранный хворостинка к хворостинке. Сверху на ручке было написано «Нимбус 2000».

Около семи часов Гарри вышел из замка и в спускающихся сумерках отправился на квидишное поле. До этого он еще ни разу не заходил на стадион. Скамьи на трибунах были установлены высоко, так, чтобы зрители могли следить за ходом игры в воздухе. По обеим сторонам поля стояло по три золотых шеста с петлями на конце. Шесты напомнили Гарри маленькие пластмассовые палочки, сквозь которые мугловые ребятишки выдувают мыльные пузыри, разве что они были пятидесятиметровой высоты.

Гарри слишком сильно хотелось полетать – он не стал дожидаться Древа, оседлал метлу и оттолкнулся от земли. Боже, что за чувство – он несколько раз пролетел через кольца на шестах, а затем начал носиться над полем. «Нимбус 2000» реагировал на легчайшие прикосновения и немедленно поворачивал туда, куда хотел Гарри.

– Эй, Поттер, спускайся!

Прибыл Оливер Древ. Подмышкой он нес большую корзину. Гарри приземлился рядом с ним.

– Здорово, - похвалил Древ с сияющими глазами, - теперь я понимаю, что имела в виду профессор Макгонаголл… ты и правда от природы наделен умением летать. Мне остается только обучить тебя правилам, это я сделаю сегодня, а потом ты будешь тренироваться вместе с командой три раза в неделю.

Он открыл корзину. Там лежало четыре мяча разных размеров.

– Значит, так, - начал Древ, - правила в квидише очень простые, хотя играть в него, может быть, не так и легко. Играют две команды. В каждой по семь игроков. Трое из них называются Охотники.

– Три Охотника, - повторил Гарри, а Древ вытащил из корзины ярко-красный мячик размером с шайбу.

– Этот мяч называется Кваффл, - объяснил Древ. – Охотники бросают его друг другу и стараются забить гол в одно из колец, это приносит десять очков. Пока все ясно?

– Охотники бросают Кваффл в кольцо, чтобы заработать десять очков, - повторил Гарри, - То есть, это что-то вроде баскетбола на метлах и с шестью кольцами?

– А что это, баскетбол? – с любопытством спросил Древ.

– Неважно, - поспешно сказал Гарри.

– Дальше. В каждой команде есть игрок, который называется Охранник – я вот Охранник «Гриффиндора». Я должен летать вокруг своих колец и не давать другой команде забить туда мяч.

– Три Охотника, один Охранник, - повторял Гарри, твердо решивший сразу же все запомнить. – И они играют Кваффлом. Это я запомнил. А эти для чего? – и он показал на три оставшихся мяча.

– Сейчас покажу. – сказал Древ. – Возьми вот это.

Он дал Гарри маленькую короткую, похожую на бейсбольную, клюшку.

– Я покажу, что делают Нападалы. Вот эти два мяча называются Нападалы.

Он показал на два одинаковых угольно-черных мяча, чуть поменьше красного Кваффла. Гарри показалось, что эти мячи стараются вырваться со своего места в корзине, где их удерживали специальные эластичные тесемки.

– Отойди в сторону, - предупредил Древ. Сам он пригнулся и высвободил одного из Нападал.

В ту же секунду черный мяч взвился ввысь, а затем бросился прямо на Гарри. Гарри ударил его клюшкой, чтобы избежать удара в нос, и мяч зигзагами взмыл обратно в небо – пронесся у ребят над головами и пулей метнулся в Древа, который бросился на него животом и прижал к земле своим телом.

– Понимаешь? – с трудом выговорил Древ, ценою неимоверных усилий умудрившийся запихнуть вырывавшегося Нападалу в корзину и безопасно пристегнуть его там. – Нападалы гоняют вокруг и пытаются сшибить игроков с метел. Поэтому в каждой команде есть два Отбивалы – у нас это двойняшки Уэсли – их задача защитить свою команду от Нападал и отогнать их к другой команде. Ну что – все понятно?

– Три Охотника стараются забить гол в помощью Кваффла; Охранники охраняют кольца; Отбивалы стараются держать Нападал подальше от своей команды, - отчитался Гарри.

– Отлично, - похвалил Древ.

– А… Нападалы когда-нибудь кого-нибудь убивали? – спросил Гарри, надеясь, что его вопрос прозвучит глупо.

– В «Хогварце» – никогда. Челюсти пару раз кому-то ломали, но ничего хуже ни разу не случалось. Теперь. Седьмой игрок в команде – Ищейка. Это ты. И тебе не нужно беспокоиться ни о Кваффле, ни о Нападалах …

– Если только они мне не проломят голову.

– Не бойся, двойняшки Уэсли с Нападалами друг друга стоят, то есть, я хочу сказать, они сами как два живых Нападалы.

Древ засунул руку в корзину и достал последний, четвертый, мячик. По сравнению с Кваффлом и Нападалами, он казался крохотным, не больше грецкого ореха. Он был сверкающе-золотой, а по бокам трепетали два серебряных крылышка.

– Это, - сказал Древ, - Золотой Проныра. Самый главный мяч. Его очень трудно поймать, потому что он летает чересчур быстро, и его нелегко разглядеть. Задача Ищейки – найти и схватить его. Тебе придется шнырять между Охотниками, Отбивалами, Нападалами и Кваффлом и стараться изловить Проныру раньше Ищейки из другой команды. Потому что как только кто-либо из Ищеек поймает Проныру, это приносит его команде дополнительные сто пятьдесят очков, и она почти наверняка выигрывает. Поэтому Ищеек вечно обвиняют в нечестной игре. Игра в квидиш заканчивается только тогда, когда пойман Проныра, и поэтому играть можно веками – кажется, рекорд был три месяца, игроков приходилось менять, чтобы они могли пойти поспать. Вот и все. Вопросы есть?

Гарри покачал головой. Он уже понял, что ему нужно делать, оставалось только понять, как это делать.

– Мы сейчас не будем тренироваться с Пронырой, - Древ аккуратно уложил мяч в корзину, - слишком темно, можно его потерять. Давай попробуем вот с этими.

Он вытащил из кармана мешок с обыкновенными мячами для гольфа, и через несколько минут они с Гарри уже были в воздухе, Древ со всей силы швырял мячики как можно дальше, а Гарри старался их поймать.

Он не пропустил ни одного, и Древ был в полнейшем восторге. Спустя полчаса совсем стемнело и продолжать тренировку стало невозможно.

– В этом году на кубке по квидишу будет выгравировано наше имя, - радостно говорил Древ по дороге в замок, - не удивлюсь, если ты будешь играть лучше, чем сам Чарли Уэсли, а он мог бы играть за сборную Англии, если бы не отправился к черту на рога ловить драконов.

Возможно, из-за своей занятости – как-никак три раза в неделю тренировки, и это помимо выполнения обычных домашних заданий – Гарри не заметил, как прошло два месяца с тех пор, как он поступил в «Хогварц». Замок стал ему домом значительно более родным, чем дом на Бирючиновой аллее. И занятия становились все более и более интересными, теперь, когда он овладел основами мастерства.

Незаметно наступил Хэллоуин. Проснувшись утром, дети почувствовали разносящийся по коридорам запах запекаемой тыквы. И, что было еще приятнее, в этот же день на занятиях по заклинаниям профессор Флитвик объявил, что, по его мнению, класс готов к тому, чтобы начать обучаться умению заставлять предметы летать по воздуху, а этого все с огромным нетерпением ждали – с того самого дня, когда по мановению руки профессора невиллева жаба как ракета описала круг под потолком. Для занятий профессор Флитвик разделил класс на пары. Гарри достался Симус Финниган (что для Гарри явилось огромным облегчением, он постарался не заметить Невилля, старательно ловившего его взгляд). Рону, между тем, пришлось работать с Гермионой Грэнжер. Трудно было сказать, кто больше этим возмущен, Рон или Гермиона. Она так и не разговаривала с ними с того дня, как Гарри прислали метлу.

– Не забудьте выполнить тот изящный поворот запястья, который мы с вами репетировали! – проскрипел профессор Флитвик со своей книжной стопки. – Резко размахнуться и легко стегнуть, запомнили? Размахнуться и стегнуть. Кроме того, очень важно произносить волшебные слова правильно – не забывайте о колдуне Баруффьо, который сказал «в» вместо «н» и оказался с коровой на голове.

Как выяснилось, задача была очень трудной. Гарри с Симусом резко размахивались и легонько стегали, но перышко, которое им полагалось запустить в небо, неподвижно лежало на столе. Симус от нетерпения тыкнул в перышко волшебной палочкой, оно загорелось, и Гарри пришлось тушить пожар собственной шляпой.

Рон, за соседним столом, тоже не добился особых успехов.

– Вингардиум Левиоза! – отчаянно выкрикивал он, как мельница размахивая длинными руками.

– Ты неправильно произносишь, - ругалась Гермиона. – Надо говорить «Вин – гар – диум Леви – о – за», «гар» должно быть длинным и раскатистым.

– Сама и говори, раз такая умная, - злился Рон.

Гермиона засучила длинные рукава платья, лихо прищелкнула палочкой и сказала:

– Вингардиум Левиоза!

Перышко поднялось над столом и затрепетало в воздухе футах в четырех над головами у детей.

– Отлично! – обрадовался профессор Флитвик и захлопал в ладоши. – Все посмотрели на мисс Грэнжер, у нее получилось!

К концу урока Рон был в прескверном настроении.

– Не удивительно, что ее все терпеть не могут, - сказал он Гарри, когда они вдвоем пробирались по переполненному коридору, - это не девочка, а кошмар какой-то, честное слово.

Кто-то на ходу врезался в Гарри, и это оказалась Гермиона. Случайно глянув ей в лицо, Гарри с изумлением увидел, что она вся в слезах.

– Наверное, она услышала твои слова.

– Ну и что? – с вызовом бросил Рон, но вид у него тем не менее сделался обескураженный, - не могла же она не заметить, что у нее нет друзей.

Гермиона не пришла на следующий урок и не появлялась всю вторую половину дня. По пути в Большой Зал на празднование Хэллоуина Рон с Гарри услышали, как Парватти Патил возбужденно рассказывает своей подружке Лаванде, что Гермиона плачет в туалете и просит, чтобы ее оставили в покое. Рон смутился еще больше, но через минуту они уже вошли в Большой Зал, чье праздничное убранство заставило тут же позабыть о Гермионе.

Тысячи живых летучих мышей хлопали крылышками под потолком и по стенам, образуя гирлянды, в то время как еще тысячи низкими облаками висели над столами, от чего пламя свечей в тыквах трепетало и наполняло Зал зыблющимся таинственным светом. Сказочные яства появились на золотых тарелках неожиданно, так же, как это было на банкете в честь начала учебного года.

Гарри как раз набивал рот печеной картошкой, когда в зал ворвался профессор Белка с перекошенным от ужаса лицом, тюрбан набекрень. Все собравшиеся следили, как он подбежал к креслу профессора Думбльдора, обессилено привалился к столу и с трудом выдавил:

– Тролль – в подземелье – подумал, вам надо знать.

И сполз на пол в глубоком обмороке.

Началась паника. Чтобы добиться тишины, потребовалось несколько внушительных пунцовых фейерверков, выпущенных волшебной палочкой профессора Думбльдора.

– Старосты! – прогремел он. – Разведите учащихся ваших колледжей по спальням! Немедленно!

Перси оказался в своей стихии.

– За мной! Первоклашки, держитесь вместе! Слушайтесь меня, и никакой тролль нам не страшен! Так. Спрячьтесь ко мне за спину и не отставайте! Эй, пропустите первоклассников! Пропустите, я староста!

– Как тролль пробрался в школу? – спросил Гарри, когда они взбирались по лестнице.

– Откуда я знаю! Вообще-то тролли жутко тупые, по крайней мере, так считается. Может, его Дрюзг впустил, ради праздничка?

Мимо них в самых разных направлениях, торопясь, пробегали стайки школьников. Проталкиваясь сквозь группу растерянных хуффльпуффцев, Гарри внезапно схватил Рона за руку:

– Слушай, я вдруг подумал – Гермиона.

– Что Гермиона?

– Она не знает про тролля.

Рон прикусил губу.

– А, была-не была! – решился он. – Но лучше, если Перси нас не заметит.

По-утиному нырнув, они скрылись в толпе хуффльпуффцев, торопившихся в противоположном направлении, проскользнули по свободной стороне коридора и помчались к «комнате для девочек». Едва завернув за угол, они услышали за собой торопливые шаги.

– Перси! – страшным шепотом произнес Рон, затаскивая Гарри за спину массивного каменного грифона.

Однако, осторожно выглянув оттуда, они увидели вовсе не Перси, а Злея. Профессор прошел по коридору и исчез из виду.

– Что это он тут делает? – беззвучно поразился Гарри. – Почему не идет в подземелье, как все остальные учителя?

– Спроси что-нибудь полегче.

Тихо насколько возможно, они прокрались по коридору вслед за затихающими шагами Злея.

– Он идет на третий этаж, - сказал Гарри, но Рон в это время дотронулся до его руки:

– Чувствуешь запах?

Гарри вдохнул и почувствовал мерзкую вонь, такую могли бы издавать грязные носки в давно не мытом общественном туалете.

И тут они услышали низкий рык и тяжелую шаркающую поступь гигантских ног. Потеряв дар речи, Рон показал пальцем – слева, из дальнего конца коридора, на них надвигалось нечто невероятное. Мальчики вжались в стенку и расширенными от ужаса глазами следили, как это нечто вырисовывается в пятне лунного света.

Это было кошмарное зрелище. Тролль, двенадцати футов ростом, с кожей отвратительного гранитно-серого оттенка, обладал изрытой тушей, напоминавшей огромный булыжник с водруженной сверху маленькой лысой головенкой, размером с кокосовый орех. У него были короткие, толстые как древесные стволы лапы и плоские, когтистые ступни. Запах от него исходил немыслимый. В руке он нес огромную деревянную дубину, которая волочилась сзади по земле, из-за того, что руки у тролля были ужасно длинные.

Тролль остановился в дверях какой-то комнаты и заглянул внутрь. Он повел длинными ушами, явно напрягая в раздумии свой крошечный мозг, а потом медленно перевалился через порог.

– Ключ в замке, - пробормотал Гарри, - мы можем его запереть.

– Хорошая мысль, - нервно похвалил Рон.

Они по стеночке прокрались к открытой двери, с пересохшими от страха ртами, молясь, чтобы тролль не вздумал в это время выйти. Потом, одним длинным прыжком, Гарри умудрился схватить ключ, захлопнуть дверь и запереть ее.

– Есть!

Преисполненные своей победой, они бросились назад по коридору, но не успели добежать до угла, как услышали звук, от которого у них чуть было не случилась остановка сердца – пронзительный вопль ужаса – и этот вопль исходил из только что запертой комнаты.

– О нет! – выдохнул Рон, бледный как Кровавый Барон.

– Это же туалет! – вдруг понял Гарри.

– Гермиона! – выкрикнули они хором.

Меньше всего на свете им хотелось это делать, но что еще оставалось? Развернувшись на каблуках, они бросились назад к двери и повернули ключ в замке, стараясь побороть ужас и панику. Гарри распахнул дверь, и мальчики вбежали внутрь.

Гермиона Грэнжер, близкая к обмороку, безуспешно пыталась вжаться в стенку. Тролль надвигался на нее, попутно сшибая со стены раковины.

– Надо его отвлечь! – отчаянно крикнул Гарри и, схватив затычку для стока воды, изо всех сил шваркнул ею об стену.

Тролль замер в нескольких метрах от Гермионы. Он неуклюже повернулся и стал озираться вокруг, хлопая глазами с самым нелепым видом, пытаясь понять, откуда раздался шум. Наконец, маленькие злобные глазки остановились на Гарри. Тролль задумался, а потом двинулся на мальчика, поднимая на ходу дубину.

– Эй, урод – в башке огород! – проорал Рон с другого конца комнаты и метнул в тролля металлической трубой. Труба попала троллю в плечо, но он, казалось, даже не почувствовал удара, зато отреагировал на крик и снова задумался, потом повернул отвратительную морду к Рону, дав тем самым Гарри возможность зайти с тыла.

– Ну, беги же, беги! – крикнул Гарри Гермионе, пытаясь оттащить ее к двери, но Гермиона была не в состоянии двинуться с места, и продолжала лепиться к стене с открытым от ужаса ртом.

От криков и от возникшего эха тролль обезумел. Он снова заревел и бросился на Рона, который оказался ближе всего и которому было некуда бежать.

Тогда Гарри совершил одновременно очень смелый и очень глупый поступок: он разбежался, подпрыгнул и обхватил тролля сзади за шею. Тролль не чувствовал, что Гарри висит у него на шее, но зато он почувствовал, как ему в нос суют что-то длинное и деревянное – Гарри прыгнул, не выпуская из рук волшебной палочки и не долго думая пихнул ее в ноздрю чудовищу.

Воя от боли, тролль вертелся и размахивал дубиной, а Гарри у него на шее буквально цеплялся за жизнь; в любую секунду тролль мог сбросить его или убить дубиной.

Гермиона от страха сползла на пол; Рон вытащил свою волшебную палочку – и, сам не понимая, что, собственно, собирается делать, выкрикнул первое же заклинание, которое пришло в голову: «Вингардиум Левиоза!»

Дубина вдруг вырвалась у тролля из рук, поднялась высоко в воздух, медленно перевернулась – и обрушилась, с отвратительным треском, на голову своего владельца. Тролль покачнулся как в замедленной съемке, а потом упал как подкошенный мордой вниз. От произведенного удара содрогнулись и пол, и стены.

Гарри поднялся на ноги. Он весь дрожал, у него не хватало дыхания. Рон стоял как был, с высоко поднятой волшебной палочкой, и широко раскрытыми глазами глядел на то, что же он сотворил.

Гермиона заговорила первой.

– Он – сдох?

– Не думаю, - ответил Гарри, - скорее всего, его просто оглушило.

Он наклонился и вытянул палочку из ноздри тролля. Палочка была покрыта чем-то, напоминавшим комковатый серый клей.

– Фу – троллевы сопли.

Он вытер палочку о штаны тролля.

Внезапно хлопнула дверь и раздались громкие шаги, заставившие ребят поднять головы. Они и не понимали, сколько шуму понаделали, но, разумеется, внизу были слышны и удары, и рев тролля. Спустя мгновение в комнату ворвалась профессор Макгонаголл, за ней по пятам шел Злей, а тыл прикрывал Белка. Белка единственный раз взглянул на тролля, издал задушенный вопль и мгновенно сел на унитаз, схватившись за сердце.

Злей склонился над троллем. Профессор Макгонаголл смотрела на Гарри с Роном. Гарри еще никогда не видел ее такой сердитой. У нее даже губы побелели. Надежда выиграть пятьдесят баллов для «Гриффиндора» быстро покинула разыгравшееся было воображение Гарри.

– О чем только вы думали? – сказала профессор Макгонаголл с холодной яростью в голосе. Гарри посмотрел на Рона, который все еще вздымал в воздух волшебную палочку. – Счастье, что он вас не убил. Почему вы не пошли в свою спальню?

Злей кинул на Гарри быстрый, пронзительный взгляд. Гарри уставился в пол. Ему бы страшно хотелось, чтобы Рон опустил палочку.

Тут из полумрака раздался слабый голос:

– Пожалуйста, профессор Макгонаголл – они искали меня.

– Мисс Грэнжер!

Гермиона наконец смогла подняться на ноги.

– Я пошла искать тролля… Я… я думала, я сама с ним справлюсь…понимаете, я читала про них…

Рон уронил палочку. Чтобы Гермиона Грэнжер так откровенно врала учителю?

– Если бы они меня не нашли, я бы погибла. Гарри засунул палочку троллю в нос, а Рон его оглушил его же собственной дубиной. У них не было времени бежать за помощью. Когда они вошли, тролль уже готовился меня прикончить.

Гарри с Роном старались делать вид, что эта история для них не новость.

– Что ж… в таком случае… – профессор Макгонаголл внимательно оглядела всех троих, – мисс Грэнжер, как вам пришло в голову в одиночку сражаться с горным троллем, глупая вы девчонка?

Гермиона повесила голову. Гарри просто потерял дар речи. Гермиона, которая никогда не нарушала правила, притворилась, что она их нарушила, и все ради их спасения? Это как если бы Злей начал вдруг раздавать конфеты.

– Мисс Грэнжер, за это у «Гриффиндора» будут вычтены пять баллов, – сказала профессор Макгонаголл, – я вами очень разочарована. Если вы совсем не пострадали, отправляйтесь в гриффиндорскую башню. Ученики доедают праздничный ужин в своих корпусах.

Гермиона ушла.

Профессор Макгонаголл повернулась к Гарри и Рону.

– Что ж, я по-прежнему считаю, что вам всего лишь невероятно повезло, однако, немногие первоклассники решились бы противостоять взрослому горному троллю. Каждый из вас заработал для своего колледжа по пять баллов. Я сообщу об этом профессору Думбльдору. Можете идти.

Мальчики поспешили покинуть туалетную комнату и не проронили ни слова до тех пор, пока не оказались двумя этажами выше. Было так хорошо наконец избавиться от троллевой вони, не говоря уже обо всем остальном.

– Мы заслужили больше, чем десять баллов, - проворчал Рон.

– Ты имеешь в виду пять, Гермиону же наказали.

– А она молодец, выручила нас, - признал Рон, - впрочем, мы ведь спасли ей жизнь.

– Может, ее бы и не понадобилось спасать, если бы мы не заперли тролля вместе с ней, - напомнил Гарри.

Они подошли к портрету Толстой Тети.

– Поросячий пятачок, - сказали они и вошли внутрь.

Гостиная была полна народу и шума. Все объедались вкусностями, присланными наверх. Гермиона одна стояла у дверей, дожидаясь их возвращения. Повисла неловкая пауза. Потом, не глядя друг на друга, они невнятно буркнули: «Спасибо» и поспешили за тарелками.

И все же, с этого самого момента Гермиона Грэнжер стала им настоящим другом. Есть некоторые вещи, которые нельзя пережить вместе, не став при этом настоящими друзьями, и победа над двенадцатифутовым троллем – одна из таких вещей.

<<< назад   дальше >>>


Copyright  © 2004-2016,  alexfl